<<
>>

Тактика привлечения специалиста к участию в судопроизводстве

Проблема участия специалиста в гражданском судопроизводстве как в правовом, так и в тактическом аспекте требует самостоятельного исследования. В данной работе соискатель ограничивается рассмотрением лишь общей тактической структуры привлечения специалиста к участию в гражданский и арбитражный процессы.

Общность гносеологической природы деятельности эксперта и специалиста предопределяет и большую общность регламентации правоотношений, возникающих при вхождении в процесс этих сведущих лиц. Не случайно, еще ранее отдельные ученые высказывались за распространение норм, определяющих статус эксперта в гражданском процессе, на специалиста[538]. В настоящее время законодательно определены функции специалиста как процессуальные действия, специалист является самостоятельной фигурой в процессе, а его консультации - средством доказывания, поэтому вполне логично появление норм, определяющих статус специалиста, аналогично тому, как это сделано в отношении эксперта (АПК). Естественно, процедурные действия, определяющие вхождение в процесс сведущего лица и его статус, разъяснение прав, обязанностей, ответственности, порядок участия в судебном заседании, оценка результатов - должны строиться на общих принципах.

В связи с этим и тактическая сторона участия специалиста, в данном случае, её общее построение при привлечении его в процесс, оказывается аналогичной и предлагается к рассмотрению в рамках такой же схемы: 1) анализ судебной ситуации, требующей участия специалиста; 2) инициатива привлечения его к участию в процессе; 3) принятие решения судом о привлечении специалиста к участию в процессе; 4) определение задания специалисту; 5) выбор специалиста; 6) подготовка и представление материалов, по которым требуется консультация, разъяснение, техническая помощь и т.

п.

Однако общность структуры рассматриваемого судебного действия не должна вводить в заблуждение относительно того, что правовое обеспечение и тактическое содержание будет абсолютно идентичным. Участие специалиста в процессе - самостоятельный источник получения о фактических данных, еще не получивший достаточного правового оформления. Ему присущи свои субъект, функции, предмет и задачи, деятельностное содержание. Поэтому основное внимание далее будет обращено как на общую тактику, так и на тактические особенности рассматриваемого судебного действия.

Судебная ситуация, порождающая привлечение специалиста к участию в гражданском деле, связана с необходимостью «оказании содействия суду и лицам, участвующим в деле, в исследовании доказательств»[539], с возникновением вопросов, разрешение которых требует специальных знаний, т.е. выходит за пределы компетенции суда и сторон, но не связано с необходимостью проведения специальных исследований в форме судебной экспертизы. Для судебной ситуации в данном случае типична потребность в получении конкретных сведений из области любых профессиональных знаний, которыми может обладать соответствующий специалист, или в его технической либо специальной (профессиональной) помощи. Как отмечалось ранее, для приглашаемого специалиста речь не идет об установлении новых фактов, от него требуется получение сведений на основе уже имеющихся у него профессиональных знаний. Так, например, при рассмотрении дела о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электроэнергии суд привлек специалиста, занимающего должность заместителя начальника управления по передаче электроэнергии, который разъяснил особенности расчета электроэнергии для ОАО «РЖД»[540].

Аналогично тому, как это имело место в отношении проблемной ситуации при назначении судебной экспертизы, в данном случае ситуация также остается проблемной до выяснения конкретного обстоятельства.

Инициатива обращения к специалисту может принадлежать как суду, так и сторонам.

Сторона должна иметь право заявить обоснованное ходатайство о приглашении специалиста для разрешения возникших вопросов и оказания технической помощи. Вместе с тем, в современной практике имеет место и непосредственное обращение сторон к специалисту и представление в суд результатов этого обращения (рецензии, акта экспертного исследования, справки и пр.). Такое обращение стороны или её представителя не является процессуальным действием и его еще предстоит ввести в правовое поле.

Формулирование задания и вопросов тесно связано с функциональными целями, для достижения которых приглашается специалист.

Особенностью деятельности специалиста является то, что она многофункциональна. Потребность в знаниях специалиста возникает в случаях необходимости получения консультаций, справочных сведений, разъяснений научного или профессионального характера, совершения специальных либо чисто технических действий. В зависимости от того, для выполнения какой функции последний привлекается, ему определяется конкретное задание. Если специалист приглашается по инициативе сторон, суд, определяя задание, обсуждает и учитывает их предложения.

Задание определяется по содержащемуся в нем действию и ожидаемому результату. Если от специалиста требуется получить справочноконсультационные сведения или разъяснение конкретных положений, соответственно заданию формулируются вопросы, на которые должен ответить специалист. Аналогично тому, как это имеет место при назначении экспертизы, вопросы могут предлагать стороны, суд же либо соглашается с ними, либо предлагает свою редакцию.

Если содержанием задания является совершение профессиональных действий, например, участие в получении экспериментальных образцов почерка, задание определяется по содержанию действия, выполнение которого является и результатом приглашения специалиста. В этом случае заданию может сопутствовать перечень конкретных действий, которые должен выполнить специалист. Так например, если требуется участие специалиста при проведении судебного эксперимента, на него может быть возложена обязанность подготовить план проведения эксперимента, провести реконструкцию обстановки и обеспечить техническую часть.

В подобных случаях постановка вопросов, конечно, не требуется.

Принимая решение о привлечении специалиста, суд должен выбрать его кандидатуру лично либо учреждение, из которого специалист будет приглашен.

Для выполнения задания справочно-консультационного характера

специалист должен приглашаться из профильной организации. Необходимым условием его выбора является наличие профессиональных знаний, достаточных для разрешения поставленных перед ним вопросов и совершения необходимых действий. Внимание к профессиональной компетентности со стороны суда должно быть таким же, как и к профессиональной компетентности эксперта.

Специалисту предоставляются все материалы, относящиеся к предмету его деятельности, а также при необходимости создаются условия для работы с ними. Специалист должен быть вправе заявлять ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов, если представленные недостаточны для выполнения поставленной перед ним задачи. Он должен иметь возможность отказаться от выполнения заданий, если это выходит за пределы его специальных знаний, а также, по причине недостаточности представленных материалов и отсутствия необходимых условий.

Решение суда о привлечении специалиста оформляется соответствующим определением.

В настоящее время в процессуальном законодательстве отсутствует предупреждение специалиста об ответственности, как это предусмотрено в отношении эксперта. Соискатель солидарен с авторами, считающими это

недостатком законодательства, требующим устранения564. Деятельность специалиста во всех её вариантах всегда включает элементы субъективизма, от которого судебный процесс должен быть защищен. Она, подобно экспертному исследованию, должна быть объективной и независимой. Поэтому в отношении него Закон также должен предусматривать и предупреждение об ответственности и основания для отводов.

В современной судебной практике очень распространено непосредственное обращение сторон к специалисту в связи с планируемой или уже проведенной судебной экспертизой.

Правоотношения, возникающие при этом между сторонами и специалистами, не предусмотрены процессуальным законодательством и складываются вне сферы судебного контроля. Вместе с тем, на основе существующих нормативных актов на практике сложились определенные формы такого рода отношений, тактика реализации которых требует особого рассмотрения. Такими формами являются:

- консультирование стороны специалистом в связи с планируемым назначением судебной экспертизы;

- оценка корректности применения методического обеспечения в заключении эксперта (подготовка «рецензии») по уже состоявшейся судебной экспертизе;

- проведение экспертного исследования специалистом для стороны до проведения судебной экспертизы или после него (несудебная экспертиза).

Возникающие между стороной (представителем стороны) и специалистом отношения осуществляются на договорной основе и при корректном использовании могут оказаться весьма полезными в процессе доказывания.

Обращение стороны за консультацией к специалисту в связи с предстоящим назначением экспертизы является очень важным тактическим действием. Как уже отмечалось ранее, оно позволяет выяснить возможности предстоящей экспертизы и соотнести их с имеющимися объектами исследования, определить круг

сравнительных и иных материалов, помочь в их подготовке и правильной формулировке вопросов.

Оценка корректности применения методического обеспечения в заключении эксперта специалистом (рецензирование) представляет собой профессиональный критический разбор заключения судебного эксперта как научно-прикладного документа. В качестве явления, получившего массовый характер в судопроизводстве по гражданским делам, рецензирование - это реакция стороны на заключение судебного эксперта в случае несогласия с ним. Такое несогласие может иметь как объективные, так и чисто субъективные основания. Первые бывают обусловлены недостаточным научным уровнем отдельных экспертных исследований и наличием ошибочных выводов; вторые связаны со стремлением стороны опорочить заключение эксперта, выводы которого сделаны не в пользу стороны.

По существу рецензирование экспертных заключений стало определенным способом легального противостояния недостаточному профессионализму в сфере экспертной деятельности и средством помощи стороне и суду в оценке научного уровня и обоснованности выводов эксперта.

При выборе стороной специалиста для рецензирования логична ориентация на лицо высокой квалификации, являющееся профессионалом в соответствующей экспертной области знаний. Лучше всего, обратиться в профильную организацию, где данное лицо работает по специальности; предварительно следует ознакомиться с квалификационными документами - свидетельствами, дипломами и пр.

Обязательным условием привлечения специалиста-рецензента должно быть наличие у него соответствующей экспертной специальности и стажа работы по ней не менее 5-7 лет. В судебно-экспертной практике нередки случаи, когда в качестве рецензента приглашаются лица со стажем работы по экспертной специальности 1-2 года. В это время делаются только первые шаги по ее освоению. В соответствии с «Квалификационными характеристиками должностей специалистов, осуществляющих работы в области судебной экспертизы»" государственный судебный эксперт должен иметь стаж экспертной работы в области судебной экспертизы не менее одного года[541]. До этого момента происходит процесс обучения, и экспертные исследования проводятся под контролем опытных экспертов-наставников. Поэтому оценку заключений других экспертов такие «молодые» специалисты производить не должны.

В выборе специалиста для рецензирования заключения судебного эксперта по специальностям официального перечня судебных экспертиз есть определенные сложности. В государственных СЭУ эта функция не предусмотрена, поэтому стороне приходится обращаться к негосударственным экспертам, где уровень профессионализма, как правило, ниже. Поэтому в судебной практике часты курьезы, когда заключения высококвалифицированных государственных экспертов рецензируют плохо подготовленные частные специалисты. Будучи недостаточно обученными, не имеющими необходимого опыта, не владеющие современными методами исследования, они нередко пытаются опорочить экспертное заключение практически без оснований. В связи с этим важно обратить внимание на то, проходило ли лицо, приглашаемое в качестве рецензента, обучение, переподготовку или аттестацию по данной экспертной специальности, когда и где именно.

В связи с изложенным представляется целесообразным расширить функции государственных СЭУ за счет включения в их число рецензирования, причем в целях объективности допустить её только в отношении сторонних экспертов (не сотрудников данного государственного СЭУ). Обязанность и условия рецензирования заключений экспертов достаточно предусмотреть в Уставах и инструкциях государственных СЭУ.

Перед специалистом - рецензентом обычно ставится задача: установить, не содержит ли рецензируемое заключение эксперта сведений о недостатках исследования, способных повлиять на сделанный вывод[542] [543].

Специалисту для проведения рецензирования должны быть представлены стороной все необходимые материалы дела. Ему передаются: копии заключения эксперта со всеми приложениями, а также копии всех материалов, которые были в распоряжении эксперта при проведении им исследования. При этом качество копирования оцениваемого заключения эксперта и сопутствующих материалов должно быть высоким, не допустимы пробелы, искажения пространственногеометрических характеристик, наличие наплывов-утолщений и т.д.

Процедуру рецензирования практически легализует Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, вводя «заключение эксперта по результатам проведения судебной экспертизы, назначенной при рассмотрении иного судебного дела», а также «заключение эксперта, полученное по результатам проведения внесудебной экспертизы» в перечень допустимых доказательств в качестве «иного документа» с соответствии со ст. 89 АПК РФ (п. 13)567.

По мнению соискателя, процессуальный статус рецензирования заключения эксперта специалистом требует определения, которое может быть достигнуто путем его включения в перечень функций специалиста, осуществляемых в гражданском и арбитражном процессах, а рецензии специалиста на заключение эксперта - в перечень письменных доказательств (п. 1 ст. 71 ГПК, п. 2 ст. 75 АПК).

Привлечение специалиста сторонами для проведения исследования не является реализацией процессуальной функции специалиста. В данном случае имеет место несудебная экспертиза, которая проводится в соответствии со ст. 37 ФЗ о ГСЭД стороной на договорной основе и оформляется не процессуальным документом «Заключение судебного эксперта», а другим документом - «Актом экспертного исследования», «Заключением специалиста». К помощи специалиста в виде получения его мнения в форме экспертного исследования (несудебная экспертиза) стороны обычно прибегают в двух случаях: а) до или независимо от назначения судебной экспертизы и б) после проведения судебной экспертизы.

В первом случае сторона предпочитает заблаговременно запастись мнением специалиста по существу возникшей экспертной проблемы. Причины этого различны: неуверенность в получении желаемого решения при назначении и производстве судебной экспертизы, слабая надежда на удовлетворение ходатайства о назначении судебной экспертизы и пр. Во втором случае обращение к специалисту связано с тем, что результаты проведенной судебной экспертизы были не в пользу данной стороны. Недовольная и несогласная с заключением эксперта сторона поручает специалисту провести исследование по тем же объектам в надежде получить иное мнение другого профессионала. Затем результаты такого исследования сторона использует для того, чтобы оспорить правильность и обоснованность выводов заключения эксперта.

Процедура обращения к специалисту в этих случаях, естественно, приближается к тактике назначения судебной экспертизы. Определение задания, постановка вопросов специалисту, личный выбор специалиста, подготовка материала для него имеют аналогичное содержание, но осуществляются заинтересованной стороной вне процессуальных рамок.

Сложившаяся практика привлечения специалиста для проведения экспертного исследования свидетельствует о смешении различных функций сведущих лиц при использовании специальных знаний и чревата

неблагоприятными последствиями. В силу отсутствия процессуальной упорядоченности осуществления этой, по существу экспертной, функции, необходимые требования, обеспечивающие достоверность результата, не выполняются, что серьезно осложняет процесс рассмотрения дела.

Нередко представители сторон и привлекаемые ими специалисты действуют недостаточно грамотно и добросовестно. Типичными недостатками в этих случаях являются: а) неправильное определение вида экспертного исследования и, соответственно, задания; б) представление специалисту выборочных материалов; в) обращение к специалисту, обладающему недостаточной компетентностью; г) договоренность со специалистом о дачи им определенных выводов.

Неправильное определение вида экспертного исследования и соответственно задания означает обращение к специалисту, способному косвенно или недостаточно определенно судить о спорном факте, в то время как существуют специалисты, непосредственно решающие эту задачу. Например, ЗАО АКБ «Русский Башкирский Дом» обратился в суд с иском к Н. о взыскании задолженности по кредитному договору. Представитель ответчика исковые требования не признал и заявил встречный иск о признании кредитного договора незаключенным, т.к. ответчица отрицала получение от банка денежных средств. В подтверждение этого факта представитель ответчика представил заключение специалиста - полиграфолога из Независимого экспертного центра, проводившего исследование Н. на полиграфе. Результаты этого исследования свидетельствовали, что «Н. давала честные ответы на вопросы тестирования: деньги по кредитному договору не получала, денежной суммой не распоряжалась и не знает, кто получил деньги по кредитному договору на её имя. Надежность выводов составляет 90%». Суд не принял заключение специалиста как доказательство, т.к. в материалах дела имелись письменные документы, свидетельствующие о заключении кредитного договора: собственно кредитный договор, заявление о предоставлении кредита на приобретение недвижимости, распоряжение на выдачу денежных средств, расходный кассовый ордер о получении соответствующей суммы в кассе АКБ «Русский Башкирский Дом» с не оспоренными подписями ответчицы. В данной судебной ситуации ответчица или её представитель должны были заявить ходатайство о назначении судебно - почерковедческой экспертизы подписей на указанных документах или провести их исследование в частном порядке. В случае установления неподлинности подписей, выполненных от имени ответчицы, появились бы все основания для

поддержания встречного иска о признании кредитного договора

недействительным. Это не было сделано и в результате суд удовлетворил исковые требования ЗАО АКБ «Русский Башкирский Дом»[544].

Будучи заинтересованным в определенных результатах исследования специалиста, сторона или её представитель могут выборочно, т.е. в свою пользу, подобрать материалы для их изучения специалистом. К сожалению, нередки обращения сторон к недостаточно компетентным, а иногда и недобросовестным специалистам. В итоге в суд представляется не объективное мнение профессионала, а составленное по договоренности со стороной. Такой практике способствует полная правовая безответственность специалиста и стороны за такого рода противоправные действия. О серьезных осложнениях при разрешении спора в подобных случаях может служить следующий пример из судебной практики.

Л. обратился в суд с иском к М. о возмещении материального ущерба, нанесенного при ДТП, которое произошло с участием автомобиля «Скания» с полуприцепом «Шмитц», принадлежащих Л., и автомобиля «Мерседес-Бенц» под управлением М. В результате оба автомобиля получили механические повреждения. Постановлением должностного лица М. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ за нарушение п.п. 9, 10 ПДД РФ (несоблюдение бокового интервала).

Согласно схеме ДТП место столкновения расположено посередине проезжей части дороги, осколки находились на стороне движения автомобиля «Мерседес», ширина дороги 0,7 м. Со схемой были согласны оба водителя. Однако, впоследствии одна из сторон по своей инициативе провела несудебную экспертизу, а вторая представила мнение специалиста (фактически также несудебного эксперта), причем с противоположными выводами о виновнике ДТП и размере ущерба.

При исследовании в судебном заседании суд установил, что выводы экспертизы, проведенной по инициативе М., не могут быть приняты как доказательство, т.к. экспертом за основу были взяты исходные данные, представленные М. и выгодные ему. Они не соответствовали данным, зафиксированным непосредственно после ДТП. Мнение специалиста, приглашенного Л., также не выдерживало критики, поскольку исходные данные, выгодные стороне, были тоже заданы последней. При определении места удара были взяты условия, согласно которым место удара располагалось на полосе движения автомобиля «Скания», что предопределило все расчеты и выводы в пользу Л., но не соответствовало схеме ДТП.

В результате исследования доказательств: установленного (не оспоренного сторонами) факта, что удар произошел именно посередине дороги, материалов административного производства, объяснений сторон, локализации и вида механических повреждений - суд пришел к выводу, что у обоих водителей было нарушение правил дорожного движения в виде несоблюдения бокового интервала и вина водителей обоюдна. Исходя из этого, суд решил признать вину обоих участников ДТП и возложить на них обоюдное возмещение ущерба569.

Документ, отражающий мнение специалиста, по существу фиксирует экспертное исследование, которое при этом не является судебным, т.к. осуществляется вне рамок процессуального закона. От заключения судебного эксперта акт экспертного исследования (или заключение специалиста) несколько отличается формой составления и отсутствием правового статуса у лица, проводившего исследование. Фактически же специалистом проводится экспертиза, которая не является судебной и как таковая не может быть принята судом, т.к. гражданское и арбитражное законодательство не предусматривает использование «несудебной экспертизы» в качестве средства доказывания.

Разумеется, рассмотренное исследование не подпадает и под функции специалиста, предусмотренные в гражданским и арбитражным процессах,

ограниченные консультационно-справочной, специально-действенной и

технической помощью суду. Акт экспертного исследования не относится к реализации такой помощи, т.к. её содержание иное и она оказывается не суду, а сторонам.

Сложившаяся практика, когда стороны могут обращаться за помощью в форме несудебного экспертного исследования (ст. 37 ФЗ о ГСЭД), а суд не может принять его как заключение эксперта, противоречива и, по мнению соискателя, проблема может быть решена только при условии включения несудебной экспертизы в правовые рамки цивилистического процесса.

В настоящее время сложилась ситуация, что в гражданском судопроизводстве присутствуют две формы экспертизы - судебная (процессуальная) и несудебная, не имеющая процессуального статуса. По существу гносеологическая природа исследований, лежащих в основе обеих экспертиз, - одинаковая. Однако, документы, которыми при этом оформляются проведенные исследования, несколько различаются между собой. Заключение судебного эксперта и акт экспертного исследования, с точки зрения их содержания, не равноценны. Форма акта экспертного исследования более сокращенная: в нем не выделяются все части, предусмотренные, в том числе законодательством, для заключения эксперта. В частности, подробно не описываются примененные методы и их возможности, специалист не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, ему не разъясняются права и обязанности. Все это априори свидетельствует о недостаточной правовой обеспеченности достоверности результатов исследования и ставит в неравное положение стороны в процессе доказывания. В преимущественном положении оказывается сторона, по инициативе которой была назначена и проведена судебная экспертиза, что противоречит основному принципу осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 12 ГПК).

При рассмотрении гражданских дел суд не может игнорировать такого рода документы, представляемые стороной в процессе доказывания, и выходит из положения, приобщая к делу и используя акт экспертного исследования в качестве письменного доказательства. Однако, в этом случае неизбежно возникает вопрос: в качестве какой процессуальной фигуры приглашается и допрашивается в процессе такой эксперт. Если в качестве специалиста, то это процессуальное нарушение, т.к. экспертное исследование не в компетенции специалиста как процессуальной фигуры в цивилистическом процессе. Положение не спасают и нормы, содержащиеся в ст. 181 ГПК, ст. 162 АПК, предусматривающие исследование доказательств в виде ознакомления с письменными доказательствами, заслушивания показаний свидетелей, заключений экспертов, консультаций специалистов. Налицо ситуация проведения экспертизы вне процессуальных рамок, в итоге которой рождается документ, несколько «ущербный» в сравнении с заключением судебного эксперта. Это не может рассматриваться иначе, как определенное ограничение равноправия в состязательном процессе.

По мнению соискателя, пути решения возникшей довольно сложной правовой проблемы требуют пристального внимания и обсуждения ученых. Со своей стороны соискатель видит две возможности её решения: во-первых расширение правомочий суда в удовлетворении ходатайств сторон о назначении экспертизы и, во-вторых, определение процессуального статуса несудебной экспертизы.

В первом случае фактически речь идет об отказе от несудебной экспертизы вообще и предоставлении правомочий суду назначать по ходатайству сторон альтернативные экспертизы. На взгляд соискателя, вряд ли это оправдано с точки зрения должностных и временных затрат суда.

Второй вариант - это законодательное признание несудебной экспертизы в качестве доказательства и распространение на специалиста и соответствующий документ всех требований, предъявляемых в настоящее время к судебному эксперту и его заключению.

Второй вариант выглядит предпочтительнее: ситуация станет более справедливой, если в процессуальном законодательстве будут предусмотрены: а) возможность проведения стороной не судебной экспертизы по собственной инициативе; б) требования к документу, которым оформляется исследование, аналогичные заключению судебного эксперта; в) ответственность несудебного эксперта за дачу ложных выводов; г) ответственность стороны при условии доказанности сговора с несудебным экспертом.

Несомненно, составляемый несудебным экспертом документ будет более убедительным при условии распространения на его содержание основных требований, предъявляемых к заключению судебного эксперта. Вместе с тем, той озабоченности, которая была проявлена В.В. Молчановым в отношении лжесвидетельства и инициирующей его стороны, вполне заслуживает и рассматриваемый вид доказательств.

6.3.

<< | >>
Источник: Жижина Марина Владимировна. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ В ЦИВИЛИСТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.. 2016

Еще по теме Тактика привлечения специалиста к участию в судопроизводстве:

  1. Тактика назначения судебной экспертизы и привлечения специалиста к участию в гражданском и арбитражном процессах
  2. Статья 77. Привлечение специалиста к участию в процессуальных действиях
  3. Оценка результатов участия в процессе специалиста
  4. Статья 61. Участие в исполнительном производстве специалиста
  5. Статья 61. Участие в исполнительном производстве специалиста
  6. Статья 54. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве
  7. § 3. Судопроизводство с участием присяжных заседателей
  8. Статья 494. Судопроизводство по делам с участием иностранного государства
  9. Оценка и использование заключения эксперта и результатов участия специалиста в рассмотрении гражданских дел
  10. Тактика получения объяснений сторон, третьих лиц, допроса свидетелей, получения показаний экспертов и специалистов
  11. ПРОИЗВОДСТВО ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ, ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) МЕСТНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ, НАРУШАЮЩИХ ПРАВА ГРАЖДАН НА УЧАСТИЕ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ В КАЧЕСТВЕ ПРИСЯЖНОГО ЗАСЕДАТЕЛЯ
  12. КРИМІНАЛІСТИЧНА ТАКТИКА Загальні положення криміналістичної тактики
  13. Криміналістична тактика Загальні положення криміналістичної тактики
  14. ! Задание 8.3. Проанализируйте положениео социальной службе предприятия, организации и должностные инструкции специалистов, и на основе их содержания сделайте вывод о роли службы и специалистов в системе управления социальным развитием.
  15. 1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА (СУДОПРОИЗВОДСТВА). ЗАДАЧИ, ВИДЫ И СТАДИИ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
  16. Статья 5.40. Принуждение к участию или к отказу от участия в забастовке Комментарий к статье 5.40