<<
>>

2. Современное состояние отечественной криминологии

История криминологии свидетельствует о постоянном расширении горизонтов и диапазона охватываемых ею проблем. Это расширение в немалой степени является отражением более широких интересов, привнесенных в изучение проблем криминологии, во-первых, учеными, чьи профессиональная подготовка и опыт предыдущей работы не были связаны с криминологической проблематикой; во-вторых, учеными-юристами, представителями цикла криминальных наук.

По мере того, как раздвигались горизонты криминологии, росли также и ее теоретические ресурсы. В настоящее время криминология представляется как солидарная юридическая наука с большим научным потенциалом. И чем больше отдаляется от нас время создания криминологии как науки, тем ощутимее ее влияние на теорию и практику процесса осуществления контроля над преступностью.

В России, как известно, классическое направление сформировалось весьма основательно. У его истоков стояли первые представители русского уголовного права: С. Десницкий, А. Куницын, Г. Солнцев[2].

Наиболее выдающимся представителем его был профессор Н. С. Таганцев, обогативший науку уголовного права ценнейшими произведениями и стремившийся не только определить юридические признаки субъекта преступления, но и проникнуть в причины человеческого поведения.

Отвергая френологическую концепцию Гоммеля и Галя, доказывавших, что человек совершает преступления потому, что не смог быть иным, антропологическую теорию Ч. Ломброзо о «врожденном преступнике» и др., Н. С. Таганцев видел детерминизм преступного поведения в подчинении человеческих поступков «закону достаточной причины». Этот закон он объяснял так: «… то, что совершилось в данном месте, в данное время и при данных обстоятельствах, всецело определилось теми условиями, при которых оно совершилось»[3].

Но в России XVIII–XIX веков существовали и более радикальные социально-критические взгляды в области идей криминологии.

О причинах преступлений в условиях царской России, о гуманизме средств предупреждения преступности высказывались такие выдающиеся мыслители и общественные деятели, как В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов, А. Н. Радищев, Н. И. Тургенев, Н. Г Чернышевский и др.

Так, Н. Г. Чернышевский писал, что «если бы устранить одну эту причину зла, быстро исчезло бы из человеческого общества, по крайней мере, девять десятых всего дурного; число преступлений уменьшилось бы в десять раз, грубые нравы и понятия в течение одного поколения заменились бы человеческими…»[4]

Заметим, что в дореволюционной России концепции Ч. Ломброзо не нашли сторонников. А. А. Жижиленко отмечал, что «новизна взглядов Ч. Ломброзо и кажущаяся научность его метода привлекает на первых порах большой интерес к его учению, подрывающему совершенно основные начала уголовного права… постепенно развенчивает все учение, и в настоящее время только некоторые взгляды Ч. Ломброзо сохраняют свое значение и принимаются во внимание отдельными криминалистами – в целом его учение почти отвергнуто»[5].

Известно, что Ч. Ломброзо был в России и в августе 1907 года посетил в Ясной Поляне Л. Н. Толстого. По поводу этого визита Л. Н. Толстой записал в своем дневнике: «Был Ломброзо ограниченный, наивный старичок».

К слову сказать, у Льва Николаевича были все основания сделать такую запись, ибо ему удалось наблюдать «теорию» Ломброзо в действии.

Для казахстанских юристов было бы весьма полезным освоить труды таких известных ученых, как академики НАН РК С. З. Зиманов, С. Сартаев, С. Н. Сабикенов, Н. Т. Баймаханов, Г. С. Сапаргалиев, М. К. Сулейменов и д. ю. н. профессора У. С. Джекебаев и Е. И. Каиржанов, много сделавших для прогресса науки Казахстана, в том числе и криминологической мысли в республике. До сих пор наблюдаются пробелы в разработке проблем уголовной политики и наказания, что является наследием репрессивного тоталитарного режима. В силу этого назрела необходимость коренной перестройки всей пенитенциарной системы.

Известно, что криминология была «стеснена» прежним режимом, где отдельные ее представители пытались «поправить» диктат власти (чего, например, стоит идея социально генетической концепции профессора И. С. Ноя (Саратов), не получившая при его жизни признания). Ныне все чаще возникает идея создания политической криминологии, что не было бы лишним и для Казахстана[6].

И. С. Ной еще в 20-е годы XX века изучал причины преступности на конкретном фактическом материале и, прежде всего, на материале изучения личности преступника. Исследование преступности носило комплексный характер и ставило своей задачей выявление как криминогенных качеств среды, так и социальных и психофизических свойств человека, способного совершить преступление.

Создание науки криминологии в Казахстане связано с именем С. Я. Булатова. Он старался дать криминологическое направление исследовательской работе своих учеников. Непререкаемый авторитет, плодотворное научное творчество С. Я. Булатова дали толчок зарождению криминологии как учебной дисциплины в Казахстане. Такие работы С. Я. Булатова, как «Уголовная политика эпохи империализма», «Военно-уголовное законодательство французской революции 1789–1791 гг.», «Каролина», «Возрождение Ломброзо в советской криминологии» и множество статей на актуальные темы того периода, заложили основу криминологическому направлению отечественной правовой науки.

Критичность взглядов С. Я. Булатова привлекала особое внимание со стороны ведущих ученых Советского Союза и России (И. С. Ной, А. А. Герцензон и др.), свидетельством этому служат диспуты и споры на тему вопросов изучения преступности (по мнению С. Я. Булатова, «оторванность» научных исследований от вопросов уголовного права и его теории, проблемы биологизации социальных аспектов преступности и т. д.).

С. Я. Булатов как создатель научной школы подготовил много учеников, в числе которых можно назвать Б. С. Бейсенова, исследовавшего алкоголизм как один из главных факторов причин преступности в республике и предложившего смелые научные идеи борьбы с этим социальным злом.

Не менее известным ученым-криминологом является ученик С. Я. Булатова Е. М. Каиржанов, автор ряда научных трудов по проблемам криминологии, в том числе первого учебника по криминологии в Казахстане, внесший большой вклад в развитие и становление отечественной криминологической науки, автор более 30 монографий и учебников.

Весомый вклад С. Я. Булатова в развитие криминологической науки еще ждет своих исследователей, готовых изучить, осмыслить и всесторонне рассмотреть его наследие.

На сегодняшний день в Казахстане проблемами правовых наук в целом и криминологии в частности занимается целая плеяда ученых. Проблемам криминологии посвящено большое количество исследований, касающихся разных направлений.

Определенная группа ученых, являясь специалистами широкого профиля, исследуют вопросы уголовного права и криминологии. К ней относятся:

– У. С. Джекебаев – доктор юридических наук, профессор, специалист в области проблем мотивации преступного поведения, социально-психологических аспектов преступности, опубликовавший более 20 учебников и монографий, соавтор Модельного Уголовного кодекса СНГ;

– Е. О. Алауханов – доктор юридических наук, профессор, член Союза писателей Казахстана, исследующий проблемы хищений, корыстно-насильственных и коррупционных преступлений. Одним из первых издал на государственном и русском языках многотиражные учебники «Криминология»;

– З. О. Ашитов – доктор юридических наук, профессор, специалист по проблемам изучения причин и предупреждения воинских и служебных преступлений;

– Н. М. Абдиров – доктор юридических наук, профессор, основатель криминологической школы по изучению проблем предупреждения наркомании, борьбы с наркобизнесом;

– К. Ж. Балтабаев – доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного Совета Республики Казахстан, исследовавший проблемы предупреждения преступности в системе уголовно-исполнительных учреждений;

– С. Х. Жадбаев – кандидат юридических наук, доцент, автор ряда научных трудов по уголовному праву и криминологии, а также Комментария к Уголовному кодексу Республики Казахстан;

– Б.

Ж. Жунусов – доктор юридических наук, профессор, который занимается проблемами уголовной, криминологической и уголовно-исполнительной политики, проблемами наказания как специальной меры предупреждения преступности;

– И. И. Рогов – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель наук РК, Председатель Конституционного Совета РК, разносторонний ученый, в частности, исследующий проблемы предупреждения экономической преступности;

– М. С. Нарикбаев – доктор юридических наук, профессор, президент Казахского гуманитарно-юридического университета; его научные труды посвящены проблемам причин и мер предупреждения преступности среди несовершеннолетних, вопросам коррупционной и организованной преступности, внес большой вклад в реорганизацию судебной системы в Республике Казахстан;

– А. Х. Миндагулов – доктор юридических наук, профессор, специалист в области социальных проблем профилактики правонарушений, управления правоохранительной деятельностью;

Существенное влияние на развитие научных основ предупреждения организованной и коррупционной преступности внесли такие ученые, как:

– Д. С. Чукмаитов – доктор юридических наук, профессор, начальник Костанайского юридического института КУИС МЮ РК, специалист в области проблем предупреждения рецидивной и пенитенциарной преступности;

– Н. Н. Турецкий – доктор юридических наук, специалист в области применения обстоятельств, исключающих преступность деяния, по уголовному законодательству РК.

Таким образом, изменения в жизни нашего общества, отразившиеся на науке и на ее практической значимости, повлияли и на криминологию. Криминологические исследования (теоретические и прикладные) становятся реальным научным и практическим делом, а сама криминология превращается в серьезную науку, оказывающую возрастающее воздействие на процесс контроля над преступностью.

Профессор Каиржанов Е. в своей работе «Причинность в криминологии» отметил, что «в Республике Казахстан исследовались в целом более частные теории причин преступности: Н.

М. Абдировым (наркопреступности), А. Н. Агыбаевым (служебной преступности), Е. О. Алаухановым (хищение, корыстно-насильственной и коррупционной преступности), З. О. Ашитовым (воинской преступности), Б. С. Бейсеновым („фоновой“ преступности), К. А. Бегалиевым и М. С. Нарикбаевым (преступности несовершеннолетних), И. Ш. Борчашвили (экологической преступности), С. Я. Булатовым (роль социальной среды), У. С. Джекебаевым (социально-психологические аспекты), И. В. Корзун (женской преступности), Г. М. Мукашевым („уличной“ преступности), Р. Т. Нуртаевым (неосторожной преступности), Б. М. Нургалиевым (организованной и коррупционной преступности), И. И. Роговым (экономической преступности), Г. Р. Рустемовой („медицинской“ преступности), Б. Х. Толеубековой („компьютерной“ преступности), Д. С. Чукмаитовым и Б. Н. Накиповым (рецидивной преступности)»[7].

Рассмотренный выше широкий спектр направлений, исследуемых отечественными криминологами, иллюстрирует заметный поворот к рассмотрению вопросов, выдвигаемых социальной практикой; свидетельствует о проведенной значительной работе по совершенствованию системы криминологических исследований, осуществляемой на различных уровнях. Отечественная криминология и ее представители пользуются большим авторитетом как в нашей стране, так и за рубежом. Основанные ими научные школы и направления представляют собой завтрашний день отечественной криминологии.

Наука криминология среди других юридических наук сравнительно молода. Отсчет ее жизни начинается примерно со второй половины XIX века. Человечество жило и живет в страхе перед преступностью и всегда искало и ищет методы и средства борьбы с ней.

Научные учреждения, занимавшиеся проблемами криминологии, стали создаваться с 1922 года в виде Кабинетов по изучению преступника и преступности. Первым в указанном году был создан такой Кабинет в Саратове.

В 1923 году при МУРе был организован научный Кабинет с клиникой по изучению преступности и преступника.

25 марта 1925 года постановлением Совета Народных Комиссаров РСФСР был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника при НКВД РСФСР.

Тем не менее в прошлом работа института подвергалась резкой критике. Так, критическому разбору его деятельности была посвящена статья С. Я. Булатова. Правда, автор сделал оговорку, что он не имел в виду дать оценку всей деятельности Московского кабинета по социологическому изучению преступности. Он констатировал в некоторых работах сотрудников Кабинета воспроизведение при объяснении преступности тезисов об «атавизме» и обусловленности ее отклонениями в психике эпилептоидного характера. Тезис о «нарушении гармонии социального пространства» он толковал таким образом, что этот тезис предполагает и требует признания биологической дисгармонии.

После статьи С. Я. Булатова в 1929 году на заседании секции права и государства Коммунистической академии под председательством Е. Б. Пашуканиса был проведен диспут по вопросу изучения преступности в СССР. На нем были сделаны определенные выводы, которые можно выразить в виде следующих тезисов: работа по изучению преступности в этот период в основном была оторвана от вопросов советского уголовного права и его теории; некоторые научные сотрудники, преимущественно психиатры, стремились изучать социальные проблемы преступности, стремились к возрождению ломброзианства. Выступивший на диспуте А. А. Герцензон, в частности, говорил: «Объектом криминологии может явиться лишь преступность в качестве социального явления, а исследование личности преступника имеет строго ограниченные задачи, ни в какой степени не могущие решить вопроса о причинах преступности». На этой позиции он стоял до конца своих дней.

«Если в определениях науки криминологии в учебниках 1966 и 1968 гг. отсутствовало указание на личность преступника как на элемент ее предмета, то этот элемент оказался восстановленным в учебной программе по курсу криминологии под редакцией профессора В. Д. Меньшагина, изданной в 1972 г.»[8].

«В последнее время доказано, что к содержанию криминологии относится проблема прогнозирования преступности. Много сделавший для разработки указанной проблемы Г. А. Аванесов внес существенное дополнение в раскрытие содержания криминологии, указав на наличие трех ее функций – описательной (диагностической), объяснительной (этимологической) и предсказательной (прогностической). При этом Г. А. Аванесов оценил само прогнозирование как метод осуществления предсказательной функции криминологии»[9].

Профессор Л. Лернелль под предметом криминологии понимает «круг проблем, которые надо решить, вопросов, на которые следует ответить». Под криминологией в широком значении он понимает «науку о генетических факторах преступности (криминальная этиология), о разнородных чертах и признаках криминальных поступков (криминальная феноменология), о структуре и динамике уголовной преступности». Проблематику методики изучения преступности, а также средств ее предупреждения профессор Л. Лернелль оставляет за рамками предмета криминологии[10].

«Аналогичный подход мы встречаем и в труде венгерского криминолога М. Вермеша „Основные проблемы криминологии“. Предмет криминологии он представляет себе следующим образом: а) преступность как массовое явление; б) преступление как индивидуальное явление, как индивидуальное проявление преступности; в) государственные и общественные методы и средства предупреждения преступности»[11].

С 1960 года криминологией стал заниматься один из секторов Института государства и права АН СССР, который возглавлял А. А. Герцензон. Отдельные проблемы криминологии включались в планы работы Института криминалистики Генеральной прокуратуры СССР и ВНИИ МВД СССР.

В 1962 году в Институте государства и права А. А. Герцензоном была написана вводная глава для создававшегося учебника по криминологии. Это был первый реальный шаг на пути возрождения криминологии.

Постановлением Совета Министров СССР от 30 мая 1963 года Институт криминалистики Генеральной прокуратуры СССР был реорганизован во Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре СССР (г. Москва). Первым директором этого института был приглашенный из органов МВД полковник милиции – Игорь Иванович Карпец.

С 1963 года криминология стала преподаваться в вузах союзных республик СССР.

В Казахстане в 2000 году впервые создана Криминологическая ассоциация. Ее первым президентом избран доктор юридических наук, профессор Игорь Иванович Рогов. При Ассоциации с августа 2000 года издается юридический журнал «Предупреждение преступности», первым главным редактором которого являлся доктор юридических наук Н. Н. Турецкий.

<< | >>
Источник: Есберген Оразулы Алауханов. Криминология. 2013

Еще по теме 2. Современное состояние отечественной криминологии:

  1. 1.1. Отечественное ландшафтоведение: история, современное состояние, направление поиска*
  2. Становление и развитие отечественной криминологии
  3. Современные психофизиологические исследования естесшвенныхи «неестественных» измененных(транс- формированных) состояний сознания (сна, гипнотиче­ского состояния, галлюцинаций и т.д.)
  4. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНОЛОГИИ
  5. Основные современные направления в западной криминологии
  6. Понятие криминологии, ее предмет и метод, связь криминологии с другими науками
  7. Концептуальное решение проблем Востока в современном отечественном востоковедении
  8. § 5. Внутреннее состояние современной адвокатуры
  9. Глава 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЗАКОННОСТИ В РОССИИ
  10. Психосоматическая адаптация. Современное состояние проблемы
  11. § 1. Введение. - Современное состояние учения
  12. Школа и стрессы: современное состояние проблемы1
  13. 7. Современное состояние рабочего класса России (и СНГ вообще).
  14. 10.1. Понятие религиозной безопасности и ее современное состояние
  15. Современное состояние банковской системы в России
  16. ГЛАВА 3 СОСТОЯНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  17. Глава 3 Состояние преступности в современном мире
  18. Современное имущество или „состояние".