<<
>>

Выводы по главе

Криминологическая характеристика любого преступления имеет важное значение как в теоретическом, так и в практическом плане, поскольку в своей основе опирается на следственную и судебную практику, статистические данные, результаты социологических исследований.

В то же время попытка дать полную и исчерпывающую характеристику экологической преступности на сегодня вряд ли будет удачной. Однако разработка методических рекомендаций возможна на основании даже тех неполных данных, которые имеются в распоряжении современных исследователей.

Путем их качественного анализа мы приходим к выводу о том, что экологическая преступность не должна рассматриваться в рамках какого-либо иного структурного элемента преступности. В результате анализа основных системных признаков экологической преступности (структура, динамика, интенсивность, активность преступных проявлений, степень организованности, общественная опасность) сформулированы ее особенности. В главе рассмотрена проблема высокой латентности экологической преступности. Несмотря на то, что, согласно многочисленным исследованиям, доля экологических преступлений фактически составляет 15–23 % от общего числа уголовно наказуемых правонарушений, в статистических отчетах на них приходится менее 1 %. Мы опросили экспертов о причинах такого положения; мнения респондентов распределились следующим образом: 90 % полагают, что выявляются только самые малозначительные преступления; 10 % считают, что среди выявленных преступлений более 2/3 не доходит до суда, причем эта группа респондентов, так же как и первая, причиной сложившейся ситуации называет коррумпированность работников государственных структур. В главе выявлены причины латентности экологической преступности (несовершенство законодательства, неадекватность структуры правоохранительных органов задачам противодействия экологическим преступлениям, недостатки в их деятельности и пр.) и намечены пути ее преодоления.

Отграничение данной группы преступлений основано на особенностях количественных и качественных характеристик экологических преступлений, детерминационного комплекса экопреступности, личности экологического преступника, а также мер противодействия. Например, изучение личности экологического преступника может осуществляться с двух позиций:

– с позиции общетеоретического подхода; рассматривающего личность экопреступника как минимальную совокупность признаков, свойственных другим группам преступников.

– с позиции специально-криминологического анализа можно вы делить несколько социально-демографических, нравственно-психологических и правовых характеристик экопреступников, выделяющих их в определенный криминогенный тип: более зрелый возраст, включенность в социальную жизнь общества (наличие работы, более высокий чем у общей массы преступников уровень образования, стабильность семейных связей, более высокий социальный статус и др.), отсутствие экологического правосознания, потребительская психология и преобладание частных экономических интересов над экологическими интересами всего населения, а также более низкий уровень судимости и привлекаемости к ответственности при более высоком уровне криминологического рецидива.

Типология личности экологического преступника может проводиться по различным характеристикам. Автор считает, что наиболее четко проанализировать особенности типов экологических преступников позволяет следующая система:

– типология экопреступников по мотивам может выглядеть следующим образом:

1) корыстный тип экопреступника;

2) престижный тип экопреступника;

3) игровой тип экопреступника,

– по характеру преступной направленности можно выделить корыстный и корыстно-насильственный тип экопреступника,

– по степени общественной опасности могут быть выделены представляющие незначительную опасность, опасные, особо опасные и абсолютно опасные типы экопреступников.

На базе применения концепции причинного комплекса экологической преступности выявлены негативные факторы, которые формируют экологическую преступность, а также обстоятельства, усиливающие их влияние.

Установлено, в какой степени и каким образом те или иные элементы причинного комплекса воздействуют на отдельные ее стороны. Выстроена иерархия негативных факторов, во главе которой стоят самые существенные из них. Основной причиной экологических преступлений являются противоречия между экологическими и экономическими интересами общества и вытекающие из них следствия социального, хозяйственного и политического характера. Другой важнейшей общесоциальной проблемой автор считает неразвитость экологического правосознания населения. Среди факторов специального характера лидируют отсутствие должного государственного и общественного контроля за соблюдением законодательства, а также недостаточное взаимодействие правоохранительных и природоохранных органов.

Детерминационный комплекс экологической преступности – это система социальных процессов и явлений, достаточно специфическая как по своей сущностной характеристике, так и по структуре. Классифицировать детерминанты экологической преступности можно на факторы правового и организационного характера. К факторам правового характера относятся:

– общее несовершенство законодательства, в частности экологического, несогласованность между актами и нормами, нечеткие формулировки норм, провоцирующие разночтения и свободное толкование;

– противоречия между законодательством субъектов РФ и положениями Конституции РФ;

– издание местными органами власти законов, постановлений, распоряжений без ведома природоохранных органов и без проведения экологической экспертизы;

– отсутствие в России четкой и сбалансированной концепции экологической политики;

– отсутствие законодательного регулирования экологических общественных отношений, которое было бы ориентировано на предотвращение негативных последствий производственной, хозяйственной и иной деятельности.

Факторы организационного характера:

– снижение активности контролирующих органов;

– несовершенство системы государственных органов специального управления в области охраны окружающей среды и природопользования;

– непоследовательность в реализации законодательно за крепленного принципа разграничения контрольно-надзорных и хозяйственно-распорядительных функций;

– снижение уровня взаимодействия правоохранительных и природоохранных органов;

– слабое информационное обеспечение экологической и природоохранной деятельности;

– недостаточная материально-финансовая обеспеченность контрольно-инспекционных служб;

– отсутствие эффективного механизма участия общественности в экологической и природоохранной деятельности и ее взаимодействия с государственными органами;

– отсутствие должного внимания к проблеме на государственном уровне.

Кроме того, изложенное позволяет сделать вывод о необходимости специальных методов профилактики экологической преступности, без разработки и внедрения которых в практику противодействие данным преступлениям будет неэффективным. Противодействие экологической преступности является неотъемлемой частью деятельности общества, государства по охране окружающей среды и не может рассматриваться в отрыве от нее. Данное обстоятельство позволяет подходить конкретно к формированию целевого комплекса системы противодействия экологической преступности и согласовывать меры криминологического характера с собственно природоохранными мероприятиями.

Один из главных выводов, который следует сделать после Второй конференции по окружающей среде и развитию UNCED (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 г. Основной документ – Повестка дня на XXI век. (1997)), по мнению известных ученых В. К. Донченко и К. Я. Кондратьева, состоит в том, что устойчивое (сбалансированное) социально-экономическое развитие возможно лишь при условиирадикального изменения поведения общества с целью устранения всех видов активности, порождающих деградацию окружающей среды, и вложение средств в те виды деятельности, которые обеспечивают сохранение экосистем. Для этого необходимо перейти от формулирования задач экологической политики к ее осуществлению («от риторики к действиям»). В настоящее время около 100 стран разработали национальные стратегии устойчивого развития и (или) национальные планы экологических акций (NEAP). Главный урок подобных усилий состоит в осознании фундаментальной необходимости обоснования приоритетов, определения ответственности национальных институтов и широкого вовлечения населения[372].

Особо следует подчеркнуть, что итоги осуществления принятых в Рио-де-Жанейро рекомендаций в настоящее время неутешительны. Наряду с экодинамическими и геополитическими факторами возрастает угроза транснациональной экологической преступности. Все это в совокупности влияет на генезис и динамику интерактивных процессов обеспечения экологической безопасности, создает проблемы охраны окружающей среды и социально-экономического развития. По результатам работы подведены итоги осуществления принятых в Рио-де-Жанейро рекомендаций – через пять лет после UNCED и практически до 2007 г., когда появилось понятие «новый энвайронментализм». Эта категория характеризуется такими особенностями, как тщательное обоснование приоритетов, учет экономической эффективности решений и интерактивности решаемых проблем, широкое использование (когда это целесообразно) рыночных механизмов экономики, осознание первенства проблем управления по сравнению с технологиями, широкое привлечение населения и частного капитала к решению интерактивных задач охраны окружающей среды и социально-экономического развития, учет экологических аспектов не в дополнение, а как неотъемлемого компонента социально-экономического развития[373].

<< | >>
Источник: Б.Б. Тангиев. Научный эколого-криминологический комплекс (НЭКК) по обеспечению экологической безопасности и противодействию экопреступности. 2010

Еще по теме Выводы по главе:

  1. Выводы по главе
  2. Выводы по главе
  3. Выводы по главе
  4. Выводы по главе
  5. Литература к Главе 2
  6. Вопросы к главе 1
  7. Вопросы к главе 2
  8. Вопросы к главе 3
  9. Вопросы к главе 4
  10. В этой главе
  11. Приложение к главе 8
  12. Комментарий к главе 3
  13. Комментарий к главе 10