<<
>>

Немарксизм

. Развитие международных отношений во второй половине ХХ века показало, что государствам не пришлось «отмирать», напротив, период до 1970 – 1980‑х гг. для стран Запада в целом можно считать «социальным компромиссом» ‑ эрой исторического компромисса между трудом и капиталом.

Как только в неолиберализме было сказано о том, что никакая частная собственность не может быть признана «чистой» и «абсолютной», ибо общество и разные его классы многими способами участвуют в ее создании, умножении, охране, возник вопрос об определении той доли собственности, на которую общество может претендовать[277]. Неолиберализм признал ограниченной и неудовлетворительной классическую концепцию свободы и равенства, назвав ее «негативной свободой». «Позитивной» была названа свобода, при которой государство было обязано открыть представителям всех классов равный доступ к образованию, медицинскому обслуживанию и иным жизненно важным сферам и обеспечить равные «стартовые возможности» индивидов. Капитализм был «обрамлен» «законодательными рамками, законодательным регулированием рынка, позволившим рабочему классу в целом получать выгоду от развития производства»[278]. Неолиберализм стал «социальным», государство принялось активнее вмешиваться во внутренние социально-экономические процессы, и стало называться «государством всеобщего благоденствия».

Новый виток глобализации – «новая глобализация» или «новый либеральный порядок», по мнению неомарксиста, «основывается в первую очередь на пренебрежении социальным аспектом процесса экономического развития, как по отношению к капиталистическим, так и к развивающимся странам. Таким образом, все аспекты социальной и политической жизни стали подчиняться одному, абсолютному критерию: выгоде для капитала»[279]. Разочарование в триумфе свободного «рынка» начало наступать к середине 1990-х. Об этом свидетельствует множество событий: возвращение к власти социально ориентированных правительств во множестве стран; возвращение требований государственной протекционистской политики, особенно со стороны рабочего движения и организаций сельских рабочих; мировой рост движения антиглобалистов под лозунгом «Другой мир возможен!». Политическое сопротивление росло медленно, но неуклонно[280]. «После того, как в 1997 г. на южные страны с довольно стабильной экономикой (страны Восточной и Юго-Восточной Азии) обрушился тяжелый финансовый кризис и похожая ситуация повторилась в России и Бразилии неолиберальные теории уже не казались столь совершенными и не воспринимались более как панацея для решения глобальных экономических проблем»[281].

«О наличии феномена глобализации судят по росту объемов товарооборота между государствами, по удельному весу ТНК в мирохозяйственном производстве и обмене и т.п. При этом упускается главный научный критерий ‑ качественные социально-экономические характеристики самого феномена глобализации, принципиально отличающие ее от предшествующих этапов интернационализации мировой экономики»[282]. Социально-экономические черты глобализации были усилены географическими условиями национального развития и были заметны не только неомарксистам. В АТР социально-экономические характеристики глобального производственного процесса обострили важнейшую проблему национального развития Китая ‑ зависимость от экспорта.

«Промышленность Китая производит больше, чем может потребить его внутренняя экономика, внутренний капитал идет на финансирование национальной промышленности; капитала для покупки продукции остается мало. Таким образом, кризис в Европе и США – двух главных клиентах Китая – ставит экспорт из Китая в ситуацию усиления конкуренции и снижения аппетитов. Критическая зависимость от импорта сырья, прежде всего энергоресурсов, поступающих через порты процветающего прибрежного региона Восточного Китая, объединяет вопросы внутренней и внешней политики. На сегодняшний день задача соответственно повысить внутреннее потребление и обеспечить мировой спрос на свои товары, напрямую связана с гарантией доступа к морским торговым путям, увеличением флота крупных торговых и нефтеналивных судов[283]. Аналогичный процесс наблюдается в регионах Европы. Географический фактор в условиях в условиях глобализации усиливает регионализацию и создает «истинный дефицит» Южной Европы, который заключается в недостаточной инфраструктуре. Беглый взгляд на размещение торговых потоков в еврозоне «дают представление о том, насколько Старый Свет разделен между северными странами, крепко связанными и интегрированными между собой, и южными странами, осужденными на изоляцию, если они не сумеют быстро и сплоченно отреагировать на существующее положение. В нынешнем контексте “регионализации” ЕС с образованием союзнических блоков …. южные страны (Италия, Греция, Испания) остались вне “большой игры”, которая сбалансировала власть внутри Европы с усилением зоны немецкого влияния»[284].

Социально-экономические опоры миросистемы сегодня существенно ослабли, о чем свидетельствуют, по мнению И. Валлерстайна, четыре тенденции, которые, конечно, не исчерпывают длинного списка структурных трансформаций: «Во-первых, произошло серьезное истощение мирового резервуара доступной дешевой рабочей силы;… Второй структурной проблемой является сжатие средних слоев…. Третьей структурной проблемой является кризисная ситуация в экологии, что ставит перед миросистемой острые экономические проблемы; …Наконец, демографический разрыв, удваивающий экономический разрыв между Севером и Югом, скорее увеличивается, чем уменьшается»[285].

Итак, неомарксистский подход, как и его концептуальная основа – марксизм, строится на осмыслении экономических неравенств в развитии мира. Самым известным вариантом неомарксизма является Мир-системная теория (world-systems theory), основы которой разработали[286] Иммануил Валлерстайн и Андре Франк[287]. Теория международных отношений сегодня представлена классическим марксизмом, неомарксизмом, теорией зависимости, критической теорией, мир-системным подходом (последний также включают в неомарксизм) и т.д.[288]

Исходный пункт неомарксизма определяются терминами «Мир-система» и «Мир-экономика». Мир-система – общность с единой системой разделения труда и множественностю культурных систем[289]. Неомарксизм рассматривает не столько сумму экономических отношений в мире, сколько глобальную систему взаимодействия международных акторов, в которой экономически лидирующие занимают ведущие позиции. Существовали три исторические системы: Мини-системы (недолговечные, локальные); Мир-империи (крупные политические структуры – Российская и Османская империи); Мир-экономики (world economy, мировая экономическая система). До ХVI века наиболее устойчивыми и долговечными были мир-империи. В ХIХ веке капиталистическая мир-экономика Европы охватила весь земной шар, поглотив все прочие системы, и создав современную мир-систему. Неомарксисты так и представляют современные международные отношения как глобальную империю, центр которой использует свои страны-колонии даже не смотря на приобретенную ими после Второй мировой войны независимость.

Мир-экономика (мировое хозяйство) – единая система разделения труда при политическом и культурном многообразии. Возникла в ХVI веке как система, имеющая капиталистическую природу. Основными чертами мир-экономики являются: всемирная организация производства, рост значения транснациональных монополий в мировом хозяйстве, интернационализация капитала и рынков продуктов, уменьшение возможностей государственного вмешательства в сферу финансов. «За время существования («четыре или пять столетий», считает Валлерстайн) мир-экономика прошел в своем развитии несколько стадий, охватив постепенно «весь земной шар». При этом в нем выкристаллизовались такие структурные элементы, как «центр», «полупериферия» и «периферия». Их состав менялся по мере развития отдельных стран и мира-системы и его перехода от одной стадии к другой»[290]

В современном мире неомарксисты, как и представители других теорий, видят взаимозависимость и несимметричность. В прочтении неомарксиста взаимозависимость в мире – это реальная зависимость экономически слаборазвитых стран от индустриальных государств; эксплуатация и ограбление первых последними. Несимметричность взаимозависимости проявилась в неравенстве экономических обменов и неравномерном развитии всей системы. «“Центр”, в рамках которого осуществляется около 80% всех мировых экономических сделок, зависит в своем развитии от сырья и ресурсов “периферии”. В свою очередь, страны периферии являются потребителями промышленной и иной продукции, производимой вне их. Тем самым они попадают в зависимость центра, становясь жертвами неравного экономического обмена, колебаний в мировых ценах на сырье и экономической помощи со стороны развитых государств»[291].

В основе современного системного кризиса капитализма лежит кризис аккумуляции капитала. У него три элемента: «1) прибыль – это максимум разницы между ценой производства и ценой продажи; 2) цену продажи определяет рынок, а не производитель; 3) производители могут контролировать свои издержки: стоимость рабочей силы, затраты на входе, налоговые затраты – и все они растут. Сокращение затрат на входе возможно – переместить производство, получать ресурсы на месте, свободно сбрасывать отходы и т.д. Сегодня мы исчерпали такие возможности. Единственное решение – включить издержки в стоимость, и она растет»[292]. То есть, получение существенной прибыли может давать только монополии. «При наличии монополии продавец может устанавливать любую цену, пока не выходит за пределы, задаваемые эластичностью спроса. Всякий раз, когда мироэкономика претерпевает значительную экспансию, мы можем выделить ту или иную относительно монополизированную ведущую отрасль. Именно производство в этой отрасли позволяет извлечь крупную прибыль и накопить большие объемы капитала. Ведущая отрасль тянет за собой все прочее производство, что и становится основой для общей экспансии мироэкономики. Мы называем этот период первой фазой кондратьевского цикла» [293] [продолжительность одного цикла Кондратьева[294] составляет 40-60 лет].

В конце 1960‑х ‑ начале 1970‑х годов в миросистеме действительно произошло нечто важное. Этот период ознаменовал собой начало спада в двух абсолютно нормальных циклах современной миросистемы: цикле гегемонии и общем экономическом цикле. Период с 1945‑го примерно по 1970 год был эпохой максимальной гегемонии США в мировой системе, а также эпохой подъема в рамках кондратьевского цикла ‑ наиболее мощного подъема из всех когда-либо случавшихся в капиталистической экономике. Французы называют этот период les trente glorieuses («славное тридцатилетие») ‑ и с ними остается только согласиться[295].

Представители неомарксизма отмечают отмечает принципиально новые черты современного капитализма – «глобального капитализма». Это не просто «монполитический капитализм» ‑ в мономополитическую фазу капитализм вступил еще в конце ХIХ века. Новое лицо монополистического капитализма, по мнению С. Амина, надо определить несколькими чертами: «капитализм финансуализированный (генерализированный, обобщенных монополий), ‑ это означает способность монополий вступить в контроль над более широкой производственной системой, чем раньше. Сегодня вся производственная система подчинена крупным монополиям…. Через систему субконтрактов ей подчинены все, даже мелкие предприятия. И в этом состоит качественная новизна современного монополитического капитализма. Это позволяет ему откачивать всю прибавочную стоимость в пользу узкой группы, что является источником растущего неравенства. Такие изменения были достигнуты менее чем за 30 лет»[296].

Основным полем деятельности больших кампаний стала «интернализация». «Таким образом, в паре национальное/глобальное изменяется причинно-следственная связь: раньше национальная сила обеспечивала глобальное присутствие, теперь – наоборот. Поэтому, транснациональные компании, какой бы ни была их национальная принадлежность, имеют общие интересы в управлении мировым рынком»[297]. Интересно, что размер рынка, необходимого для победы в первом этапе конкурентной борьбы, по мнению Амина, составляет около 500-600 миллионов потенциальных потребителей. Затем борьба ведется уже непосредственно за глобальный рынок. Капитализм со времени своего возникновения и в силу своей природы был и остается поляризующей системой, то есть империалистической. Эта поляризация – и сопутствующее ей возникновение господствующих центров и угнетенных периферий, и их воспроизводство, углубляющееся на каждой стадии – неотъемлема от процесса накопления капитала, осуществляемого в глобальном масштабе.

Таблица 11

Основные теоретические расхождения марксизма и неомарксизма

Марксизм Неомарксизм
Экономика определяет развитие общества и МО экономика Экономические структуры важны и даже первостепенны

МО - вторичны

внешняя политика Внешняя политика государств – приоритет.

Внешняя политика играет важную роль

Государства, идеологии, культуры, право строятся производственными процессами «над» экономикой

базис и надстройка Институты и культуры – это не «надстройки»

Закономерности общественного развития предопределят развитие МО

ТМО Возможна автономная ТМО

Интернациональный, или транснациональный капитал объединяет свои интересы, контролируя несколько важнейших условий развития, обладая «пятью монополиями» (С. Амин): монополией на новые технологии; контролем за финансовыми потоками; доступом к природным ресурсам; доступом к средствам коммуникаций; обладанием оружием массового уничтожения. Вероятность коллективного лидерства господствующих групп транснационального капитала в логике капиталистической мир-системы связана с необходимостью контроля целых регионов, контроля, осуществляющегося капиталистическим государством. «G20 - результат убеждения других государств странами развитого мира, представляющего западный капитализм на самой его вершине. … Полагаю, создавшие G8 развитые страны думали так: “Да, встречаясь, мы принимаем некоторые экономические и финансовые решения, но для их реализации на практике и для их системного характера нужны, по меньшей мере, развивающиеся страны, а также государства, в экономическом отношении присматривающие за регионом, в котором они находятся. В этой связи необходимо обратить внимание на страны Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока, Передней Азии, такие как, например, Южная Корея, Бразилия, Турция”. Так в 1999 году возникла эта странная структура G20, объединившая развитый и развивающийся мир»[298].

В «новейшем прочтении марксизма» политику империализма ведет господствующая группа транснационального капитала, которую отличает значительная степень солидарности. «Солидарность… членов триады [США и из внешней канадской провинции, Западной и Центральной Европы, Японии] реальна, и выражается в их “сплочении вокруг глобального неолиберализма”, в котором США с этой точки зрения можно рассматривать как защитника (военного, если необходимо) этих общих интересов»[299]. «Тем не менее, Вашингтон совсем не стремится к равному распределению прибылей от своего господства. США стремятся, наоборот, превратить своих союзников в вассалов, и поэтому согласны только на небольшие уступки своим младшим союзникам по триаде. Приведет ли этот конфликт интересов внутри господствующего капитала к краху атлантического альянса? Не невозможно, но маловероятно»[300].

Возможно, противостояние между конкурирующими центрами системы может изменить положение стран иным образом. «Я не берусь сказать точно», - полагает Валлерстайн, «но скорее Япония и США против Западной Европы, чем какая-либо другая комбинация»[301]. Развитие двух ведущих игроков – России и Китая будут влиять на этот процесс, и на то, «как Япония и США будут противостоять Западной Европе. … в конце концов Китай заключит союз с США и Японией, хотя сегодня это и не так…. Японии тоже нужен Китай. Поладить с Китаем без США ей не удастся. Поэтому мы будем все вместе. И поэтому Европа не с нами. Она хочет сильную армию, Евросоюз. Я не думаю, что Россия захочет, чтобы Европа шла вперед без нее…. Если не будет сделки между Россией и Западной Европой, тогда европейцы инкорпорируют все страны, вплоть до Украины»[302]. В 2001 году Валлерстайн предположил, что у России и Западной Европы есть геополитические причины, чтобы договориться. Поворот США к ориентации на Тихоокеанский регион после длительной ориентации на Атлантический регион, ‑ уже это для Валлерстайна повод и смысл формирования оси Париж-Берлин-Москва. «Кошмар» для России (как и для Германии) – это не американо-китайская война, а как раз американо-китайский альянс (включающий также Японию и Корею)[303].

Неомарксизм видит на международной арене только два действующих класса: всемирная буржуазия и мировой пролетариат. Международные отношения, таким образом, имеют эксплуататорскую (империалистическую) природу и представляют собой борьбу этих двух классов. На сегодняшний день мир представляет собой систему с единой экономикой, в которой сложились «государства-классы» и «регионы-классы». Эксплуатирующая роль в мир-системе отводится центру; затем следует периферия и полупериферия (слаборазвитые государства и регионы). В современном мире происходит рост разрыва между центром и периферией, формирование несимметричной взаимозависимости в пользу США. Выход из сложившейся ситуации ‑ антисистемный разрыв, способствующий освобождению от эксплуатации и установлению мирового социализма.

Таблица 12

Международные отношения теории неомарксизма[304]:

Мир-система: центр-периферия-полупериферия = МО = рост разрыва между центром и периферией

[мир-экономика: мировая буржуазия vs мировой пролетариат] = [МО] = [классовая борьба]

[мировая буржуазия (роль в мир-экономике)]

vs

[мировой пролетариат (роль в мир-экономике)]

Центр, периферия,

полупериферия «мир-системы»;

«государства-классы»,

«регионы-классы»;

Экономики, идеологии, культуры; … n

Приоритет внешней, а не внутренней политики

= Международные отношения

Основаны на совокупности производственных отношений в мировом хозяйстве - Мир-экономике –

единой системе разделения труда при политическом и культурном многообразии

= классовая борьба рост разрыва между центром и периферией мир-экономики (мирового хозяйства)

Будущее:

освобождение от эксплуатации.

Антисистемный разрыв.

Мировой социализм

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР [Текст]: учебное пособие. Научн. ред. д.и.н., проф. Л.Н. Гарусова. Общ. ред. к.и.н., доц. Н.В. Котляр. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. – 230 с.. 2015

Еще по теме Немарксизм:

  1. Павликов С. Н., Убанкин Е. И., Левашов Ю.А.. Общая теория связи. [Текст]: учеб. пособие для вузов – Владивосток: ВГУЭС,2016. – 288 с., 2016
  2. Уткина Светлана Александровна. Английский язык в профессиональной сфере Рабочая программа дисциплины Владивосток Издательство ВГУЭС 2016, 2016
  3. Лаптев С.А.. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО. Рабочая программа учебной дисциплины Владивосток. Издательство ВГУЭС - 2016, 2016
  4. Уткина Светлана Александровна. Английский язык в профессиональной сфере Рабочая программа дисциплины Владивосток Издательство ВГУЭС 2016, 2016
  5. Иваненко Н.В.и др.. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ и защите ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ РАБОТЫ МАГИСТРАНТОВ по направлению подготовки 05.04.06 Экология и природопользование. Владивосток 2016, 2016
  6. Астафурова И.С.. СТАТИСТИКА ПРЕДПРИЯТИЯ. Учебно-практическое пособие. Владивосток 2016, 2016
  7. Т.А. Зайцева, Н.П. Милова, Т.А. Кравцова. Основы цветоведения. Учебное пособие. Владивосток, Издательство ВГУЭС - 2015, 2015
  8. Близкий Р.С., Бедрачук И.А., Лебединская Ю.С.. БИЗНЕС-ПЛАНИРОВАНИЕ [Текст]: учебное пособие / Р.С. Близкий. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2015, 2015
  9. В.А. Андреев, А.Л. Чернышова, Э.В. Королева. Государственный и муниципальный аудит. Учебное пособие., 2015
  10. Кох Л.В., Кох Ю.В.. БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ: Учебное пособие. - Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2006. - 280 с., 2006
  11. Е.В. Бочаров, И.В. Шульга. УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Особенная часть): Учебное пособие. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2016, 2016
  12. Полещук Т.А.. БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ В БЮДЖЕТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ: Учебное пособие. - Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2006. - 108 с., 2006
  13. Саначёв И.Д.. ВВЕДЕНИЕ В ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ: конспект лекций. - Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2008. - 116 с., 2008
  14. Стреленко Т.Г.. Развитие туризма в Приморском крае: хрестоматия: в 3 ч. Ч. 1: Современное состояние туристской отрасли Приморского края / Т.Г. Стреленко; науч. ред. Г.А. Гомилевская. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. – 316 с., 2015
  15. Коротина О.А.. История психологии: учебное пособие. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. – 179с., 2015