<<
>>

2. Политика добрососедства как основа трансграничных отношений Китая

. Основой трансграничных отношений Китая в АТР является политика в отношении сопредельных страны (zhoubian waijiao[81]). Выявить истоки ее происхождения достаточно сложно: некоторые ученые видят в ней политику, проводимую Дэн Сяопином еще с начала 1980-х гг., другие – говорят о начале 2000-х гг., когда китайские лидеры стали активно использовать понятие zhoubian waijiao в описании своей внешней политики.

Тем не менее в том или ином виде особое отношение к окружающим странам в Китае существовало исторически в силу двух причин. Во-первых, Китай обладает самой протяженной сухопутной границей в мире (более 22 тыс. км) и значительной морской. При этом исторически сложилось так, что в отличие от Европы, где Вторая мировая война в основном расставила все точки над i в территориальных вопросах, этого не произошло в Восточной Азии. Поэтому с образованием Китайской Народной Республики ей досталась не только протяженная, но и проблемная граница. Во-вторых, в приграничных с Китаем странах и территориях исторически было велико китайское (ханьское) население. Например, в Сингапуре его доля достигает 74%, в Малайзии – 26%, в Тайланде – 14%, в Индонезии – 4%. При этом, по некоторым оценкам, этнические китайцы контролируют около 70% накопленного богатства в Юго-Восточной Азии.

Активизация современной политики в отношении сопредельных стран была вызвана международной изоляцией, в которую попал Китай после Тяньаньмэньских событий в 1989 г. В условиях санкций западных стран китайскому государству пришлось быстро компенсировать сокращающиеся торговые и инвестиционные потоки посредством развития связей с соседями, так как последние не предпринимали каких-либо ограничительных мер в отношении КНР. Данное направление внешней политики Китая стало спасением курса властей на интеграцию в мировое хозяйство и в краткосрочной перспективе позволило стране продолжить развитие экспортоориентированных отраслей. В начале 1990‑х гг. Китай восстановил или установил дипломатические отношения со многими сопредельными странами: Индонезией, Сингапуром, Брунеем, Южной Кореей, Вьетнамом и Монголией. Именно на этот период пришлось урегулирование основных территориальных споров по линиям прохождения сухопутной границы: был подписан договор с Лаосом о границе, достигнуто соглашение о базовых принципах решения территориального спора с Вьетнамом, в мирное русло переведен конфликт с Индией с подписанием двусторонних соглашений об установлении доверительных отношений и мира в неразделенных пограничных зонах. С конца 1980-х и по середину 2000-х гг. были полностью урегулированы территориальные разногласия с Россией.

Когда Си Цзиньпин и Ли Кэцян заняли ведущие посты в государстве в 2012 г., первыми пунктами их зарубежных визитов были соседние страны. В октябре 2013 г. в Пекине прошло первое «Рабочее заседание по вопросам внешней политики в отношении окружающих стран», на котором присутствовали руководители центральных и региональных органов власти, выступали председатель КНР Си Цзиньпин и премьер Ли Кэцян. В своей речи глава КНР указал, что базовыми задачами внешней политики являются «…всестороннее развитие отношений с соседними странами, укрепление добрососедства и дружбы, углубление взаимовыгодного сотрудничества, поддержание суверенитета, безопасности и интересов развития Китая…».

Основу трансграничных отношений КНР составляют «пять принципов мирного сосуществования»: (1) взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности, (2) взаимное ненападение, (3) взаимное невмешательство во внутренние дела, (4) равноправие и взаимная выгода, (5) мирное сосуществование. Из них в дальнейшем была выведена формула взаимоотношений с окружающими государствами: «дружественное соседство (mulin) – мирное соседство (anlin) – богатое соседство (fulin)». Она подчеркивает необходимость сближения сопредельных с Китаем стран в области политики, безопасности и экономики.

Многие эксперты, ученые и политики Китая нередко указывают, что современная «политика добрососедства» является продолжением традиционного китайского «миролюбия». Однако данный тезис не подтверждается историей Китая. Традиционная китайская культура предполагает как миролюбивый подход к внешним связям (парадигма Конфуция-Мэнцзы), так и агрессивный (Сунь Цзы). Обе концепции всегда существовали параллельно, поэтому рассматривать современную внешнюю политику КНР и ее проекцию на сопредельные страны как продолжение традиций нецелесообразно. Политика добрососедства является следствием необходимости поддержания безопасного окружения для целей текущей модернизации страны.

Со второй половины 1990-х гг. КНР стала использовать свои возросшие экономические ресурсы для усиления своего влияния в сопредельных странах. Во время азиатского экономического кризиса в 1997 г. Китай впервые проявил себя как один из гарантов стабильности в Юго-восточной Азии (ЮВА), предоставив странам региона льготные кредиты и не девальвировав валюту (тем самым ухудшив условия торговли для себя) как это сделали многие страны в регионе. При этом китайские действия выглядели крайне привлекательно на фоне жестких требований МВФ и других кредитных организаций к заемщикам ЮВА, спасавшим свою экономику.

Китай успешно развивает трансграничные связи с соседями и странами АТР, устраняя эффекты границ. В 2001 г. он подписал соглашение с АСЕАН о создании зоны свободной торговли, которая стала функционировать с 2010 г. В дальнейшем похожие договорные обязательства были подписаны с Чили (2005 г.), Сингапуром ( 2008 г.), Новой Зеландией (2008 г.), Пакистаном (2009 г.), Перу (2009 г.) и Коста-Рикой (2010 г.)[82]. В настоящее время идут переговоры о создании условий свободной торговли с Шри-Ланкой, Австралией, Южной Кореей, а также в трехстороннем формате с Южной Кореей и Японией. Эти соглашения нивелируют барьерные функции границы (таможенные пошлины, технические регламенты и т.д.), облегчая движение товаров и капитала между государствами.

Одним из наиболее серьезных достижений внешней политики КНР в организационном плане стало формирование институтов многостороннего сотрудничества со странами АТР и особенно соседними странами. На юго-восточном направлении в 1991 г. КНР начала сотрудничество с АСЕАН в качестве консультативного партнера, затем с 1997 г. стала постоянным членом неформальных форумов АСЕАН+Китай и АСЕАН+3 (КНР, Республика Корея, Япония), а с 2005 г. – постоянным участником Восточноазиатского саммита. В сотрудничестве со странами Центральной Азии и Россией в 1996 г. Китай стал инициатором создания Шанхайской пятерки, которая затем в 2001 г. эволюционировала в Шанхайскую организацию сотрудничества. На восточноазиатском направлении с 2003 г. Китай являлся ключевым игроком шестисторонних переговоров по Корейскому полуострову, которые в настоящий момент приостановлены. На южном - в 2005 г. Китай был принят в качестве наблюдателя Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии.

Помимо вышеуказанных крупных многосторонних институтов сотрудничества Китай участвует в огромном количестве более мелких. Некоторые из них представлены в Таблице 1.

Таблица 1

Некоторые институты многостороннего сотрудничества в Восточной Азии и АТР, в которых КНР принимает активное участие с начала ХХI в.

Сфера применения Формальные институты Неформальные институты
Политика Совместная декларация Китая и АСЕАН о стратегическом партнерстве для обеспечения мира и процветания Восточноазиатский саммит;

Диалог Китай-АСЕАН на высшем и министерством уровне;

Региональный форум АСЕАН

Безопасность Шанхайская организация сотрудничества Механизм шестисторонних переговоров;

Декларация сторон о поведении сторон в Южно-китайском море (КНР-АСЕАН);

Совместная декларация КНР и АСЕАН о сотрудничестве по проблемам нетрадиционной безопасности;

Диалог Китая, Японии и Южной Кореи по проблемам безопасности

Экономика Соглашение о многосторонней инициативе Чианг Май[83];

Зона свободной торговли КНР-АСЕАН;

Соглашение о тесном экономическом сотрудничестве

Боаоский азиатский форум;

Группа стратегического видения Восточной Азии;

Расширенная туманганская инициатива;

Программа регионального экономического сотрудничества в Центральной Азии;

Программа экономического развития в субрегионе Большого Меконга;

Форум сотрудничества в заливе Пань-Бэйбу

Защита окружающей среды Механизм сотрудничества в субрегионе Большого Меконга Ежегодная конференция по вопросам сотрудничества в области охраны окружающей среды Северо-Восточной Азии;

Механизм сотрудничества в деле предотвращения песчаных бурь (Китай, Монголия, Япония, Республика Корея и КНДР);

Партнерство в области экологичного распоряжения морями Восточной Азии;

Координационный орган по морям Восточной Азии;

Декларация КНР и АСЕАН о сотрудничестве в Южно-китайском море.

Медицина Программа контроля новых инфекционных заболеваний АСЕАН + 3 Механизм сотрудничества в сфере общественного здравоохранения АСЕАН +3;

Встречи министров здравоохранения в формате АСЕАН +3

Трансграничная преступность Шанхайская организация сотрудничества Механизм сотрудничества в сфере борьбы с трансграничной преступностью АСЕАН +3 (на министерском уровне)
Наркотрафик Шанхайская организация сотрудничества;

План по борьбе с наркотиками Китай-АСЕАН

«Пекинская декларация» о сотрудничестве в сфере борьбы с наркотиками Китая, Мьянмы, Камбоджи, Лаоса, Вьетнама и Тайланда

Несмотря на углубление трансграничных экономических связей и миролюбивую политику в отношении близлежащих стран и стран АТР, с 2009 г. у Китая стали складываться напряженные отношения со многими государствами региона. Усилились трения со странами АСЕН по поводу территориальных споров в Южно-китайском море и принципов построения региональных многосторонних институтов. Неразрешенным для Китая остается вопрос совместной границы с Индией. Значительную напряженность в японо-китайские отношения вносят споры по поводу островов Дяоюй (Спратли).

В основе ужесточения китайской позиции по территориальным вопросам лежит растущий китайский национализм. Его возникновение неизбежно и связано с необходимостью мобилизации ресурсов общества в рамках государственных границ. Националистическая идеология позволяет, во-первых, укрепить легитимность нынешних властей Китая, т.к. последние позиционируют себя в качестве основных защитников китайской нации, ее культуры и ценностей, во-вторых, объединить экономическое пространство страны, которое еще в 1990-е гг. было фрагментировано больше чем в Евросоюзе.

Председатель КНР Си Цзиньпин внес значительный вклад в развитие идей китайского национализма. В своей речи на церемонии закрытия съезда ВСНП в марте 2013 г. он заявил о необходимости реализации «китайской мечты возрождения величия китайской нации». В начале декабря 2013 г. в Китае вышел первый сборник речей Си Цзиньпина, раскрывающих данную концепцию. В отличие от «американской мечты», где в центр поставлено благосостояние индивида, в китайском варианте в центр помещен народ и его возрождение.

Национализм, безусловно, внесет негативную струю во взаимоотношениях с другими государствами. При этом он, позволяя консолидировать общество внутри страны, неизбежно вызывает подозрительность и ответную реакцию со стороны близлежащих государств. В США сегодня укрепляется уверенность в том, что не стоит предпринимать активных действий по сдерживанию Китая в Азии, т.к. окружающие Китай сами начнут формировать неформальную антикитайскую коалицию, что можно увидеть в действиях Вьетнама, Индии, Японии, Индонезии и других стран, которые в последние годы интенсифицировали военно-политическое сотрудничество.

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР [Текст]: учебное пособие. Научн. ред. д.и.н., проф. Л.Н. Гарусова. Общ. ред. к.и.н., доц. Н.В. Котляр. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. – 230 с.. 2015

Еще по теме 2. Политика добрососедства как основа трансграничных отношений Китая:

  1. Тема 3. Китай в системе международныхотношений в АТР С.А. Иванов[80] 1. Потенциал Китая в системе трансграничных отношений АТР 2. Политика добрососедства как основа трансграничных отношений Китая 3. Участие китайских регионов в трансграничных отношениях 4. Россия и Китай в системе трансграничных отношений в АТР
  2. Политика добрососедства как основа трансграничных отношений с Китаем
  3. Тема 9. Этнокультурные и религиозные традиции как фактор международных отношений в АТР Н.В. Петрова[305] 1. Цивилизационные особенности Китая и США в контексте международных отношений в АТР. 2. Трансграничное гуманитарное сотрудничество России и Китая: основные тенденции.
  4. Потенциал Китая в системе трансграничных отношений в АТР
  5. 1. Потенциал Китая в системе трансграничных отношений АТР.
  6. 2. Трансграничное гуманитарное сотрудничество России и Китая
  7. Трансграничное гуманитарное сотрудничество России и Китая: основные тенденции
  8. Тема 4. эволюция политики японии в АТР Б.М. Афонин[86] 1. США как главный военно-политический союзник Японии в АТР 2. Японо-китайские отношения в прошлом и настоящем 3. Политика Япония на Корейском полуострове 4. Российско-японские отношения: возможности и ограничения
  9. КАУРАКОВА МАРИЯ ВИКТОРОВНА. ТРАНСГРАНИЧНЫЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ФОНД КАК СУБЪЕКТ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук., 2014
  10. Участие китайских регионов в трансграничных отношениях
  11. 3. Участие китайских регионов в трансграничных отношениях.
  12. Россия и Китай в системе трансграничных отношений в АТР
  13. 4. Россия и Китай в системе трансграничных отношений в АТР.
  14. Что человек находит в отношении? Как формируется содержание Я в отношении? Как Я создает отношение?
  15. § 3. Монастырский иммунитет как основа правового регулирования имущественных отношений государства и церкви
  16. § 3. Конституция России как важнейший нормативный правовой источник и основа регулирования экономических отношений и экономики
  17. Вопрос 50. Экономическая теория как научная основа экономической политики
  18. Политико-правовая мысль Древнего Китая
  19. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР Учебное пособие