<<
>>

«Правительства стран-участниц АСЕАН и Правительство КНР

... желая вывести эти отношения вХХІ веке на новый уровень добросо-

седства и взаимодоверия... 3)... подтверждают свою приверженность и уважение к свободе перемещения по Китайскому морю морского транспорта и свободе перемещения авиатранспорта над Китайским морем, как это оговорено в международном законодательстве и, в частности, в Конвенции ООН о морском праве от 1984 г.; 4) ...

обязуются решать возникающие территориальные и судебные конфликты и разногласия путем мирных переговоров и консультаций между непосредственно заинтересованными суверенными государствами, в соответствии с международно признанными уставами и законами, включая Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г; 5) стороны обязуются удерживаться от действий, которые могут усугубить возникшие конфликты и повредить миру и стабильности, включая такие действия, как самовольное заселение на ранее не обитаемые острова и рифы, а также обязуются решать разногласия конструктивными методами>>1.

Одно из положений Декларации предусматривает выработку единого обязательно для всех сторон Кодекса поведения, который определит окончательные параметры урегулирования конфликта и поведения в ЮжноКитайском море, богатом залежами углеводородов. После подписания Декларации в 2002 г. конфликт в Южно-Китайском море перешел в «тлеющую» фазу2 и вернулся на очередной виток эскалации в 2010-х гг., когда соседи Китая начали укреплять военное сотрудничество с США в ответ на агрессивное поведение КНР в многочисленных территориальных спорах. По сути, в конфликте в Южно-Китайском море на карту поставлено соблюдение Китаем норм международного права. Любое действие за пределами Конвенции по морскому праву означает, что Китай получает «ярлык заносчивого, агрессивного и дестабилизирующего соседа»3, который ставит КНР в невыгодное геополитическое положение. С другой стороны, США «возвращается» в Азию для обеспечения свободной навигации в Южно-Китайском море и как реальный противовес китайским притязаниям. В этот период территориальные вопросы на дипломатическом языке в целом суммируются терминами «спорная зона» и «спорные территории», смещаясь в плоскость международного права, охраны национальных границ, региональной и глобальной безопасности. [231] [232] [233]

В мае 2014 г. Пекин принял председательство в Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА)1 от Турции. «Мы должны придерживаться основных норм международных отношений - таких, как уважение независимости, суверенитета и территориальной целостности, а также взаимное невмешательство во внутренние дела других стран. Мы должны уважать политические системы и методы развития, выбранные различными государствами. Мы также должны уважать разумные опасения каждой страны по поводу безопасности. Для коллективной безопасности региона невыгодно укрепление военных альянсов с третьими сторонами», - заявил Си Цзиньпин на открытии саммита СВМДА в Шанхае. Слова председателя КНР Си Цзиньпина, по-видимому, были адресованы странам, которые укрепляют оборонное сотрудничество с США2. Вместо альянсов с «третьими странами» предлагается использовать СВМДА в качестве «площадки для диалога и сотрудничества в области безопасности» и «создания механизма консультаций в сфере обороны» и сформировать на основе СВМДА новую структуру.

Итак, «формула» международных отношений в либерально-идеалистической теории представляет в качестве основания международных отношений универсальные нормы права (закона) и морали. Поскольку и сами международные отношения есть результат «договора» самых разных, но связанных постоянным взаимодействием участников, в будущем их объединение будет существовать в условиях вечного мира. Международные отношения - это, прежде всего, столкновение разнонаправленных «свобод», и стороннему наблюдателю это покажется анархией. Те не менее, действие «права», решающего любые вопросы, спо- [234] [235] собно не допустить повреждения свободы отдельной нации или опасного для всех мирового конфликта.

Международные отношения в классической либеральноидеалистической теории:

Частные лица + общественные группы + неправительственные организации + межправительственные организации + государства +

ТНК + ...n

Не обязательно политические

= Международные отношения (договорное взаимодействие объединений индивидуумов, «со-обществ») Основаны на универсальных номах права и морали

= Анархия (свобода) Будущее: вечный мир

Участник 1 (актор) + Участник 2 (актор)... = МО = Анархия

Неолиберализм. В начале 1970-х гг. рост экономических связей между государствами и растущая роль транснациональных корпораций запустила процесс интернационализации мировой экономики и привела промышленно развитые демократические страны в состояние, характеризуемое «множеством проблем мировой политики, множеством акторов (не только государств) и неэффективностью использования силы для решения многих проблем»[236]. Наиболее модным названием для этих изменений было слово «взаимозависимость». В теории начался период анализа взаимоотношений между взаимозависимостью и властью. Роберт Кохейн и Джозеф Най «подхватили эти темы, начав с совместно отредактированного специального выпуска журнала «Международная организация» по вопросу транснациональных отношений (1972)» и активировали термин, который, по выражению Кохейна, «придумали не мы, но именно мы ввели в литературу по мировой политике»[237]. Так, в 1970-х Дж. Най и Р. Кохейн выстроили теорию, «объясняющую идею «комплексной взаимозависимости», т. е. идеального типа для анализа ситуаций, касающихся разнообразных транснациональных проблем и контактов, в которых сила не является приемлемым инструментом политики». Р. Кохейн[238] говорит: «Взаимозависимость саму по себе мы определили широко, дабы включить и стратегические моменты использования силы, и экономические моменты. В нашем анализе взаимозави-

симость зачастую асимметрична и в значительной степени затрагивает политические вопросы: действительно, асимметрия при взаимозависимости производит властные ресурсы как в случае государств, так и в случае негосударственных акторов»[239].

Основные положения неолиберализма были сформулированы Робертом Кохейном[240] в его книге «После гегемонии» (1984) - комплексном исследовании сотрудничества среди развитых капиталистических стран[241]. Тема сотрудничества экономически развитых государств в условиях взаимозависимости и международно-правовых механизмов постоянно дополняется неолибералами. В традиционной борьбе за лидерство государство-победитель занимало место гегемона, определяющего направление развития всей системы международных отношений. В современном мире установился мирный и консенсусный порядок - «международный режим», в котором ни одно государство не было гегемоном. «США, - утверждал Кохейн, - в послевоенную эру золотого стандарта доллара могли какое-то время выступать в качестве гегемона Запада, но после отмирания Бретонвудской системы в начале 1970-х гг. Соединенные Штаты стали просто партнером, хотя и крупным, в новом многостороннем порядке, основанном на рациональном экономическом обмене и сотрудничестве»[242]. Международные режимы стали механизмами для упрощения децентрализованного сотрудничества на мировой арене, заменив собой идею мирового правительства.

В конце 1980-х природа политики меняется: игроков стало больше, возрастает роль частных субъектов на транснациональном и внутреннем уровне; расширился список проблем, стоящих на повестке дня; растет экологическая взаимозависимость, а также в финансах и торговле. Произошло то, что Дж. Най называет «перераспределением силы». «Равновесие сил не изжило себя, но его возможности определять стратегию государств более ограничены»[243]. Сила - это мощь, которую в либеральном понимании требуется разделить на смысловые части. Для неолиберала есть три разные силы, вернее три главных источника силы - это военная мощь, экономическая успешность и «мягкая сила»,

при этом каждая из них имеет свои пределы. В условиях падения роли государств и преобладания экономических интересов национальный интерес направлен на обеспечение экономического процветания и политической стабильности. В конечном счете военная, жесткая мощь не нужна; она неэффективна и дорого обходится. Как выразился автор концепции мягкой силы американский политолог Джозеф Най: «Сила - это влияние, а не ресурсы или война»[244] (термин «мягкая сила» получил окончательное оформление в 2004 г.[245]). Традиционные силовые потенциалы в гораздо меньшей степени влияют на систему в целом, хотя бы потому, что жесткая сила (жесткая мощь, hard power) «привязана» к государственной политике. Г ибкая сила («мягкая сила», soft power) - это способность влиять на других для достижения желаемого результата за счет привлекательности и убеждения. Ее компонентами являются: культура, политическая идеология, дипломатия в широком смысле слова. Мягкая мощь относительно независима от государства и правительства[246]. Мягкая сила[247] обеспечивает «понуждение других хотеть результатов, которые вы желаете получить» и моральную притягательность действий.

Место и роль силы зависят от той части мировой политики, в которой она применяется. В определении Дж. Ная мировая политика - это «шахматная игра на трехмерной доске», верхний уровень в которой составляют «классические» межгосударственные отношения на основе баланса силовых возможностей (мир однополярен); средний уровень - экономические отношения (многополярен); нижний уровень - транснациональные элементы: терроризм, международная преступность, экологические угрозы (здесь как раз и требуется применение мягкой силы)[248]. Для победы на каждом уровне нужно адекватное соотношение ресурсов и инструментов.

Жесткая сила - это экономическая и военная сила, и она по-прежнему не теряет своего ключевого значения в международных отношениях. Вероятно, традиционная теория силы из политического реализма широко распространилась во все мирополитические теории. В неолиберализме жесткая сила или «жесткое могущество» - это способность к принуждению, обусловленная военной и экономической мощью страны»[249]. В процессе своего применения жесткая сила тесно переплетается с разными аспектами мягкого влияния. Тем не менее, рост авторитета так называемых новых, негосударственных акторов международных отношений, не располагающих собственными вооруженными силами, но стремящихся установить и закрепить свое международное влияние, активизирует процесс практического применения ресурсов мягкой силы.

<< | >>

Еще по теме «Правительства стран-участниц АСЕАН и Правительство КНР:

  1. Статья 13. Общие полномочия Правительства Российской Федерации Правительство Российской Федерации в пределах своих полномочий: организует реализацию внутренней и внешней политики Российской Федерации;
  2. Статья 23. Акты Правительства Российской Федерации Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.
  3. 3.5.1. Страны-участницы и правила проведения лотереи
  4. 7.5. Правительство Российской Федерации
  5. § 4. Правительство Российской Федерации
  6. Правительство
  7. 7.3. Правительство Российской Федерации
  8. Лекция 10. Правительство РФ
  9. Правительство
  10. Тема. Правительство Российской Федерации.
  11. Глава IV. О правительстве