<<
>>

4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей.

Помимо экономических и бюрократических связей РК весьма активно проводит в ДВФО культурную дипломатию. В частности, в Приморье каждый год проводятся дни корейской культуры, поддерживаются гастроли исполнителей классической музыки, научные конференции, студенческие обмены, преподавание корейского языка в средних школах.

Генеральное консульство РК старается участвовать в публичных мероприятиях и общаться с местной прессой. В Южно-Сахалинске в отдельном здании работает Корейский культурный центр. При этом на фоне расширяющихся деловых и гуманитарных связей популярность в ДВФО корееведения как специальности высшего образования в последнее десятилетие заметно сократилась, так что зачастую на обменные программы за счет корейского правительства не удается найти кандидатов. Россия, по наблюдениям посла Ивашенцова, тоже старается поддерживать в РК свое культурное присутствие, но представлена здесь преимущественно столичными исполнителями. Особой популярностью в РК пользуется выступавший в боях без правил российский борец Фёдор Емельяненко, в связи с чем всё больше корейцев, подражая ему, занимается советской борьбой самбо[136].

Попытки культурных связей со стороны КНДР самые скромные, их тоталитарная стилистика мало кого интересует. Впрочем, Общество дружбы Россия - КНДР продолжает действовать, во Владивостоке работает два северокорейских ресторана, поездки в КНДР привлекают небольшой, но стабильный поток российских туристов. Отметим, что добраться в КНДР из России можно только через территорию Приморья: на поезде через станцию Хасан или авиарейсом Владивосток - Пхеньян. В культурных контактах КНДР обычно выступает принимающей стороной, поскольку не представляет какого-либо интереса для учреждений Дальнего Востока. Отдельный вид общественных связей составляют межпартийные встречи пол линии КПРФ - Трудовая партия Кореи.

Корейская диаспора Дальнего Востока является существенным фактором экономических и гуманитарных связей региона не только с РК, но и с КНДР. По данным переписи 2010 г., в России живет 153156 корейцев - граждан России. Хотя корейская диаспора присутствует во многих субъектах Дальнего Востока, преобладающая его часть сконцентрирована в Приморском крае и Сахалинской области. В своем большинстве дальневосточные корейцы проживают в крупных и средних городах. В 1990-е – 2000-е гг. в Приморье имела место тенденция к расселению части прибывающих в край корейских мигрантов в сельской местности – особенно в таких районах исторического (конца XIX – начала ХХ вв.) проживания корейцев[137].

В ходе переписи населения 2002 г. только 40% российских корейцев заявили о владении корейским языком. При этом фактический уровень распространенности корейского языка, скорее всего, еще ниже. Так, согласно данным проведенного в 2007 г. опроса корейцев в европейской части России, лишь 4% из них свободно говорят по-корейски и еще 24,22% знают язык в степени, позволяющей им общаться с гражданами РК и КНДР. Молодое поколение местных корейцев воспитано в современной российской культуре, ему претит южнокорейский патриархат, с которым оно сталкивается на стажировках или в работе. Репатриация русских корейцев в РК, значительная в 90-е гг., сегодня продолжается, но уже в очень малом объеме[138].

Во многих регионах России созданы диаспоральные организаций различного типа: национально-культурные объединения, фонды, землячества, деловые ассоциации. Особенно активно такие организации формировались в ДВФО. В настоящее время только в четырех городах региона: Южно-Сахалинске, Владивостоке, Уссурийске и Хабаровске – насчитывается 17 таких организаций. Наряду с этим, в ДВФО существует несколько корейских газет, национальных ансамблей, школа с корейским этнокультурным компонентом (г. Уссурийск) и редакция корейского телерадиовещания (г. Южно-Сахалинск). Одним из последствий проживания корейской диаспоры в ДВФО стало вхождение здесь в широкий обиход блюд корейской кухни. Также РК оказала большое влияние на формирование в ДВФО в 90-е гг. протестантских общин (в самой Корее протестантизм широко распространился на рубеже XIX-XX вв.).

На протяжении последних двадцати лет неоднократно предпринимались попытки создания организации, которая была бы способна представлять интересы всех российских корейцев. Наиболее успешной из них стало образование в 1996 г. Федеральной национально-культурной автономии корейцев России. Однако в целом корейское общественное движение остается очень неоднородным и внутренне противоречивым. Участвующие в нем локальные организации расходятся в представлениях о будущем корейской общины в России, в отношении к национальной политике России, в выборе международных партнеров на Корейском полуострове[139].

Северокорейцы, работающие в ДВФО, с русскими корейцами общаются очень ограниченно, а общение северян и южан здесь абсолютно исключено, причем крайнюю взаимную подозрительность проявляют обе стороны. На местных общественных мероприятиях представители КНДР и РК никогда не пересекаются. Единственным исключением является встреча генеральных консулов РК и КНДР на праздновании восточного нового года в диаспоральном культурном центре в городе Артём (Приморье).

В РК в постсоветские годы сформировалась довольно крупная русскоязычная община, прежде всего, в Пусане и Сеуле. Численность граждан России в 2000-е годы составляла 3000-4000 человек, по оценкам посольства России в Сеуле. При этом к мероприятиям общины тянутся все выходцы из бывшего СССР, постоянно или временно проживающие в РК. Общение в русскоязычной среде весьма оживленное: поддерживается сайт «Русская Корея», выпускается газета «Сеульский вестник», регулярные богослужения проводит православный храм в Сеуле, празднуются российские и советские праздники[140]. Община при этом никоим образом не участвует в местном политическом процессе. В КНДР русские лишь работают на временной основе, остаточный интерес к русской культуре там существует, но, например, русский язык как иностранный вытесняется китайским и английским

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР [Текст]: учебное пособие. Научн. ред. д.и.н., проф. Л.Н. Гарусова. Общ. ред. к.и.н., доц. Н.В. Котляр. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. – 230 с.. 2015

Еще по теме 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей.:

  1. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей
  3. 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей.
  4. 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей.
  5. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей
  6. Социальные связи Дальнего Востока с Республикой Кореей и КНДР
  7. 6.4.4. Лаврентьев А. В., Медведева Л. М. Опыт реформирования морского транспорта на Дальнем Востоке России: некоторые аспекты социально-экономической безопасности
  8. 8.3. Болотин Е.И., Лубова В.А. Географические особенности современного состояния заболеваемости населения российского Дальнего Востока социально значимыми болезнями
  9. ТЕМА 7. Международные миграционные процессы: российский Дальний Восток Л.Н. Гарусова[142] Международная миграция: сущность, значение, возможности регулирования. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке. Проблема адаптации и социализации мигрантов как фактор национальной безопасности
  10. ПРОМЫШЛЕННАЯ БОРЬБА C МЕТРОПОЛИЯМИ B СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ АМЕРИКЕ
  11. Связи с Северной Европой
  12. 2. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке.
  13. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке
  14. Новые подходы правительства России к развитию Дальнего Востока
  15. Возникновение очага напряженности на Дальнем Востоке.