<<
>>

2. Возможности развития культуры и разрешения проблем цивилизационного развития

Если анализировать полный спектр свидетельств о жизни различных обществ и представи-

телей некоторых специфических субкультур (шаманов, йогов высоких рангов), то представ-

ляются возможными три типа цивилизации.

Первый — технократическая. Это определение следует понимать не в том смысле, что

власть в обществе принадлежит так называемым «технократам» — тем, кто осуществляет вос-

производство и развитие техносферы; а в том смысле, что в технократической цивилизации

все без какого-либо исключения — заложники и невольники техносферы, властвующей над

обществом, хотя и порождённой и воспроизводимой самим же обществом в режиме непред-

сказуемости последствий — прежде всего вредоносных последствий такого «развития».

Второй — экотехнологическая. Научно-технический прогресс в ней носит этико-

ноосферный характер, и он управляем на основе предсказуемости его последствий для обще-

ства и биосферы. При этом её главным и безальтернативным требованием к развитию техно-

сферы является воспроизводство биологически здоровых поколений людей и устойчивость

биоценозов в местах проживания и хозяйственной деятельности. Эта цель является безальтер-

нативно первоприоритетной во всех проектах развития техносферы.

Устойчивость биоценозов и биосферы в целом является интегральным и, по сути —

единственным, критерием успешности цивилизационного развития на основе прин-

ципа этико-ноосферной обусловленности жизни общества.

Третий — биологическая. В ней люди не нуждаются в техносфере в силу того, что культу-

ра обеспечивает освоение генетического потенциала развития личности каждым и то, что ныне

называется «паранормальными сверхспособностями», становится социальной нормой и осно-

вой жизни общества. При этом у людей нет потребности защищаться от воздействия природ-

ной среды обитания путём создания искусственной среды обитания.

С точки зрения большинства биологическая цивилизация в том смысле, как этот термин оп-

ределён выше, невозможна, поскольку «этого не может быть потому, что этого не может быть

никогда» (такова власть господствующих нравственно-мировоззренческих парадигм). Тем не

менее, есть свидетельства, которые говорят о том, что не все возможности, открытые для ос-

воения человеку в его личностном и общественном развитии, мы используем в исторически

сложившихся культурах1. И возможное освоение в перспективе некоторых из такого рода спо-

1 См., в частности: Лобсанг Рампа. Третий глаз. Пер. с английского В. Трилис. — Киев: София. 2000. — 192 с.

Аргуэльес Хосе. Фактор майя (Внетехнологический путь). — Русское изд. Томск: Зодиак. 1994.

Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера.

собностей (ныне осваиваемых только продвинутыми йогами) даёт основание к тому, чтобы

утверждать, что биологическая цивилизация в указанном выше смысле объективно возможна.

Однако прямой переход к ней от нынешнего заложничества в технократии культура современ-

ных цивилизованных обществ обеспечить не способна.

Поддержание же и впредь технократического характера глобальной цивилизации в силу

«инерции мышления», сиюминутного потребительского своекорыстия и политического безво-

лия — это в перспективе гарантированное самоубийство человечества вследствие биологиче-

ского вырождения, роста энерговооружённости на фоне безответственности и проникновения

дурной воли и слабоумия вырожденцев во всё более глубокие основы бытия Мироздания.

В таких обстоятельствах разрешение проблем человечества требует перехода к экотехноло-

гической цивилизации в глобальных масштабах, которое осуществимо на основе достижений

культуры нынешней глобальной цивилизации.

На этом пути необходимо решение двух задач:

1. Обеспечить воспроизводство биологически здоровых поколений.

2. Обеспечить их воспитание и образование на основе нравственно-мировоззренческой пара-

дигмы этико-ноосферной (биосферной) обусловленности жизни общества и каждого инди-

вида, имеющее целью освоение всеми детьми их генетического познавательно-творческого

потенциала. Необходимо отметить, что для этого потребуется изжить исторически сло-

жившуюся систему образования — школу зубрёжки и программирования психики гото-

выми «рецептами решения проблем», основанную на парадигме безответственности ин-

дивида и обществ за их действия и перекладывания задачи разрешения порождаемых

внутрисоциальных и биосферно-экологических проблем на потомков.

И переход от технократической к экотехнологической цивилизации этико-ноосферного ха-

рактера — насущная необходимость, так как это — единственная реальная альтернатива

экологическому самоубийству человечества, поскольку эта альтернатива информационно-

алгоритмически обеспечена достижениями современной науки и культуры в целом.

При взгляде с позиций достаточно общей теории управления культуре как социальному яв-

лению можно дать следующее определение: культура — совокупность информации и алгорит-

мики, передаваемых в обществе от поколения к поколению в готовом к употреблению виде

помимо генетического механизма биологического вида. Личностная культура — та доля куль-

туры общества, которую освоил индивид, и его собственные наработки. Реализуемая в прак-

тической деятельности способность к осуществлению собственных наработок — главный фак-

тор модификации исторически сложившихся культур обществ как в направлении их развития,

так и в направлении их деградации.

27

Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера.

Т.е. культуру общества следует рассматривать как информационно-алгоритмическую сис-

тему. Это означает, что вне зависимости от того, осознают люди этот факт либо же нет, но вся-

кая культура объективно несёт в себе направленность на достижение вполне определённых

целей, определённых результатов модификации жизни общества на её основе, а равно и под её

властью.

То обстоятельство, что общество само породило культуру и непрестанно её изменяет,

большей частью не задумываясь о целях, на которые при этом люди вольно или невольно ори-

ентируют и переориентируют культуру и субкультуры в её составе, существа дела не меняет.

Анализируя роль культуры в жизни общества и в особенности последствия и характер по-

явления в культуре той или иной ранее не известной в ней информации и алгоритмики, можно

придти к выводу, что исторически сложившиеся цивилизованные общества порождают три

уровня несвободы индивидов.

Уровень первый. На нём пребывают освоившие некий минимум общеупотребительных

социально значимых знаний и навыков и не умеющие самостоятельно осваивать (на основе

литературы и иных источников информации) и производить «с нуля» новые для них знания и

навыки, тем более сложные знания и навыки, выработка и освоение которых требуют как лич-

ностной дисциплины, так и определённых трудозатрат на протяжении подчас весьма продол-

жительного времени.

Такие люди способны работать только в профессиях, не требующих какой-либо специали-

зированной квалификации, или в массовых профессиях, которые можно без особых затрат

труда и времени освоить на основе всеобщего образовательного минимума, характеризующего

всякое культурно своеобразное общество в любую эпоху. Они — наиболее несвободны, по-

скольку практически не имеют свободного времени и не способны войти в иные сферы дея-

тельности кроме тех, которые так или иначе освоили и в которых оказались, возможно, не по

своей воле.

Уровень второй. Освоившие знания и навыки «престижных» профессий, в которых отно-

сительно непродолжительная занятость (каждодневная или эпизодическая) обеспечивает дос-

таточно высокий доход, что позволяет иметь некоторое количество свободного времени и рас-

поряжаться им по своему усмотрению. Они в своём большинстве также не умеют самостоя-

тельно осваивать и производить «с нуля» новые для них знания и навыки, и в особенности вне

сферы их профессиональной деятельности. Поэтому их несвобода начинается тогда, когда ос-

военная ими профессия обесценивается, а они, не умея быстро освоить какую-либо иную дос-

таточно высокодоходную профессию, скатываются в первую группу.

28

Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера.

На этом уровне в культурах большинства цивилизованных обществ предоставляется доступ

к знаниям и навыкам, позволяющим войти в сферу управления общественной в целом значи-

мости, однако не быть при этом концептуально властным.

Термин «концептуальная власть» следует понимать двояко: «во-первых, как тот вид власти,

который даёт обществу концепцию его жизни в преемственности поколений как единого цело-

го (т.е. определяет цели бытия общества, пути и средства их достижения: в древних цивилиза-

ция это — жреческая власть); во-вторых, как власть самой концепции над обществом»1.

Уровень третий. Умеющие самостоятельно осваивать ранее выработанные и производить

«с нуля» новые для них и общества знания и навыки общественной в целом значимости и экс-

плуатировать их на коммерческой или какой-либо иной социально-статусной основе.

Их несвобода начинается тогда, когда они, не задумываясь об объективности Добра и Зла, о

различии их смысла (и соответственно — целеустремлённости), впадают осознанно или не-

осознанно во вседозволенность и начинают творить объективно недопустимое Зло, в результа-

те чего сталкиваются с потоком сдерживающих их активность тех или иных неподвластных

им обстоятельств, вплоть до убийственных. Эти факторы могут быть как внутрисоциальными,

так и общеприродными (т.е. этико-ноосферными), и могут иметь масштаб как личностный, так

и более широкий вплоть до глобального.

Выход на этот уровень обусловлен освоением в том числе и управленческих знаний и навы-

ков, включая и те, которые необходимы для обретения и осуществления концептуальной вла-

стности.

В обществах, где население подразделяется на простонародье и правящую «элиту», в кото-

рой из поколения в поколение воспроизводится ещё более узкая социальная группа, несущая ту

или иную эзотерическую традицию, выход на этот уровень блокируется системой как всеоб-

щего, так и «элитарного» образования. Выход на этот уровень в таких обществах возможен

либо самочинно (к этому способны редкие самоучки), либо вследствие принадлежности к оп-

ределённым кланам эзотериков или избрания этими кланами индивида для включения его в

свои ряды.

Эта блокировка носит не спонтанно-естественный характер, а представляет собой целена-

правленно выстроенный системообразующий культурологический фактор, в действии ко-

торого выражается защита своей монополии на концептуальную властность тех или иных

клановых группировок, которая позволяет им эксплуатировать остальное, — управленчески

недееспособное, — общество в своих интересах.

1 Достаточно общая теория управления. Постановочные материалы учебного курса факультета прикладной математики —

процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета (1997-2003). — Новосибирск: 2007. — 408 с.

См. также Солонько И.В. Феномен концептуальной власти: социально-философский анализ. Монография. — Изд. 2-е,

испр. и доп. — СПб: СОЛО. 2010. — 202 с.

29

Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера.

Уровень обретения свободы — один единственный. Человек, действуя по совести, осоз-

наёт объективное различие Добра и Зла, их смысл, и на этой основе, приняв сторону Добра,

обретает способность осваивать самостоятельно и производить «с нуля» новые для него и об-

щества знания и навыки любого характера заблаговременно или же в темпе развития ситуа-

ции. На этой основе он обретает независимость от корпораций, монополизировавших те или

иные социально значимые знания и навыки, на которых основывается как социально-

статусное превосходство их представителей, так и униженное положение остального — по-

давляющего большинства — населения. Т.е. выход на этом уровень предполагает ноосферно-

этическую развитость личности или хотя бы устремлённость к такого рода развитию.

Отметим, что в религиозном миропонимании совесть — врождённое религиозное чувство

человека, «подключённое» к его бессознательным уровням психики; на её основе строится

диалог человека и Бога, если человек не уклоняется от этого диалога сам; и в этом диалоге

Бог даёт каждому персонально адресно соответственно его развитию доказательство Сво-

его бытия в полном соответствии с принципом «практика — критерий истины».

Эти доказательства носят этический по их существу характер, и состоят в том, что в жизни

происходят события, соответствующие смыслу молитв. Вследствие этого для таких людей,

как Сергий Радонежский, Серафим Саровский и многих других вопрос о бытии Бога не

был вопросом слепой веры или предположений, заведомо не поддающихся проверке, но

был предметом достоверного — этически подтверждённого — знания. Но такого рода до-

казательства не воспринимаются людьми, пребывающими во власти предубеждения о том,

что этика действует только в пределах общества людей.

Об этом необходимо было сказать, поскольку религиозность — составляющая культуры

разных обществ с доисторических времён, и в ней есть этико-ноосферная составляющая. Её

игнорирование в социологии антинаучно, поскольку религиозность, как и атеистичность спе-

цифически проявляется в психике людей. Тем самым она многое обуславливает в жизни обще-

ства. Отметив значимость религиозного фактора в жизни общества, включая и этико-

ноосферные проявления, признаем, что религиозная убеждённость, как и атеистическая убеж-

дённость — личное дело каждого. Этот принцип не только гарантируется Конституцией РФ,

но ему следовали и основоположники мировых религий1.

Именно по этой причине совесть в религиозном миропонимании является средством раз-

граничения объективных Добра и Зла в конкретике непрестанно текущей жизни общества, а

добрый человек — человек живущей под властью диктатуры совести. И только он — свобо-

ден: объективно так сложилось, что слово «свобода» в русском языке является аббревиатурой

1 В частности в Коране (2:257): «Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения».

30

Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера.

— С-овестью ВО-дитетельство, БО-гом ДА-нное. В атеистическом миропонимании природа и

источник совести не познаны, хотя факт активности её в психике многих людей некоторыми

школами атеистической психологии признаётся.

Выход на этот уровень свободы обеспечивает освоение диалектики в изначальном значении

этого слова: диалектика — искусство постижения истины путём постановки определён-

ных вопросов и нахождения ответов на каждый из них1.

Искусство диалектики — не поддаётся формализации в силу того, что всякий раз оно вы-

ражается в нюансах неповторимой конкретики жизненных обстоятельств его применения.

Тем не менее именно оно, вне зависимости от степени его осознанности индивидом, являет-

ся основой познания и творчества. По причине дискретного характера мировоззрения и миро-

понимания людей, включающих в себя конечный набор образов и понятий, именно диалектика

(как инструмент выявления и разрешения разного рода неопределённостей) лежит в основе

выработки всех знаний и навыков, в том числе и необходимых для освоения концептуальной

властности, направленной на освобождение остального общества из-под власти невежества на

трёх выше названных уровнях несвободы. Возможность освоения искусства диалектики запро-

граммирована генетически, хотя является не автоматически развивающимся навыком, а навы-

ком индивидуально востребуемым.

Индивид, не владеющий искусством диалектики, обречён жить в режиме невольника — ав-

томата, чьё поведение программируется чужими мнениями, которые в силу разных причин

становятся достоянием его психики. Хотя он может быть многознающим и много чего умею-

щим, но всё же его творческий потенциал не реализован, в силу чего по структуре психики его

скорее можно уподобить запрограммированному роботу, нежели признать состоявшимся че-

ловеком.

Вне диктатуры совести искусство диалектики вырождается в так называемую «дьявольскую

логику», в которой аксиоматика и правила меняются по мере необходимости в тех пределах,

которые допускают оппоненты приверженца «дьявольской логики» (в том числе и его собст-

венная раздвоившаяся личность, пытающаяся обмануть самою себя).

Если же говорить о праведных тенденциях общественного развития, то они направлены на

то, чтобы все люди к началу юности выходили на уровень свободы в том смысле, как это оп-

ределено выше: диктатура совести, ноосферно-этическое сознание, владение диалектикой.

На это должна быть направлена и политика государства, и прежде всего, — в сфере образо-

вания и воспитания подрастающих поколений. В противном случае общество людей без сты-

1 «Советский энциклопедический словарь» (1987 г.) в статье, посвящённой Сократу (около 470-399 гг. до н.э.), характери-

зует его следующими словами: «один из родоначальников ДИАЛЕКТИКИ, КАК МЕТОДА ОТЫСКАНИЯ ИСТИНЫ ПУТЁМ

ПОСТАНОВКИ НАВОДЯЩИХ ВОПРОСОВ» (выделено заглавными нами — авт.).

31

Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера.

да и совести, пребывающих на трёх уровнях несвободы, не может быть ни демократиче-

ским, ни суверенным. Оно не способно к познанию и творчеству на благо Мира, обречено

быть не хозяином самому себе, а заложником обстоятельств, возникающих помимо его воли, в

том числе и по воле тех, кто целенаправленно формирует убеждения массы людей, внедряя в

их психику поведенческие программы, противоречащие интересам общественного развития,

но выражающие своекорыстные интересы манипуляторов и их хозяев.

Дело в том, что концептуальная власть — начало и конец всех внутрисоциальных контуров

циркуляции управленческой информации в обществе. По своей природе концептуальная

власть самовластна и носит надгосударственный и надзаконный характер. Поэтому, если зна-

ния и навыки, необходимые для обретения концептуальной властности как свойства лично-

сти доступны в обществе всем, то злоупотребления каким-либо видом власти со стороны тех

или иных меньшинств в обществе оказываются невозможными. Если же такого рода знания и

навыки узурпированы и стали монопольным достоянием какой-либо «элитаризовавшейся» со-

циальной группы, то все остальные оказываются под её властью до тех пор, пока:

· во-первых, не выработают в себе знаний и навыков, необходимых для того, чтобы сделать

неработоспособной ту концепцию, власть которой их поработила и угнетает;

· и во-вторых, не начнут жить на основе этих знаний и навыков по концепции собственной

разработки.

И задача обеспечения свободы всех в преемственности поколений после этого состоит в

том, чтобы не возникло некое новое меньшинство, противопоставляющее себя остальным лю-

дям на основе монополизации доступа к освоению этих знаний и навыков, которое на основе

этой монополии создало бы ещё более изощрённую систему угнетения личности и паразитиз-

ма на обществе и биосфере планеты.

<< | >>
Источник: ВЕЛИЧКО МИХАИЛ ВИКТОРОВИЧ. ЕФИМОВ ВАСИЛИЙ ВИКТОРОВИЧ.. ЭКОНОМИКА И НООСФЕРА. Научно-методологические основы государственного управления социально-экономическим развитием в условиях глобализации Ноосферный (этико-экологический) подход. 2012

Еще по теме 2. Возможности развития культуры и разрешения проблем цивилизационного развития:

  1. Глава 4 Реформация – поворотный пункт европейского и мирового цивилизационного развития § 19. Великие географические открытия как цивилизационный прорыв
  2. Глава 2 Догоняющая модель цивилизационного развития
  3. § 6. Проблема начала науки. Наука и типы цивилизационного развития
  4. Глава 15 Религиозно‑цивилизационный фундамент и особенности развития стран Дальнего Востока
  5. 3.1. Триада основных проблем экономического развития общества
  6. Возможности и трудности гармоничного развития фирмы
  7. § 2. История развития институтов внесудебного разрешения информационных споров в РФ
  8. 3.2. Мартышенко Н. С. Новые возможности развития туристского кластера в Приморском крае
  9. ГЛАВА 3. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВНЕСУДЕБНЫХ МЕХАНИЗМОВ В РАЗРЕШЕНИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ СПОРОВ
  10. 4.1.5. Развитие культуры в новое время
  11. § 69. Основные пути разрешения других глобальных проблем
  12. 8.2 Развитие организационной культуры
  13. Экстремальность метапсихологически мы определили как ситуацию возможности, а именно, двоякой возможности: возможности невозможности, открывающей возможность возможности.
  14. Условия развития культуры.
  15. Духовная жизнь и культура «развитого социализма».
  16. Развитие культуры в XVIlI в.