<<
>>

2.4. Земельная рента как форма реализации земельной собственности

Исследование проблем образования земельной ренты непосредст­венно связано с анализом реальных функций земельной собственности в системе экономических отношений. В то же время земельная собст­венность не была предметом такого анализа в основных разделах классической политэкономии.

Так, от Ф. Кенэ, А. Смита и Д. Рикардо до современных авторов (например, П. Самуэльсон, Дж. Робинсон и др.) земельная собственность не выделялась в качестве самостоятель­ного раздела анализа. Наиболее внимательно подошли к проблемам собственности представители институционализма, которые пытались придать собственности самостоятельное звучание в аспекте институ­циональных концепций (см.: Т. Веблен "Абсентеистская собствен­ность и предпринимательство", Г. Минз и А. Берли "Современная корпорация и частная собственность"). В отечественной экономиче­ской науке сформировалось направление, в рамках которого прово­дится анализ собственности как экономической категории (например, работы Н.Д. Колесова, М.К.
Васюнина, В.Ф. Семенова, Н.Е. Тейтель-мана, Ю.М. Осипова и др.)1. Не менее интересна позиция самого К.

См.: Колесов Н.Д. Общественная собственность на средства производства - ос­нова социалистических отношений. Л., 1967; Васюнин М.К. Государственная социали­стическая собственность на средства производства: Содержание, формы реализации, пути развития: (вопросы методологии и теории). Саратов, 1973; Семенов В.Ф. Социали­стическая собственность и совершенствование форм общественной организации произ­водства. Казань, 1974; Тейтельман Н.Е. Собственность и ее социалистическое содержа­ние. Самара, 1997; ОсиповЮ.М. Теория хозяйства. Т. 1. Общие основания. М., 1995.

154

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 27. С.
405-406.

2 См.: Абалкин Л.И. Хозяйственный механизм развитого социалистического общест­ва. М., 1973. С. 18-19.

3 Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 5.; Т. 29. С. 449, 451, 468.

4 Маркс К. Капитал. Т. 3 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 163-379.

5 Там же. С. 163.

6 Там же. С.183.

Маркса. Известное его отношение к собственности выражено в письме к П. В. Анненкову, где К. Маркс подчеркивает, что общественные от­ношения "...в совокупности образуют то, что в настоящее время на­зывают собственностью, вне этих отношений буржуазная собствен­ность есть не что иное, как метафизическая иллюзия"1. В значитель­ной степени на этом основании рядом авторов была разработана кон­цепция, что собственность есть не что иное, как совокупность произ­водственных отношений. Л. И. Абалкин пытался выделить из всей сис­темы производственных отношений собственность как социально-экономические отношения, отделив их от организационно-экономических отношений - другой части системы производственных отношений2. Важно обратить внимание еще на одну особенность в развитии взглядов на теорию собственности. К. Маркс в ходе работы над рукописью 1857 - 1858 гг. разработал план своего основного про­изведения в виде шести книг, вторая книга носила название "О зе­мельной собственности" . Впоследствии в третьем томе "Капитала" проблемы аграрных отношений рассматриваются в шестом отделе "Превращение добавочной прибыли в земельную ренту"4. В самом на­чале этого отдела К. Маркс указывает на то, что для него ". анализ земельной собственности в ее различных исторических формах лежит за рамками этой работы. Мы занимаемся ею лишь постольку, по­скольку часть прибавочной стоимости, произведенной капиталом, достается земельному собственнику"5. При этом он подчеркивает тот факт, что ".

какова бы ни была специфическая форма ренты, всем ее типам обще то обстоятельство, что присвоение ренты есть экономиче­ская форма, в которой реализуется земельная собственность, и что зе­мельная рента, в свою очередь, предполагает земельную собствен-ность"6. Еще ранее Д. Рикардо подчеркивал, что ". земельный налог, пропорциональный ренте с земли и изменяющийся с каждым измене­нием ренты, есть в действительности налог на ренту"1. Налог на зе­мельную собственность у Рикардо является налогом на ренту.

Земельный налог как налог на ренту и рента как реализация зе­мельной собственности становятся исходными моментами и совре­менного экономического анализа. Для классической политэкономии было ясно, что собственность нельзя представлять лишь через понятия владения. Применительно к капиталу различия между капиталом, соб­ственностью и функцией становятся основополагающими. В теории Ф. Кенэ разграничение понятий владения землей и ее использования фермерами становится важнейшим моментом. В дальнейшем разделе­ние на монополию собственности на землю и монополию на землю как объект хозяйствования стало одним из важнейших принципов теории земельной ренты. Исследование земельной собственности в условиях господства капиталистических производственных отноше­ний означает, что сама эта собственность имеет вполне конкретную историческую форму - капиталистическую и движение капитала во всем его многообразии является исходным моментом в понимании зе­мельной собственности современного общества. Земельная собст­венность не только противостоит капиталу, как и класс землевладель­цев противоположен классу землепользователей, но и сама становится формой инвестиций капитала, а купля земли выступает как одна из форм вложений денежного капитала. Вопрос о реализации земель­ной ренты в современных условиях позволяет понять современ­ные отношения земельной собственности. Разрыв между рыноч­ными ценами, учтенными по данным статистики, и биржевыми цена­ми в земледелии, по нашему мнению, отражает теневую сторону со­временного сельского хозяйства.

Речь идет о неучтенных формах реа­лизации сельскохозяйственными предприятиями части произведенной продукции, ориентированных на производство зерна и его вывоз в другие регионы и на экспорт. Практика списания части урожая, его недоучета в натуральном выражении является основой теневого рынка зерна, другим моментом здесь выступает недобросовестное поведение руководства сельскохозяйственных предприятий. В результате не только государство теряет земельный налог как налог на ренту, но и владельцы земли фактически не получают дохода как формы реализа­ции своих прав на землю.

В классической модели землепользования арендатор в преде­лах срока аренды прилагает усилия, чтобы интенсифицировать ис­пользование земли и перехватывать часть совокупной ренты в виде дифференциальной ренты 2 в свою пользу. Это не исключает, а предполагает его стремление к интенсивной эксплуатации других факторов производства, принадлежащих ему (собственные его средст­ва производства) или находящихся в его пользовании (рабочая силы и другие ресурсы). Многообразие возникновения доходов при исполь­зовании разных факторов производства в сельском хозяйстве, как и в других традиционных рентных отраслях, порождает особенно слож­ные переплетения при образовании сельскохозяйственной ренты с другими видами рентных доходов. Это относится к вопросу о возникновении квазиренты. Квазиявления имеют определенное распространение в системе хозяйственных отношений. В совре­менной экономике, например, существует понятие "квазигосударст­венный банк", под которым понимают банк, являющийся частной соб­ственностью, но контролируемый обществом1. Частная собственность на капитал такого коммерческого банка здесь является формой для государственного предпринимательства.

Существование квазиренты и квазиземельной собственности означает такое положение, когда настоящий собственник земли не получает в полной мере положенную земельную ренту, а на­против, другие субъекты хозяйственных отношений присваивают ее в виде нерентных доходов.

При переходе от советской экономики к рыночной в нашей стране раздробление земельной собственности государства на отдельные паи в расчете на одного колхозника и ра­ботника совхозов в рамках сравнительно небольших хозяйств привело к существенным проблемам землепользования.

В табл. 2.18 отражен учет образования абсолютной ренты в цене про­дукта и дифференциальной ренты 1 и 2 как избытка рыночных бир­жевых цен аукционов (2002-2003) над ценой производства. Наличие единой регулирующей рыночной цены (180,391 р./ц) позволило нам вы­явить худшие земли - в данном случае земельные участки Красноярского края, для которого масса цен производства и абсолютной ренты была рав­на регулирующей цене. На землях ряда субъектов РФ вообще стало эко­номически невозможным зерновое производство, но появились и другие субъекты. Для Кабардино-Балкарской Республики, Амурской, Брянской, Нижегородской и Читинской областей биржевые цены не позволяют пол­ностью реализовывать цену их продукта, т. е. абсолютная рента возникает частично. Здесь наблюдается случай образования отрицательной диффе­ренциальной стоимости, когда возможно производство зерна в этих регио­нах как землях наихудшего класса. Система биржевых цен является в ана­лизе эффективной и в ином аспекте. Фактические (статистические) цены реализации являются дифференцированными и практически изменяются по регионам близко к движению цен производства, но очевидно, что через них осуществляется массированное перераспределение ренты из сельского хозяйства в иные сферы. Разница между этими фактическими ценами и биржевыми дает нам представление о возможных минимальных масшта­бах такого перераспределения, но в силу последнего обстоятельства в нем нельзя выделить те дополнительные расходы на доведение зерна до ко­нечного потребителя, которые осуществляются за границами сельского хозяйства (в оптовой торговле, хранении, транспортировке и т.д.). Напро­тив, сопоставляя цены биржевых аукционов, можно говорить, что межре­гиональные различия в их уровнях дают основание судить о весьма реаль­ной рыночной оценке продукта, произведенного в различных регионах РФ.

Предельно высокой биржевой ценой была цена, сформировавшаяся по Сибирскому базису поставки зерна (180,391 р./ц). В ее рамках для ряда об­ластей Сибири и даже Дальнего Востока возникла дифференциальная рен­та (Новосибирская, Омская, Томская, Кемеровская области). Земли этих регионов по отношению к региональным рынкам сбыта существенно раз­личаются: как правило, в эти субъекты РФ невозможно по экономическим причинам ввозить конкурентное зерно и рыночная цена в них должна обеспечивать возможности воспроизводства на худших землях - для Си­бири и Дальнего Востока это будут земельные участки Красноярского края, Амурской и Читинской областей. Если допустить, что в пределах межрегиональных перевозок зерна здесь возникает приблизительно оди­наковая составляющая расходов на транспортировку, хранение и т.д., то различия между ценами продукта субъектов РФ в этом большом регионе отражают различия в плодородии почвы. Таким образом, можно опреде­лить логику формирования региональной рыночной цены на основе дейст­вительной цены продукта субъекта РФ с наихудшими для этого региона страны землями, но имеющего равные (экономические) условия формиро­вания затрат при доведении зерна до конечного рынка за пределами собст­венно сельского хозяйства. Для Урала конкуренция со стороны поставок зерна из Европейской части России возрастает, поэтому области с неудоб­ными землями (Свердловская и Челябинская) оказываются неконкурент­ными и для своих поставщиков (Оренбургской, Курганской и Тюменской областей), и для находящихся рядом зерноизбыточных областей Повол­жья. Наиболее высокие затраты видны в Тюменской области (153,57 р./ц), что тем не менее ниже биржевой цены (167,85 р. / ц) по Уральскому зерно­вому району. В то же время Уральский зерновой район не является столь зерноизбыточным, как Поволжье, где при достаточно большом предложе­нии зерна имеются реальные сложности по его вывозу не только за рубеж, но и в индустриальный центр России. В результате происходит образова­ние низкой региональной цены на уровне худших условий производства (155,3 р./ц). При этом самую высокую действительную стоимость единицы продукции (зерна) среди областей Поволжья имеет Самарская область (136,33 р./ц), что при данной биржевой цене позволяет ей осуществлять нормальный воспроизводственный процесс в зерновом производстве. Для фирмы - перекупщика зерна процесс реализации выглядит по-иному, чем с позиции собственника земли и землепользователя. Посредник, осуществ­ляющий, например, поставку зерна за рубеж через южные порты или в Москву из Поволжья (особенно районов Средней Волги), должен из ры­ночной цены, сложившейся в Краснодарском или Ставропольском краях, вычесть затраты на транспортировку этой продукции из Самарской или Саратовской областей. В определенной степени разность между такими биржевыми ценами есть именно показатель данных затрат (179,9 - 155,3 р./ ц). Аналогичная ситуация складывается по направлению товарного потока зерна со Средней Волги в Центр (177,334 - 155,3 р./ц). На Северном Кавка­зе наивысшая действительная стоимость единицы продукции в зоне реали­зации (см. табл. 2.18) была в Республике Ингушетии - 165,4 р./ц. Именно для этой республики характерно регулирующее значение стоимости как базы формирования зональной рыночной цены. Для Кабардино-Балкарии характерна лишь частичная реализация нормы ренты в цене продукции. Подобная ситуация складывается в Центральном и Волго-Вятском зерно­вых районах, где земли, соответственно, Брянской и Нижегородской об­ласти становятся при данном варианте расчета (см. табл. 2.18) наихудши­ми. При учете фактора образования не только абсолютной, но и диффе­ренциальной ренты на худших землях Красноярского края биржевые цены по регионам необходимо сопоставить с ценами на худших землях по дан­ным зонам реализации (табл. 2.19).

В итоге сопоставим биржевые аукционные цены с ценой продукта в перечисленных выше зонах реализации (см. табл. 2.19).

Из табл. 2.19 следует, что практически по всем зонам реализации в стране биржевые цены ориентировались на цену продукта худших земель в соответствующих зонах. Следует учитывать ряд соображений: во-первых, для каждой зоны реализации при одинаковых прочих условиях существует проблема если не худших земель, то близких по уровню пло­дородия к общефедеральной норме (например, различие между ценой продукта в Красноярском крае и Республике Ингушетии незначительно); во-вторых, практически во всех зонах реализации возникает проблема эффективности дополнительных вложений капитала и образования диф­ференциальной ренты 2. При осуществлении группировок земель субъек­тов РФ внутри зон реализации, приняв за основу определения дифферен­циальной ренты 2 минимальный размер вложений на единицу площади внутри таких классов (групп земель субъектов Федерации), мы рассчитали дифференциальную ренту 2. В целом дополнительные вложения капитала в 2002 г. в зерновом производстве РФ составили 11413,2 млн. р. (т.е. 15,8 % от всех вложений), в то же время объем дифференциальной ренты 2 был равен 4874,5 млн. р. (или 23,2 % от всего размера дифференциальной рен­ты форм 1 и 2). Экономическая эффективность дополнительных вложений в целом по РФ в зерновом производстве (норма дифференциальной ренты 2) составила 42, 7%. При этом в расчет дифференциальной ренты 2 вклю-166 чались ее отрицательные значения (т.е. учитывались дополнительные вло­жения, при которых дифференциальная рента 2 не возникла, а общая эф­фективность сократилась). Наиболее эффективными были дополнитель­ные вложения на относительно лучших землях, что подтверждает необхо­димость осуществления здесь разумных программ поддержки зернового производства в субъектах Федерации, имеющих благоприятные условия для возделывания зерновых культур. Напротив, в основном проблема не­рациональных дополнительных вложений относилась к ряду субъектов РФ в Сибири (Кемеровская и Томская области), на Урале (Курганская и Тю­менская области) и в Центре (Тульская область), земли которых являются средними или близкими по плодородию к худшим. Однако проблемы ин­тенсификации производства зерна предполагают кардинальные изменения в сельском хозяйстве. Чрезмерная раздробленность земельной собственно­сти становится реальным препятствием развития процессов концентрации и специализации производства и капитала в этой важнейшей отрасли сель­ского хозяйства. Низкие фактические цены реализации зерна показывают не только теневые аспекты хозяйствования на селе, но и реальную ситуа­цию, когда собственники не могут в силу ряда известных причин потребо­вать достойную арендную плату за землю у организаторов хозяйств. В ре­зультате создается "чисто русский" механизм обезземеливания жителей деревни. Земельная рента не учитывается в рыночных ценах, рентные до­ходы не получают достойного выражения в арендной плате, а в результате сама земля имеет низкую рыночную стоимость и за бесценок продается третьим лицам (включая и криминальные элементы). Успех продвижения нашего зерна на мировые рынки в значительной мере связан с реальным занижением доли земельной ренты в ценах реализации. Биржевые аукцио­ны показали эту ситуацию достаточно ясно. У мелких собственников зе­мельных наделов отсутствует реальная сила, способная защитить их эко­номические интересы. Отсутствие серьезных рентных отчислений в поль­зу собственников земли должно бы способствовать приливу частного ка­питала в сельское хозяйство, но этого не происходит. Существует большое количество хозяйств, которые не способны принимать частный капитал (например, финансовые вложения коммерческих банков). Важнейшим ры­чагом в решении современного аграрного вопроса в России может стать активное участие государственных структур в формировании реального сельскохозяйственного рынка.

В настоящее время проблемы национального рынка зерна в России в определенной степени напоминают положение на валютном рынке в нача­ле перестройки в СССР и в первые годы реформ в российской экономике в 1992-1993 гг. В условиях общего кризиса экономики состояние финан­сов в стране было катастрофическим. Для валютного рынка России в то время было характерно наличие теневых форм оборота, отсутствие едино­го механизма ценообразования. Решение этих вопросов в последующие годы осуществлялось на основе позиции ЦБ РФ, суть которой можно све­сти к трем основным моментам:

- создание четкого институционального механизма валютных отно­шений, включая и разработку принципов функционирования валютного рынка;

- формирование частной инфраструктуры валютного рынка в стране, а точнее, образование валютной биржи (ММВБ), на основе которой впо­следствии возникла единая система валютных бирж. Эта система семи ре­гиональных валютных бирж во главе с ММВБ обеспечила формирование единого биржевого курса национальной валюты, на который стал ориен­тироваться межбанковский валютный рынок;

- непосредственное участие ЦБ РФ в обеспечении поддержки курса рубля (покупка или продажа валюты).

В настоящее время валютный рынок России - это сложившийся со­временный механизм, действующий на основе свободных принципов кон­куренции, с фактической ликвидацией обязательных продаж валюты через биржу; биржевая торговля валютными инструментами не исчезла. При этом экономика России, валютное регулирование, система расчетов и биржевая торговля прошли сложный путь развития. Создание аналогичной модели биржевого рынка зерна в России вполне возможно, и при решении такой задачи имеются как благоприятные, так и отрицательные моменты. Положительным моментом в настоящее время является наличие в стране современной биржевой инфраструктуры финансового рынка (группа ММВБ), которая включает в себя единые общефедеральные торговые площадки валютного и фондового рынков, функционирующие на основе совместной работы ММВБ, семи региональных бирж, системы расчетных биржевых палат и Национального депозитарного центра. В группу ММВБ входит также Национальная товарная биржа. Последнее обстоятельство позволяет создать современный биржевой рынок зерна на основе про­граммных продуктов ММВБ. Первым шагом в этом направлении было проведение зерновых интервенций Правительством РФ.

Ряд моментов в организации биржевых торгов требует существенно­го развития.

Во-первых, сложившаяся система биржевых торгов зерном в режиме спот базировалась на системе расчетов через коммерческий банк - Рос-сельхозбанк, что не только повышает риски таких биржевых операций, но и не имеет перспективы развития при переходе к более высокому уровню биржевых операций - опционам и фьючерсам на зерно.

Во-вторых, система биржевых торгов зерном построена сейчас на принципах монорынка.

В-третьих, отсутствует достаточно гарантированная система хранения и переработки зерна на элеваторах Госконтролькачества.

Переход к рыночным отношениям сопровождался глубоким кризисом в данной отрасли экономики. В то же время наметились и определенные положительные сдвиги. Они, с нашей точки зрения, связаны прежде всего с изменениями в структуре посевных площадей в регионах, с появлением рыночно ориентированного сельского хозяйства. Наша страна стала пре­вращаться в государство - экспортера зерна. Переход к интенсивному вос­производственному процессу в современной экономике России требует создания благоприятных условий для развития агропромышленного ком­плекса в целом и сельского хозяйства в частности. Формирование нор­мального рынка зерна является тем моментом, в котором фокусируются практически все остальные проблемы земледелия. Зерно и в наше время выступает важнейшим продуктом земледелия. Это стратегический товар, который требует более пристального государственного контроля даже в условиях капиталистического развития сельского хозяйства и установле­ния частной собственности на землю. Обязательность продажи зерна через товарную биржу должна опираться на ряд принципиальных моментов: во-первых, государство через соответствующие унитарные предприятия должно поддерживать ликвидность рынка зерна, выступая в качестве по­купателя или продавца этого товара. В субъектах Федерации аналогичную роль могут выполнять предприятия и фонды, сформированные на основе областных, краевых или республиканских бюджетов; во-вторых, обяза­тельность продажи части товарной продукции (например, 50 %) через биржу должна распространяться на все те сельхозпредприятия, которые являются получателями льготных государственных кредитов или субвен­ций; в-третьих, государство вправе с целью регулирования внешнеэконо­мической деятельности сельскохозяйственных предприятий обязать по­среднические компании, осуществляющие вывоз зерна за рубеж, приобре­тать его через биржу внутри страны. Важнейшим шагом в создании орга­низованного рынка срочных зерновых контрактов может быть программа развития биржевого рынка в Самарской области, разработанная Нацио­нальной товарной биржей. Введение обязательной продажи зерна через биржу не выходит за рамки рыночных форм хозяйствования. Достаточно большое количество хозяйств имеет просроченную задолженность по взя­тым государственным кредитам, и как федеральные органы власти, так и руководство субъектов Федерации вправе требовать от таких хозяйств обязательной продажи части продукции на соответствующих аккредито­ванных государством биржах. Это позволяет рынку более определенно оценить реальные размеры земельной ренты, государству правильно уста­новить земельный налог на реализованную ренту и обеспечить формиро­вание рынка аренды земельных участков.

В заключении данной главы важно подчеркнуть следующее:

- в границах базисов поставки зерна биржевые цены формируются непосредственно на уровне цены продукта худших земель в соответст­вующих зонах реализации зерна (на региональных рынках); разрыв между биржевыми ценами разных регионов связан не с образованием какой-то значительной межрегиональной ренты по плодородию, а определяется, главным образом, затратами по транспортировке и хранению зерна при движение товарного потока с одного на другой региональный рынок или на экспорт;

- на этом фоне современные цены реализации не обеспечивают реали­зации в полной мере земельной ренты по ряду причин (личные интересы руководителей хозяйств, возможность демпинга на мировых зерновых рынках), что в конечном счете сдерживает развитие сельского хозяйства и всего агропромышленного комплекса (существенные потери части зе­мельного налога, отсутствие должной реализации прав земельной собст­венности для широкого круга сельского населения, ограничение инвести­ций в сельско- хозяйственное производство и т.д.);

- необходимы совершенствование институтов в аграрном секторе экономики, активизация экономического участия государства в операциях на рынке зерна через биржевые рынки, включая и частичное введение обя­зательной биржевой продажи зерна для хозяйств, являющихся должника­ми по государственным кредитам.

<< | >>
Источник: В.А. Мещеров. СОВРЕМЕННЫЕ РЕНТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ: ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ И ПРАКТИКА ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ. 2006

Еще по теме 2.4. Земельная рента как форма реализации земельной собственности:

  1. Рынок земельных ресурсов и земельная рента
  2. 12.4. Земельная рента как доход с земли
  3. § 4. Рынок земельных ресурсов и земельная рента
  4. 33. ЗЕМЕЛЬНАЯ РЕНТА КАК ДОХОД ЗЕМЛИ. ТЕОРИИ РЕНТЫ
  5. Статья 30.2. Государственная регистрация прекращения права собственности на земельный участок или земельную долю вследствие отказа от права собственности
  6. Статья 7.34. Нарушение сроков и порядка переоформления права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков или сроков и порядка приобретения земельных участков в собственность Комментарий к статье 7.34
  7. § 39. Земельная рента и ее формы в современных условиях
  8. 2. Земельная рента
  9. § 1. Понятие и особенности земельных отношений как предмета земельного права
  10. Понятие и система принципов земельного права. Земельное право и земельное законодательство
  11. Вопрос №35. Земельная рента: сущность и формы
  12. 1.4. Земельная рента в ретроспективе развития теории стоимости
  13. 2.3. Земельная рента в механизме регионального зернового рынка