<<
>>

323.1. Тело, мезоматерия, группа Виды материи и учение древних о четырех стихиях

В этом учении древних в зачаточном состоянии заключена идея о различных логически взаимосвязанных видах, типах мате­риальной реальности. Не случайно такие крупнейшие мыслители как Аристотель и Гегель взяли на вооружение это учение, не от - бросили его как наивное и устаревшее.

У Аристотеля стихиями-элементами являются не какие попа­ло конкретно-чувственные реальности, а именно земля, вода, воздух, огонь. Эти элементы находятся у него в логической связи друг с другом. Земля и огонь — противоположные элементы. Во­да и воздух — промежуточные стихии. "Крайние и наиболее чис­тые /тела/, — пишет Аристотель, — это огонь и земля, средние же и более смешанные — вода и воздух. И каждое из одной пары противоположно каждому из другой: огню противоположна вода, воздуху — земля; ведь они состоят из противоположных свойств"[381]. Именно на основе взглядов Аристотеля родилась впо­следствии известная схема соотношений между стихиями и ос­новными физическими качествами[382]:

огонь

сухость ^— -тепло

Д воздух

холод \J влажность

вода

Мысль о логическом соотношении между стихиями отчетли­во прослеживается и в том факте, что Аристотель располагал их на линии: более плотное и менее плотное или более тонкое.

Вода у него плотнее воздуха, а воздух — тоньше воды. Так и в случае огня и воздуха — огонь тоньше воздуха, а воздух плотнее огня[383]. Как видим, в основе классификации стихий-элементов лежит представление о противоположности плотного и тонкого. То же находим у Платона в "Тимее" (49с).

В новое время по крайней мере два мыслителя восприняли основные идеи учения древних о четырех стихиях: Декарт и Ге­гель.

Вот кратко суть декартового учения о видах материи. Все многообразие материальных “предметов” сводится к различным сочетаниям частиц трех видов (“трех элементов”): “огня” (наибо­лее тонкого), “воздуха” (также "разбавленного", но частицы ко­торого уже имеют определенную величину и конфигурацию) и "земли" (достаточно плотных масс, почти не изменяющих поло­жение друг относительно друга)[384].

В сочинении «Мир» читаем: "Если ... мы рассмотрим вообще все (курсив мой — Л.Б.) тела, из которых составлена вселенная, то найдем только три больших вида этих тел..."[385]. Материальная (протяженная) субстанция (res extensa) подчиняется трем "законам природы" — правилам "из­менения в частях"[386] этого мира, которым подчиняется любое дви­жение. Согласно этим законам, характер движения тел определя­ется только характером их пространственных взаимодействий (в первую очередь столкновений) и массой.

Гегель включил учение древних о четырех стихиях в свою философию природы. "Великому уму Эмпедокла, — писал он, — принадлежит та заслуга, что он первым определенно уловил эти всеобщие основные физические формы (земля, вода, воздух, огонь) и четко формулировал их различия"[387]. Примечательно вы­сказывание Гегеля о воздухе как стихии, т. е. виде материи: "Воз­дух в качестве материи оказывает вообще противодействие, но оказывает его лишь количественно, как масса, а не так, как то­чечное индивидуальное, не как другое тело"[388]. Воду Гегель пони­мал как промежуточное состояние между воздухом и землей. Во­да имеет в себе "способность получить форму воздуха и затвер­делости, испариться и превратиться в лед" . Физический процесс характеризовался у Гегеля превращением стихий друг в друга[389].

Учение о четырех стихиях на протяжении многих веков кон­курировало с учением об атомном строении вещества. В конце концов в историческом споре верх одержала атомистическая тео - рия, идеи которой легли в самый фундамент естествознания. Учение же о стихиях выродилось в частнонаучную теорию об аг­регатных состояниях вещества. Думается, здесь есть какая-то ис­торическая несправедливость. Учение о четырех стихиях не ме­нее богато идеями, чем атомистическая теория. Своего последне­го слова оно еще не сказало. В предлагаемой концепции трех ви­дов материи древнее учение может обрести новую жизнь.

* * *

Как уже говорилось, тело и группа — противоположные виды материи. Различие между ними отчетливо проявляется в характе­ре их "поведения". "Поведение" тела описывается динамически­ми законами, "поведение" группы — статистическими законо- мерностями[390]. В этом плане тело можно охарактеризовать как не­статистический ансамбль частиц, а группу — как статистический ансамбль.

Тело представляет собой целое (систему), в котором части (элементы), как правило, разнородны и зависимы друг от друга, находятся в тесной связи друг с другом; "поведение" частей тела вполне упорядочено относительно друг друга, "регулируется" внутренними противоречиями. Вместе части тела образуют структуру тела. Группа представляет собой совокупность одно­родных элементов, относительно независимых друг от друга и находящихся в различных столкновениях друг с другом. "Пове­дение” элементов группы неупорядочено, хаотично, "регулирует­ся" внешними противоречиями. Группа является бесструктур­ным образованием.

Попперовские “облака” и “часы" как нельзя лучше характери­зуют эти два крайних типа материи.

Таким образом, тело и группа — полюсы материальной ре­альности. Они “нужны” последней как северный и южный полю­сы Земле. Если бы материальная реальность представляла собой только тело, то мир похож был бы на абсолютно упорядоченный твердый кристалл. С другой стороны, если бы материальная ре­альность представляла собой только группу, то мир напоминал бы мифологический Хаос.

Об этом же пишет Е.А. Седов. Справедливо полагая, что “в диалек­тическом взаимодействии случайных и детерминированных связей роли их равноценны” , он как бы методом от противного показывает, что может быть при отсутствии одной из связей.

В первом случае мир похож на мир Лапласа, “в котором все после­дующие события предначертаны формулой... От диалектического мира он отличается тем, что в нем не может возникнуть ничего нового.

Он движется, подчиняясь программе (формуле)... , по замкнутому кругу, как заведенный единожды и навеки часовой механизм”[391].

Во втором случае “мир, в котором стохастические связи начали бы повсеместно вытеснять связи детерминированные, был бы ничуть не лучше, чем детерминированный лапласовский мир. В таком мире по­степенно перемешались бы все видовые признаки: конь с петушиным гребнем мог бы родиться с такой же степенью вероятности, как и петух с конским хвостом. А в конечном итоге в таком мире должны вообще исчезнуть всякие признаки и различия, ибо с исчезновением детерми­нированных связей и при безраздельном господстве связей случайных должна наступить та самая тепловая смерть, при которой Вселенная превратилась бы в лишенный каких бы то ни было признаков “бульон” из хаотически движущихся частиц. К счастью, этого не происходит, по­скольку, как мы отмечали, на “сосуществовании” случайных и детерми­нированных связей зиждется наш диалектический мир”[392].

Тело и группа — соотносительные виды материи. Всякому телу определенного типа соответствует группа этих тел. Приме­ры: вещество и поле, частица вещества (атом или молекула) и газ.

3231.1. Тело

На протяжении сотен лет понятие "тело" рассматривалось как философская категория. Философы, жившие раньше, в большин­стве случаев понимали материю именно как тело или совокуп­ность тел. Прямые указания на этот счет мы находим почти у всех философов нового времени (Гоббса, Локка, Декарта, Спино­зы, Гассенди, Дидро, Гольбаха и т. д). Гегель рассматривал тело как вид материи. И вдруг о понятии "тело" забыли. Философы выбросили его из арсенала философских категорий, стали трак­товать его как частнонаучное понятие (главным образом, как по­нятие механики и физики). Причина этого в общем-то понятна: в последние сто лет выяснилось, что материальная реальность яв­ляется гораздо более многообразной и не укладывается в прокру­стово ложе прежних представлений о телесности.

Отождествле­ние материи и тела, материальности и телесности стало невоз­можным.

Да, материя есть нечто большее, чем тело или совокупность тел. Это, однако, не значит, что тело потеряло значение философ­ской категории и его нужно выбросить на свалку истории. Просто оно нуждается в обобщении, с одной стороны. С другой, надо яс­но отдавать отчет в том, что это понятие должно занимать в сис­теме категорий более скромное место, что оно превратилось из категории, равной материи, в категорию, обозначающую вид ма­терии. Что бы ни говорили об устарелости прежних материали­стических представлений, современные философы, чувствуя не­обходимость этого понятия, ищут и используют его эквиваленты или, лучше оказать, суррогаты — в виде таких понятий как "ма­териальный объект", "материальное образование", "материальная система", “реальная вещь" и т. д.

Раньше было определено, что тело является видом материи, противоположным групповой материи.

Теперь рассмотрим собственное содержание категории “те­ло”. Здесь можно выделить два аспекта: 1) стороны тела и 2) ви­ды тела.

<< | >>
Источник: Балашов Л.Е.. НОВАЯ МЕТАФИЗИКА. (Категориальная картина мира или Основы категориальной логики). 2003

Еще по теме 323.1. Тело, мезоматерия, группа Виды материи и учение древних о четырех стихиях:

  1. Тело боли - тело напряжения или He заставляй тело думать!
  2. Группа (групповая материя)
  3. Мезоматерия
  4. Органические виды материи: организм и сообщество
  5. Виды материи
  6. Органические виды материи: организм, сообщество
  7. 3231.3. Мезоматерия
  8. СОЗДАЮЩИХСЯ СИЛ ТЕЛО = Тонкое тело человека СОЗНАНИЕ
  9. НЕБЕСНОЕ ТЕЛО = Тонкое тело человека
  10. ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ И ПРАВОВОГО СТАТУСА ОСНОВНЫХ ГРУПП нАСЕЛЕния древнеГо вАвилонА