<<
>>

§ 3. Философский смех

Античность. — Западно-европейская философия.

Русская философия

Смех, взятый как универсальная цельность и ценность, — объект рассмотрения философского знания; частные науки способны пред­ложить картину лишь какой-либо из многочисленных сторон стихии комического.

Однако отношения философии и смеха не ограничива­ются традиционным подходом, где философ — всегда исследователь, а смех — неизменно предмет исследования, открывающий свои смыслы (или, что происходит чаще, окончательно запутывающий в них). Смех открыто или явно, содержится в самой философии, и, исследуя этот смех, философия рефлектирует над собой, пересматривая собственные основания.

Комическое, интегрированное в систему философского знания, имеет достаточно сложную структуру и может быть рассмотрено на различ­ных уровнях. Прежде всего, философия, как и любой другой вид профессиональной деятельности, обладает своим специфическим ти­пом юмора, основанным на столкновении двух планов — обыденного и профессионального. Подобный философский юмор не отличается от других видов профессионального смеха, выполняя те же задачи — являясь показателем принадлежности к определенной группе, объеди­няя членов этой группы и отделяя их от непосвященных.

Тем не менее философии присущ юмор, характерный только и исключительно для этой науки. «Есть всегда нечто смехотворное в философском дискурсе, который хочет извне диктовать закон дру­гим, указывать им, где лежит их истина и как ее найти, или же когда он берется вести рассмотрение по их делу в научно-позитивном духе…1», — пишет Мишель Фуко. В главе «Философия как паро­дия и гротеск» работы «Философия возможного» Михаил Эпштейн выводит эту смехотворность из универсальности и высокой степени философского обобщения. Любая философская универсалия гро-тескна, поскольку совмещает свойства разных предметов; так, под понятие «субстанция» подпадают и свинья и Сократ.

Универса­лия, продолжает Эпштейн, тоже пародийна, поскольку общее поня­тие, чем более обобщено (сгущено, преувеличено), тем менее соот­ветствует действительности2 . На этой универсальности, оторванной от актуальности, основано, в частности, следующее определение логи­ки Амброзом Бирсом: «Логика: искусство думать и рассуждать в прямом соответствии с ограниченностью и беспомощностью человеческого недомыслия. В основе логики лежит силлогизм, со­стоящий из большой и малой посылок и заключения — например:

1 Фуко М. Воля к истине. М., 1996. С. 1.

2 См.: Эпштейн М. Философия возможного. СПб., 2001. С. 138 — 144.

147

Большая посылка: шестьдесят человек могут выполнить некий объем работы в шестьдесят раз быстрее, чем один человек. Малая посылка: один человек может выкопать яму для столба за шестьде­сят секунд. Заключение: шестьдесят человек могут выкопать яму для столба за одну секунду.

Сие может быть названо силлогизмом арифметическим, в ко­тором, сочетая логику и математику, мы достигаем удвоенной до­стоверности и оттого счастливы вдвойне»1 .

Основополагающий уровень философского смеха — критический. Создание новой философской системы — всегда бунтарство, револю­ционность, опровержение доминирующих норм и догм. Смеются над обыденными регламентациями киники; в «Философских повестях» Вольтера сатира становится единственно возможным философским отношением к миру; Ницше призывает надеть на мудрость «венок смеха»; Маркс и Энгельс бросают насмешки «в лицо умирающему миру» с нищетой его респектабельной философии; «…рассмеяться над философией, — пишет Деррида, — такова на самом деле форма про­буждения». В столкновении философских систем и мнений рождает­ся противоречивое самосознание эпохи. Следующая шутка в какой-то мере отражает эту противоречивость:

Два основных закона философии.

Закон первый: для каждого философа имеется противополож­ный философ. Закон второй: они оба неправы.

Обыгрывание профессионального стиля и терминов, внутренняя пародийность и гротесковость философского знания, его критические сатирические черты, тем не менее, являются лишь одной из сторон философского смеха.

Главное же отличие, выводящее философ­ский смех за пределы профессионального (хотя и достаточно специ­фического) юмора, коренится в природе самой философии. Она не просто теоретический научный дискурс, но сознательный экзи­стенциальный выбор, убеждение и образ жизни. Для Демокрита и киников, Жан-Поля и Ницше смех — способ существования в мире, определяющий не только теоретические предпочтения, но и поступ­ки, не только миросозерцание, но и деятельность по преобразова­нию общества.

В каждую эпоху смех соотносился с философией по-разному, не переставая, тем не менее, оставаться собой. Понимание античности не­возможно без понимания смеха софистов и киников, иронии Сократа, сарказма Лукиана. Западно-европейская философия прошла испы­тание смехом Вольтера, иррациональной философией, иронией роман­тиков и остается под воздействием иронии постмодернистской. Рус­ская философия ставит вопросы о сущности смеха Алексея Хомякова и Владимира Соловьева, юмора философов-шестидесятников и др.

1 Бирз А. Из словаря сатаны // Дмитриев А. В. Социология юмора. М., 1996. С. 199 — 200.

148

История смеха в философии — тема, соотносимая с историей самой философии. Попытка понять пути развития смеха, предпринятая ниже, может служить лишь введением в тему.

<< | >>
Источник: Сычев А.А.. Природа смеха или Философия комического. 2003

Еще по теме § 3. Философский смех:

  1. Глава II Смех как предмет философского анализа
  2. СМЕХ АРИСТОФАНА
  3. § 1. Смех и структура общества
  4. Смех и общественная стратификация.
  5. Смех и поселенческая структура общества.
  6. наполняет значимостыо рассуждение о ней. 2. СПЕЦИФИКА ПРЕЕМСТВЕННОСТИ B ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ, ФИЛОСОФСКОЙ ЭССЕИСТИКЕ И ФИЛОСОФСКОМ ИСКУССТВЕ
  7. 5. Философские проблемы - суть философских концепций
  8. 2.6.2. Философские и философско-этические направления поздней Античности
  9. Философский плюрализм, многообразие философских учений и направлений
  10. 2 Специфика философского мировоззрения. Природа философских проблем
  11. Философские категории и философские законы
  12. Лекция 8. Социально-исторические и мировоззренческие основания философской мысли эпохи Просвещения и роль немецкой классической философии в развитии европейской философской традиции.
  13. ВЗАИМОСВЯЗЬ ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛОГИЧЕСКОГО АСПЕКТОВ В АНАЛИЗЕ ФИЛОСОФСКИХ ОСНОВАНИЙ НАУЧНОЙ КАРТИНЫ МИРА (НКМ) 1.1. Специфика отражения Мира в главных направлениях философского и научного знания
  14. Прежде всего — и это хотя и внешняя, HO достаточно важная сторона дела — русские мыслители осознают и развивают мысль об интернациональном характере социально-философской науки, о необходимости единения немецких философских учений и разработанных во Франции социальных теорий.
  15. 3.2. Философский и политический радикализм
  16. ФИЛОСОФСКОЕ ИСКУССТВО
  17. §7 ІІопятие философского текста
  18. О смене парадигм в философской компаративистике
  19. Философский подход.
  20. §8 Философский текст как преодоление обыденности