<<
>>

§ 1. Гегель и Энгельс о химизме как закономерном этапе единого мирового процесса

Впервые химизм в качестве закономерного этапа миро­вого процесса был рассмотрен Гегелем. По Гегелю, сущность химического процесса можно понять лишь в том случае, если известно его место в едином мировом процессе вообще, в его органическом звене — природе — в частности.

Природа, как инобытие мирового духа, включает, по Гегелю, три ступени: механизм, химизм и организм. В механизме объекты еще разъединены: они относятся друг к другу не на основании своих свойств, а внешне. «В механике для—себя—бытие еще не есть индивидуальное, покоящееся единство, которое обла­дает достаточной мощью, чтобы подчинить себе множество..., здесь... различие лишь количественно, а не качественно, и материя как голая масса бесформенна»91.

90 Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений, с. 596 91 Гегель Г. В. Ф. Философия природы, с 36.

31

Напротив, отношения химических объектов основываются на химическом сродстве, которое они проявляют друг к дру­гу и в силу которого стремятся к соединению. «Тела побуж­даются не к простому смешению, а к такому соединению, вследствие которого они проникают друг друга, теряют свои различные свойства и приобретают новые общие, химическим притяжением или, как говорят, сродством (affinite), которое они проявляют друг к другу...»92. Каждая сторона химиче­ского процесса есть в себе и другое, в этом состоит их «вле­чение», сродство друг к другу. «Что каждое есть в себе и другое проявляется в том, что оно ищет другого; тем самым оно оказывается в противоречии с самим собой; но влечени­ем обладает только то, что находится в таком противоречии. Это впервые начинается в химическом процессе, ибо здесь свойство быть в себе нейтральным, целым вызывает беско­нечное влечение; в жизни это выступает затем наружу»9^. Сущность химического процесса заключается, следователь­но, в том, что «он есть целостность»94.

В химическом процессе тела изменяются не поверхностно, а всесторонне: их самостоятельность и качества исчезают в нем. «Именно в химическом процессе... тело обнаруживает мимолетность своего существования, и эта его относитель­ность есть его бытие»95. Однако, чтобы понять химический объект как целое, необходимо изучить все его превращения, весь круг его изменений, «ибо истинная индивидуальность тела существует не в одном отдельном состоянии, а исчер­пывается и изображается только этим круговоротом состоя­ний» 96.

Хотя химический процесс необходимо выводится из меха­низма, он не сводится к последнему. В химическом процессе Гегель видел единство света, магнетизма и электричества. «Химический процесс, — считал он, — есть целостность жиз­ни неорганической индивидуальности»97. Его отличие от ор­ганизма состоит в том, что «индивидуальность здесь еще не стала предметом для самого себя»98. Правда, в химическом процессе есть некоторая видимость жизни, аналогия с ней, но он угасает в своем продукте. Являясь по своей природе конечным, химический процесс лишен самоподдержания, в

92 Фишер К>но История новой философии Т VIII. Гегель М—Л., 1933, с. 463

93 Гегель Г. В Ф Философия природы, с. 298.

94 Там же.

95 Там же, с. 339

96. Там же.

97 Там же, с. 295

98 Там же, с. 298

32

нем начало и конец отделены друг от друга". «Если бы про­дукты химического процесса сами начинали действовать сызнова, то они были бы жизнью» 10°. Химизм, таким обра­зом, является переходом к организму, «потенцией» по отно­шению к нему.

Однако жизнь, по Гегелю, не есть результат развития химизма. Для Гегеля природа и все ее звенья служат только необходимыми вехами на пути возвышения абсолютной идеи к самопознанию. В природе, подчеркивал он, нет «естествен­ного, физического порождения, а есть лишь порождение в лоне внутренней идеи, составляющей основу природы»101.

Химизм необходимо следует за механизмом, а организм за химизмом только потому, что этого требует развитие идеи, являющейся их внутренним содержанием.

Хотя Гегель отказывал природе в действительном разви­тии, не признавал за ней никакого изменения во времени, он расположил указанные категории естествознания так, что они выражали действительное развитие природы, взаимо­связь и переходы ее ступеней. Ф. Энгельс отмечал, что геге­левское (первоначальное) деление на механизм, химизм и организм было весьма глубоким для своего времени. «Меха­низм— это движение масс, химизм — это молекулярное., и атомное движение; организм — это движение таких тел, в которых одно от другого неотделимо» 102.

В отличие от Гегеля Ф. Энгельс показал, что природа развивается, образуя бесконечный ряд ступеней, что в ней «...сквозь хаос бесчисленных изменений прокладывают себе путь те же диалектические законы движения, которые..., про­ходя красной нитью и через историю развития человеческо­го мышления, постепенно доходят до сознания мыслящих людей» 103. Ф. Энгельс дал первую научную классификацию реального многообразия, вводя новые, диалектико-материа-листические принципы классификации: 1) принцип соответ­ствия формы движения форме материи и 2) принцип разви­тия, определяющий расположение форм материи и движения от простого к сложному. Последовательное развитие форм движения, таким образом, имеет своей основой, по Энгельсу, последовательное развитие форм материи 104.

99 Там же, с. 337

100 Там же, с. 337—338

101 Там же, с. 28.

102 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т 20, с. 565—566.

103 Там же, с. И.

104 Уместно отметить, что, хотя Ф. Энгельс занимался преимуществен­но классификацией форм движения, в его трудах явно просматривается и классификация форм материи, выступающих носителями форм движения.

33

В восходящем ряду форм материи и движения химиче­ская форма материи и движения следует непосредственно за физической и предшествует биологической. Опираясь на дан­ные современного ему естествознания, Ф. Энгельс приходит к выводу о том, что превращающиеся друг в друга физические силы (тепло, свет, магнетизм, электричество) на извест­ной ступени вызывают химические действия, которые по ме­ре своего усложнения приводят к жизни. Переход от физи­ческого к химическому и от него к биологическому соверша­ется посредством решительного скачка. «При всей постепен­ности, переход от одной формы движения к другой всегда ос­тается скачком, решающим поворотом. Таков переход от ме­ханики небесных тел к механике небольших масс на отдель­ных небесных телах; таков же переход от механики масс к механике молекул, которая охватывает движения, составля­ющие предмет исследования физики в собственном смысле слова: теплоту, свет, электричество, магнетизм. Точно так же и переход от физики молекул к физике атомов — к хи­мии*— совершается опять-таки посредством решительного скачка. В еще большей степени это имеет место при переходе от обыкновенного химического действия к химизму, белков, который мы называем жизнью» 105. Таким образом, согласно Энгельсу, образуется «узловая линия», отражающая после­довательный ряд переходов количественных изменений в ка­чественные. Отдельные «узлы» на этой линии представляют собой области перехода между двумя смежными формами материи и движения. Эти области перехода одной ступени развития в другую представляют для Энгельса особый инте­рес, так как позволяют выявить существующие между ними связь и различие. «Называя физику механикой молекул, хи­мию— физикой атомов и далее биологию — химией белков, я желаю этим выразить, — писал он, — переход одной из этих наук в другую,— следовательно, как существующую между ними связь, непрерывность, так и различие, дискрет­ность обеих» 106.

Различие между физикой и химией Ф. Энгельс видел в том, что первая рассматривает молекулы как цельные обра­зования, сохраняющиеся как таковые в ходе физических про­цессов. «В физике тела рассматриваются как химически не­изменные или индифферентные; мы имеем здесь дело с изме­нениями их молекулярных состояний...» 107. Напротив, химия •имеет дело с образованием молекул из атомов или с разло­жением их на атомы. Процессы, при которых «структура мо-

105 Маркс К., Энгельс Ф Соч., т. 20, с. 66.

106 Там же, с. 567.

107 Там же, с. 387.

34

лекул изменяется или даже совсем уничтожается... образуют переход от физики к химии» 108.

Определение места химизма в едином закономерном ми­ровом процессе позволило Ф. Энгельсу решить вопрос о его специфике. Согласно Энгельсу, химическое характеризуется разнообразными качественными превращениями, происходя­щими по законам химического сродства. Появление химиз­ма он связывает с тем моментом в развитии материи, «с ко­торого начинает давать себя знать химическое сродство, ког­да химически индифферентные до тех пор элементы химиче­ски дифференцируются один за другим, приобретают хими­ческие свойства и вступают друг с другом в соединения» 109.

В химических реакциях одни качества мгновенно превра­щаются в другие, и для поддержания их требуется непре­рывное поступление нового материала. «Химическая реакция изменяет состав реагирующего тела и возобновляется лишь тогда, когда прибавляется новое количество его»110. В этом отношении химический процесс является родственным, сход­ным с электрическим. Оба они, по мнению Энгельса, «могут существовать только так, что они при этом исчезают» . Од­нако тесное родство этих процессов «не причиняет никакого ущерба их различию»112. Электрический процесс лежит в ос­нове химического и не исчерпывает его существа.

В отличие от физических и химических процессов, кото­рые исчерпывают себя с каждым актом реакции, «...органи­ческое тело обладает самостоятельной силой реагирования; новая реакция должна быть опосредствована им»113. Ф. Эн­гельс в свете современного ему естествознания рассматрива­ет отношение химического к биологическому и делает ряд глубоких заключений. По его мнению, в своеобразных свой­ствах углерода, который он назвал «главным носителем жиз­ни», заложена направленность химической эволюции на жи­вое. Химическое развивается в направлении к живому, кото­рое отличается от него тем, что есть «сам себя осуществляю­щий перманентный химический процесс»114. Поэтому живое не является случайным по отношению к химической ступени развития. Напротив, именно в ней содержится возможность и необходимость появления биологического.

Химический процесс, порождая белок, выходит за свои рамки. Однако Ф. Энгельс рассматривает живое не только

108 Там же, с. 429.

109 Там же, с. 356.

110 Там же, с. 610.

111 Там же, с. 485.

112 Там же, с. 484.

113 Там же, с. 610.

114 Там же, с. 571.

35

как результат развития химического. Жизнь, согласно ему, есть вместе с тем результат развития всей материи, природы, «...Химия подводит к органической жизни, и она продвину­лась достаточно далеко вперед, чтобы гарантировать нам, что она одна объяснит нам диалектический переход к орга­низму.

Но действительный переход только в истории — солнеч­ной системы, Земли; реальная предпосылка органической природы» 115.

Процесс возникновения живого Ф. Энгельс представлял как «снятие» низших ступеней развития в высшей. Поэтому, определяя жизнь как химизм белков, он тем самым подчер­кивал, что химический процесс в живом хотя и продолжает­ся, но уже теряет свою самостоятельность, будучи превзой­денным биологическим.

Таким образом, используя гегелевские представления о химизме как закономерном этапе единого мирового процесса, Ф. Энгельс с материалистических позиций дал ряд крупных оценок химической ступени развития. С его точки зрения хи­мическая форма материи и движения появляется в мире не­обходимо, а не случайно, занимает определенное место в едином закономерном мировом процессе, не сводится к пред­шествующей ей физической форме материи и движения и за­кономерно развивается в сторону живого.

Однако в работах Гегеля, «а наш взгляд, остается ряд рациональных моментов, которые еще не получили материа­листического истолкования. Некоторые из них были подверг­нуты анализу Ю. А. Ждановым. Раскрывая роль противоре­чия, Гегель дал оценку явлениям под углом зрения внутрен­них противоречий, сравнивая их по способности вмещать и выдерживать противоречия. Применяя эту идею, Ю. А. Жда­нов отмечает, что своеобразие углерода как главного химиче­ского носителя жизни заключается в том, что он способен выдерживать наибольшее многообразие противоречий. Угле­род образует соединения, которые представляют собой «во­площенное противоречие»116.

Нам представляется также весьма ценной мысль Гегеля о том, что специфику химизма можно схватить только при целостном подходе к нему. Этот подход к химическому в из­вестной мере был использован Б. М. Кедровым, который свя­зывает существование особого химического качества с хими­ческой неделимостью атома П7.

115 Там же, с. 564.

116 Жданов Ю. А. Материалистическая диалектика и проблема химиче­ской эволюции, с. 71.

117 См.: Кедров Б. М. Предмет и взаимосвязь естественных наук, с. 238.

36

<< | >>
Источник: Васильева Т.С.. Химическая форма материи и закономерный мировой про­цесс. 1984

Еще по теме § 1. Гегель и Энгельс о химизме как закономерном этапе единого мирового процесса:

  1. Глава 2. ХИМИЗМ И ЕДИНЫЙ ЗАКОНОМЕРНЫЙ МИРОВОЙ ПРОЦЕСС
  2. § 2. Концепция закономерного мирового процесса в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина
  3. § 1. Концепция закономерного мирового процесса в работах Гегеля
  4. Глава 1. КОНЦЕПЦИЯ ЕДИНОГО ЗАКОНОМЕРНОГО МИРОВОГО ПРОЦЕССА
  5. § 3. Концепция закономерного мирового процесса в советской философской науке
  6. Глава 5. РАЗВИТИЕ ХИМИЧЕСКОЙ ФОРМЫ МАТЕРИИ КАК ЗАКОНОМЕРНЫЙ ПРОЦЕСС
  7. 4. ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ЖИЗНИ КАК ВАЖНЕЙШая ТЕНДЕНЦИЯ И ЗАКОНОМеРНОСТЬ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  8. Васильева Т. С.. Химическая форма материи и закономерный мировой про­цесс.1984, 1984
  9. Диалектика Гегеля как высший закон реального и как способ развертывания философской мысли
  10. ИСТОРИЯ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА И НЕОБХОДИМОСТЬ ЭТОГО ПРОЦЕССА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  11. Вопрос №46. Формирование и закономерности развития мировой экономики
  12. Государство в форме конституционной монархии объявляется Гегелем высшим воплощением Мирового духа
  13. Гегелю принадлежит и гениальная идея возникновения сознания в процессе труда
  14. ЗАКОНОМЕРНОСТИ ПСИХОМЕТРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА.
  15. 4.1. Общие закономерности изменения познавательных процессов при длительном стрессе
  16. Концепция суверенной демократии как основа модернизации российского государства на современном этапе социального развития страны
  17. Внутри Единого Государства эмоции и страсти продолжа­ли прорываться сквозь трещины разума как трава сквозь бетон.
  18. 1.1. ПОНЯТИЕ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ. МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА КАК СИСТЕМА
  19. Тема 14. Мировая система и процессы глобализации