<<
>>

ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛЮДЕЙ

Люди сами делают свою историю, но до сих пор они делали ее, не руководствуясь общей волей, по единому общему плану, и даже не в рамках определенным образом ограниченного, данного об­щества. Их стремления перекрещиваются, и во всех таких общест­вах господствует поэтому необходимость, дополнением и формой проявления которой является случайность. Необходимость, про­бивающаяся здесь сквозь все случайности,— опять-таки в конеч­ном счете экономическая. Здесь мы подходим к вопросу о так назы­ваемых великих людях.

To обстоятельство, что такой и именно вот этот великий человек появляется в определенное время в дан­ной стране, конечно, есть чистая случайность. Ho если этого чело­века устранить, то появляется спрос на его замену, и такая заме­на находится... Что Наполеон, именно этот корсиканец, был тем военным диктатором, который стал необходим Французской рес­публике, истощенной войной,— это было случайностью. Ho если бы Наполеонане было, то роль его выполнил бы другой. Это дока­зывается тем, что всегда, когда такой человек был нужеи, он на­ходился: Цезарь, Август, Кромвель и т. д. Если материалисти­ческое понимание истории открыл Маркс, то Тьерри, Минье, Гизо, все английские историки до 1850 г. служат доказательством того, что дело шло к этому, а открытие того же самого понимания Мор­ганом показывает, что время для этого созрело и это открытие должно было быть сделано.

Точно так же обстоит дело со всеми другими случайностями и кажущимися случайностями в истории.

Энгельс Ф. Письмо В. Боргиусу, 25 января 1894 г.— Маркс K., Энгельс Ф. Соч., т. 39, с. 175—176

Самым худшим из всего, что может предстоять вождю крайней партии, является вынужденная необходимость обладать властью в то время, когда движение еще недостаточно созрело для господ­ства представляемого им класса и для проведения мер, обеспечи­вающих это господство. To, что он может сделать, зависит не от его воли, а от того уровня, которого достигли противоречия между различными классами, и от степени развития материальных усло­вий жизни, отношений производства п обмена, которые всегда определяют и степень развития классовых противоречий. To, что он должен сделать, чего требует от него его собственная партия, зависит опять-таки не от него самого, но также и не от степени раз­вития классовой борьбы и порождающих ее условий; он связан уже выдвинутыми им доктринами и требованиями, которые опять- таки вытекают не из данного соотношения общественных классов и не из данного, в большей или меньшей мере случайного, состоя­ния условий производства и обмена, а являются плодом более или менее глубокого понимания им общих результатов общественного и политического движения. Таким образом, он неизбежно оказы­вается перед неразрешимой дилеммой: то, что он может сделать, противоречит всем его прежним выступлениям, его принципам и непосредственным интересам его партии; а то, что он должен сде­лать, невыполнимо. Словом, он вынужден представлять Iie свою партию, не свой класс, а тот класс, для господства которого движе­ние уже достаточно созрело в данный момент. On должен в интере­сах самого движения отстаивать интересы чуждого ему класса и отделываться от своего класса фразами, обещаниями и уверения­ми в том, что интересы другого класса являются его собственными. Кто раз попал в это ложное положение, тот погиб безвозвратно. Примеры тому мы видели и в самом недавнем времени; напом­ним лишь о том положении, в котором очутились в последнем французском временном правительстве представители проле­тариата, хотя и в их лице была представлена еще весьма низкая ступень развития пролетариата.

Тот, кто после опыта февраль­ского правительства,— о наших благородных немецких времен­ных правительствах и имперском регентстве мы уже и не гово­рим,— еще способен претендовать на официальныепосты,тотли- бо является сверх меры ограниченным человеком, либо связан с крайней революционной партией в лучшем случае одними лишь фразами.

Положение Мюнцера во главе мюльхаузенского Вечного сове­та было, однако, еще более рискованным, чем положение любого современного революционного правителя. He только тогдашнее движение, HO и вся его эпоха еще не созрели для проведения B жизнь тех идей, относительно которых у него самого возникало лишь смутное предчувствие. Представляемый им класс не только далеко не достиг еще достаточного развития и не был еще спосо­бен подчинить себе все общество и преобразовать его, но едва лишь зарождался. Общественный переворот, рисовавшийся в его вооб­ражении, имел еще совсем мало оснований в наличных материаль­ных условиях, и, наоборот, эти последние подготовляли общест­венный порядок, прямо противоположный тому, о котором OH мечтал. При этом, однако, он оставался связанным своими прежни­ми проповедями о христианском равенстве и евангельской общно­сти имущества; он должен был, по крайней мере, сделать попытку осуществить их. Были провозглашены общность всех имуществ, одинаковая для всех обязанность трудиться и упразднение всех существующих властей. B действительности же Мюльхаузен остал­ся республиканским имперским городом с несколько демократи­зированным политическим устройством, с сенатом, избираемым всеобщим голосованием и находящимся под контролем народного собрания, и с наспех импровизированной организацией натураль­ного обеспечения бедных. Общественный переворот, казавшийся столь ужасным его протестантским буржуазным современникам, в действительности никогда не выходил за рамки слабой и бессоз­нательной попытки преждевременного установления позднейшего буржуазного общества.

Мюнцер сам, по-видимому, чувствовал глубокую пропасть, отделявшую его теории от непосредственно окружающей его дей­ствительности, пропасть, которая тем меньше могла остаться им незамеченной, чем больше искажались его гениальные воззрения в неразвитых головах массы его приверженцев. G ыеобычайнымдаже для него рвением отдался он делу распространения и организа­ции движения; он писал письма и рассылал гонцов и эмиссаров во все стороны. Ero послания и проповеди дышат революционным фанатизмом, поразительным по сравнению даже с его прежними сочинениями. Совершенно исчез наивный юношеский юмор пред­революционных памфлетов Мюнцера, не осталось больше следов спокойной, размеренной речи мыслителя, которая не была чужда ему раньше; Мюнцер теперь весь превратился в пророка револю­ции; он неустанно разжигает ненависть к господствующим клас­сам, пробуждает самые бурные страсти, употребляет лишь те мо­гучие обороты речи, которые религиозный и национальный экстаз вкладывал в уста ветхозаветных пророков.

Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии.—

Маркс K., Энгельс Ф. Соч., т. 7, с. 422—424

...Идея исторической необходимости ничуть не подрывает роли личности в истории: история вся слагается именно из действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей. Дейст­вительный вопрос, возникающий при оценке общественной дея­тельности личности, состоит в том, при каких условиях этой дея­тельности обеспечен успех? в чем состоят гарантии того, что дея­тельность эта не останется одиночным актом, тонущим в море ак­тов противоположных? B этом же состоит и тот вопрос, который различно решают социал-демократы и остальные русские социа­листы: каким образом деятельность, направленная к осуществле­нию социалистического строя, должна втянуть массы, чтобы при­нести серьезные плоды? Очевидно, что разрешение этого вопроса прямо и непосредственно зависит от представления о группировке общественных сил в России, о борьбе классов, из которой склады­вается русская действительность...

Ленин В. И. Что такое «друзья народа» u как они воюют против социал-демократов? —

Полн. собр. соч., т. 1, с. 159

Народник уверяет, что он — реалист. «Историю делают жи­вые личности», и я, мол, и начинаю с «чувств» кустаря, отри­цательно настроенного к современному порядку, и с помыс­лов его об устройстве порядков лучших, а марксист рассуждает о какой-то необходимости и неизбежности; он мистик и мета­физик.

Действительно, отвечает этот мистик, историю делают «живые личности»,— и я, разбирая вопрос о том, почему общественные отношения в кустарном промысле сложились так, а не иначе (вы этого вопроса даже и пе поставили!), разбирал именно то, как «жи­вые личности» свою историю сделали и продолжают делать. И у ме­ня был в руках надежный критерий того, что я имею дело с «жи­выми», действительными личностями, с действительными помыс­лами и чувствами: критерий этот состоял в том, что у них уже «по­мыслы и чувства» выразились в действиях, создали определенные общественные отношения. Я, правда, не говорю никогда о том, что «историю делают живые личности» (потому что мне кажется, что это — пустая фраза), но, исследуя действительные общественные отношения и их действительное развитие, я исследую именно продукт деятельности живых личностей. A вы говорить-то O «жи­вых личностях» говорите, а на самом деле берете за исходный пункт не «живую личность» с теми «помыслами и чувствами», которые действительно создаются условиями их жизни, данной системой производственных отношений, а куклу, и начиняете ей голову своими собственными «помыслами и чувствами». Понятно, что от такого занятия получаются одни только невинные мечтания; жизнь оказывается в стороне от вас* а вы — в стороне от жизни.

Ленин В. И. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве.—

Полн. собр. соч., т. Ii с. 426—427

Это положение — что историю делают личности — теорети­чески совершенно бессодержательно. История вся и состоит из действий личностей, и задача общественной науки состоит в том, чтобы объяснить эти действия. Дело все в том, что те историче­ские условия, которые давали для наших субъективистов материал для «теории», представляли из себя (как представляют и теперь) отношения антагонистические, порождали экспроприацию произ­водителя. He умея понять этих антагонистических отношений, не умея пайти в них же такие общественные элементы, к которым бы могли примкнуть «одинокие личности», субъективисты огра­ничивались сочинением теорий, которые утешали «одиноких» лич­ностей тем, что историю делали «живые личности».

Ленин В. И. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве.—

Полн. собр. соч., т. 1, С. 415

...Великую гегелевскую диалектику, которую перенял, поста­вив ее на ноги, марксизм, никогда не следует смешивать с вуль­гарным приемом оправдания зигзагов политических деятелей, пе­реметывающихся с революционного на оппортунистическое кры­ло партии, с вульгарной манерой смешивать в кучу отдельные заявления, отдельные моменты развития разных стадий единого процесса. Истинная диалектика не оправдывает личные ошибки, а изучает неизбежные повороты, доказывая их неизбежность на основании детальнейшего изучения развития во всей его конкрет­ности.

Марксизм отличается от всех других социалистических теорий замечательным соединением полной научной трезвости в анализе объективного положения вещей и объективного хода эволюции с самым решительным признанием значения революционной энер­гии, революционного творчества, революционной инициативы масс,— а также, конечно, отдельных личностей, групп, организа­ций, партий, умеющих нащупать и реализовать связь с теми или иными классами.

Ленин В. И. Против бойкота.— Полн. собр. соч., т. 16, с. 23

4.

<< | >>
Источник: Шептулин А.П. K.MAPKС, Ф. ЭНГЕЛЬС, В.И.ЛЕНИН. О диалектическом и историческом материализме.. 1984

Еще по теме ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛЮДЕЙ:

  1. НОРМЫ, СЛОЖИВШИЕСЯ ИСТОРИЧЕСКИ И ВОШЕДШИЕ В ПРИВЫЧКУ ЛЮДЕЙ
  2. Глава двадцатая ИСТОРИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ОБЩНОСТИ ЛЮДЕЙ
  3. Исторически Право служило средством возвращения людей к Богу
  4. Экономическая наука предполагает изучение динамичной, по­стоянно развивающейся хозяйственной деятельности людей
  5. Представляется необходимым еще раз подчеркнуть, что философско-историческая концепция русской революционной демократии 40-х гОдов к гегелевской философии истории не сводилась.
  6. Необходимость и содержание оценки деятельности
  7. Ф. Бэкон О ЦЕЛИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  8. Организациям для осуществления своей финансовой деятельности необходимо взаимодействовать с банками.
  9. Глава 1. Деятельность Российского государства по противодействию правонарушениям в области охраны окружающей среды: историческая динамика
  10. 3. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, а также в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости и при профессиональном риске
  11. Подберите надлежащее понятие к следующему определению: «Правило общего характера, отражающее объективные потребности общественного развития, цель которого - регулирование поведения людей и направление их практической деятельности во взаимоотношениях между собой и с обществом, классом, социальной группой, государством».
  12. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ)
  13. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ)
  14. Основное условие и необходимость появления финансовых инструментов – необходимость создания механизма размыкания цепи финансовых трансакций в случаях нарушения процессов нормального перелива капиталов.
  15. Ошибка отождествления необходимости, закономерности с причинностью или причинности с необходимостью
  16. Раздел второй ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ Глава девятая ПРЕДМЕТ ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА
  17. ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЛЮДЕЙ
  18. Методы исследования пожилых людей
  19. Методы исследования пожилых людей
  20. § 1. Поведение людей и право