<<
>>

Качество

Сначала рассмотрим учения Аристотеля и Гегеля о категории "качество". Аристотель впервые в истории человеческой мысли подверг анализу общее понятие качества, рассмотрел его основ­ные значения, определил категориальный характер понятия и ме­сто среди других категорий.

Гегель дал наиболее развитое пред­ставление о категории "качество" в истории философии.

Категориальные учения Аристотеля и Гегеля — это два ори­ентира, помогающих распутать клубок противоречивых мнений о качестве и найти стержень этой категории.

3322.1. Учение Аристотеля о категории "качество"

Итак, у Аристотеля понятие качества приобретает статус фи­лософской категории. Он первым стал рассматривать качество как один из "основных родов" бытия[152]. Этим он определил объек­тивный смысл категории "качество". С другой стороны, качество для Аристотеля не только род бытия, но и форма мышления, вы­сказывание о сущем. Кроме того, категориальность качества, по Аристотелю, обусловлена тем, что оно обнимает собой множест­во частных определений.

К качественным определениям он отно­сил "вид", "общее", "форму" (в одном из значений), "свойство", "состояние" и некоторые другие. Таким образом, под качеством как категорией Аристотель понимал определенный род или класс понятий (сравн.: количество — род таких понятий, как "величи­на", "число", "множество").

Следует отметить, что Аристотель был всего лишь зачинате­лем учения о качестве как категории. Он еще не совсем ясно представлял себе отличие категории от общего понятия и слова. Так, он не отдифференцировал в достаточной мере категориаль­ное значение качества от других значений, не провел четкой гра­ни между словом, понятием и категорией "качество".

В этом не­трудно убедиться, если взглянуть на соответствующие страницы "Категорий" и "Метафизики". Объяснение значений понятия ка­чества, как и других категориальных понятий, напоминает стра­ницы толкового словаря. Аристотель берет слово "качество" из практики словоупотребления и показывает, в каких значениях оно используется. В "Категориях" он пишет: "Из сказанного без какой-либо связи каждое означает или сущность или "сколько", или "какое"..."[153]. В другом месте: "Качеством я называю то, благо­даря чему предметы называются такими-то. "Качество" имеет много значений"[154]. В аристотелевском анализе различных значе­ний слова "качество" чувствуется живая, непосредственная связь проблем языка и мышления. Его категории очень близки по смыслу частям речи, на что не раз указывали исследователи его творчества[155]. Мысль о категориальной структуре мышления роди­лась у Аристотеля, очевидно, из наблюдений над языком. Первая категория — сущность (oucia, означает самостоятельное, суще­ствующее само по себе) — соответствует в грамматике имени существительному и вопросительному местоимению "что?". Этой категории противостоят категории зависимости: качественное (ioiov, quale) и количественное (posv, quantum). Первое соответ­ствует имени прилагательному и местоимению "какой", второе — имени числительному и местоимению "сколько". Категория от­ношения соответствует степени сравнения и предлогам и т. д.[156]

Часто Аристотель не разделял категориальный и языковый анализ проблем. Анализируемое им слово "качество" напоминает скорее раствор, в котором только начался процесс кристаллиза­ции (т. е. категориализации) и категориальное значение сущест­вует лишь наряду с другими (некатегориальными) значениями, хотя и носит характер формообразующего ядрышка кристалла- категории.

Обобщая достижения греческой мысли Аристотель дает раз­вернутую картину значений понятия качества. Он выделяет при этом два основных значения: сущностное (субстанциальное) и акциденциальное (см. его "Метафизику", 1020b 10-20). В первом значении качество есть то, что определяет сущность (является "качеством сущности" или "видовым отличием сущности"). Во втором значении качество есть то, что определяет акциденциаль- ные черты предмета (свойства и состояния), т. е. такие черты, ко­торые не относятся к характеристике сущности и без которых предмет может существовать. Аристотель не сразу пришел к осознанию этой двойственности качества. В раннем сочинении "Категории" он склонен был рассматривать его в самом широком смысле, как определенность предмета, как то, что так или иначе характеризует предмет. Вероятно, именно этим он руководство­вался, когда формулировал определение качества, которое кажет­ся на первый взгляд тавтологическим: “Качеством я называю то, благодаря чему предметы называются такими-то"[157], т. е. качест­венно определенными. Для установления границ этого понятия качества Аристотель, вслед за Платоном, использует классифи­кацию отношений сравнения, т. е. проводит различие между ка­чествам, количеством и сущностью, сравнивая вещи друг с дру­гом по тем или иным основаниям. По его мнению, вещи тождест­венны, если сущность у них одна, подобны (сходны), если каче­ство одно, и равны, если они количественно одинаковы[158]. Он дает, таким образом, критерий для разграничения понятий качества, количества и сущности. В "Категориях" он специально отмечает, что "особенностью качества будет то, что о сходном и несходном говорится лишь в отношении его"[159]. В то же время "главной осо­бенностью количества" он считает "то, что о нем говорят как о равном и неравном"[160]. Подобное разграничение качества, количе­ства и сущности (вещи) не утратило своего значения до сих пор.

В самом деле, сравнение вещей по их качеству (в отвлечении от количественной определенности) базируется как раз на отноше­ниях подобия (сходства) и неподобия (несходства). Связывая по­нятие качества с идеей подобия (сходства), Аристотель тем са­мым открывает путь к пониманию качества как единства общего и специфического и вытекающему из этого понимания представ­лению об иерархии качественных уровней (см. подробнее об этом ниже). Другим критерием разграничения качества, количества и сущности является для Аристотеля различение их в зависимости от постановки вопроса. В "Метафизике" он указывает, что каче­ству соответствует вопрос "какова эта вещь" (хорошая или пло­хая, белая или черная, теплая или холодная), сущности — вопрос "что это" за вещь (человек или бог), количеству — вопрос: сколь­ко, какова по величине ("величиною в три локтя")[161].

Указанные критерии разграничения качества, количества и сущности послужили Аристотелю основанием для самой широ­кой трактовки понятия качества. Его заслугой является то, что он не ограничился каким-то одним пониманием качества, а рассмот­рел самые различные "значения" или "роды" этого понятия. В "Категориях" он прямо говорил, что "качество" имеет много зна­чений (8b 25). Ни до, ни после Аристотеля философы не ставили и не решали проблему многозначности понятия качества, которая тесным образом связана о проблемой выражения мысли в языке. Они ограничивались, как правило, каким-то одним пониманием и игнорировали другие. Для Аристотеля — мыслителя, обладавше­го энциклопедическими познаниями — характерно стремление дать максимально полное представление о понятии качества, все­сторонне осветить его многообразное содержание. Это стремле­ние к всестороннему анализу нередко осуществлялось за счет цельности понимания, путем эклектического соединения разно­родных представлений. Тем не менее из всех древних авторов лишь Аристотель сумел дать более или менее полное представле­ние о категории качества в ее различных значениях.

В своих произведениях греческий философ три раза поднимал вопрос о классификации значений понятия качества. Первая классификация дана в "Категориях", вторая — в "Метафизике", третья — в произведении "О душе". Классификация видов каче­ства в произведении "О душе" не относится в собственном смыс­ле к категории качества и поэтому имеет лишь побочное значе­ние (в новом издании этого произведения на русском языке /1976

г./ слово "качество" заменено — и, наверно, справедливо — на слово "свойство"). Наибольший интерес для характеристики ка­тегории качества представляют "Категории" и "Метафизика". В них Аристотель попытался дать всесторонний анализ категори­альных значений понятия качества. Как уже отмечалось, Аристо­тель различает два основных значения понятия качества: сущно­стное и акциденциальное. Уже в "Категориях" он проводит раз­личие между качеством как сущностным определением предмета и качеством как свойством или состоянием предмета, не относя­щимся к определению его сущности. Так, вторичные сущности — виды и роды — очень близки у него по смыслу к понятию каче­ства. Он даже называет их качествами сущности:

"Всякая сущность, надо полагать, означает определенное нечто. Что касается первых сущностей, то бесспорно и истинно, что каждая из них означает определенное нечто. То, что она выражает, есть нечто единич­ное и одно по числу. Что же касается вторых сущностей, то из-за формы наименования кажется, будто они в равной степени означают опреде­ленное нечто, когда, например, говорят о "человеке" или о "живом су­ществе"; однако, это не верно. Скорее они означают некоторое качество, ведь в отличие от первых сущностей подлежащее здесь не нечто одно: о многих говорится, что они люди и живые существа. Однако вторые сущности означают не просто какое-то качество, как, /например/, белое: ведь белое не означает ничего другого, кроме качества. Вид же и род определяют качество сущности: ведь они указывают, какова та или иная сущность.

Род при этом определяет нечто большее, чем вид: тот, кто го­ворит "живое существо", охватывает нечто большее, чем тот, кто гово­рит "человек"" .

В этом фрагменте содержится предвосхищение определения качества в "Метафизике" как видового отличия сущности. Одна­ко, в главе, посвященной непосредственно анализу категории ка­чества, Аристотель ни словом не упоминает об этом значении ка­чества, которое в "Метафизике" он называет "самым основным"[162]. Вероятно, в период работы над "Категориями" для Аристотеля еще не была вполне ясной категориальная сущность понятия ка­чества. Несмотря на указание (в главе о сущности) причастности качественных определений к сущности предмета, преобладаю­щим для "Категорий" остается взгляд, согласно которому качест­во есть акциденциальная категория, характеризующая свойства и состояния предмета. Глава о качестве целиком посвящена иссле­дованию различных акциденциальных "родов качества", причем это исследование носит описательно-эмпирический характер. Аристотель лишь описывает, разъясняет смысл ходячих (т. е. наиболее употребительных) значений слова "качество" (то же са­мое мы видим в "Метафизике", хотя в этом произведении он уже не ограничивается одним толкованием значений слова). "Катего­рии" являются ранним сочинением Аристотеля. При переходе к зрелому периоду творчества его учение о качестве претерпевает важные изменения. На первый план выступает сущностное (суб­станциальное) понимание качества. Заслуживает внимания такой факт. В "Категориях" Аристотель проводил различие между пер­вой сущностью, которой соответствует отдельная вещь, и вторы­ми сущностями (видами и родами). В "Метафизике" он уже нигде не упоминает о вторых сущностях, зато определяет качество в его основном значении как "видовое отличие сущности". Виды и ро­ды из вторых сущностей становятся просто качественными опре­делениями сущности (= вещи, предмета). Кроме того, если в "Ка­тегориях" анализ понятия носил по преимуществу описательно­эмпирический характер, то в "Метафизике" преобладающей ста­новится тенденция категориально-логического анализа. Качество "фигурирует" как объект и средство логического мышления. В "Метафизике", как и в "Категориях", Аристотель перечисляет наиболее употребительные значения понятия "качество", сопро­вождая их краткими пояснениями. Однако, в отличие от "Катего­рий", в этом произведении дается иная, более упорядоченная классификация значений. Указывая четыре значения качества, Аристотель затем сводит их к двум основным значениям:

"Итак, о качестве можно, пожалуй, говорить в двух смыслах, при­чем один из них — важнейший, а именно в первичном смысле — это видовое отличие сущности... А в другом смысле называются качеством состояния движущегося, поскольку оно движется, и различия в движе­ниях" ("например, тепло и холод, белизна и чернота, тяжесть и лег­кость") .

Подобное разграничение основных значений качества Ари­стотель проводит и в других местах "Метафизики" (см., напри­мер: 1015b 32-34; 1068b 17-19), а также в "Физике" (226а 27-30).

Развивая логический аспект категории качества, связанный с анализом родо-видовых определений предмета, Аристотель в то же время не отказывается и от описательно-эмпирического под­хода к этой категории. Качество у него, с одной стороны, неотде­лимо от предмета (сущностное понятие качества), а с другой, не тождественно бытию предмета (акциденциальное понятие каче­ства).

Аристотель проявлял колебания между сущностным и акци- денциальным пониманием категории качества. В одних случаях он сближал ее с понятием сущности, того, что лежит в основе бытия предмета. В других он сближал его с понятиями свойства, признака, состояния предмета. Объявляя "видовое отличие сущ­ности" "самым основным", "важнейшим" значением понятия ка­чества, он в то же время применительно к движению рассматри­вает качество в акциденциальном смысле. "А имею я в виду не то качество, которое принадлежит сущности (ведь и видовое отли­чие есть качество), — пишет он по поводу движения в отношении качества (качественного изменения), — а то, которое способно претерпевать (...) или не способно претерпевать"[163]. Аристотель, таким образом утверждал, что при качественном изменении ме­няются только случайные или, как он говорил, привходящие свойства, способности, состояния. Возникновение же и уничто­жение — при которых меняются видовые и родовые определения — он не относил к разряду качественных изменений.

Эти колебания показывают, конечно, что греческий мысли­тель не имел достаточно четкого представления о сущности кате­гории качества и ее отличии от других категорий и понятий, но, с другой стороны, они имеют под собой определенное основание. Качественно определены не только предметы, вещи, тела ("что") в их сущностном бытии, но и отдельные свойства, признаки, со­стояния. Аристотель стремился к универсальному пониманию ка­тегории качества. У него качественно определенным является все, что имеет какое-либо отношение к реальной действительно­сти. Правда, в силу неразвитости категориального учения Ари­стотель не проводил достаточно определенной грани между каче­ством как категорией (и его собственными определениями) и тем, что является носителем качества, т. е. качественно определено. Так, он порой отождествлял качество и свойство, качество и форму[164].

К числу несомненных достижений аристотелевской мысли можно отнести диалектическое решение проблемы качества как единства общего и специфического. Это решение красной нитью проходит через все рассуждения Аристотеля о качестве и качест­венной определенности предметов. Качество у него, с одной сто­роны, специфицирует, конкретно определяет сущее, а с другой, является выражением общего в вещах. Такое противоречие со­держится уже в определении качества как "видового отличия сущности". Совершенно очевидно, что это определение указыва - ет на специфицирующий характер качества. Видовое отличие сущности — это как раз то, чем одна сущность (вещь) отличается от другой. Например, человек отличается от лошади тем, что он животное двуногое, а лошадь — четвероногое[165]. То же Аристотель говорит и по отношению к материи, рассматривая в этом случае качество как форму, которая специфицирует материю: "то, к чему относится видовое отличие и свойство, — это субстрат, который мы называем материей"[166] (материя здесь выступает как род).

В том же определении ("видовое отличие сущности") нетруд­но увидеть и другой момент качества — общее. Видовые отличия сущности не являются только отличиями. Они могут быть менее общими и более общими, являя собой целую иерархию качест­венных уровней — от предельно общего (род, материя) до от­дельной вещи (Аристотель говорит, например о видовых отличи­ях видовых отличий — 1038а 10). В ряде мест "Метафизики" он прямо указывает на то, что качество есть общее:

общее "всегда означает не определенное нечто, а какое-то качество" (1003а 7-9);

"...общее означает "такое-то", а не "вот это"" (1039а 15);

"всякая наука исследует общее и такое-то /качество/, между тем как сущность не принадлежит к общему, а 1скорее есть определенное нечто, существующее отдельно" (1060b 20-25) .

О том, что Аристотель понимал качество именно как единст­во общего и специфического, свидетельствует тот факт, что в движении от наиболее общих форм к единичным вещам качество, по его мнению, охватывает только промежуточные формы. По­следнее видовое отличие (в логическом делении понятий), харак­теризующее именно данную вещь — это уже не качество, гово­рит Аристотель, а сущность (см.: 1038а, b). С другой стороны, наиболее общие понятия (род, материя) относятся к качеству как общее к частному. По отношению к ним качество — специфици­рующая категория, хотя по отношению к сущности (отдельной вещи) оно является обобщающей категорией.

Представление о качестве как единстве общего и специфиче­ского лежит в основе идеи родо-видовой качественности (иерар­хии качественных уровней). Эта идея была выдвинута Сократом и Платоном, но у Аристотеля она приобрела характер логическо­го принципа. Очень важно подчеркнуть этот момент: качество Аристотель понимает не только как категорию чувственного по­знания, но и логического мышления.

Положив начало изучению категорий, Аристотель еще не вы­работал стройной системы категорий. В его категориологии на­лицо некоторая неопределенность в порядке расположения кате­горий, в их количестве и в том, как они относятся друг к другу. Все же некоторые "зачатки" системы категорий у Аристотеля имеются. Так, он совершенно определенно ставит сущность на первое место среди категорий "и по определению, и по познанию, и по времени" . Ближе всех к сущности он располагал качество и количество, отмечая этим их значение как важнейших после сущности категориальных определений бытия и мышления. За­служивает внимания и такой факт. Почти всегда Аристотель упоминает качество и количество не отдельно друг от друга, а вместе, в паре. Он рассматривает их как две "половинки" целого. Таким образом, качество и количество составляют у Аристотеля микросистему категорий, в которой фиксируется их общность и различие.

Исследователей творчества Аристотеля всегда интересовал вопрос о том, в какой последовательности он располагал качество и количество относительно друг друга. В самом деле, поместив эти категории между сущностью и другими категориями, он, од­нако, не указал порядок расположения их относительно друг дру - га. Хотя в "Категориях" и "Метафизике" главу о качестве Аристо­тель помещает после главы о количестве (причем, в "Категориях" между этими главами "втискивается" глава о категории отноше­ния), это вовсе не означает, что он таким же образом располагает эти категории "по определению, познанию и времени". Если го­воря о категории сущности Аристотель считает нужным специ­ально указать на ее первенство по отношению к другим категори­ям, то вопрос о порядке расположения качества и количества от - носительно друг друга он нигде специально не обсуждает. Похо­же, для Аристотеля не существовало проблемы, в какой последо­вательности располагать указанные категории. Достаточно при­вести такой пример. В тексте "Метафизики" неоднократно упо­минаются в порядке перечисления категории качества и количе­ства. Если бы философ придерживался какого-то одного принци­па расположения этих категорий, то это отразилось бы на поряд­ке перечисления категорий. Между тем, в то время как сущность он всегда ставит на первое место, качество и количество распола­гаются у него по-разному: то качество предшествует количеству, то количество — качеству[167].

Универсальный гений Аристотеля сказался и в том, что он не оставил без внимания вопрос о качестве как ценностно­практической категории, точнее, ее ценностно-практическом ас­пекте. В "Метафизике" в числе основных значений понятия каче­ства он указывает и это значение: "О качестве говорится и при­менительно к добродетели и пороку и вообще к дурному и хоро­шему”[168]. Качественная определенность для Аристотеля — не только определенность вещей самих по себе; она связана также с положительной или отрицательной оценкой вещей.

На стр. 1038а "Метафизики" мы находим объяснение того, почему Аристотель относил хорошее и плохое к качественным определениям: "когда мы хотим сказать, какова эта вещь, мы го­ворим, что она хороша или плоха, но не что она величиною в три локтя или что она человек"[169]. Такой вопрос Аристотель ставит именно о качестве и его отличии от количества и сущности (ве­щи).

Аристотель различал два вида оцениваемых качеств: хорошее и дурное в отношении к неодушевленным предметам, и хорошее и дурное в отношении к существам, которые могут действовать преднамеренно, т. е. к людям. В этом различении содержится до­гадка о существовании оцениваемых качеств вещей — предметов природы и продуктов труда, с помощью которых удовлетворяют­ся человеческие потребности, — и оцениваемых качеств самого человека (моральных, психологических, деловых и т. д. ).

Итак, согласно Аристотелю существует двоякого рода качест­венность: объективная или качественность вещей самих по себе и оцениваемая качественность или качественность "вещей" в их отношении к оценивающему субъекту. В первом случае мы име­ем дело с качеством как объективно-реальным определением, в частности, как объектом познания, изучения, исследования. Во втором случае мы имеем дело с качеством как объектам оценки и практического действия. Это качество — ценностно­практическая категория.

3322.2.

<< | >>
Источник: Балашов Л.Е.. НОВАЯ МЕТАФИЗИКА. (Категориальная картина мира или Основы категориальной логики). 2003

Еще по теме Качество:

  1. Определение категории качества ссуды с учетом финансового положения заемщика и качества обслуживания долга
  2. Тема 23. Приемка товаров по количеству и качеству. Экспертиза качества
  3. 1.3. Многоаспектность качества.
  4. 2.2. Контроль качества продукции
  5. Структура качества
  6. Структура затрат на качество.
  7. 1.2. Качество и конкурентоспособность.
  8. Природные качества
  9. 2.1 Показатели качества продукции
  10. Личностные качества.