<<
>>

можно сказать, что именно сон формирует под­линно ресурсное поле личностного роста человека

, поскольку предлагаемые им возможности не сопоставимы по своему богатству с возможностями дневной жизни. И если в дневной реальности человек может подумать: «А что я могу сделать? Это не в моих силах.

Объективно я не имею таких возможностей», то в сновидческой реальности подобные отговорки невозмож­ны. Там человек — царь и бог: возможности его безграничны, и он может выбрать, что пожелает, а именно то, к чему душа его действительно стремится, что соответствует его глубинным интенциям. И эти выборы, поскольку совершаются ответствен­но (из-за условия безоговорочной веры в подлинность проис­ходящего), не в меньшей степени определяют последующую логику судьбы, чем выбор, совершённый в дневной жизни. Более того, можно сказать, что сновидение — это бесконечно гуманный, щадящий механизм обусловливания личностного роста, духовной эволюции человека. Ведь, если в реальности человек сделает неверный выбор, он пострадает реально, а мо­жет и умереть. Во сне же всё обратимо. Это удивительный вари­ант тренирующей практики, который обеспечивает все плюсы успешных выборов и максимально сглаживает минусы неудач, снова и снова предоставляя человеку шанс разрешить значимую для него ситуацию, сделать тот внутренний шаг, который от­деляет его от следующей ступени собственной эволюции.

Однако неверно было бы думать, что ответственность во сне не наступает вовсе, или же наступает, но не имеет репрезентации в реальности. Имеет. И это, как я уже говорила, и есть одна из причин глубокого недоверия многих людей, а в определённые периоды целых социальных институтов, к сновидению. Эту от­ветственность за совершаемые выборы и эту причину недоверия я вижу в динамиках психофизической и эмоциональной сферы, которые имеют отчётливую представленность в объективной ре­альности — это те объективные изменения, которые происходят с человеческим телом в результате проживания им во сне картин сновидения и совершаемых, или не совершаемых, при этом действий.

Фактически собственное тело учит человека тому, что из сделанного им было для него плодотворно, что нейтрально, а что губительно. Здесь, на мой взгляд, мудрость сновидения. Если человека накажут наяву, то это будет не только опасно, — ведь смотря, какое наказание, — но и не всегда продуктивно. Иногда внешние наказания позволяют человеку переложить бремя ответственности за свои последующие действия на чужие плечи. Наказание состояниями собственного организма не может рассматриваться как внешнее, позволяющее переложить ответственность на другого.

Точно так же и поощрение. Внешнее поощрение не всегда продуктивно и уж в любом случае менее эффективно, чем вну­треннее. Каждый на своём опыте знает, что, если он получает похвалу со стороны, но сам собой не доволен, это не так уж сильно меняет его оценку ситуации. Совсем другое дело, когда человек внутренне удовлетворён положением вещей и своими действиями.

Вспомним Гераклита: «Спящие трудятся». Поскольку со­вершенно очевидно, что во сне речь не может идти о физическом труде, ясно, что речь идёт о духовном. Интересно, есть ли какая- либо информация об особенностях сновидений у людей, достиг­ших высоких степеней духовного роста? Оказывается, есть.

«В описаниях, приводимых религиозными мистиками и практикующими медитацию йогами, часто фигурирует мета­фора «сна без сновидений». Многие йоги утверждают, что «до­стигший просветления перестаёт видеть сны». Эксперименты, проведенные с такими йогами в Индии, показали, что во сне они всё же демонстрировали быстрые движения глаз, хотя опыт, о котором они рассказывали, когда их будили сразу же после БДГ- периодов, не был тем, что можно назвать сновидениями. Чаще всего они рассказывали о переживании «единства» и «слияния со светом». Я подозреваю, что достижение определенных уровней медитативной практики в жизни наяву может создать модели сновидений, где все переживания находятся на внушительных архетипических глубинах, и поэтому сон кажется «сном без сновидений»...

Работа со сновидениями может быть глубокой духовной дисциплиной, источником психологического самосознания, творческого вдохновения и энергии. Во многом это просто раз­личные способы описания одного и того же процесса — процесса возрастающей индивидуации, в терминологии Юнга»[97] .

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Природа сновидений (эпистемоло­гический анализ). 2005

Еще по теме можно сказать, что именно сон формирует под­линно ресурсное поле личностного роста человека:

  1. Что здесь можно сказать? Как отнестись к фило­софии как эросу? Без всякой утилитарности?
  2. В КАКОМ СОСТОЯНИИ ЧЕЛОВЕКУ МОЖНО ВНУШИТЬ ЧТО ЛИБО?
  3. Почему день сменяет ночь? Что такое жизнь? Что такое смерть и что есть сон?
  4. ♥ Чтобы врач мог качественно оказать медицинскую услугу, необходимо, чтобы у него было достаточно для этого времени. Мне, чтобы выполнить план приема, нужно в месяц принять примерно 520 человек, по 25 человек в день. Это примерно 15 минут на человека. Как можно за это время качественно что-то сделать?
  5. Продолжительное время человек ограничивает свои знания о мире лишь физическими представлениями - тем, что можно взвесить, увидеть, потрогать, измерить.
  6. ВОПРОС: Если я правильно понимаю, то любой предмет может быть предметом политической рефлексии. Можно ли это рассматривать как акт власти - назначение предметов предметами политической рефлексии? По аналогии с тем, что вы сказали про первого, который посылает второго убить третьего.
  7. Берёзкин Ю.М. Можно так сказать: онтология - деятельностная, а логика - систем­ная
  8. 2.5.9. Садхана и метафоры личностного роста.
  9. Что человек находит в отношении? Как формируется содержание Я в отношении? Как Я создает отношение?
  10. сознание формируется не только под влиянием одних природных факторов, но и социальных.
  11. Кризисы, возникающие в процессе личностного роста, с позиции трансперсональной психологии
  12. Кризисы, возникающие в процессе личностного роста, с позиции трансперсональной психологии