<<
>>

Плотин: критика платоновскогоучения о творении с точки зрения теологии

Основоположник неоплатонизма — влиятельнейшего позднеантич­ного философского направления — Плотин решительно расходится с «божественным Платоном» как раз в вопросе о вечности мира.

«Мир всегда есть, и всегда был раньше и всегда будет»[60]. Плотин в этом не следует Аристотелю. У него несколько иные мотивы для утверждения вечности видимой Вселенной; и доказывает он свой тезис иначе — не из следствий, а из причин; и у Платона критикует не то, что Аристо­тель. B «Тимее» Платона объектом критики для него становится не уче­ние о нетленности однажды возникшего и не описание создания времени, какдля Аристотеля (Плотин сам описывает создание времени «суетной» мировой душой в трактате «О времени и вечности»), а причи­на миротворения — «Бог захотел» сотворить мир. Для Плотина непри­емлем «техноморфный», если можно так выразиться, креационизм Платона: миротворение как преднамеренное действие, как реализация определенной воли и решения, согласно заданному плану. Бог — не Демиург, не ремесленник, не искусник, набрасывающий чертежи, а за­тем вычисляющий пропорции, отмеряющий, строящий, пригоняющий части и возводящий здание космоса (именно так творец описывается в «Тимее»).
«Мы-то, люди, конечно, можем задаваться вопросами о том, почему земля помещена в середине мира, почему она имеет вид шара, почему и для чего экватор наклонен к эклиптике и т.п.; но из этого вов­се нельзя заключить, что и в высочайшем уме было и есть нечто похо­жее на эти наши соображения, что он сперва взвесил, что, как и почему должно все быть и уже потом решил все так и устроить; напротив, если все в мире прекрасно устроено, то это единственно только потому, что ум таков, каков есть, что природа его такая, а не иная»[61]. Плотин не раз приводит такую иллюстрацию миротворения: преизбыток бытия рас­пространяется вокруг Единого Бога, как свет вокруг негасимого источ­ника света.
Источник света не принимает волевого решения светить; он не хочет распространять свет, не заботится об этом; он не сознает того, что светит; он просто таков, каков есть. Поэтому мир не мог не быть, как не может солнечный свет исходить от Солнца. Как Ум, умопостига­емый космос, распространяется вокруг Единого с непреложной необ­ходимостью, так мировая Душа — вокруг Ума, и телесный мир — вокруг Души. Ей нет до него дела, она не творит его по своей воле или расчету, она нисколько не заботится о нем. Существование нашего мира — не­обходимое следствие природыДуши. Если пониматьто, что написано в «Тимее» буквально, а именно: что Бог однажды захотел сотворить мир и сотворил, то придется допустить, что Бог подвержен изменению. Не­важно, что он сотворил мир не во времени; Плотина заботит не мир и не физика. Важно, что Бог не будет таков, каким его мыслит и сам Пла­тон: вечным, неизменным, абсолютно простым. Произвольное творе­ние разрушает учение о Боге — и этого Плотин не может допустить. Творение мирадля Богалибо естественно, либо неестественно. Если ес­тественно, то мир есть всегда — не только во времени, но вообще в ре­альности. Если же нет, придется допустить нечто неестественное в Боге и в умопостигаемом мире: либо насилие или какое-то воздействие со стороны, либо некое противоречие в его собственной природе, что не­мыслимо[62]. Платон прав в том, что все телесное, временное, все види­мое и осязаемое — не подлинное бытие, а становление; его прошлого уже нет, будущего еще нет, а настоящее, момент «теперь» — бесконечно мало, не имеет никакой длительности. Ho Плотин переосмысляет это учение: всякое тело иллюзорно и эфемерно не столько потому, ЧТО OHO тело, сколько потому, что оно — частное, единичное, отделенная часть, индивидуум. Целостность, даже телесной Вселенной — вечна и неиз­менна. Внутри нее постоянно идут бесчисленные изменения, HO в це­лом они всегда остаются теми же.

Правда в более строгом смысле слова наш материальный мир не ве­чен.

Плотин первый, кто сформулировал не «темпоральное», а онтоло­гическое понятие вечности. Вечность — это полнотабытия. «Целостное, законченное бытие... — это и есть вечность;... полнота бытия,... охваты­вающая все бытие и исключающая всякое небытие» («О времени и веч­ности», III, 7,4). Впоследствии это определение (применительно к Богу) будут повторять все средневековые богословы, от Боэция[63] до Фомы Аквинского[64]. Боэций даже сочинит неологизм для обозначения той подвластной времени или охватывающей все времена вечности, кото­рой вечен аристотелевский мир, — «всегдашность», sempiternitas. Такое толкование вечности станет центральной опорой для тех христианских мыслителей, кто будет пытаться осмыслить учение Откровения о тво­рении мира из ничего в категориях эллинской метафизики. Можнодо- пустить вечность мира во времени (тем более, что и время, как показал Платон, сотворено Богом), не противореча истине веры; мир все равно никогда не будет вечен в том смысле, как Бог, — он не будет абсолютно независимой полнотой бытия. Пропасть между тварным и нетварным останется.

<< | >>
Источник: Бородай Т.Ю.. Рождение философского понятия. Бог и материя в диалогах Платона. 2008

Еще по теме Плотин: критика платоновскогоучения о творении с точки зрения теологии:

  1. Плотин: критика платоновского учения о творении мира и о природе. Природа как иррациональная энергия мировой души
  2. Плотин как критик гностиков
  3. Материя и зло: Прокл как критик Плотина
  4. Точки зрения
  5. Две точки зрения в этикете.
  6. ПРЕИМУЩЕСТВО ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
  7. (С точки зрения астрофизика)
  8. три точки зрения.
  9. (С точки зрения философа)
  10. Новые точки зрения