<<
>>

Понятие индивидуальной объективной реальности

B своем описании модели вертикальной организации ре­ального я отмечала, что она не перекликается с идеей суще­ствования параллельных миров, поскольку касается разнопла­новых реальностей, связанных отношением порождения, кото­рое обусловливает их сущностное несходство.

И напротив, говоря о параллельных мирах, имеет смысл подчеркнуть их рядоположенность, наличие одинакового отношения к глубин­ной реальности, выражаемого понятием сопоследования: каж­дый из них от нее производен, и все они между собой не нахо­дятся в причинно-следственной зависимости. Такого типа миры, напротив, имеют сущностное сходство и различаются деталями и оттенками проявления. Сейчас я хочу предложить идею, которая может послужить методологическим эксплика- том представления о существовании параллельных реально­стей и тем самым расширить наш репертуар методологических средств анализа наличного бытия.

B предыдущем параграфе речь, в частности, шла о том, что­бы сделать понятие объективной реальности не таким «пло­скостным», добавить ему «мерности», вписав в более сложную систему упорядочений, и за счет этого получить инструмент, позволяющий исследовать более сложные феномены (к числу которых, безусловно, относится феномен телесности). B ре­зультате удалось показать, что представление об имеющемся не так однозначно, как нам до этого казалось, и что оно зависит от того, куда мы помещаем точку отсчета, когда смотрим на мир. Теперь же я хочу сделать понятие объективной реально­сти предметом непосредственного исследования, чтобы пока­зать, что, даже оставаясь, так сказать, на плоскости и не при­нимая во внимание вертикальную ось системы координат, мы все равно вынуждены менять наше представление об имею­щемся как раз и навсегда одинаково для всех данном, чтобы наше видение себя стало более адекватным.

Итак, что же такое индивидуальная объективная реаль­ность?

Индивидуальной объективной реальностью я назову ту часть универсума, которая взаимодействует с данным конкрет­ным существом (открыта к взаимодействию с ним), причем ре­пертуар воздействий будет включать как те, которые осознают­ся субъектом, так и те, в наличии которых он себе отчета не отдает; тем не менее соответствующие влияния объективно имеют место, и на бессознательном уровне человек такой ин­формацией располагает.

Ha мой взгляд, когда мы говорим об объективной реально­сти в привычном ключе, мы, сами того не замечая, совершаем подмену одного смысла концепта «быть объективным» (в зна­чении «существовать вне и независимо от субъекта») другим: «быть нечувствительным, безразличным к индивидуальным характеристикам отдельного человека». Отсюда и рождается неоправданное ожидание, по сути, иллюзия, что объективная реальность для всех одинакова. Это побуждает к тому, чтобы ссылку на параметры реальности, в которой действует (мыс­лит, воспринимает, ощущает и переживает) субъект, убирать из анализа его жизненной активности: зачем она нужна, ведь реальность одна на всех?

Попробую пояснить свою позицию. Объективный, однопо­рядковый существу, мир предстает таким, каким данное суще­ство способно его воспринять. Последнее обусловлено перцеп­тивными, когнитивными, телесными характеристиками само­го существа. Поэтому тот срез реальности, с которым устанавливается контакт, в точности соответствует сущност­ным параметрам существа, вовлеченного во взаимодействие.

Психика человека содержит такие составляющие, как со­знание и бессознательное, поэтому ему будут открыты, доступ­ны не только те пласты реальности, взаимодействие с которыми осознаётся им, но и те, в наличии взаимодействия с которыми он не отдает себе отчета. Например, человек, отдыхающий тихим летним вечером в месте, где обитают летучие мыши, в какой-то момент может испытать странное чувство напряжения и тревоги, хотя если он этих существ непосредственно не видит, то не будет даже иметь представление о том, почему оно возник­ло. Тем не менее чувство напряженности может быть настолько отчетливым, что заставит его начать оглядываться в поисках ис­точника неприятных и неясных ощущений. Это значит, что на уровне сознания соответствующее воздействие не представлено (считается, что сигналы в ультразвуковом диапазоне человек не распознаёт), однако некие компоненты причиняющего диском­форт воздействия бессознательно им зафиксированы.

Или же классический эксперимент с засветкой ладони[139].

Проводились исследования, в которых испытуемым предлага­лась ситуация, где на их ладонь сначала воздействовали обыч­ным светом (при этом сами они не видели этого), а затем следо­вал не слишком сильный, но достаточно неприятный удар то­ком. Испытуемые могли избежать его, если им удавалось зафиксировать момент засветки. Так вот, оказалось, что если их предупреждали, что существует некий предварительный сигнал о приближающемся ударе током, они научались распо­знавать момент засветки. Иначе говоря, под угрозой неприят­ного физического воздействия и при условии информирован­ности о том, что его можно избежать, если проявить достаточ­ное внимание, самые обычные люди оказались в состоянии ладонью воспринимать свет. Ha уровне сознания такое воздей­ствие не было представлено вообще (сами испытуемые, даже научившись избегать удара, не могли определить ни свои ощу­щения, ни свои мысли по поводу этих ощущений: они «просто» убирали ладонь после ее засветки и перед ударом током). Ha бессознательном же уровне они были способны зафиксировать воздействие, которое, как считается, человек не распознаёт.

Таким образом, среди в принципе доступных восприятию человека воздействий среды есть такие, которые он способен на сознательном уровне отследить и зафиксировать, и такие, ко­торые он не способен осознавать в обычных условиях. Тем не менее на бессознательном уровне многие из них распознаются и фиксируются, влияя и на поведение человека, и на его на­строение, и на принимаемые им решения, и на общие оценки происходящего. И если мы не будем принимать во внимание данного обстоятельства, мы серьезно сузим наши возможности адекватной интерпретации имеющегося. Так вот, по моему убеждению, в основе общепринятого представления о единой для всех объективной реальности лежит именно тот спектр воз­действий, которые человек не просто воспринимает, но спосо­бен осознать, что воспринимает (отдает отчет в наличии соот­ветствующих факторов). Я же считаю необходимым ссылаться не только на осознаваемые человеком формы взаимодействия со средой, но и на неосознаваемые, т.е.

такие, в наличии кото­рых он в обычных условиях отчета себе не отдает.

Итак, индивидуальные объективные реальности всех лю­дей различны и существуют наряду с неким усредненным пред­ставлением о единой для всех общей объективной реальности. Ho откуда берется стойкое убеждение, что реальность для всех одна и та же?

Я полагаю, люди убеждены, что воспринимаемая ими ре­альность, которую они привычно именуют объективной, оди­накова для всех потому, что сами они не имеют ВОЗМОЖНОСТИ B собственных восприятиях обнаружить все реально проникаю­щие в их организм воздействия, которые на самом деле имеют место. Человек знает только о том, что доступно его сознанию.

И именно на этом основании он строит «проговариваемую» картину объективной реальности, описанием которой потом может поделиться с другими себе подобными, а также узнать от них о том, какова же она «на их вкус».

Таким образом, важно понимать, что представление о су­ществовании одной-единственной реальности, которая одина­кова для всех, и если наши органы восприятия и переработки информации функционируют в пределах нормы, то ты ее зна­ешь такой же, какой ее знаю я, а я - такой же, какой ее знаешь ты, что такое представление - иллюзия, не соответствующая действительному положению вещей. Правда же заключается в том, что, как говорит H. Тинберген[140], хотя и кажется, что все животные живут в одном и том же мире, можно сказать, что они живут в разных мирах, каждый из которых максимально приспособлен именно для этого вида живых существ, а те в свою очередь максимально адаптированы к нему.

Данное суждение, на мой взгляд, справедливо не только для существ различных видов, но и для разных представителей од­ного и того же вида, просто наше знание об особенностях воспри­ятия человека не простирается так далеко, чтобы мы в полном объеме могли выявить и оценить последствия и формы внутрен­него выражения не только осознаваемых, но также и неосозна­ваемых переживаний. Иными словами, таких, которые репре­зентируют воздействия, объективно имеющие место, но на уров­не сознания не представленные. Примерами могут служить разные виды излучений: радиационное, рентгеновское, ультра­звуковое, излучение в ультрафиолетовом и инфракрасном диа­пазонах. Никто не станет говорить, что всех этих форм влияния среды не существует, тем не менее человек не способен отследить их, потому что на уровне сознания они не регистрируются.

Говоря о предпосылках существования индивидуальных объективных реальностей, необходимо учитывать и то обстоя­тельство, что множество когнитивных способностей имеют ге­нетическую обусловленность. 06 этом совершенно четко свиде­тельствуют данные социобиологии[141]. B частности, показано, что генетические вариации вызывают изменения в когнитив­ных способностях, поведении, восприятии человека. Это каса­ется цветового зрения, остроты слуха, способности различения запахов и вкусов, экстравертированности-интровертированно- сти личности, времени овладения языком, правописанием, особенностей формирующихся перцептивных и психомотор­ных навыков, времени прохождения стадий Пиаже, характера возникающих фобий, некоторых форм неврозов, психозов и др. Кроме того, удалось выявить единичные генетические ва­риации, которые обусловливают когнитивные способности (данные Ахтона и др.). Стало также очевидным, что мутации в отдельном локусе могут выразиться в глубоких и очень специ­фических изменениях в архитектуре мозговых тканей (данные Ракик). Эти изменения не только модифицируют поведение на локомоторном и перцептивном уровнях, но также влияют и на такие высокоуровневые функции, как осуществление выборов и принятие решений (Блисс и Эррингтон)1.

Ранее существовало убеждение, что генетическое сходство людей очень велико: считалось, что их генные коды совпадают более чем на 99%. Однако не так давно были получены новые результаты, свидетельствующие о том, что люди генетически различаются между собой сильнее, чем предполагалось. K та­кому выводу пришли британские исследователи, изучив моле­кулярные данные 270 человек - европейцев, африканцев и азиатов (для анализа брали часть наследственного кода - око­ло 2,9 тыс. генов, что составляет более 10 процентов от их об­щего числа). B частности, оказалось, что отличия касаются числа генов. Ранее все расхождения в геноме людей объясняли лишь положением «букв» в генетической «фразе», поскольку думали, что у человека каждый ген имеется «в двух экземпля­рах» - по одному от матери и отца. Однако теперь стало ясно, что некоторые гены скопированы несколько раз, а какие-то есть не у всех. B частности, среди элементов наследственной информации, которые не входят в «базовую комплектацию» генома, обнаружено 286 генов, имеющих отношение к предрас­положенности к различным патологиям, в том числе вирусу иммунодефицита, воспалению поджелудочной железы, почек, болезни Альцгеймера и др. Получение такой информации ста­ло возможным вследствие того, что генетикам удалось разрабо­тать новый метод анализа ДНК: в результате если раньше изу­чали короткие последовательности нуклеотидов, то теперь ста­ли рассматривать более длинные сегменты генома. Это, по мнению специалистов, и дало более ясную картину сходств и различий человеческих геномов[142].

Таким образом, в настоящий момент имеются основания для того, чтобы рассматривать людей генетически более раз­личными, чем считалось ранее (по нынешним оценкам, эта цифра возрастает как минимум в 10 раз). Это важный момент, поскольку генетические особенности, проявляющиеся B TOM числе в различиях телесности, в специфике функционирова­ния средств восприятия и кодирования информации, особенно­стях организации механизмов ее переработки, характере ког­нитивных предпочтений (стиль, оценки, формы реагирова­ния), - все эти параметры будут обусловливать то, что разным субъектам окажутся доступны и открыты к взаимодействию разные пласты реального. И следовательно, их индивидуаль­ные объективные реальности будут различаться.

«Усредняющее влияние» культурной и естественной сре­ды, в которой проживает та или иная популяция, наличие об­щего языка и стереотипов культуры, которых придерживается данное сообщество, приводит к тому, что параметры сознания у современных, в данный момент, в данной культуре живущих людей в значительной степени совпадают. Поэтому осознавае­мая составляющая индивидуальной объективной реальности каждого конкретного члена сообщества будет весьма близкой. Ha этой основе рождается стихийная убежденность в том, что и, так сказать, онтологический референт такого одинаково вос­принимаемого понятия один и тот же. Ha самом же деле объек­тивная реальность (причем именно объективная, а не субъек­тивная) для каждого своя, просто осознаваемая ее составляю­щая - да еще в той своей части, относительно которой человек может сформулировать свои впечатления, - практически со­впадает для людей, принадлежащих к одной культуре. B том числе и потому, что язык, задающий и категориальные возмож­ности выражения впечатлений, и сами границы осознавания таких впечатлений, является для них общим.

Поэтому можно сказать, что индивидуальная объективная реальность для каждого своя, но совершенно оправданно (с до­статочным на то основанием) она воспринимается членами со­общества как одна и та же, общая для всех (и именно на этот аспект переносится стихийное убеждение в ее «объективно­сти»). Происходить это будет потому, что из объективно данно­го субъекту в собственных непосредственных ощущениях от­давать себе отчет относительно наличия соответствующего опыта он будет лишь в той его части, которая преодолела барьер сознания. Иначе говоря, сам он будет иметь представление только об осознаваемых компонентах собственного опыта и, следовательно, только о тех аспектах реальности, которые и обусловили формирование таких компонентов. Te же составля­ющие собственных восприятий, впечатлений, состояний, кото­рые остаются за порогом сознания (хотя их источником послу­жили не менее объективные аспекты реальности, чем те, что лежали в основе осознаваемых впечатлений[143]), хотя и не войдут в осознаваемую им самим картину мира, тем не менее на подсо­знательном и бессознательном уровне будут зафиксированы его репрезентативными системами. A это значит, что компо­ненты окружающего, лежавшие в основе соответствующих впечатлений, хотя и не будут субъектом отслеживаться как ре­ально существующие и воздействующие на него, тем не менее составят важную часть его индивидуальной объективной ре­альности. По объему наверняка даже большую, чем те, в на­личии которых человек не сомневается. Выражено же для пе­редачи другим (допустим, чтобы сопоставить свои впечатления с опытом остальных и убедиться, что они одни и те же или, на­против, различаются) может быть еще меньшая часть действи­тельно воспринятого человеком. Потому что язык, как мы знаем, отстроен в соответствии с параметрами восприятия, об­щими для всех членов данной культуры, являющихся носите­лями сходного генетического материала.

Таким образом, оснований для того, чтобы говорить, что объективная реальность для всех одна и та же, нет не только потому, что мы не знаем, какова она для других, но прежде все­го потому, что на уровне сознания мы не знаем, какова она для нас самих. Мы знаем ее только в той части, восприятие аспек­тов которой зафиксировано сознанием, но не знаем, какова она в той части, которая остается вне этого поля. (И уж тем более относительно этой части не можем сообщить другим, что она, по нашему внутреннему ощущению, такова.)

Итак, индивидуальная объективная реальность - это дей­ствительно объективная реальность, в том смысле, что она су­ществует вне и независимо от нас и дана нам в непосредствен­ных ощущениях (не всегда осознаваемых). Ho, несмотря на свою объективность, она не является одинаковой, одной и той же для всех, т.к. параметры, объемы, массивы, конфигурации взаимодействующих с индивидом факторов обусловлены спе­цификой организации телесности данного конкретного суще­ства (включая генетическую составляющую особенностей вос­приятия и осмысления им поступающих сигналов, индивиду­альные вариации их осознавания-неосознавания и пр.), а всё это имеет серьезные индивидуальные отличия. Таким образом, специфика открытой к взаимодействию с данным конкретным существом сферы реального будет обусловлена генетическими, культурными, языковыми особенностями индивида, а также всеми теми, которые задаются личностной историей его фор­мирования и развития. И ключевую роль здесь играет природа и специфика организации его телесности, потому что именно телесность самым существенным образом обусловливает па­раметры восприятия человека.

Что же практически ценного дает введение понятия инди­видуальной объективной реальности?

Прежде всего, при таком подходе ум больше не может рас­сматриваться как нечто, достаточно адекватно анализируемое вне связи с телесностью, поскольку интеллектуальные преди- спозиции субъекта, а значит ,и разворачивающаяся перед ним индивидуальная объективная реальность принципиальным образом обусловлены его телесностью, задающей горизонты и срёды, в которых он окажется открыт к восприятию, репрезен­тации и осознанию поступающих из мира сигналов. Во-вторых, он больше не выступает как некий усредненный представитель человеческого рода, лишенный личностных и телесно-мен­тальных особенностей, потому что такая реальность хотя и объективна, но индивидуальна. И наконец, картина мира, фор­мирующаяся в сознании человека, больше не может восприни­маться в отрыве от всего объема поступившей информации, в том числе и той, которая осталась вне сферы осознания, но представлена в его репрезентативных системах, определяя параметры его функционирования (принятие решений, дей­ствия, эмоции, оценки, мысли), неважно, осознаёт он это или нет. A если мы примем во внимание то обстоятельство, что психическое - это лишь другая форма выражения телесного, а также то, что сферой локализации когнитивных, ментальных, психических состояний выступают разные уровни (страты) те­лесной организации, такой поворот в понимании методологии анализа телесного становится особенно полезным.

И еще один интересный момент.

Если мы вводим в научный оборот понятие «индивидуаль­ная объективная реальность», то исчезает флёр загадочности, мистичности у многих феноменов. Например, представителю технократической цивилизации кажется иррациональной спо­собность аборигенов получать информацию такими путями, которые для европейца совершенно недоступны. Обычно это интерпретируют следующим образом: просто у представителей примитивных популяций задействованы каналы поступления информации, которые европейцы блокируют у себя. Это прав­да, но не вся, потому что это - поверхностное решение. B свете сформулированной идеи можно предложить и более глубокое: параметры личности и культуры у представителей примитив­ных сообществ иные, чем у представителей развитых сооб­ществ. Поэтому наложение разных матриц на универсум ис­ходных потенций восприятия реального дает разные индиви­дуальные реальности, объективно открывающиеся к взаимо­действию таким образом организованными типами телесно­ментального. Иными словами, в реальности членов примитив­ного сообщества дым костра соседнего стойбища действитель­но передает полную, детальную, достоверную информацию и о числе людей, и о том, что они сейчас делают, и даже об их пла­нах на ближайшее будущее. Причем, что характерно: если ев­ропейцы удивляются тому, как аборигены извлекают такую обширную и разноплановую информацию из малоинформатив­ного (на их взгляд) источника, то те не меньше удивляются тому, как можно ее не извлечь.

Важный момент: первопричина того, что примитив «чита­ет» эту информацию, а европеец не «читает», не в том, что у первого работают какие-то дополнительные каналы поступле­ния информации, чем у европейцев, а в том, что индивидуаль­ные объективные реальности членов примитивного сообщества в некоторых важных аспектах иные, чем у членов технократи­ческой культуры. B совокупной реальности, с которой имеют дело представители аборигенных культур (и которая рождает­ся в результате взаимного наложения и сопряжения параме­тров множеств индивидуальных объективных реальностей членов их сообщества), дым так же отчетливо информативен в отношении репрезентируемой ситуации, как в совокупной ре­альности европейцев речь.

Представим себе, как бы мы отреагировали, если бы в при­сутствии какого-то лица нам сообщили некую информацию, при этом присутствовавший слышал сообщение, и мы считали бы, что этот язык ему знаком, но он бы ничего не воспринял из сказанного? Разве это было бы для нас не странно? И если бы он стал спрашивать нас, а как мы узнали о том, о чем узнали, смогли бы мы ответить на это что-либо иное, кроме: «Ho ведь об этом нам только что сказали»?

Сходная ситуация и здесь. Однако человеку технократиче­ской культуры с этим трудно согласиться, потому что у него существует иллюзия, что для всех фактически здоровых людей реальность одна и та же. A если она одна и та же, то всё то, что воспринимает другой, но не воспринимаю я, - или его галлю­цинация, или моя неполноценность. Ha самом же деле это не так: здоровы и полноценны и те и другие: и те, кто считает, что существует информация, недоступная восприятию обычного человека в нормальных условиях (нередко именуемая экстра­сенсорной), и те, кто считает, что такой информации нет. Про­сто реальность первых -одна, а реальность вторых - другая, и это обусловлено особенностями самих людей, придерживаю­щихся соответствующих верований (убеждений, полаганий, мнений). И глубинная подоплека возможности подобного по­ложения вещей в том, что первым (в соответствии с параметра­ми их телесности-ментальности) открываются для взаимодей­ствия такие пласты реального, где есть информация, которую человек воспринимает, условно говоря, экстрасенсорно; вто­рым - те, где такой информации не существует. И опять-таки это является отражением и выражением их личностных осо­бенностей. Поэтому справедливо и первое суждение и второе, хотя они выглядят взаимоисключающими.

2.2.4.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Природа и образы телесности . 2011

Еще по теме Понятие индивидуальной объективной реальности:

  1. Понятие индивидуальной объективной реальности
  2. Индивидуальная объективная реальность
  3. Реальности: глубинная, индивидуальная, сновидная
  4. ГЛАВА 5. СВЯЗЬ СНОВИДНОЙ И ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
  5. Реальности: глубинная, индивидуальная, сновидная
  6. §221. Определение реальность и определение объективность очень близки друг другу, но тем не менее наш язык не случайно полагает их различными.
  7. а) ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ
  8. § 2. Понятие права в объективном и субъективном смысле
  9. § 1. Понятие объективной стороны
  10. 27. Понятие права: объективный и субъективный смысл
  11. Образ - понятие более или менее объективное.
  12. 79. Понятие и виды индивидуального правового регулирования
  13. § 1. Понятие, значение и объективный характер функций государства
  14. 37. Правомерное поведение: понятие, объективная и субъективная стороны, типология.