<<

Послесловие

К основному положительному результату этой книги можно отнести, скорее, не ряд предложенных новационных — и в смысле новых, и в смысле относящихся к новационно-эволюционной парадигме — концепций, а выявление единства логики эволюционных процессов на разных уровнях Мировой иерархии.

То есть именно то, чего мы обычно ожидаем от междисциплинарных исследований, столь активно обсуждаемых последние десятилетия.

Введенные на страницах этой книги представления о неопределенности Начала и Финала Мира, об относительности выполнения закона сохранения энергии, о нелокальной во времени природе системогенеза биологических новаций можно рассматривать как непосредственные следствия применения нового системного подхода к анализу мировых феноменов, предлагающего рассматривать последние как результат пересечения систем временной и пространственной иерархии.

Обращаясь к общефилософскому, мировоззренческому уровню, следует отметить, что анализ новационных событий с позиции их обусловленности воздействием иерархии временно- распределенных систем принципиально меняет представление о научной рациональности, о природе причинно-следственных связей.

Для понимания логики эволюционно-новационных переходов не подходит ныне бытующая линейная логика, основанная на жестком детерминизме, утверждающем в качестве научного лишь такое обоснование феномена, при котором указывается наличие однозначной связи его с конечным рядом предшествующих феноменов. Только с позиции многоуровневой во времени причинности, констатирующей обусловленность единичного локального феномена не столько непосредственно предшествующими событиями, сколько иерархией распределенных во времени систем, интегрирующих реальность на различных временных отрезках, можно говорить о рациональности эволюции Мира.

Однако эта новая рациональность имманентно обладает неопределенностью.

Логически, то есть причинно линейно, мы можем отслеживать либо временные, либо пространственные срезы реальности: локализуя пространственный срез, мы выявляем структурную составляющую Мира, теряя его процессуальность; рассматривая же идеальную, временно-распределенную его составляющую, мы неизбежно отрываемся от локальной структурности. Но именно этот отход от линейного, жесткого детерминизма, эта неопределенность нового взгляда на реальность дают возможность понять ее (именно понять, а не формально зафиксировать), представить Мировые феномены, с одной стороны, как структурную реализацию идеальной сущности и, с другой — как основу формирования во времени самой этой сущности.

С этих позиций формализм распределенных во времени систем можно рассматривать как звено, связующее две сферы нашего бытия — идеальную и реальную, — вернее, как методологию (язык, инструмент) присвоения идеальной сфере реальности, а реальности — причинной обусловленности идеальным миром. И идеальность здесь понимается шире, чем нечто, относящееся к внутреннему миру человека. Интеллектуальные, духовные, художественные социумные феномены, то есть те, которые мы называем идеальными, есть не что иное, как индивидуальные воплощения распределенных во времени, не локализованных в виде структур сущностей, которые реализованы и в досоциумных системах, но при этом не сосредоточены во временных и пространственных рамках функционирования их единичных элементов.

Любое же проявление, выявление идеальности в виде конечных феноменов следует рассматривать как инволюцию идеальности (идеальных временно-распределенных систем) в реальность, лишь частично реализующую ее содержание. И, скорее всего, именно такой подход к соотношению реального и идеального позволит рационально (хотя и с неопределенностью) обсуждать множество феноменов, относимых к сфере эзотерики и религии.

Вы, наверное, обратили внимание, что в книге практически не рассматривались заявленные в вводной части вопросы эволюции социосистемы, ее настоящего и будущего, а также проблемы эволюции форм человеческого познания, в частности, научного. В ходе работы выяснилось, что будет целесообразнее (и по срокам представления уже написанного, и по объему в страницах) издать три книги вместо одной — неразумно было бы еще на многие месяцы откладывать представление концепций уровневого отбора, новационного системогенеза, инволюции новаций и иерархии временно-распределенных систем. Так что впереди нас (меня и вас) ждут еще две книги под условными названиями: «Интеллектуальные новации» и «Новационная эпистемология». Первая будет посвящена закономерностям перехода от биологического к социумному уровню и от социумного к постсоциумному, а следовательно, современному кризису цивилизации и его связи с так называемой «технологической сингулярностью», с проблемой искусственного интеллекта.

<< |
Источник: Болдачев Александр Владимирович. Суждения в русле эволюционной парадигмы . 2007

Еще по теме Послесловие:

  1. Послесловие
  2. Послесловие
  3. Послесловие
  4. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  5. Послесловие
  6. Послесловие.
  7. Вместо послесловия
  8. Вместо послесловия.
  9. Послесловие к русскому изданию
  10. Вместо послесловия Напоминание о мифологии
  11. Вместо послесловия Проблема происхождения индоевропейцев в свете новых данных