<<
>>

Принцип диады в отношении человека и мира

Еще одно методологически значимое для анализа при­роды человека уточнение: я убеждена, что мир как глу­бинная реальность устроен таким образом, что он не фун­кционирует изолированно от субъекта.

И я хотела бы Rbip33HTb это отношение в виде следѵющего принципа, который буду называть принципом диады: мир стремит­ся подстроиться под диспозиции субъекта, соответ­ствовать его ожиданиям.

Обычно когда говорят «человек и мир - одно целое[199], подразумевают некое размытое, позитивно окрашенное переживание единения, целостности человека и мира, растворенности первого во втором и т.п. Я предполагаю гораздо более жесткое содержание: человек и мир действи­тельно составляют целое, и это проявляется в том, что параметры составляющей «человек» влияют на пара­метры составляющей «мир», причем не метафорически, а самым буквальным образом: мир обнаруживает себя человеку в том обличии, который воспроизводит базовые параметры, характеристикисамог этогочеловека. Иными словами, отношения в диаде «человек-мир» организованы таким образом, что мир (как глубинная реальность1) под­страивается под диспозиции субъекта.

Система стремится соответствовать его ожиданиям, полаганиям, убеждени­ям, верованиям. Иными словами, мир поворачивается к нам той стороной, которую мы готовы видеть. A видеть мы готовы то, что соответствует нашей собственной внут­ренней природе. (Именно поэтому суфии говорят, что стать невидимым легко: надо просто, чтобы твои действия не соо­тветствовали ожиданиям окружающих.)

Тогда можно сказать, что индивидуальная реальность данного конкретного человека представляет собой резуль­тат наложения матрицы его внутренней природы на уни­версум мира. Когда накладывается матрица эго, человек видит те аспекты, которые соответствуют параметрам его эго. Они могут быть для него неприятны, но тем не менее они достаточно приемлемы, чтобы пройти барьер цензуры сознания.

Если же на мир накладывается матрица глубин­ной структуры субъекта, то и результатом такого взаи- модействия-запроса будет картина мира, отвечающая потребностям, ожиданиям, чувствам и желаниям этих пластов индивида (о которых он, между прочим, на уров­не сознания может быть не осведомлен, и даже, скорее всего, будет не осведомлен).

Так и получается, что человек подозрительный, не склонный доверять другим, будет регулярно попадать в ситуации, которые будут убеждать его. что он прав: дру­гим действительно верить нельзя. И чем сильнее стано­вится его вера в это, тем больше его мир (подлинный, реальный мир жизненных ситуаций) будет напоминать королевство кривых зеркал, где все - ложь и обман[200]. Агрессивному человеку мир откроется как агрессивный. Более того, в ситуациях, которые будут к нему «подтяги­ваться», обнаружится много такого, что будет провоциро­вать его на проявления агрессии и тем самым как бы под­креплять его базовую уверенность, что именно такие формы взаимодействия конструктивны и оправданны.

Подобное понимание взаимообусловленности событий характерно для многих духовных традиций. Вот как об этом говорят суфии:

«Мир - проекция твоих чувств

Космос - форма божественного закона,

Твой здравомыслящий отец.

Когда ты испытываешь по отношению к нему

Неблагодарность,

Очертания мира кажутся злобными и уродливыми.

Помирись с этим отцом, с изысканностью узоров,

И все пережитое наполнится ощущением близости»[201].

Или еще:

«Когда вы думаете, что ваш отец

Повинен в несправедливости,

Ero лицо выглядит жестоким.

Иосиф своим завистливым братьям

Казался опасным.

Когда вы помиритесь с отцом,

Он будет выглядеть умиротворенным и дружелюбным.

Весь мир есть форма истинности.

Когда человек не ощущает благодарности к ней,

Форма выглядит так, как он это ощущает.

Она отражает его злобу,

Ero своекорыстие и страх.

Помирись с Вселенной.

Возрадуйся в ней.

Она преобразится в золото.

Воскрешение

Наступит сейчас. Каждое мгновение -

Новые красоты.

И никогда никакой скуки!

Вместо нее изобильный, изливающийся

Звук многих источников в твоих ушах»[202].

Итак, главную особенность природы мира глубинной реальности я усматриваю в том, что в отношении него дей­ствует принцип относительности, сродни эйнштейновско­му: позиция наблюдателя влияет на поведение системы. Мир объективной реальности - это результат наложения матрицы эго на vs-мир, т.е. это результат поверхностного взгляда на него со стороны плоскостной структуры. Поскольку эго у всех членов данного социума довольно отчетливо отстроено в соответствии с общепринятыми и общекультурными стандартами, а также потому, что в его основе - общие для человека, как вида, формы и средства восприятия и переработки информации, постольку объективная реальность (реальность консенсу­са) всеми здоровыми членами данного сообщества при нор­мальных условиях видится практически одинаково.

Иное дело индивидуальные реальности. Они разли­чаются по многим причинам: и из-за индивидуальных особенностей организации и функционирования средств восприятия и переработки информации, допустимых в границах нормы; и из-за специфики личностной исто­рии, определяющей характер регулятивов, усвоенных человеком от своих близких (и прежде всего, родителей); и из-за различий физической, телесной организации людей (а тело и является тем «инструментом», который репрезентирует своими средствами информацию, посту­пающую с различных пластов vs-реальности).

B общем, логика понятна. Человек не просто «видит» в окружающем то, что ожидает, что готов увидеть. Фундаментальной характеристикой глубинной реально­сти является то, что она действительно подстраивается под диспозиции субъекта. Параметры наблюдателя влияют на поведение системы: система стремится оправдать его ожидания. Описывая ситуацию, человек описывает себя, потому что система ведет себя в соответ­ствии с его ожиданиями. Как и говорят суфии, в мире представлено все.

Ho реализуется в отношении данного субъекта то, что соответствует его предиспозициям. B итоге человек имеет дело - на практике, а не в фанта­зиях - именно с той реальностью, которая воображается, мнится ему, в подлинность которой он верит.

B этом я вижу глубинный смысл утверждения «по вере вашей дано вам будет». B этом же я вижу реализацию при­нципа справедливости воздаяния: природа глубинной реальности такова, что человек обрекается на то, чтобы на своем опыте испытать, опробовать то, что он адресует миру, примерить на себя тот « костюмчик», который сшит по его собственным меркам.

B этом же я вижу смысл метафоры «зеркало», которая так часто встречаетсявдзэнских текстах: мир - лишь зерка­ло, в которое человек смотрится, чтобы увидеть себя. Это не просто красивые слова. Эго верные описания логики отно­шения человека и мира, но не ss-мира (мира объективной реальности), а ds-, vs-мира, мира глубинной реальности.

Учитывая такую логику взаимодействия и взаимообу- словливания разного типа реальностей, оказывается воз­можным понять, как получается, что одновременно могут сосуществовать не просто различные, но и взаимоисклю­чающие представлення о природе того или иного феноме­на (что сплошь и рядом встречается в истории науки и духовной культуры). Причем сторонники одного подхо­да на протяжении многих лет (а то и десятилетий) никак не могут убедить сторонников другого в своей правоте - какие бы исчерпывающие (с их точки зрения) аргументы они ни приводили. Асторонники другого никак не могут опровергнуть приверженцев первого, какие бы сокруши­тельные (на их взгляд)доводы они ни выдвигали. Нередко такое положение вещей объясняют многоплановостью феномена, явившегося предметом спора, из-за чего каж­дый с определенным на то основанием увидит в нем что-то свое, и это увиденное окажется чему-то реально соответ­ствующим[203]. Я же считаю, что главная причина здесь в иной, чем это принято думать, логике отношений между реальностью жизненных ситуаций человека и его внут­ренним миром, кристаллизованным в системе убеждений и верований.

Дело в инойлогике взаимоотношения реаль­ностей, обусловливающей возможность отстраивания дей­ствительной подлинной реальности жизненных ситуа­ций в соответствии с ожиданиями, верованиями субъекта.

Например, в тибетской традиции представители школ Вайбхашика и Сватантрика утверждали, что внешние объекты имеют истинное существование. Читтаматрины же не признавали истинного существования внешних объектов[204]. Диспуты представителей этих школ, возник­ших около 150 г. до н.э., длившиеся много лет, так и не выявили победителя. Иными словами, ни один из пред­ставителей другой школы, т.е. человек, придерживаю­щийся иных базовых установок, не смог убедить своих оппонентов в собственной правоте.

Если мы будем исходить из предположения O том, что спорившие были людьми нормальными, это наводит на размышления. Ведь нормальный человек склонен при­знать свою неправоту, если получает убедительное доказа­тельство. Значит, природа приводившихся доказательств была такова, что она представлялась бесспорной лишь для приверженцев собственной традиции, но не для оппонен­тов. Однако это (в условиях допущения, что оппоненты - вменяемые, здравомыслящие люди) означает, что каждая из сторон говорила о каких-то таких вещах, которые в рамках их реальности имели статус бесспорных, но в рамках реальности оппонентов таковыми не являлись.

Ha мой взгляд, это может объясняться тем, что люди, придерживаясь некоторых базовых убеждений о природе мира, в соответствии с принципом диады (глубинная реальность стремится подстроиться под диспозиции субъ­екта) оказываются в положении, когда перед ними разво­рачивается реальность, соответствующая их ожиданиям. И тогда то, что они видят (воспринимают, ощущают) в окружающем, действительно подкрепляет их базовые установки (потому что поверхностная реальность их жиз­ненных ситуаций и разворачивалась из глубинной, с тем чтобы соответствовать их ожиданиям). B результате их выводы о природе реального кажутся им бесспорными, имеющими статус совершенно очевидных для любого непредвзятого человека.

Однако их оппоненты, имея аль­тернативные убеждения, обращают к глубинной реально­сти именно их, и именно в соответствии C ними из нее по принципу диады развернется поверхностная реальность, подкрепляющая уже эти взгляды. B подобным образом организованной реальности именно эти (напомню, альтер­нативные первым) представления будут казаться бесспор­ными и даже в некоторых случаях иметь статус непосред­ственно данных. И спорящие не будут понимать, почему такие очевидные для них вещи не убеждают оппонентов - ведь все буквально * само собой разумеется *■.

Фокус в том, что статус самоочевидного такие положе­ния будут иметь только в реальностях сторонников тех идей, в ответ на обращение которых к глубинной реально­сти из нее и развернулись поверхностные реальности, со­ответствующие этим ожиданиям (установкам). Поэтому если долгое время ни одна из сторон не может убедить дру- гую в своей правоте, дело не обязательно в злокозненности оппонентов, не желающих видеть очевидного и согласить­ся с бесспорным. Дело может быть в том, что обращение к глубинной реальности альтернативных базовых устано­вок обусловит разворачивание из нее альтернативных типов поверхностных реальностей (альтернативных по параметру предмета спора). По этой причине самоочевид­ное для одного (как действительно чуть ли не непосред­ственно данное в прямом опыте) окажется абсолютно не­очевидным для другого (реальность которого отстроена в соответствии с другими базовыми принципами, из-за чего то, что послужило предметом спора, в ней действи­тельно не встречается или встречается в ином обличии).

Иными словами, ситуация затянувшегося диспута, на мой взгляд, свидетельствует о том, что обсуждаемые поло­жения, которые выдвигаются и отстаиваются противобор­ствующими сторонами, очень тесно связаны с параметрами индивидуальных реальностей спорящих. Причем затраги­вают базовые параметры этих реальностей, поскольку для тех, чью реальность они отображают, положения высту­пают как очевидные, наглядные, чуть ли не в непосред- ственномопытеданные. Для оппонентов же(точнее, людей, индивидуальные реальности которых отличаются по неко­торым фундаментальным параметрам), они оказываются не просто неубедительными, но неверными, не соответ­ствующими параметрам их реальностей.

Еще раз подчеркну: видимое, усматриваемое каждым в мире - это не его иллюзия, это верное восприятие того, какова реальность. Одна небольшая оговорка: какова та реальность, которая открывается ему, вступает во взаимо­действие с ним. И она действительно дана будет ему в непосредственных ощущениях. И в этом смысле она абсолютнофизична, подлинна, материальна, объективна. Ho она дана ему в ощущениях - и это причина того, поче­му она индивидуальна.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Феномен сознания. 2010

Еще по теме Принцип диады в отношении человека и мира:

  1. Принцип диады или «Стань таким, как я хочу»
  2. 3. Ценность как способ освоения мира человеком. Духовные ценности и их роль в жизни человека и общества
  3. Что человек находит в отношении? Как формируется содержание Я в отношении? Как Я создает отношение?
  4. Общество и человек: человек в системе социальных связей и отношений
  5. История появления мира и человека
  6. § 16. Человек в условиях глобального мира
  7. 12.4.2 Преступления, посягающие на отношения по охране и использованию животного мира
  8. Преступления, посягающие на отношения по охране и использованию животного мира
  9. 12.4.3 Преступления, посягающие на общественные отношения по охране и рациональному использованию растительного мира
  10. Суррогатом прошлого эмоциональной жизни и способом убега­ния от мира для человека без причины и заботы является памятъ.
  11. § 4. ОТНОШЕНИЕ КРЕСТЬЯНСКОГО МИРА К ЖЕНЩИНАМ-ПРЕСТУПНИЦАМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ.
  12. Преступления, посягающие на общественные отношения по охране и рациональному использованию растительного мира
  13. Бурное развитие экономического прогресса ведет к стремительным изменениям вещного мира и сферы жизненных отношений личнос- ти.