<<
>>

Раздел V. Глобальные проблемы современности и перспективы развития современной цивилизации

1.

А.С. Арсеньев, Э.В. Ильенков, В.В. Давыдов Машина и человек, кибернетика и философия

«Пока машина остаётся машиной, она остаётся только искусственно созданным органом общественно-человеческой разумной воли, средством её деятельного проявления.

И в этом смысле - органом человеческого мозга, ибо под «мозгом» Маркс всегда имел в виду не только и не столько орган тела индивида, сколько орган общественно-человеческой разумной воли, общественно-человеческих потребностей и идеально выражающих эти потребности «целей»...

Однако возможен и ещё один вариант, с некоторых пор полюбившийся авторам фантастических романов. А именно: такая «машина» не желает отправляться в переплавку, не желает более подчиняться человеческой разумной воле, не желает быть лишь её орудием, а желает служить целям своего собственного самоусовершенствования. Она начинает осуществлять расширенное воспроизводство себе подобных и подчиняет все отрасли производства этой эгоистически-машинной цели. Она выходит из подчинения своему творцу и грозит его раздавить, если он попытается стать ей поперёк дороги, помешать ей превратиться в цель и сердцевину всего производства, если он захочет напомнить ей, что она только средство и орган его воли.

Фантазия, жупел, придуманный злокозненными противниками кибернетического прогресса? Увы, нет. Если бы это было только фантазией, к этому можно было бы относиться снисходительно - пусть себе мечтают люди, если им это нравится.

Однако в этой фантазии лишь отражается реальная машина. Беда в том, что эта машина давно существует, её не надо изобретать и строить. Она уже давно вышла из подчинения своему творцу, человеку. Она уже давно преследует свои собственные цели, уже давно превратилась в самоцель, а человека рассматривает как средство и сырье своего собственного самоусовершенствования. Более того, она давно научилась использовать человека с его мозгом в качестве своей собственной «частичной детали», научилась подавлять его волю и угнетать его разум.

Устройство этой - к сожалению, вовсе не фантастической - машины уже сто лет назад детально познано и описано в известном сочинении, которое называется «Капитал».

Капитализм - это и есть производство ради производства, и есть грандиозная машина, превратившаяся в самоцель, а человека превратившая в средство, в сырье производства и воспроизводства своего ненасытного организма. Эта грандиозная машина, состоящая из миллионов частичных машин, вышла из-под контроля человеческого разума и воли, она стала умнее и могущественней, чем любой отдельный человеческий индивидуум, играющий в ней незавидную роль винтика.

И свою власть эта «большая машина» осуществляет с помощью своих «дочерних систем» - с помощью государственно

бюрократической машины, с помощью военной машины, с помощью полицейского аппарата, машины голосования и т.д.

И это вовсе не игра словами. Бюрократическая или военная машина - это машины в совершенно буквальном, а вовсе не в фигуральном смысле этого слова. Всё это - системы, работающие по строго заштампованным алгоритмам, преследующие строго запрограммированные в них цели и такие же бездушные, как любая мясорубка. А белковое вещество человеческого мозга играет в их устройстве роль частичной детали, обеспечивающей им «самосознание».

Попробуйте взглянуть на бюрократическую, военную и другие «социальные машины» глазами кибернетики, и вы сразу же убедитесь, что они подходят под кибернетические представления о машине гораздо лучше и точнее, чем типографская или хлопкоуборочная машина. Бессилие человеческого индивидуума перед лицом этого вышедшего из- под контроля людей аппарата, этого «демона машинерии» и рождает на Западе всяческую мифологию...

Так что в социальном плане проблема «человек - машина» стоит совсем по-иному, нежели в чисто кибернетическом. В этом плане речь идёт не о том, чтобы сотворить машину, которая была бы умнее, сильнее и совершенней человека, а о том, чтобы самого живого человека снова сделать умнее и сильнее всего того созданного им мира машин, который вышел из-под его контроля и поработил его; чтобы превратить человека из сырья и средства технического прогресса, из детали «производства ради производства» в высшую цель этого производства, в самоцель, а социальную машину опять поставить на место - на роль средства и органа человеческой разумной воли. Это проблема социальная, и об этом забывать ни на секунду нельзя».

Контрольные опросы

1. Почему авторы называют капитализм машиной?

2. В чём авторы видят порабощение современного человека?

3. Какой путь авторы предлагают для освобождения человека?

Эрих Фромм Человек одинок

«Отчуждение - вот участь отдельного человека при капитализме.

Под отчуждением я понимаю такой тип жизненного опыта, когда человек становится чужим самому себе. Он как бы «отстраняется», отделяется от себя. Он перестаёт быть центром собственного мира, хозяином своих поступков; наоборот - эти поступки и их последствия подчиняют его себе, им он повинуется и порой даже превращает их в некий культ.

В современном обществе это отчуждение становится почти всеобъемлющим. Оно пронизывает отношение человека к его труду, к предметам, которыми он пользуется, распространяется на государство, на окружающих людей, на него самого. Современный человек своими руками создал целый мир доселе не виданных вещей. Чтобы управлять механизмом созданной им техники, он построил сложнейший социальный механизм. Но вышло так, что это его творение стоит теперь над ним и подавляет его. Он чувствует себя уже не творцом и господином, а лишь слугою вылепленного им голема. И чем более могущественны и грандиозны развязанные им силы, тем более слабым созданием ощущает себя он - человек. Ему противостоят его же собственные силы, воплощённые в созданных им вещах, силы, отныне отчуждённые от него. Он попал под власть своего создания и больше не властен над самим собой....

Человек отчуждён не только от своего труда, не только от вещей и удовольствия, но и от тех социальных сил, которые движут общество и предопределяют судьбу всех его членов.

Мы беспомощны перед силами, которые нами управляют, и это сказывается всего пагубней в эпохи социальных катастроф - войн и экономических кризисов. Эти катастрофы кажутся некими стихийными бедствиями, тогда как на самом деле их навлекает на себя сам человек, правда, бессознательно и непреднамеренно. Безликость и безымянность сил, движущих обществом, органически присуща капиталистической системе производства.

Мы сами создаём свои общественные и экономические институты, но в то же время горячо и совершенно сознательно отклоняем всякую ответственность за это и с надеждой или с тревогой ждём, что принесёт нам «будущее». В законах, которые правят нами, воплощены наши же собственные действия, но эти законы стали выше нас, и мы - их рабы. Гигантское государство, сложная экономическая система больше не подвластны людям. Они не знают удержу, и их руководители подобны всаднику на лошади, закусившей удила: он горд тем, что усидел в седле, но бессилен направить её бег.

Каковы же взаимоотношения современного человека с его собратьями? Это отношения двух абстракций, двух живых машин, использующих друг друга. Работодатель использует тех, кого нанимает на работу, торговец использует покупателей. В наши дни в человеческих отношениях редко сыщешь любовь или ненависть. Пожалуй, в них преобладает чисто внешнее дружелюбие и ещё более внешняя порядочность, но под этой видимостью скрывается отчуждённость и равнодушие. И немало тут и скрытого недоверия.

Такое отчуждение человека от человека приводит к потере всеобщих и социальных связей, которые существовали в Средние века и во все другие докапиталистические общественные формации».

Контрольные вопросы

1. Что Фромм понимает под отчуждением?

2. Какие виды отчуждения выделяет Фромм?

3. Какие последствия для человека имеет ситуация отчуждения, согласно Фромму?

3.

У. Эко

От Интернета к Гутенбергу: текст и гипертекст

«У Платона в конце диалога «Федр» есть такой пример: Гермес, предполагаемый изобретатель письменности, демонстрирует фараону Таммузу изобретение, которое позволит людям помнить то, что иначе пропадёт в забвении. Фараон не рад и говорит:

«Хитроумный Тот! Память - дивный дар, её надо постоянно поддерживать. Из-за твоего изобретения у людей испортится память. Они будут вспоминать не благодаря внутреннему усилию, а благодаря внешней поддержке»...

Фараон выразил исконный страх - страх, что новая техника отменит или разрушит нечто хорошее, плодоносное, самоценное и духовное. Фараон будто бы показал сначала на письмена, а затем на идеальный символ человеческой памяти и сказал: «Это (то есть письмена) убьёт то (то есть память)». В «Соборе парижской богоматери» Гюго Клод Фрол- ло показывает сначала на книгу (книги только начали печатать в то время), потом на свой собор и говорит: «Это убьёт то».

Согласно книге Маршалла Маклюэна «Галактика Гуттенберга» (1962), после изобретения печати преобладал линейный способ мышления, но с конца 60-х ему на смену пришло более глобальное восприятие - гиперцепция - через образы телевидения и другие электронные средства. И если не Маклюэн, то его читатели как бы тыкали пальцем в Манхэттенскую дискотеку, потом в печатную книгу со словами: «Это убьёт то». Средства массовой информации довольно скоро установили, что наша цивилизация становится image-oriented, ориентированной на зрительный образ, что ведёт к упадку грамотности. Добавлю, что средства массовой информации подняли на щит этот упадок словесности как раз тогда, когда на мировую сцену вышли компьютеры. Безусловно, компьютер - орудие для производства и переработки образов, и так же безусловно, что инструкция нам даётся в образе неизбежной иконки. Но так же известно, что старые компьютеры рождались как орудие письменности. По экрану ползли слова и строки, и пользователь должен был читать. Новое поколение детей из-за компьютера научилось читать с дикой скоростью, и сейчас тинэйджер читает быстрее, чем профессор университета - вернее, профессор читает медленнее, чем тинэйджер. Тинэйджеры, если они хоть что-то на своём компьютере программируют, должны знать логические процедуры и алгоритмы и должны печатать слова и цифры, причём очень быстро. В этом смысле компьютер возвращает людей в гуттенбергову галактику, и те, кто пасутся ночами в Интернете и болтают в чатах, - они работают словами. Если телеэкран - это окно в мир, явленный в образах, то дисплей - это идеальная книга, где мир выражен в словах и разделён на страницы.

Традиционный компьютер предлагал линейную письменную коммуникацию, это была быстро бегущая книга. Сейчас появились гипертексты. Книга читается справа налево, или слева направо, или сверху вниз - это зависит от нас. Но в любом случае это работа в физическом смысле - книгу приходится листать. А гипертекст - это многомерная сеть, в которой любая точка здесь увязана с любой точкой где угодно. Итак, мы в конце «истории с убийствами» - «это убьёт то» и т.д. Сейчас реален вариант, что CD-ROM вытеснит книгу. А если учесть, что CD мультимедийны, то, значит, не понадобятся видеокассеты и прочее...

Необходим образовательный подход, тщательно продуманный в смысле ответственности и задач. Не надо противопоставлять визуальную и вербальную коммуникации, а надо совершенствовать и ту, и эту. В Средние века визуальная коммуникация для народа была важнее письма. Но визуальный Шартрский собор по своему культурному наполнению ничуть не хуже письменного образа мира. Собор был телевидением своего времени. Разница в том, что главный редактор тех средневековых телепрограмм любил читать хорошие книги, имел замечательную фантазию и работал для общественного блага - или хотя бы так искренне считал. Проблема лежит в другой плоскости. Визуальные коммуникации должны сосуществовать с вербальными, в первую очередь с письменными. Этому есть причина.

У образов есть «платоническая сила», они преображают частные идеи в общие. Вот так, посредством визуальных коммуникаций, легче проводить стратегию убеждения, сомнительную в ином случае. Читая в газете, что «такой-то» провозглашает: «Х - в президенты», я понимаю, что высказывается мнение «такого-то».

Но если в телевизоре какое-то неизвестное мне лицо агитирует: «Х - в президенты», то воля индивида воспринимается уже как сгусток общей воли. Часто мне думается, что в ближайшем будущем наше общество расщепится - или уже расщепилось - на два класса: тех, кто смотрит только телевидение, то есть получает готовые образы и готовое суждение о мире, без права критического отбора получаемой информации, и тех, кто смотрит на экран компьютера, то есть тех, кто способен отбирать и обрабатывать информацию. Тем самым начинается разделение культур, существовавшее во времена Средневековья: между теми, кто способен был читать рукописи и, значит, критически осмыслять религиозные, философские и научные вопросы, и теми, кто воспитывался исключительно посредством образов в соборе - отобранных и обработанных их творцами. Тема для фантаста! Будущий век, в котором пролетарское большинство пользуется только зрительной коммуникацией, а планируется эта коммуникация компьютерной литературной элитой».

Контрольные вопросы

1. Как вы думаете, оправдан ли страх человечества перед новыми изобретениями, описанный Эко: «это убьёт то»? Обоснуйте свой ответ.

2. В чём Эко видит опасность визуальных коммуникаций?

3. Согласны ли вы с утверждением, что в современном мире образ заменяет письмо? Обоснуйте свой ответ.

<< | >>
Источник: Власова, Е.М., Шумейко, М.В.. ФИЛОСОФИЯ [Текст] : учебно-практическое пособие. - Владивосток : Изд-во ВГУЭС,2013. - 140 с.. 2013

Еще по теме Раздел V. Глобальные проблемы современности и перспективы развития современной цивилизации:

  1. 4.1.3 Галанин А.В., Долгалева Л.М. Стратегии, проблемы и перспективы развития экотуризма в Приморье в современных условиях
  2. О.В. Захарова. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ.2007, 2007
  3. 1.12. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  4. Семинар 16. Глобальные проблемы современности
  5. 35 ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  6. 1. Социально-биологические проблемы современности и обозримой перспективы
  7. Семинар 6. Особенности современного этапа развития науки и перспективы научно-технического прогресса
  8. 3.1.Гомилевская Г.А., Щур В.В. Современное состояние и перспективы развития инвестиционного проектирования экологического туризма в Приморском крае
  9. Глава 19 ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА В КОНТЕКСТЕ КОНСТИТУЦИОННОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ'
  10. 4.1.8. Гомилевская Г.А., Щур В. В. Современное состояние и перспективы развития инвестиционного проектирования экологического туризма в Приморском крае
  11. Современный Китай: проблемы развития
  12. 2.4. Глобальные кризисы современности
  13. §1.1. Философия древности, средневековья, Нового времени и современной эпохи: становление и развитие проблемы смысла жизни
  14. Тенденции и перспективы современности
  15. Раздел II СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВО В ЕДЕНИЯ Тема 3 ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ПОНЯТИЮ СУЩНОСТИ ГОСУДАРСТВА И ПРИЧИНАМ ЕГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ
  16. Глава 1. Теория государства и права как фундаментальная юридическая наука: современное состотяние и перспективы развития § 1. Место теории государства и права в системе наук
  17. § 6. ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  18. Тема 24. Экономические аспекты глобальных проблем современности