<<
>>

Реальности: глубинная, индивидуальная, сновидная

Возможность пережить психотравмирующий опыт во сне особенно велика, потому что там человек наиболее непосред­ственно взаимодействует со своим подсознанием и бессознатель­ным. А какие вещи закодированы на этих двух уровнях? В том числе и те, которые были вытеснены из сферы сознания, и те, которые туда никогда не попадали из-за несоответствия их (по тем или иным параметрам) стандартам Эго.

Можно сказать, что во сне он встречается лицом к лицу с собой подлинным: не тем, каким рисует его Эго, используя краски социальности, морали, системы декларируемых норм и оценок, а тем, который в данный момент действительно обращён к миру[108] .

Иными словами, степень травматичности ленты событий, рисуемой сновидением, может многократно превышать степень травматичности окружающей субъекта реальности (особенно в тех случаях, когда «я» мощное и его «стандарты качества» очень высоки, а значит, и требования, предъявляемые к «носителю» (человеку как целостному организму), таковы). Ни один человек не может в полной мере отвечать запросам-претензиям своего «я», на то он и человек, а не святой и не ангел. А значит, чем жёстче стандарты его Эго, тем выше степень неприятия им себя, тем богаче и обширнее тот пласт содержаний, который или вы­теснен в бессознательное, или никогда и не проходил барьера осознания. А это значит, что картины, рисуемые такому человеку его собственными сновидениями, будут довольно часто весьма неприятны. Это и является подлинной и глубинной причиной скептицизма и недоверия в отношении мира сновидений. Люди на собственном опыте, пусть и бессознательно, знают, что ничего хорошего там не увидишь, и размышления над этими вещами никакой радости не принесут.

И наоборот, чем больше человек склонен принимать и про­щать себя и даже, как ни странно, чем ниже стандарты его Эго, тем спокойнее будут его сны. Поэтому можно сказать, что тот, чьи сновидения приносят много беспокойства и неприятных тяжёлых переживаний, должен подумать над тем, что он мог бы сделать, чтобы быть к себе добрее, больше любить, ценить и принимать себя: принимать таким, какой ты есть![109] .

Итак, психотравмирующий потенциал сновидения доста­точно высок. Иными словами, если во сне человек переживает какой-то неприятный опыт или же предпринимает действия, которые в рамках сновидческих техник расцениваются как не­верные (например, бежит от опасности), это может негативно сказаться на положении дел в его «дневной» реальности. И на­против, если сновидцу удается разрешить во сне некоторую проблемную ситуацию, это самым положительным образом влияет и на его бодрственную жизнь. Так каково же отношение между разными типами реальностей, если такое взаимодействие оказывается возможным?

Я убеждена, что мир как глубинная реальность (как v-реальность) устроен таким образом, что он не функцио­нирует изолированно от субъекта. Когда говорят «человек и мир — одно целое», то обычно подразумевают некое размы­тое, позитивно-окрашенное переживание единения, целост­ности человека и мира, и т.п. Я предполагаю гораздо более жёсткое содержание: человек и мир, действительно, состав­ляют целое, и это проявляется в том, что параметры состав­ляющей «человек» влияют на параметры составляющей «мир». Влияют не метафорически, а самым буквальным образом: мир обнаруживает себя человеку в том облике, который соот­ветствует, воспроизводит базовые параметры, характеристики самого этого человека. Иными словами, отношения в диаде «человек-мир» организованы таким образом, что мир (как ds-, как v-реальность — это просто разные выражения одного и того же качества реальности: ее базового статуса по отношению к объективной, ss-реальности) подстраивается под диспозиции субъекта. Система стремится соответствовать его ожиданиям, полаганиям, убеждениям. Иными словами, мир поворачивается к человеку той стороной, которую тот готов видеть, а видеть человек готов то, что соответствует его собственной внутренней природе. (Именно поэтому суфии говорят, что стать невидимым легко: надо просто чтобы твои действия не соответствовали ожиданиям окружающих.)

Тогда можно сказать, что индивидуальная реальность данного конкретного человека представляет собой результат наложения матрицы его внутренней природы на универсум мира.

Когда накладывается матрица Эго, человек видит те аспекты, которые соответствуют параметрам его Эго. Они могут быть для него неприятны, но тем не менее они достаточно при­емлемы, чтобы пройти барьер цензуры сознания. Если же на мир накладывается матрица ds-структуры субъекта (человека уровня отдельных систем и человека как совокупности субсистем), то и результатом такого взаимодействия-запроса будет картина мира, отвечающая потребностям, ожиданиям, чувствам и желаниям этих пластов индивида.

Так и получается, что человек подозрительный, не склонный доверять другим, будет регулярно попадать в си­туации, которые будут убеждать его, что он прав: другим, действительно, верить нельзя. И чем сильнее становится его вера в это, тем больше его мир (подлинный, реальный мир жизненных ситуаций) будет напоминать королевство кри­вых зеркал, где всё — ложь и обман[110] . Агрессивному человеку мир откроется как агрессивный. Более того, в ситуациях, кото­рые будут к нему «подтягиваться», обнаружится много такого, что будет провоцировать его на проявления агрессии и тем са­мым как бы подкреплять его базовую уверенность, что именно такие формы взаимодействия конструктивны и оправданы.

Подобное понимание взаимообусловленности событий характерно для многих духовных традиций. Вот как об этом говорят суфии:

Мир — проекция твоих чувств Космос — форма божественного закона,

Твой здравомыслящий отец.

Когда ты испытываешь по отношению к нему Неблагодарность

Очертания мира кажутся злобными и уродливыми.

Помирись с этим отцом, с изысканностью узоров,

И все пережитое наполнится ощущением близости[111] .

Когда вы думаете, что ваш отец Повинен в несправедливости,

Его лицо выглядит жестоким.

Иосиф своим завистливым братьям Казался опасным.

Когда вы помиритесь с отцом,

Он будет выглядеть умиротворенным и дружелюбным.

Весь мир есть форма истинности.

Когда человек не ощущает благодарности к ней,

Форма выглядит так, как он это ощущает.

Она отражает его злобу,

Его своекорыстие и страх.

Помирись с Вселенной.

Возрадуйся в ней.

Она преобразится в золото. Воскрешение Наступит сейчас. Каждое мгновение —

Новые красоты.

И никогда никакой скуки!

Вместо нее изобильный, изливающийся Звук многих источников в твоих ушах[112] .

Итак, главную особенность природы v-мира я усматриваю в том, что в отношении него действует принцип относитель­ности сродни эйнштейновскому: позиция наблюдателя влияет на поведение системы. Мир объективной реальности — это результат наложения матрицы Эго на v-мир, то есть это резуль­тат поверхностного взгляда на него со стороны плоскостной структуры. Поскольку Эго у всех членов данного социума до­вольно отчётливо отстроено в соответствии с общепринятыми и общекультурными стандартами, а также потому, что в его основе — общие для человека, как вида, формы и средства вос­приятия и переработки информации, постольку объективная реальность (реальность консенсуса) всеми здоровыми членами данного сообщества при нормальных условиях видится прак­тически одинаково.

Иное дело — индивидуальные реальности. Они различа­ются по многим причинам: и из-за индивидуальных особен­ностей организации и функционирования средств восприятия и переработки информации, допустимых в границах нормы; и из-за специфики личностной истории, определяющей характер регулятивов, усвоенных человеком от своих близких (и прежде

KJ \ KJ 1 KJ KJ

всего родителей); и из-за различий физической, телесной орга­низации людей (а тело и является тем «инструментом», который репрезентирует своими средствами информацию, поступающую с различных пластов v-реальности).

Именно параметры индивидуальной реальности будут лежать в основе картины сновидений данного конкретного человека, поэтому, кстати говоря, работа с сонниками и с общими симво­лами любой традиции может дать лишь самое грубое приближе­ние к пониманию подлинного смысла сновидения человека, по­скольку, по определению, они опираются на те или иные пласты «общечеловеческого». Но в индивидуальной истории личности могут быть отражены и зафиксированы совсем другие смыслы. Например, в «народной» традиции истолкования символики сновидений считается, что собака — это друг, кошка — враг, но, допустим, у данного конкретного человека в детстве был эпизод, когда на него бросился огромный пёс и сильно напугал ребёнка. Останется ли для данного человека значение «друг» содержанием символа собака? Весьма сомнительно. А коты, допустим, всегда жили в их семье и с ними у ребёнка связано много хороших переживаний. Будет ли значением символа «кошка» для него «враг»? Вряд ли.

То же самое верно и в отношении более продвинутых тра­диций. В частности, фрейдовского психоанализа, предполагаю­щего истолкование любого содержания символов сновидений в сексуальном ключе (заметим: весьма однообразного истол­кования, ещё Фрейд честно отмечал это однообразие, правда, усматривал его причину в однобокости человеческой природы вообще, а не в специфичности своего собственного внутреннего мира). Даже у его ближайших учеников и последователей такой перекос вызывал возражения, что и послужило причиной разры­ва с Фрейдом и формирования собственных интерпретативных моделей (Юнг, Адлер).

Как рассматривать эти альтернативные подходы? Кто в конечном счёте прав?

Как ни странно, все правы. И Фрейд со своим угнетающе однообразным перекосом в сторону сексуальной символики, и Юнг, и Адлер. Дело в том, что в соответствии с вышеиз­ложенной логикой взаимодействия разного плана реально­стей: v-, объективной (реальности Эго) и индивидуальной реальности человека, — мир, действительно, оборачивается к субъекту той гранью, которая соответствует его внутренним диспозициям. И в его снах, действительно, будут представлены именно те содержания, которые соответствуют параметрам его глубинной личности (его v-мира).

Поэтому если специфика его внутреннего мира такова, что сексуальные мотивы в нём (в его внутреннем мире) имеют статус безоговорочно доминирующих, то и v-реальность подбросит ему именно такие ситуации. В результате отстроится соответствую­щая этим параметрам (как подкрепляющая его диспозиции, внутренние ожидания) его индивидуальная реальность[113] .

Важнейшее качество сновидческой реальности: её природа такова, что параметры наблюдателя предопределяют, задают па­раметры системы. В соответствии с ней, а также с объективной реальностью, сформируется логика и символика его снов. Так и окажется, что символы сновидений с односторонним, очень сильным уклоном в сторону сексуальности, действительно, верно отражают природу не только внутренних диспозиций человека, но и его индивидуального объективного мира, в котором именно такие стимулы (компоненты) играют доминирующую роль (являются системообразующими в плане эмоций, желаний, мотивов и пр.).

Если внутренний мир человека, его базовые личностные диспозиции таковы, что фундаментальную роль в нём играют архетипические переживания, то v-реальность обернётся к нему именно этой своей стороной, то есть на передний план выдвинутся (действительно, объективно, а не в его предвзя­том воображении!) ситуации и взаимодействия, где именно подобного рода компоненты окажутся играющими ведущую роль. Соответственно этим параметрам будет отстраиваться и индивидуальная реальность данного человека, как такой ас­пект v-реальности, который дан, открыт именно ему, который отвечает и созвучен его диспозициям. Как результат, и в его сно­видениях именно эти аспекты окажутся ведущими. Причём это будет абсолютно верно, потому что в так видимой реальности они, действительно, — первая скрипка.

Если базовая диспозиция индивида — ощущение необхо­димости достижения власти как главного условия личностного роста и переживания удовлетворительного качества жизни, то v-реальность откроется ему множеством таких ситуаций и взаимодействий, где на передний план выдвигается (просто обязан выдвигаться!) именно этот стимул, подкрепляя и уси­ливая уверенность субъекта в правильности его картины мира. Соответствующей такой картине индивидуальной реальности будет и символика сновидений.

В общем, логика понятна. Человек не просто «видит» в окружающем то, что ожидает, что готов увидеть. Фундаменталь­ной характеристикой v-реальности является то, что она, действи­тельно, подстраивается под диспозиции субъекта. Параметры наблюдателя влияют на поведение системы: система стремится оправдать его ожидания. Описывая ситуацию, человек описывает себя, потому что система ведёт себя в соответствии с его ожида­ниями. В мире представлено всё. Но реализуется в отношении данного субъекта то, что соответствует его предиспозициям. В итоге человек имеет дело — на практике, а не в фантазиях — именно с той реальностью, которая воображается, мнится ему, в подлинность которой он верит.

В этом я вижу глубинный смысл утверждения «по вере вашей дано вам будет». В этом же я вижу реализацию принци­па справедливости воздаяния: природа глубинной реальности такова, что человек обрекается на то, чтобы на своём опыте («на собственной шкуре») испытать, опробовать то, что он адресует миру, примерить на себя тот «костюмчик», который сшит по его собственным меркам.

В этом же я вижу смысл метафоры «зеркало», которая так часто встречается в дзэнских текстах: мир лишь зерка­ло, в которое человек смотрится, чтобы увидеть себя. Это не просто красивые слова. Это верные описания логики отношения человека и мира, но не ss-мира (мира объективной реальности), а ds-, v-мира, мира глубинной реальности.

Учитывая такую логику взаимодействия и взаимообуслов- ливания разного типа реальностей, оказывается возможным понять, как получается, что одновременно могут быть верны не просто различные, но и взаимоисключающие представления о природе мира, человека и, в частности, о символике и функциях сновидений как феномена. Дело тут не в многоплановости фе­номена, из-за чего каждый с определённым основанием увидит в нём что-то своё, и это увиденное окажется чему-то реально соответствующим[114] . Главное — иная, чем это принято считать, логика отношений между миром физической реальности, мира-

KJ KJ 1 KJ KJ Ґ—

ми мыслей, идей, фантазий, верований человека и его собствен­ным внутренним миром (миром его телесных ощущений и чув­ствований). Дело в иной логике взаимоотношения реальностей, обусловливающей возможность отстраивания действительной подлинной реальности в соответствии с ожиданиями, верованиями субъекта. Ещё раз подчеркну: видимое, усматриваемое каждым в мире — это не его иллюзия, это верное восприятие того, какова реальность. Одна небольшая оговорка: какова та реальность, которая открывается ему, вступает во взаимодействие с ним. И она, действительно, дана будет ему в непосредственных ощу­щениях. И в этом смысле она абсолютно физична, подлинна, материальна, объективна. Но она дана ему в ощущениях — и это причина того, почему она индивидуальна.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Природа сновидений (эпистемоло­гический анализ). 2005

Еще по теме Реальности: глубинная, индивидуальная, сновидная:

  1. Реальности: глубинная, индивидуальная, сновидная
  2. ГЛАВА 5. СВЯЗЬ СНОВИДНОЙ И ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ
  3. Индивидуальная объективная реальность
  4. Понятие индивидуальной объективной реальности
  5. Понятие индивидуальной объективной реальности
  6. Тема 1. Инструментарий имиджелогии. Составляющие индивидуального имиджа. Подходы и технология индивидуального имиджирования.
  7. Тема 2. Инструментарий имиджелогии. Составляющие индивидуального имиджа. Подходы и технология индивидуального имиджирования.
  8. Статья 25.2. Особенности государственной регистрации права собственности гражданина на земельный участок, предоставленный для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства
  9. Апелляция к глубинному сознанию
  10. Запутанное определение глубинной психологии
  11. Виртуальное и виртуальная реальность по эту сторону реальности