<<
>>

Состояние сознания во сне и в бодрствовании

Память можно понимать как целенаправленное отыскание прежних следов в результате чего-то вроде рейда по закоулкам сознания. А можно как совершенно спонтанный, непроиз­вольный, ненасильственный процесс свободного всплывания прежних, ранее не актуализировавшихся содержаний в связи с изменением состояния сознания.

Т.е. вспоминание можно представить и как усиленный поиск утраченного (забытого), и как совершенно простой, лёгкий, практически автоматический процесс оживления прежних следов при изменении состояния сознания.

В отношении следов, полученных в другом состоянии со­знания, метод усиленного вспоминания мало что даёт по одной простой причине: содержания, являющиеся объектом поиска, размещены на других уровнях личности (пластах психики) че­ловека. Это — всё равно, что пытаться, находясь на одном этаже здания, отыскать некий предмет, помещенный на другом этаже здания, не пользуясь при этом ни лестницей, ни лифтом, чтобы попасть на тот этаж. Такой лестницей-лифтом для случаев памя­ти будет изменение модуса сознания с того, который характерен для нынешнего состояния человека (обычно бодрственное, сфокусированное), на то (или близкое к тому), в котором соот­ветствующий след сформировался.

Почему человек не помнит (или помнит с трудом) мно­гие ситуации детских психотравм? Мы считаем, что потому, что с такими воспоминаниями связаны боль и страдания. Это правда. Но не вся. Дело в том, что эти следы получены в другом состоянии сознания, детском. Так что здесь действуют сразу два осложняющих фактора: сопутствовавшая боль и иное состояние сознания. При попытке оживления подобного следа человек снова переживёт те драматические эффекты, которые возникли у него в момент получения переживания (психотравмы). На­пример, тошнота, рвота, температура, головная боль, боль в теле, в суставах, в горле, шум в голове, сердцебиение, спазмы в мышцах и внутренних органах и т.п.

Это произойдёт потому, что вспоминание сопряжено с возвращением тогдашнего состояния сознания, а вместе с ним восстановятся и сопутствовавшие про­явления на всех уровнях организма.

Так почему же человек не помнит снов? Потому что состоя­ние бодрственного сознания сильно отличается от состояния сновидноизменённого сознания, и чем больше такое отличие у данного конкретного человека, тем меньше он будет спосо­бен к лёгкому (спонтанному) вспоминанию сновидений или к удержанию их в памяти. Приёмы, которые обычно при этом рекомендуют специалисты: продолжать некоторое время лежать спокойно и расслабленно, просто выжидая; попытаться припом­нить последний эпизод сновидения и от него ненасильственно продвигаться к более ранним (предшествовавшим) моментам; удерживать перед глазами какую-то запомнившуюся деталь сновидения, какой бы незначительной она ни была (или ни казалась), и просто наблюдать за тем, что будет всплывать перед внутренним взором, и др., — вплоть до чисто физических: если не удаётся вспомнить ничего, лёжа на боку или на спине, попро­бовать повернуться на другой бок или на живот (возможно, при этом тело человека примет такое положение, которое облегчит вспоминание) и т.п.

Это очень хорошие и совершенно правильные рекомен­дации. Но если попробовать им следовать, то очень скоро обнаружится следующее обескураживающее обстоятельство: иногда сон вспоминается практически самостоятельно (или вообще при пробуждении помнится), а иногда, как ни старайся, какие техники ни применяй, ничего добиться не удаётся. При­чём лично я ощущала эту ситуацию следующим образом. Когда ты предрасположен вспомнить сон, эта практика (эти приёмы) помогает улучшить качество воспоминания, сделать его богаче и полнее. Если же человек не предрасположен, никакие техники не помогают.

Для меня оставалось неясным: если техники работают (а иногда они работают, в этом нет сомнения), то почему они ра­ботают не всегда? Какой более мощный фактор вклинивается в ситуацию, блокируя эффективность техник, в принципе, дее­способных? Конечно, можно сказать, что это внутреннее неже­лание или неготовность (допустим, человек на уровне сознания ставит задачу расшифровки сновидения, а на бессознательном противится этому).

Это будет правильный ответ, но он мало что проясняет: непосредственного доступа к бессознательному мы не имеем. Средств прямого воздействия тоже: если бы это было не так, осознанного желания — целеполагания хватило бы, чтобы бессознательное делало то, что ему приказывает сознание. Но так не происходит. Хорошо известно, что скорее бессознательное управляет работой сознания, за исключением тех случаев, когда осуществляется вмешательство воли.

Итак, попытка оказать волевое давление на бессозна­тельное — особенно при усилии восстановить утраченное сновидение — не только не приносит положительных резуль­татов, но вообще обрекает ситуацию на неудачу. Учитывая вышеизложенное представление о зависимости вспоминания от состояния сознания, в котором соответствующий след за- ложился, можно сказать, что сновидение не помнится при пробуждении (или быстро ускользает), потому что состоя­ния сознания в бодрствовании и во сне сильно различаются. И здесь вступают в силу те же принципы, что и с памятью: ранние детские впечатления не помнятся не столько потому, что это было давно или травмирующе (ведь они не всегда были таковы, но всё равно не помнятся), сколько потому, что состояние сознания стало совсем другим. Человек оказался на другом уровне (слое) психики, и без специальных средств («лифт — лестница») туда не попасть. Всё это означает только одно: для вспоминания информации из другого пласта психики, который характеризуется иным состоянием сознания (именно состоянием сознания, а не знанием и не опытом), необходимо вернуться в состояние сознания, переживавшееся в тот момент, когда данное впечатление закладывалось.

Итак, трудность вспоминания снов обусловлена, прежде всего, тем, что это другое состояние сознания. Во сне сознание в роли наблюдателя, а на первом плане актёры — субличности. Это уровень человека как совокупности субсистем. И соответ­ственно, «прежденебесный порядок», то есть динамики энергии, совпадающие с общемировыми и потому единосущностные им. В этом состоянии на первый план выдвигаются результаты вос­приятия и кодирования информации на уровне отдельных суб­систем и организма как их совокупности.

Форма репрезентации (язык кода) — человеческое тело, в динамиках своих состояний и процессов выражающее и репрезентирующее поступающую информацию.

Во сне эти образы—ощущения играют первую скрипку. Соответствуют этому уровню и принципы организации инфор­мации, которые отличаются от принципов организации инфор­мации бодрствующим сознанием по следующим параметрам:

1) что рассматривается как возможное;

2) как сочетаются элементы языка для порождения осмыс­ленного повествования[106] ;

3) как ощущает себя агент действия по отношению к миру;

4) где локализуется «я».

Если во сне сознание может быть помещено в любой объ­ект сновидения, как одушевлённый, так и неодушевлённый, то в бодрствовании локус размещения сознания чаще всего

u u u ГЛ T^

совпадает с тонкой прослойкой «я», Эго, «самости». Если во сне сознание одновременно может быть локализовано сразу в нескольких точках (персонажах) или же везде и нигде, то наяву у здорового человека при нормальных условиях так не проис­ходит (изменённые состояния сознания мы не рассматриваем). Во сне наличие множества персонажей может восприниматься как одновременная манифестация единого «я» сновидца. Наяву Эго чётко отделено от других персонажей, воспринимаемых как «не-я», «чужое».

Во сне разные варианты «невозможности» (недопустимости) или не действуют, или сильно ослаблены. Наяву обычный субъект при нормальных условиях имеет чёткое представление о логиче­ской невозможности определённых положений вещей («круглый квадрат», А и не-А); о невозможности, обусловленной действием законов (допустим, законы сохранения энергии, законы пря­молинейного равномерного движения, и др.); «естественно­природных» законов: солнце встаёт на востоке и садится на западе, реки не текут вспять; фактологических привязок: дерево выше травы, Европа расположена в северном полушарии, а Ав­стралия — в южном, я родился там-то и тогда-то и т.п.

Соответственно другому кругу возможностей законы соче­таемости информации в сновидении иные, чем в бодрствовании. Например, человеку может сниться, что он находится в комнате за железными решётками, и при этом они ломаются, как шоко­лад. Персонаж может получить указание: лететь за принцессой на ковре-самолёте и стегать её прутом, но так, чтобы она при этом не проснулась (М.-Л. фон Франц). Человек может видеть мышь величиной с гору и верить этому (не осознавать, что видимое — сон). Сновидец может ощущать себя одновременно действующим лицом и той толпой, которая наблюдает за его действиями.

И, конечно же, совершенно изменяется ощущение про­странства и времени за счёт снятия ограничений, налагаемых бодрствующим сознанием в физическом мире: человек может мгновенно и без усилий перемещаться из одной точки в другую и из одного времени в другое. Сновидения продвигающихся по Пути дают основания утверждать, что возможны также ощуще­ния пребывания вообще вне пространства и времени. Во сне иными становятся возможности человека: он может летать, зави­сать, парить, бежать с необыкновенной скоростью, погружаться на любую глубину, проходить сквозь стены и т.п. Причём, что характерно, все эти непривычные для физического тела бодр- ственного сознания возможности и положения вещей нисколько не смущают во сне, воспринимаясь как нормальные.

6.3.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Природа сновидений (эпистемоло­гический анализ). 2005

Еще по теме Состояние сознания во сне и в бодрствовании:

  1. Современные психофизиологические исследования естесшвенныхи «неестественных» измененных(транс- формированных) состояний сознания (сна, гипнотиче­ского состояния, галлюцинаций и т.д.)
  2. КРИТЕРИИ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ.
  3. СУЖЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ
  4. ИЗМЕНЕННЫЕ состояния сознания
  5. КЛАССИФИКАЦИЯ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ.
  6. ГРУППЫ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ.
  7. НАРКОЗ ОБЩИЙ: СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ
  8. Различные состояния тела-сознания
  9. МЕДИТАТИВНЫЙ ТРАНС: СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ
  10. Тема. Классификация измененных состояний сознания.
  11. ГИПНОЗ КАК СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ.
  12. НАРКОТИЧЕСКИЙ ТРАНС: СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ
  13. Сознание и бессознательное в состоянии самообладания