<<
>>

Свобода как возможность выбора

Весьма распространенным является представление о свободе как возможности выбора. И это вполне справедливо. В этом по­нятии свободы отчетливо можно видеть наличие обоих противо­положных моментов — случайности и необходимости.

Рассмот­рим это на конкретном примере. Выбор профессии — жизненно важная проблема практически для всех людей. Он содержит оба момента. Необходимый момент — человек, становясь взрослым, должен определиться в выборе профессии, чтобы реализовать себя — здесь нет выбора.

Случайный момент — выбор именно этой, а не какой-нибудь другой профессии, специальности в зависимости от случайных обстоятельств (места, времени и т. д.) или от случайности хо­тения.

Органическое соединение необходимого и случайного при выборе профессии происходит тогда, когда этот выбор осуществ­ляется по призванию.

Далее, можно видеть, что необходимый момент выбора нахо­дит свое выражение в двух категориях — категории потребно­сти и категории долга (моральной ответственности). Категория потребности выражает личностно необходимый момент выбора (человек нуждается, испытывает настоятельную потребность в каком-либо роде деятельности или в каком-либо предмете, кото­рый он может "добыть" только с помощью труда).

Категория дол­га (ответственности) выражает общественно необходимый мо­мент выбора (человек обязан, должен работать, трудиться, чтобы не быть тунеядцем, иждивенцем, паразитирующим элементом). И потребность, и долг внутренне необходимы для человека. Только потребность идет от биологических механизмов регуляции пове­дения, а долг — от социальных механизмов.

(Кстати о свободе и ответственности. Во-первых, как ви­дим, нельзя все вопросы взаимоотношения свободы и необходи­мости сводить к проблеме взаимоотношения свободы и ответст­венности. Последняя — лишь одно из выражений необходимо­сти.

Во-вторых, не во всех случаях свобода органически связана с ответственностью, так сказать, дружит с ней. Бывают такие фор­мы ответственности, которые делают человека несвободным. На­пример, ответственность за преступление-злодеяние, ответствен­ность раба, крепостного, заключенного. Таким образом, есть от­ветственность, которую свобода предполагает, и есть ответствен­ность, которая отрицает свободу в том или ином отношении.)

Выбор профессии по призванию как раз объединяет оба необ­ходимых момента — личностно значимый и общественно значи­мый.

Этим необходимым моментам выбора соответствуют два слу­чайных момента: субъективный — случайность хотения, и объ­ективный — случайность обстановки, обстоятельств, и т. п. (на­пример, случайность рождения, стечение обстоятельств).

Под случайностью хотения[655] мы понимаем определенную дозу произвола, которая всегда присутствует в стремлениях и дейст­виях человека. Например, человек выбрал профессию по призва­нию — стал музыкантом. Это — свободный выбор. И тем не ме­нее, при определении конкретного рода музыкального исполни­тельства, а еще чаще, при определении конкретного места работы человек может руководствоваться случайными, не связанными с профессией, предпочтениями, в частности симпатиями или анти­патиями к возможным сотрудникам, товарищам по работе, к на­чальству и т. п. Эти симпатии и антипатии могут быть совершен­но случайны по отношению к избранному роду деятельности.

В свободе как возможности выбора отчетливо просматрива- ются субъективный и объективный моменты.

С объективной стороны возможность выбора означает, что есть что-то, из чего можно выбирать. Объективные возможности выбора весьма многообразны.

В древние времена свобода противопоставлялась рабству. Тот является свободным, кто не раб — говорится в Евангелии от Ио­анна (8; 33). Видимо, этим же пониманием свободы руководство­вался Аристотель, когда писал: “свободным называем того чело­века, который живет ради самого себя, а не для другого”[656].

Любо­пытно, что почти также характеризует свободу Гегель: “свобода состоит именно в том, что мне не противостоит никакое абсо­лютно другое, но я завишу от содержания, которое есть я сам”[657].

А вот какие мысли высказал заключенный по поводу жизни на воле: “Люди на воле и не подозревают, что значит — ходить по земле, куда и как тебе самому заблагорассудится, не ожидая ко­манд и не прислушиваясь к ним.

Люди на воле не ценят еще одного великого права — права выбора, которого начисто лишен раб, узник; из словаря свобод­ных людей не исчезло слово “или”, их поступки не подчинены чужой и злой воле”[658]. Человек выходит из тюрьмы на свободу. Это значит, что перед ним открывается масса возможностей жить нормально, по-человечески. Обычно перед человеком открыты широкие возможности проявить себя, поступать в соответствии со своими желаниями и потребностями.

С субъективной стороны возможность выбора означает спо­собность выбора. Человек, несмотря на огромные возможности, которыми он располагает, может оказаться неспособным выби­рать. Это происходит либо по незнанию, либо по слабости ума, воли, либо вследствие неумения.

Люди обладают разной степенью и разными видами способ­ности выбора. Вероятно, общая способность выбора выражается в понятии "самостоятельность". Чем большей способностью выбора (в количественном и качественном отношении) обладает человек, тем он более самостоятелен (при прочих равных услови­ях).

Способностью выбора обладают не только люди, но и живот­ные и вообще живые организмы. Правда, для простейших живых организмов — одноклеточных — эта способность является ми­нимальной. Они могут только осуществлять выбор между пищей и тем, что не является пищей. По мере усложнения и совершенст­вования организмов возрастает и их способность выбирать. Про­стейшие организмы и растения[659], например, не могут выбирать среду обитания, а животные могут. Животные ведут, как правило, активный поиск благоприятной среды.

Неспособны выбирать неорганические тела (кристаллы, кам­ни, планеты и т. п.). Это и понятно. Они не осуществляют ника­кой деятельности. Их "поведение" целиком обусловлено либо не­обходимостью (например, движение планет вокруг Солнца), либо случайностью (например, движение пылинок в воздухе), либо ве­роятностью — промежуточным состоянием между необходимо­стью и случайностью.

Способность выбора определена выше как субъективный момент свободы. В свою очередь она распадается на два момен­та: сознательный и волевой (речь идет, конечно, о человеческой способности выбора).

Сознательный момент способности выбора означает, что че­ловек способен обдумывать, "отмеривать", рассчитывать прежде, чем принять решение по какому-либо варианту действия, т. е. способен действовать "со знанием дела", как говорил Ф. Энгельс. Здесь действует правило: "семь раз отмерь, один отрежь".

Лейбниц писал: "уже Аристотель удачно заметил, что сво­бодными действиями мы называем не просто те, которые спон­танны, но те, которые вдобавок обдуманны"[660]. Лейбниц имел в виду то место в "Никомаховой этике", где Аристотель подробно рассматривает вопрос о том, что такое сознательный выбор (см.

"Никомахову этику", книгу третью, п. 4 — 1111b- 1112а). Сравн. немецкую пословицу: "Кому выбирать, тому и голову ломать" ("Wer die Wahl hat, hat die Qual). Уместно привести здесь и зна­менитое изречение из Евангелия от Иоанна (гл. 8, ст. 32 ): "По­знайте истину и истина сделает вас свободными". (У меня тоже есть подобное высказывание: "чем объективнее взгляд человека на вещи, тем он более независим от них"). Конечно, эти высказы­вания односторонни, но они заостряют мысль и тем заставляют думать.

Интересно рассуждение В.Э. Шляпентоха о связи свободы и знания (информации): "Свобода действия и возможность приня­тия решений появляются только тогда, когда существует воз­можность выбора различных вариантов поведения.

При этом по­нятие "свобода" в принципе может быть квантифицировано: сво­бода тем "больше", чем больше существует вариантов выбора... Знание возможных вариантов поведения является непременным условием существования "свободы" для индивида или группы. В противном случае имеет место "свобода в себе". Действительно, чем больше информирован школьник о существующих профес­сиях, покупатель — о наличных в торговле товарах и т. д., тем большей степенью свободы в своих действиях они обладают. От­сюда такая связь понятия свободы с категорией информации, хо­тя очевидно, что информация является необходимым, но отнюдь не достаточным условием свободы. Если индивидуум точно ос­ведомлен о том, что во всех кинотеатрах города демонстрируется только один фильм, то свобода выбора тем не менее благодаря этой информации у него не увеличилась"[661].

Волевой момент способности выбора означает, что человек способен принять решение по какому-либо варианту действия не­смотря на недостаточность знаний, опыта или времени на обду­мывание. Способность к волевому выбору, решению позволяет также избежать ситуации буриданова осла. В философской прит­че, приписываемой Буридану, осел сдох из-за того, что так и не решился выбрать одну из двух равных охапок сена. Он не мог решить задачу предпочтения одной из двух равных возможно­стей.

В реальной жизни у реальных людей сознательный и волевой моменты способности выбора не всегда одинаково выражены или развиты. У одних людей может быть более выражен сознатель­ный момент способности выбора. Они хорошо и много обдумы­вают, "отмеривают”, рассчитывают, но порой бывают нереши­тельны в окончательном выборе или облекают свои выводы, ре­шения в осторожные, не всегда ясные, четкие формулировки. У других людей может быть более выражен волевой момент спо­собности выбора. Тщательному обдумыванию, взвешиванию они явно предпочитают волевой подход, уповают на счастливый слу­чай и даже на "авось".

В основе волевых, волюнтаристских решений лежит случай­ность выбора, когда чаша "волевого усилия" явно перевешивает чашу обдумывания, "отмеривания". Обдумывание и "отмерива­ние" основываются на познании и учете всех аспектов действи­тельности и возможности, т. е. не только случайности, неупоря­доченности, но и необходимости, закономерности, упорядочен­ности. Человек же, осуществляющий волевое решение, осознанно или неосознанно, абсолютизирует момент случайности, неупоря­доченности и недооценивает момент необходимости, законосо­образности. Вот откуда, кстати, связь философии волюнтаризма с иррационализмом. В познании существенную роль играет поиск и открытие закономерностей, управляющих событиями. Ирра­ционализм — враг такого познания. Здесь волюнтаризм и ирра­ционализм сходятся. Оба они абсолютизируют одну способность мышления — интуицию, — и недооценивают или отрицают дру­гую, прямо противоположную способность мышления — логику, рассудок. Эта последняя способность в большей степени, чем первая, направлена на осмысление и познание объективной необ­ходимости, закономерности, упорядоченности. Интуиция же на­правлена главным образом на учет и использование объективной случайности, неупорядоченности бытия.

Вот что пишет В.А. Абчук о важности уравновешенного под­хода к сознательному и волевому аспектам свободного выбора:

“в схеме управления переработка информации сопряжена с выбором определенного образа действий. Этот-то выбор образа действия на ос­нове переработки информации и есть решение. Решение является осно­вой управления, его сердцевиной...

Принимая решение, современный судоводитель, инженер, хозяйст­венник наряду с количественными результатами вычислений должен учитывать великое множество обстоятельств и соображений качествен­ного характера, не сводящихся к однозначным ответам. И, как правило, получается, что в сходных условиях можно действовать так, можно и иначе. А жизнь заставляет на чем-то остановиться, прийти к вполне оп­ределенному, единственному решению. Тут не обойтись без выбора, ко­торый, помимо умения считать, требует еще и волевых качеств.

Французский ученый, физик и логик, ректор Парижского универси­тета Жан Буридан, живший где-то между 1300 и 1358 гг., сочинил за­бавную притчу об осле, который подох с голода, так как не смог вы­брать одну из двух одинаковых охапок сена, оставленных ему хозяином. Печальная история буриданова осла — лучшая иллюстрация того, что может приключиться, если у принимающего решение отсутствует воля. В этом свете становится понятным странный на первый взгляд афоризм "Лучше одно плохое решение, чем два хороших"...

Необходимость и важность волевого начала решения несомненна. Но руководителя-"волевика" подстерегает другая опасность, не менее страшная, чем та, что погубила бедного осла, — опасность свести реше­ние исключительно к волевому акту, лишить свой выбор мудрой обос­нованности. Подобного рода действия имеют даже специальное научное название — " волюнтаризм"...

Итак, в слове "решил", наряду с академическим "представляется возможным", должны четко прослушиваться и металлические нотки "быть по сему". Все дело в правильной пропорции "академизма" и "ме­талла". Каким же должно быть это важное соотношение? Пополам? Один к двум?...

Ответа на этот вопрос вы не найдете ни в одном учебнике — для каждого решения пропорция должна быть своя. Впрочем, некую общую закономерность можно все же уяснить, "Семь раз отмерь, один отрежь" (7:1), не наоборот. Расчетному началу решения, "отмерить", отдается явное предпочтение. Так ли, однако, поступаем мы с вами, уважаемый читатель, когда жизнь заставляет нас решать. Стараемся ли мы сдержать неукротимое желание "отрезать" сразу, без каких-либо расчетов, исходя из так называемого здравого смысла или решая просто "на глаз".

Волевое действие предполагает предварительное осознание цели и средств действия, мысленное обсуждение оснований, говорящих "за" или "против" его выполнения.

Решение не есть доказательство математической теоремы или полу­чение ответа математической задачи, ибо здесь нет волевого момента — ответ однозначен — в этом смысле выражение "решить арифметиче­скую задачу" не точно). С другой стороны, решение не есть и чистый волевой акт: волевое усилие завершает обоснованный выбор, расчет.

Как правило, решение предполагает выбор с участием воли одного из нескольких возможных вариантов действий ’?

<< | >>
Источник: Балашов Л.Е.. НОВАЯ МЕТАФИЗИКА. (Категориальная картина мира или Основы категориальной логики). 2003

Еще по теме Свобода как возможность выбора:

  1. Свобода как возможность выбора
  2. Экстремальность метапсихологически мы определили как ситуацию возможности, а именно, двоякой возможности: возможности невозможности, открывающей возможность возможности.
  3. Свобода как аксиологический выбор
  4. Возможность повышения доверия к результатам выборов в связи с исключением возможного воздействия «человеческого фактора» на итоги голосования
  5. 2. Кривая производственных возможностей Производственные возможности в условиях неполного использования ресурсов, экономического роста и альтернативного выбора
  6. Возможность нарушения принципа свободных выборов
  7. 1. Выбор варианта из двух возможных
  8. 2. Выбор варианта из трех возможных
  9. 3. Выбор варианта из четырех возможных
  10. Принцип свободы выборов
  11. Принцип онтологической свободы и экзистенциального выбора