<<
>>

область научного знания

Психология религии относительно молодая наука, возникновение которой относится большинством исследователей к рубежу ХIХ и ХХ веков. Появление этой науки связано как с внутринаучными тенденциями развития научного знания, так и с внешними факторами функционирования науки.

Интегрирующим началом формирования психологии религии является междисциплинарность. Даная наука возникает на стыке существования ряда наук: общей психологии, социальной психологии, психологии личности, религиоведения, социологии, антропологии и т. д.

Психология религии ориентирована на изучение религиозного человека и те проявления, которые выражают его религиозную сущность (особенности религиозного сознания, структуру, функции и типы религиозности, специфику религиозного опыта, религиозных чувств, религиозной веры, религиозное развитие человека, также социально-психологические факторы веры, психологические аспекты жизни религиозных общин, религиозных культов и многое другое). С одной стороны, такой предмет изучения предполагает необходимость взаимосвязи с многими науками, а с другой стороны, уточнение специфики предмета психологии религии. Для этого сначала следует уточнить место психологии религии в системе психологических и религиоведческих наук.

Специализация научного знания, характерная для нашего времени, затронула и область психологии. Если в XIX веке речь шла, как правило, о психологии как единой научной дисциплине, то в XX веке происходит прогрессирующая дифференциация психологических наук. Ныне, наряду с общей психологией, существуют и успешно развиваются детская, педагогическая, инженерная психология, патопсихология, социальная психология. Указанные научные дисциплины, имея общей задачей изучение человеческой психики, в то же время отличаются друг от друга как с точки зрения своего предмета, так и в особенности с точки зрения своего подхода, своей методологии и методики изучения психики.

Поэтому, прежде всего, предстоит выяснить, какое место занимает психология религии в системе указанных научных дисциплин, какая отрасль психологического знания наиболее близка ей с точки зрения предмета и методологии.

Изначально предмет психологии религии можно обозначить как изучение психологических особенностей религиозных людей, отличающих их от людей нерелигиозных и реализующихся в их поведении. Тогда возникает вопрос: на каком уровне психологического исследования, с помощью какой науки можно выявить психологические особенности верующих? Неоднократно предпринимались попытки выявить их на физиологическом уровне. В XIX веке и в начале XX века некоторые психологи писали о существовании особого «религиозного инстинкта»[1]. «Инстинктивистские» концепции в настоящее время не пользуются популярностью, ибо они обнаружили свою полную несостоятельность.

Поскольку на уровне физиологии выявить психологические особенности религиозных людей проблематично, то, возможно, это можно сделать на уровне общей психологии, с помощью ее средств и методов исследования психики? Ответить на этот вопрос позволит краткий анализ двух особенностей общей психологии, которые имеют важное значение для определения предмета психологии религии. Первая особенность состоит в том, что общая психология изучает человеческую психику в основном процессуально, функционально, а не содержательно. Это значит, что общую психологию интересуют общие законы функционирования психических процессов: мышления, восприятия, эмоций, воли и т. д. Происходит абстрагирование от вопроса о том, каково содержание человеческих мыслей или восприятии, какова направленность чувств или воли личности. Вторая особенность общей психологии заключается в том, что она рассматривает последнюю в ее общих чертах и закономерностях, свойственных людям любой эпохи, принадлежащим к любому классу, социальной группе и т. п. Она не изучает те или иные социальные типы личности, особенности психики каждого из этих типов, взаимодействие личности с социальной группой.

А верующие представляют собой особый социальный тип личности, который может быть понят лишь в его социальном контексте, т. е. исходя из анализа определенной эпохи, социальной микро- и макросреды, роли и места верующего в религиозной общине, психологического воздействия на него единоверцев.

Все это говорит о том, что психологические особенности верующих нельзя выявить на основе общепсихологического исследования.

Параллельно в системе психологических наук формировалась и другая позиция, которая исходила из того, что психология религии может быть исследована на основе социальной психологии.

Здесь существует определенный барьер в определении сущности предмета социальной психологии. В отечественной (советской) социальной психологии психология религии рассматривалась через призму отношений человека (личности) и общества, через призму экономической составляющей этих отношений. Зарубежные исследователи, не отрицая воздействия общества на личность, все же понимали это воздействие как нечто вторичное, наложенное на первичную антропологическую структуру человека. Поэтому полагать, что социальная психология определяет в полной мере специфику поведения и сознания человека религиозного (homo religiosus) нельзя. Очевидно, что многое кроется в специфике самой религии как сфере человеческой жизнедеятельности, в том, что она значит для человека. Поэтому важно и обращение к взаимосвязи психологии религии с религиоведением.

Религиоведение изучает религию с точки зрения ее общих закономерностей и особенностей как формы общественного сознания. Здесь можно выделить несколько разделов: история религии, теория религии (философские, социологические, психологические, антропологические, феноменологические), типология религий и т. д.

Философия религии является базовым разделом религиоведения, поскольку в ее рамках разрабатываются наиболее общие понятия и концепции объекта изучения. Эти понятия и концепции многообразны, а интерпретация религии в них осуществляется под углом зрения какого-то субординирующего принципа – натурализма, материализма, экзистенциализма, прагматизма, позитивизма, персонализма, неотомизма и т.

д.

Социология религии является как важным разделом религиоведения, так и самостоятельной наукой, оформившей свою самостоятельность на рубеже ХIХ и ХХ веков. Предпосылкой ее возникновения послужило выделение из философского знания такой отрасли науки, как социология (наука об обществе и общественных отношениях). Социология религии исходит из того тезиса, что объяснить религиозный феномен с позиции субъективного опыта не представляется возможным в полной мере. Религия рассматривается как общественная подсистема. Она представляет собой измерение социальной жизни, четко выражающее основы человеческого существования в его социальном бытии. Сегодня социология религии представлена следующей структурой: понимающая социология, социология социального действия, формальная социология, интегральная социология, материалистическая социология религии, а также компаративно-типологическое, структурно-функциональное, феноменологическое направления и т. д.[2]

Антропология религии – научная дисциплина, связывающая сущность религии с природой человека, его эволюционными, расовыми, этническими, культурными особенностями. Религия существует столько же, сколько существует человек (главное тому свидетельство – погребения людей). Религия представляет собой явление, которое эволюционирует вместе с человеком от простых форм к сложным. Природа религии лежит в архаических представлениях о мире у предков современного человека. Антропология религии представляет собой сферу знания, изучающую антропологические теории мифа, антропологические теории ритуала, состояние и структуру народной религиозности, когнитивные представления, этологический подход и т. д.[3]

Феноменология религии относительно молодая наука и отрасль религиоведения. Она складывается в ХХ веке. Нельзя сказать, что ее предметное поле представляет четкую ясность по сравнению с другими сферами религиоведения, тем не менее, феноменология религии исходит из того понимания сущности религии, которое стремиться выяснить ее с помощью проявлений последних. Главными понятиями феноменологии религии являются такие, как священное и профанное (их отличия). В феноменологии религии соотносятся представления, идеи, цели, мотивы практически взаимодействующих, находящихся в состоянии коммуникации индивидов с позиции религиозных значений и смыслов. В феноменологии религии сложилось две традиции изучения ее предмета: дескриптивная и интерпретативная.

Выделяется в рамках религиоведения и психология религии. Спецификой ее изучения в рамках религиоведения является определение психологических факторов религии, обозначение зависимости психической жизни личности и особенности ее религиозной веры.

К психологическим факторам религии относятся состояния, процессы, механизмы общественной, групповой и индивидуальной психологии, которые создают возможность, благоприятную психологическую почву для производства и усвоения религии. Эти факторы действуют на базе социумных начал в связи с гносеологическими. Различают общественно-психологические и индивидуально-психологические детерминанты. Различение это условно: хотя феномены общественной и групповой психологии сверхиндивидуальны, они не могут протекать иначе как в психологии индивидов.

Общественно-психологические предпосылки религии составляют феномены психологии общества и групп. К ним относятся: кризисные состояния общественно-психологической атмосферы, превратный характер общения, общественное и групповое мнение, механизмы внушения, подражания, психического заражения, традиции, обычаи и пр. Кризисные состояния общественно-психологической атмосферы могут проявляться в настроениях разочарования в прошлом и настоящем, тревожного ожидания будущего, в отягощенности исторической памяти, расшатывании общественных и групповых идеалов, падении общественных нравов, массовых и групповых страхах и страданиях и т. д.

Общение в ходе совместных действий порождает групповые психологические явления. В психологии людей происходят изменения, появляются коллективные представления и переживания, несвойственные индивидам, когда они действуют вне группы. Коллективное действие вызывает явления синергии (достижение более высоких результатов), фасилитации (облегчение работы), снижения психологической напряженности, производит возбуждение жизненной энергии. Общественно-психологические феномены – коллективные представления и переживания, групповые мнения, нормы и ценности, традиции – императивны по отношению к индивидууму и принудительно навязываются ему помимо его воли и сознания, факторы их возникновения лежат вне индивидуальной психологии и действуют на личность извне. В этих феноменах образ слит с эмоционально-моторными элементами и потому не является продуктом специальной сознательно-интеллектуальной обработки. Общественно-психологические процессы выступают как нечто сверхиндивидуально-человеческое, как то, что дается индивиду «свыше», что выводит его за пределы обычной, повседневной жизни.

Индивидуально-психологические факторы действуют в психологии индивида. Это предпосылки переживания всесторонней зависимости от других людей, заданность механизмов психики и личностных свойств, личное страдание и горе (от неизлечимой болезни, смерти близкого человека и т. д.), страх смерти, духовный распад личности, чувства одиночества и заброшенности, ощущение индивидом безысходности кризисной ситуации, в которой он оказался, склонность к поклонению авторитетам, к делегированию воли и решимости, закостенелые стереотипы мышления.

Совместная жизнь людей обусловливает многостороннюю зависимость их друг от друга. В распоряжении других находятся предметы удовлетворения потребностей данного лица. Без поддержки не добиться желаемого социального статуса. Индивид нуждается в заботе окружающих, в помощи с их стороны в делах, которые в одиночку он выполнить не в состоянии. Потребность в утешении остро переживается в страдании, в горе, в болезни, в уродстве, в неудачах и поражениях.

Таким образом, предмет психологии религии представляет собой изучение психологических закономерностей возникновения, развития и функционирования религиозных явлений индивидуальной, групповой и общественной психологии (потребностей, чувств, настроений, традиций), содержание, структуру, направленность этих явлений, их место и роль в религиозном комплексе и влияние на внерелигиозные сферы жизнедеятельности индивида, группы, общества.

Общее представление о предметном поле психологии религии выражает собой совокупность следующих моментов[4]: 1) учение о психологических основах религии; 2) совокупность положений, раскрывающих специфику религиозно-психологических явлений (свойств, процессов, состояний), присущих личности и группе; 3) изучение многообразия религиозно-психологического опыта; 4) анализ психологических аспектов религиозной деятельности и отношений – культа, религиозной проповеди, обучения, воспитания, общения и т. д.; 5) методика психологических исследований религиозности.

Для объяснения и понимания религиозных явлений с позиции психологических оснований привлекаются различные психологические теории: психоанализ, бихевиоризм, гештальтпсихология, гуманистическая психология, символический интеракционизм, трансперсонализм, когнитивизм и др.

Однако следует сказать, что психология религии представляет особую отрасль знаний в ряду дисциплин, изучающих религию. Дело в том, что подавляющее большинство концепций, интерпретирующих религию носит, социологический характер. Это действительно важно и необходимо для исследований религии. Но психология представляет собой ту перспективу изучения религии, которая позволяет по-новому определить сущность последней. Такой подход представлен в литературе отечественным исследователем Е.А. Торчиновым, который достаточно своеобразно и оригинально обозначает предмет психологии религии. Это не значит, что выше обозначенные предмет и предметное поле психологии религии неверны, а значит, что в рамках психологии религии формируется новый подход в понимании предмета этой дисциплины, который, если так можно выразиться, обозначает «чисто психологическую природу» религии.

Как полагает Е.А. Торчинов[5], все основные направления религиоведения, сложившиеся на Западе в течение последнего столетия, являются социологическими. Это справедливо и относительно веберианской школы, тем более что именно М. Вебер считается основоположником социологии религии как одной из важнейших религиоведческих дисциплин. В еще большей степени это верно относительно концепции Э. Дюркгейма, которая настаивает на чрезвычайно жесткой социальной детерминации всех явлений духовной культуры. Характерен социологический подход и для ряда теорий, разрабатывавшихся в рамках этнологии и оказавших существенное влияние на религиоведение. Это концепции функционализма (Б. Малиновский) и структурализма (К. Леви-Стросс). Правда, что касается последнего течения, то при всей его генетической связи с теорией Э. Дюркгейма, оно все же выходит за рамки чисто социологического подхода, поскольку Леви-Стросса прежде всего интересовал вопрос о структурах мышления, накладывающихся на все сферы социального опыта.

Заслуги социологического подхода несомненны. Благодаря его применению стали поняты функции религиозных верований и религиозных институтов в различных обществах и в различные исторические эпохи. Стал понятен социальный смысл многочисленных культов и ритуалов. Значительный прогресс достигнут как в понимании социальной (и социально-экономической) детерминации развития религии на разных этапах ее истории (в том числе и в рамках конкретных конфессий), так и в изучении влияния религиозного фактора на те или иные социальные и социокультурные процессы (достаточно упомянуть только классическое исследование М. Вебера о роли протестантской этики в формировании капиталистических отношений).

По мнению Е.А. Торчинова, все больше и больше происходит осознание ограниченности сферы применения социологической парадигмы. Более того, нельзя не чувствовать, что различные социологические концепции религии характеризуют ее только внешним образом, описывая и объясняя ее функционирование, но не ее суть. Природа религии, несмотря на все громкие заявления философов и социологов начиная с просветителей, остается по-прежнему загадкой. Мы хорошо понимаем «как» религии, но не ее «что», которое и является ее сущностью и природой. А для понимания этой сущности мало что дает изучение ее внешних проявлений, бытования или функционирования тех или иных институтов, социального смысла тех или иных догм и культов. Между тем это «что» религии не может игнорироваться наукой и не может быть отброшено со ссылкой на его иррациональность, ибо сама иррациональность должна быть объяснена. И там, где останавливается социология, не сможет ли нам помочь психология? Не следует ли в поисках сути религии обратиться к тому, что составляет самое живое и глубинное в ней, а именно – к религиозному опыту. Исследование же религиозного опыта требует, по определению, уже не социологического, а психологического подхода.

Предметом же психологии религии должен быть религиозный опыт, рассматриваемый в контексте психологического осмысления религии. Но под психологией здесь Е.А. Торчинов понимает не то, что обычно имеется в виду, когда говорится о психологии религии. Под психологией религии обычно подразумевается исследование религиозных чувств, переживаний, жизненных установок и ценностных ориентации верующих. Эти вопросы, хотя и могут косвенно касаться нового понимания предмета психологии религии, однако, никоим образом непосредственно не входят в его предмет. Под психологией отечественный исследователь понимает, прежде всего, именно религиозный опыт в достаточно узком смысле этого слова. Религиозный опыт – это те переживания и состояния сознания, которые обычно относятся религиеведением к области мистики и которые являются объектом достаточно пристального внимания со стороны представителей глубинной психологии, прежде всего К.Г. Юнга, и трансперсональных психологов (С. Гроф, К. Уилбер и др.).

Специфика предмета психологии религии независимо от подходов интерпретации ее предмета предполагает особый набор методологических средств его изучения. Можно говорить о возможности использования научных методов в сфере психологии религии.

Научный метод характеризуется здесь как единство скептицизма, эмпиризма и систематического исследования. Любая теория должна предполагать ситуацию, когда она может быть фальсифицирована, поэтому необходим скептицизм в ее рассмотрении. Эмпиризм предполагает верифицируемость основных положений и выводов теории, которые должны опираться на эмпирически фиксируемые факты. Систематическое же исследование понимается как широкое применение научного эксперимента, который обеспечивает выявление каузальных зависимостей, без чего не может существовать ни одна наука. В психологии религии до настоящего времени преобладало изучение корреляционных, функциональных, а не каузальных зависимостей. Психологи объясняют это трудностями применения эксперимента в психологии религии.

Трудности применения эксперимента в психологии религии действительно велики. Созданию экспериментальной ситуации, строго контролируемой исследователем, препятствуют в психологии религии многие факторы, прежде всего этического характера. Введение контролируемых экспериментатором переменных в психологическое состояние верующего или религиозной общины (группы) рассматривается религиозными людьми как «святотатство», как нарушение свободы совести. В большинстве случаев глубоко верующие люди просто не соглашаются на участие в подобных экспериментах.

Как своеобразный эквивалент эксперимента в психологии религии исследователи выдвигают идею «квазиэксперимента». Из дальнейшего изложения можно понять, что речь идет о своеобразном «естественном эксперименте», т. е. наблюдении за поведением верующего или религиозной группы в различных условиях, предполагающих наличие или отсутствие определенных субъективных или объективных факторов (независимых переменных). Наблюдение может подкрепляться опросами, каждый из которых проводится в ситуации, когда воздействие определенного фактора присутствует или отсутствует. Сопоставление данных наблюдений и опросов может дать ценный материал, выявляющий не только функциональные, но и каузальные зависимости.

Как видно из изложенного, психология религии включает два уровня исследования. Это, во-первых, теоретический анализ религиозной психики как индивида, так и группы и, во-вторых, эмпирическое изучение психологии верующих, использующее разнообразные методы, выработанные социологией и социальной психологией. Выделение указанных уровней исследования не означает, что между ними существует резкая разграничительная черта или что они могут существовать и развиваться вне постоянного взаимодействия и даже взаимопроникновения. Напротив, плодотворное развитие научной психологии религии возможно лишь на базе органического синтеза теории и практики. Эмпирические исследования предполагают всегда определенную исходную методологическую, теоретическую программу. В то же время теория превращается в схоластическое теоретизирование, если она не опирается на факты, не проверяется и не развивается с учетом фактических данных. Поскольку психология религии представляет собой междисциплинарную науку, постольку и методы изучения религиозного сознания и поведения индивидов и групп могут быть заимствованы ею из разных наук.

Важным методом изучения религии является наблюдение. Этот метод наиболее ценен тогда, когда необходимо получить данные о религиозности индивидов или групп, изучая их поведение в обычных для них условиях, например во время богослужения, молитвы и т. п. Хотя наблюдение ограничено в том смысле, что оно фиксирует внешние моменты, тем не менее оно дает вдумчивому исследователю ценный материал, который всегда может быть дополнен и углублен с помощью других методов социально-психологического исследования. Правильно организованное наблюдение требует заранее продуманного плана, учитывающего особенности наблюдаемого объекта, порядок и последовательность фиксируемых данных.

Наблюдение за поведением религиозных людей требует соблюдения особого такта, умения наблюдателя свести к минимуму (а еще лучше вовсе исключить) возмущающее воздействие постороннего лица на обычный ход событий в религиозной общине. В этой связи нужно с особой осторожностью относиться к ведению каких-либо записей во время богослужения. Лучше всего эти записи вести по свежим следам наблюдении, после их завершения.

Что касается применения в психологии религии такого метода, как эксперимент, то, как было отмечено, речь здесь может идти почти исключительно о «естественном» эксперименте. Такой эксперимент не предполагает внешнего вмешательства в религиозную жизнь и быт верующих. Он основан на изучении и сопоставлении данных о двух или нескольких объектах исследования (отдельных верующих, религиозных общинах и т. д.), одни из которых испытывают воздействие какого-либо субъективного или объективного фактора, а другие – нет. К примеру, целью исследователя является изучение роли воздействия проповедника в религиозной общине. Чтобы реализовать эту задачу, исследователь наблюдает ситуацию в двух общинах (желательно одинаковой конфессии), в одной из которых пресвитер (или священник) обладает даром эмоционального воздействия и внушения, а в другой эти качества у проповедника почти полностью отсутствуют. Изучая как поведение верующих во время богослужения, так и другие характеристики (посещаемость богослужений и т. п.), можно прийти к интересным выводам относительно роли исследуемого фактора в жизни общины.

В психологии религии, особенно на начальных этапах ее развития, широко использовался метод изучения документов. Американский философ и психолог У. Джеймс (1842–1910) в книге «Многообразие религиозного опыта», а также многие другие психологи опирались в своих выводах на дневники и автобиографические записки религиозных мистиков, аскетов, отшельников, «ясновидящих». Подобные документы, несомненно, представляют значительный интерес для психолога-религиоведа, они могут и должны использоваться в процессе его работы. Однако при этом следует учитывать, что субъективные свидетельства религиозных мистиков и экстатиков требуют сугубо критического подхода, позволяющего вскрыть объективное содержание и реальные причины причудливых мистических состояний и экстатических видений.

Психология религии, как и социология религии, широко использует метод опроса. Как известно, опрос верующих проводится в двух основных формах: в форме письменной анкеты или устного интервью. Анкета, особенно с «закрытыми» вопросами («закрытыми» называются вопросы, в которых заранее предусмотрены варианты ответов), имеет то преимущество, что ее данные легко поддаются статистической обработке и поэтому могут быть основой выявления общих социальных процессов и тенденций. Что же касается интервью, то оно может строиться, не обязательно исходя из четко фиксированного перечня вопросов и вариантов ответов на них. Для психолога, изучающего верующих, нередко большую ценность представляет свободное, жестко не фиксированное интервью, в процессе которого верующий может рассказать о своем внутреннем мире более полно, искренне, подробно. Вообще следует сказать, что психологическая ценность кратких стереотипных ответов на вопросы анкеты или интервью бывает часто невелика. Это происходит потому, что стереотипный общий вопрос нередко вызывает и стереотипный общий ответ, который соответствует требованиям «общественного мнения» (при этом под «общественным мнением» понимается не только влияние общества в целом, но и влияние группы, включая и религиозную, к которой принадлежит опрашиваемый), но не всегда отражает подлинные внутренние убеждения опрашиваемого индивида. Как показывает практика конкретных психологических исследований религиозности, большую ценность представляют ответы на вопросы, построенные по типу воображаемой жизненной ситуации, например: «Как бы Вы отнеслись к факту крещения ребенка Вашим близким родственником или другом?». Такие вопросы позволяют более четко выявить реальную мотивацию поведения опрашиваемого, его подлинные социально-психологические и мировоззренческие ориентации и установки.

Было бы неправильно противопоставлять методы одних наук, используемых при исследовании религиозного сознания, другим или выделять из них какой-либо главный. Каждый из используемых методов «хорош на своем месте», т. е. с учетом конкретной задачи исследования, условий, места и времени его проведения. Главное в психологии религии – соблюдать комплексность методологического оснащения. Поскольку комплексный подход к изучению психики верующих, предполагающий использование различных взаимодополняющих методов, может обеспечить достижение серьезных научных результатов.

<< | >>
Источник: Ардашкин И.Б. Психология религий: учебное пособие. 2009

Еще по теме область научного знания:

  1. III. Область философского знания
  2. 1.2. Понятие научного знания
  3. ВЗАИМОСВЯЗЬ ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛОГИЧЕСКОГО АСПЕКТОВ В АНАЛИЗЕ ФИЛОСОФСКИХ ОСНОВАНИЙ НАУЧНОЙ КАРТИНЫ МИРА (НКМ) 1.1. Специфика отражения Мира в главных направлениях философского и научного знания
  4. 38. ТЕОРИЯ КАК СИСТЕМА НАУЧНОГО ЗНАНИЯ
  5. Семинар 4. Структура и уровни научного знания
  6. Истоки научного знания
  7. НАУЧНЫЕ ЗНАНИЯ
  8. 2.2. Эмпиризм и рационализм о структуре научного знания
  9. 36. ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И ЕГО ПРИНЦИПЫ
  10. 1. Особенности научного знания
  11. Структура научного знания
  12. ПРОСВЕЩБНИЕ. НАУЧНЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ
  13. 2.6.3. Становление специализированного научного знания