<<
>>

Пассивное отношение к болезни.

При выборе пассивного отношения к болезни события могут развиваться по нескольким направлениям. Иногда болезнь воспринимается как кара или наказание, но при этом обязательно незаслуженные.

Человек раздражен на свой недуг, всячески старается подчеркнуть свою безвинность, истероиды и вовсе делают свои страдания демонстративными, преувеличивая тяжесть симптомов.

Другой пассивный вариант - отношение к недугу как назиданию другим: "Вот, вы не ценили меня, и я заболел". Или: "Я же говорил, что мне надо больше отдыхать!" Ипохондрики и истероиды любят погружаться в мир болезни и всевозможных врачебных обследований, третируя при этом окружающих. Их гипертрофированное самолюбие и в болезни находит подпитку.

Еще вариант - восприятие болезни как расплаты за грехи предков, как "кармы" и т.п. Как и в предыдущих случаях, ведется поиск виновников заболевания, будь то люди или законы космоса.

Уход в болезнь также относится к этой группе реакций.

Оговоримся, что в критерий активности-пассивности мы вкладываем не отношение не к лечебному процессу (лечиться - где и как? обследоваться - не обследоваться? и т.п.), а к самому своему бытию, сопряженному с болезнью.

В чрезмерно активном, суетливом поиске разрешения своей проблемы (заболевания) можно усмотреть духовное бессилие человека перед лицом ситуации, требующей активного выбора. Великие мыслители и врачи М.Я. Мудров и С.П. Боткин утверждали, что надо не противопоставлять болезнь больному, а рассматривать их как единое целое. Отсюда и мудрый закон: помогать больному, а не просто лечить заболевание.

Мифологизированное сознание нашего современника все чаще находит причину заболеваний в окружающих недоброжелательных людях. Их козни видны во всем: они неустанно наводят порчу, "подсыпают" и чародействуют. Все чаще наивно-мистическая концепция происхождения болезни носит характер убежденности, перерастая в мировоззренческий стереотип целых поколений постсоветского общества.

Остается лишь удивляться широте арсенала околомедицинских суеверий. Энергетический вампиризм воспринимается так же просто, как радио и телефон. Оккультные теории под лозунгом "исцели себя сам" вроде бы настраивают на активный подход к болезни. Но увы, эта активность бьет мимо цели, а чаще и вовсе ухудшает духовное состояние адепта[cx].

Пассивное отношение к болезни вполне может маскироваться за терпеливым ее перенесением. При этом недуг воспринимается частью людей как неизбежность, или даже следствие собственной ошибки. У других доминирует внешняя сторона: активные походы по врачам, целителям. Но ни у тех, ни у других нет главного: духовного анализа происшедшего, желания исправить свою жизнь в связи с онтологическим осмыслением болезни.

Известно, что человек чаще приходит в Церковь в горе и болезни, чем в радости и здоровье. Закосневшие в греховной жизни люди порой серьезно задумываются над вечными ценностями только во время тяжкого недуга.

Великий хирург Н.И. Пирогов колебался в выборе между атеизмом и пантеизмом, и только постигшая его болезнь "послужила толчком для того внутреннего поворота, который уже созревал в его душе. В нем пробудились религиозно-церковные настроения его детства. Пробудилась и вера в бессмертие"[392].

Подобных примеров множество. Но не всех болезнь отрезвляет и приводит в Церковь. Переступающие ее порог также ведомы разными причинами. Среди этих побудительных мотивов можно назвать следующие.

Часть людей приходят в храмы и даже приступают к таинствам неосознанно, в силу традиций, или по чьей-то подсказке. Они надеются: "А вдруг поможет?" Они порой и не знают, в каком месте должно стать лучше, поскольку не отделяют симптомы заболеваний от своего душевного состояния, общего "разлада" жизни, неустроенности и собственной греховности.

Огромная масса людей приходит в Церковь "исцеляться". Часто не с мольбой и просьбой, а с требованием.

Бытует мнение, что исцеление подается само собой, в обмен на какие-нибудь внешние действия (ритуализация): поставил свечку, выпил святой воды, "сходил" к Причастию, итог - исцеление. Когда подобная схема не срабатывает, возникают досада и недоумение: ходила - не помогает. В данном случае Церковь приравнивается к одному из вариантов целителей.

Еще одной причиной можно считать поиск утешения, психологической поддержки.

На этом стоит остановиться подробнее. С целью психологической реабилитации в Церковь, а точнее к священнику или в общину, приходят довольно часто. Расхожей фразой стало сравнение священника с психотерапевтом в рясе.

Действительно, болезнь ставит перед человеком много проблем, обостряет его переживания и чувства. Большую роль играют так называемые преморбидные черты личности (то есть особенности характера и мировоззрения, существовавшие до болезни). Всегда есть место для влияния самой болезни на характер реагирования на нее, включение человека в процесс лечения, поиск средств помощи. При этом отмечено, что типичность реакции на заболевание "зависит от параметров болезни в такой же мере, как и от индивидуально-психологических особенностей человека"[393].

Приходилось встречать больных, которые до болезни легкомысленно относились к возможности впасть в недуг, презирая больных, считая их самих виновными в своем заболевании. Столь характерная для современного мира тенденция к отчуждению не минула и среду православных приходов. И в церковных общинах встречаются ситуации, когда больной человек, требующий помощи, хотя бы словом, утешением вызывает реакцию отторжения. Вместо христианского подхода - принять человека с любовью таким, каков он есть, в единстве с болезнью и другими недостатками, начинается процесс рационального анализа, облекаемый в цитаты из Священного Писания и мысли Святых Отцов. Это напоминает ситуацию, описанную в книге Иова.

Как известно, друзья Иова, дошедшего до крайности в своих мучениях, необъяснимых для него самого, вместо сострадания предложили ему ряд своих выкладок, почему он мог так пострадать.

Наши современники, искушенные в народных методах лечения, начитавшиеся журналов и книг типа "Помоги себе сам", готовы предложить множество рецептов и снадобий, и даже церковных "методов" лечения, но без соучастия и сострадания. "Уж коль заболел, значит, виноват", - мыслим мы о своих ближних, но только когда это касается других, а не нас самих.

"Погибал ли кто невинный, и где праведные были искореняемы?" - рассуждает фарисей по духу Елифаз Феманитянин (Иов. 4, 7). "Неужели Бог извращает суд и Вседержитель превращает правду?" - вторит ему Вилдад Савхеянин (Иов. 8, 3). Но Иов, обличая их, отвечает: "Жалкие утешители все вы" (Иов. 16, 2).

Наш современник старец Иосиф Исихаст советует: "Ты же смотри, не презирай ни одного из малых уничиженных и больных мира сего, ибо это презрение и обида с твоей стороны не останавливаются на этих несчастных, а поднимаются от них к лику Творца и Создателя, образ Которого они носят. И весьма удивишься в тот день, если увидишь, что Святый Дух Божий упокоевается больше в них, чем в твоем собственном сердце"[394].

***

<< | >>
Источник: А.С. Бочаров А.В. Чернышев. Очерки современной церковной психологии. 2003

Еще по теме Пассивное отношение к болезни.:

  1. Особенности характера и отношение к болезни.
  2. Активность или пассивность?
  3. Я не виноват, или Пассивные личности
  4. Пассивное эмоционально-поведенческое реагирование при стрессе
  5. Первый тип Пассивные, или неактивные, неживые системы
  6. § 3. Преемство в обязательстве на активной и пассивной стороне
  7. 8.2. Агрессивный и пассивный портфели ценных бумаг
  8. . ПассиВные ОПерации
  9. 6.1. ПАССИВНЫЕ И АКТИВНЫЕ СИСТЕМЫ МИРА
  10. Активизация пассивного знания
  11. Лексика активного и пассивного запаса
  12. Внутренняя картина болезни.
  13. Зрительный образ в богопознании, будучи единством активности и пассивности, строит Я трансцендентной энергией духа.
  14. Психология болезни.
  15. Глава 4 Стресс: здоровье и болезнь
  16. Болезнь как живое существо
  17. Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ)
  18. Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ)
  19. Стресс и физическая болезнь
  20. Стресс и психические болезни