<<
>>

Вечный мотив, или Личности с навязчивостями

Особое внимание стоит уделить людям, в силу своих психологических особенностей цепко хватающихся за внешнюю, обрядовую сторону любого церковного явления. Речь пойдет об обсессивно-компульсивном типе характера, или личностях с навязчивостями.

Духовные корни подобных личностных расстройств не столь очевидны, как у истерических типов (тщеславие) или у людей, подверженных депрессиям (духовная пассивность, чрезмерная надежда на собственные силы с постоянными разочарованиями).

Вот что пишет по этому поводу немецкий психиатр Ф. Риман: "Все мы желаем продления своего существования и даже бессмертия; все мы ищем чего-то бесконечного и испытываем глубокое удовлетворение, когда вновь находим вещи, к которым привыкли, но которые по различным причинам утратили. В этом плане мы понимаем и страсть к коллекционированию: что бы мы ни собирали, - почтовые марки, монеты или фарфор, - нами руководит неосознанный мотив вечности, некая гарантия бессмертия"[183].

Естественно, все мы ищем, чему (кому) поклониться. И если душа сбивается с пути к Богу, Которому только и следует поклоняться и Кто только и может дать вечность, то она находит суррогат на земле[lxii].

Склонность к обрядоверию часто основана на стремлении этого типа людей "оставить все по-прежнему"[184]. Перемены в форме, содержании, отход от усвоенных понятий может восприниматься со страхом, поскольку означает крушение привычного образа мира. "В связи с этим... они пытаются найти или восстановить уже изведанное и проверенное. Когда что-либо изменяется, они расстраиваются, становятся беспокойными, пытаются отделаться от изменений, уменьшить или ограничить их, а если они происходят - помешать им или преодолеть их"[185].

"При таких состояниях мнения, опыт, установки, главные правила и привычки удерживаются железной хваткой на основе действующего принципа и неизменного правила - все настоящее превращать в "закон вечности""[186].

Для православного человека, который дышит живительным воздухом Церкви, не может быть страшным восприятие чего-то нового, перемена взглядов в связи с осознанием собственных ошибок. Но человек с навязчивостями склонен воспринимать лишь то, что считает для себя правильным, отгораживаясь от остального. "Такие люди считают для себя обязательным верить в то, что он считают истинным, и всякая другая, свободная от их предрассудков, мысль кажется им невероятной"[187].

"Поэтому они так упрямо держатся за принципы и формулы, для них нет ничего страшнее, чем необходимость изменить что-либо в своей собственной личности. Его отличительную черты составляет магическое мышление; предохранение с помощью правил и запретов и соблюдение установившегося порядка помогают преодолеть страх"[188].

По этому поводу нельзя не вспомнить окружавших Спасителя фарисеев, сделавших профессию из сидения в оппозиции и скрупулезного исполнения Закона.

На самом деле, христианство, и в первую очередь православное, предполагает определенный риск, которого так страшатся данные личности. И.А. Ильин говорил о пользе религиозного сомнения в том смысле, что настоящее сомнение, убедившись, что привычные представления являются неверными, готово принять этот новый опыт[189].

“У личностей с навязчивым развитием всегда существует опасности довести до абсурда имеющиеся у них правильные познания и воззрения, превращая все действительное в мертвую схему”[190].

Современный психиатр по этому поводу приводит следующую печальную шутку: “Один человек, попав на небо, увидел две двери с табличками: “Дверь в царство небесное” и “Дверь на лекцию о царстве небесном”. Он подумал и вошел во вторую дверь”[191].

Для описания данного личностного типа психологи используют термин "ригидность" (негибкость) различных его характеристик. Относится это "к неподвижности тела, поведенческому социальному стереотипу и общей тенденции следовать прежним путем, оказавшимся неподходящим или даже абсурдным"[192].

Конечно, в первую очередь бросается в глаза ригидность мышления, склонность "застревать" на какой-либо теме, неспособность быстро переключаться. Беседуя с таким человеком, вы замечаете, что он разговаривает, по сути, сам с собой, не отвечая на ваши вопросы, и не возражая по существу.

Приведем отрывок из беседы в лавке православной литературы, свидетелями которой оказались авторы.

Женщина лет пятидесяти, приехавшая в Москву из провинции по делам прихода, пытается найти среди множества книг те, которые бы ответили на давно интересующий ее вопрос.

- Есть ли у Вас книга о Н-ской церкви, ее истории? - спрашивает она продавца.

Неожиданно к разговору подключаются двое мужчин неопределенного возраста. Один, с редкой бородкой, одет в длинный черный плащ, так что непонятно, кто он - монах, священник или мирянин. Другой в куртке, но с очень длинной и широкой бородой и "хвостиком" из волос.

- Н-ская церковь - еретики! Общаться с ними - страшный грех! Это нарушение N Правила М-го собора, - говорит тот, что в плаще.

- Но мне интересна история... - пытается возразить женщина.

- От этого до экуменизма - один шаг. Мы погибаем, предавая святые заповеди Отцов вселенских соборов. Антихрист только и ищет того, чтобы мы не отличали правильную веру от ереси.

- Но я хотела сделать доклад в воскресной школе...

- Следы антихриста всюду! - грозно обрывает ее бородатый. - Апостол Петр предсказал: "Были и лжепророки в народе, как и между вами будут лжеучители, которые введут в пагубные ереси, отвергая и искупившего их Владыку". Ересей всегда было много, теперь же отступление приняло страшные масштабы. Штрих-код - это цветочки. Скоро всем присвоят номера, а мы и не заметим. И т.д.

Обратим внимание на то, что наши "учителя" говорят как бы поверх своей собеседницы, не возражая ей по сути, не реагируя на ее реплики. У людей нетерпеливых общение с навязчивыми личностями вызывает раздражение, поскольку кажется, что на собеседника совсем невозможно повлиять, так как ко всем "новым фактам и другим точкам зрения...

они проявляют ригидность"[193].

"Одной из возможностей придать легитимность[lxiii] своей агрессивности, не выражая ее вовне, и даже рассмотреть ее как достоинство для лиц с навязчивым развитием является адекватный выбор профессии. В этом случае они приобретают право бороться со всем тем, что считают запретным для самих себя. Так появляются фанатики - неумолимые, бескомпромиссные и беспощадные в своей борьбе в любых областях, будь то гигиенические правила, подавление инстинктов, соблюдение морали или религиозность... Они направляют свою агрессию не на самих себя, но на внешние проявления и делают это с чистой совестью, будучи убеждены в том, что это необходимо"[194].

В Православии такие люди часто находят свое "призвание" в постоянном поиске инакомыслящих, "еретиков", "обновленцев" и т.п. Сами они занимают позицию, которую принято называть ультраконсервативной, хотя можно вспомнить выражение свт. Григория Богослова: "чрез меру православные".

"В религии они склонны к ортодоксальности и догматизму, а также, соответственно, к нетерпимости к другим вероисповеданиям. В представлениях о Боге у них доминирует аспект строгого и мстительного Бога - отца, обладающего, прежде всего, качествами патриарха, требующего безусловного послушания и веры. Вместе с тем, они нередко суеверны и придерживаются магических представления… Молитвенники и чётки, помогающие концентрировать внимание и вспоминать, становятся как бы шаблоном, предписанием, требующим безусловного исполнения. В своем рассказе "Скоморох Памфолон" Николай Лесков изобразил такую навязчивую набожность[195], противопоставленную простодушной и искренней вере простых людей"[196].

Очевидно, что обсессивные личности нечутки к настрою в окружающем обществе, состоянию и личным переживаниям собеседника. Склонность фокусировать внимание на периферийных[lxiv] явлениях сопровождается у них заметным напряжением воли, направленной на выбранные аспекты, совпадающие с их понятиями. Но увы, они склонны упускать именно то, что отличает одного человека от другого, одну ситуацию от ряда других. Не замечая черт, придающих явлению неповторимость, они рискуют окружить себя унылым миром стереотипных событий.

Их представления о Боге и Церкви могут быть чрезвычайно "умными" и детализированными, а знание Устава и вообще обрядовой стороны - впечатляющим. Но жизнь духа не может теплиться в темнице запретов. "Носители бюрократической набожности, такие люди главным образом выступают ПРОТИВ чего-нибудь и редко борются ЗА что-либо"[197].

Духовная основа описываемого явления - страх перед безграничной свободой, данной человеку, своеобразная боязнь открытых духовных пространств. Бог кажется им строгим учителем, требующим выполнения всех установок и предписаний (опять фарисеи!). Энергия страха, накапливаясь, перерождается в агрессию. Обсессивный человек "критикует других, перенося на них собственное беспокойство и пытаясь их исправить"[198].

Наш герой любит устанавливать себе сроки и давать обеты, как бы пытаясь совершить сделку с Богом. Сроки они устанавливают совершенно сознательно и свободно: "к Пасхе выучу наизусть первую кафизму". Изнурять себя зазубриванием, постоянно думать об обещании, волноваться - это совершенно в их стиле. При этом можно заметить искажение направленности воли. Дав обещание выучить десяток страниц церковно-славянского текста, этот человек направит волю не на достижение результата, а на самого себя, поскольку он только и интересен себе самому.

Если истероидная личность характеризуется «выпячиванием» эмоциональных черт человека, шизоидная - мыслительных, то навязчивая - чрезмерным развитием и неправильной направленностью волевого начала. Обсессивно-компульсивный тип живет в состоянии постоянного волевого напряжения. Быстро усвоив, что подобает, а что нет верующему человеку, он ежеминутно принуждает себя чувствовать и думать "то, что надо". Он прикладывает к этому максимум усилий, фактически «сублимируя» свои глубинные страхи, но при этом создавая лишь иллюзию праведности.

Психологи отмечают, что обсессивные личности как бы играют выбранную роль (точнее, заставляют себя это делать), представляя из себя то "рабочего", то "любящего мужа", то "верующего на вечернем правиле", то "паломника". При этом они приказывают себе вести себя так, как должен выглядеть человек на работе, дома, в поездке по святым местам, воплощая многочисленные детали образа. При этом они с гордостью заметят вам, что постоянно заставляют себя что-то делать, поскольку Церковь дала нам много предписаний. Если священник даст такому прихожанину определенное правило, то оно будет исполняться в мельчайших подробностях, а компульсивно акцентуированный еще и соберет всю информацию на данную тему. А если ему предоставить свободу выбора, то исчезнет необходимое для него ощущение внешнего принуждения, обязательности. Ведь для принятия даже самого простого принятия решения человеку с навязчивостью необходим твёрдый принцип.

Склонность к "рассуждательству" и самокопанию - также нередкая черта их облика, причем эти самоугрызения не имеют ничего общего с подлинным покаянием, поскольку кроме обвинения себя оно обязательно должно сочетаться с верой в неизреченную милость Божью, ненавистью к греху и твердым желанием исправиться. Обсессивную же личность более интересуют обстоятельства и мотивы своих собственных поступков, ощущения и мысли при их совершении. Все это рождает особый тип исповеди: многочисленные подробности выкладываются священнику, который призывается сопереживать и анализировать все детали совершённого греха и возникавшие при этом чувства. Но ведь на исповеди главным должно быть покаяние, а подробности греха не рекомендуется воспроизводить даже в памяти, поскольку это вредит как исповеднику, так и духовнику.

Догматизм и неуверенность в себе - две стороны одной медали, поскольку "догматизм появляется, чтобы побороть сомнение и неуверенность и компенсировать их"[199]. "Человек с навязчивым синдромом постоянно стремится застраховать и защитить себя. Поэтому он так упрямо держится за принципы и формулы; для нет ничего страшнее, чем необходимость изменить что-либо в своей собственной личности. Его отличительную черту составляет магическое мышление: предохранение с помощью правил и запретов и соблюдение установившегося порядка помогают преодолеть страх. Болезненная привычка сотни раз проверять двери и краны, до бесконечности повторять молитвы, пересчитывать на улице машины или многократно осмысливать какое-либо слово перед тем, как совершить следующий шаг, дает ему чувство, что можно прожить без страха, по крайней мере, несколько часов"[200].

***

<< | >>
Источник: А.С. Бочаров А.В. Чернышев. Очерки современной церковной психологии. 2003

Еще по теме Вечный мотив, или Личности с навязчивостями:

  1. Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды либо по мотивам вражды или ненависти в отношении какой–либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  2. Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды либо по мотивам вражды или ненависти в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  3. 18. Вечный отец
  4. Вечный младенец
  5. Статья 19.18. Представление ложных сведений для получения документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), либо других документов, удостоверяющих личность или гражданство Комментарий к статье 19.18
  6. Кто на линии: личность или душа?
  7. Я не виноват, или Пассивные личности
  8. Статья 19.17. Незаконное изъятие документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), или принятие документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), в залог Комментарий к статье 19.17
  9. 06 одинаковой невозможности логического доказательства или опровержения бессмертия личности
  10. Рукотворная вечность, или Плюсы и минусы шизоидного стиля личности
  11. § 3. Мотив и цель преступления
  12. § 1. ПОНЯТИЕ МОТИВА И ЦЕЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ