<<
>>

Я не виноват, или Пассивные личности

“Проблемы нашего времени как раз в

духовной расслабленности, пассивности

по отношению к тяжелому труду

мучительного постижения Истины”

проф. М.М. Дунаев.

Психопатические личности всегда сложны в восприятии, общении, терапии и духовном руководстве.

Предметом нашего рассмотрения в этом разделе будут люди с психологическими особенностями, позволяющими охарактеризовать их как пассивных.

Мы выделим два типа пассивных личностей: импульсивный и "слабохарактерный".

Основная черта первого типа - действие по прихоти, отсутствие четких моральных принципов, искажение воли, извращенное восприятие действительности.

Прихоть, любое самое необыкновенное желание являются для них категорическим императивом[lxxii], это "импульс, которому невозможно сопротивляться"[227]. Причем возникающие в душе импульсы чаще всего довольно примитивны по содержанию и вычурны по форме. В жизни таких людей немало. Многие из них приходят в Церковь. Но крайняя пассивность является для них серьезным препятствием на пути преображения души.

Ослабление и неверная направленность волевого начала, энергия которого предназначена для восхождения к Покаянию, и импульсивность - два основных фактора, тормозящих движение по этому пути. Умом они способны понять многое, но приложить усилия для достижения серьезных целей - задача для них архисложная. Их корабль сотрясают волны прихотей, мощных внутренних порывов, в которых они сами порой не отдают себе отчета: "Сам не знаю, почему так получилось - взял да и сделал".

Выпадение умственно-аналитической фазы совершения поступка очевидно: "Я не могу контролировать свой импульс, свое побуждение". Не стоит забывать, что побуждения эти носят греховный, а порой аморальный и асоциальный характер. При этом сам человек не может логически обосновать мотивы своих поступков.

Описанные в святоотеческой литературе фазы развития греха (прилог, собеседование, сочетание, действие, греховный навык, страсть) в данном случае не реализуются. Невозможно определить, где начальный помысел, абсолютно отсутствует фаза обдумывания, борьбы, и откуда появляется намерение к действию, если контроль над ситуацией у этих людей настолько слаб, что о них говорят: "Виновен, но не умышленно"[228]. Мы видим только конечный итог - действие, овладевающее всем естеством, всей душой с высвобождением большого количества энергии. Само действие является и началом, и концом греховного акта. Осознание приходит позже, порой одновременно с удивлением и разочарованием: "Я не хотел брать эти деньги, оно само так получилось".

Знакомому с православной аскетикой читателю такое описание может напомнить бесовское одержание. Насколько верно это предположение?

Исходя из святоотеческого учения о воздействии злых духов на человеческую душу, священник и психолог Адриан ван Каам предложил различать демонические обсессии и посессии. "Демонические посессии или одержимость дьяволом, когда злые духи забирают власть над телом и душой, могут быть излечены только непосредственно Божией волей. Они крайне редки в настоящее время... Демоническая мини-обсессия возникает только на фоне доступной для сил зла падшей части нашей натуры, признаком которой является гордость"[229].

Направленность действий человека на зло при слабом понимании самого человека сути происходящего, действительно напоминает прямое воздействие духов злобы (посессию). Но не будем спешить с выводами. "Особенностью мини-обсессий является их сходство, почти полное с расстройствами, вызываемыми психологическими, социальными и нейрофизиологическим причинами"[230]. Тут и возникает опасность спутать психологическую аномалию с этой духовной болезнью. Хотя в случаях явных личностных расстройств демоническое влияние очевидно, но все же оно опосредовано, и выражается в уже перечисленных качествах: пассивности, слабоволии, низкой самокритичности, неумении обуздывать желания.

Святой Антоний Великий предупреждал, что развитие поступка, действия, надо встречать и анализировать именно на уровне помысла: "Не всякому помыслу своему следуй"[231]. И более того: "Помыслов и пожеланий своих не выполняй"[232]. Надо сверять их с евангельским законом и собственной совестью. Именно проверка помыслов отсутствует у импульсивных личностей.

При изучении литературы по данному вопросу нас удивило совпадений мыслей совершенно далеких по мировоззрению авторов о том, что у пассивно-импульсивных личностей искажена нормальная мотивация и присутствует желание избежать ответственности за собственные поступки. Они ищут для себя возможности найти защиту от личной ответственности перед другими и перед собой.

Ребенок забирается под одеяло с головой, отгораживаясь от окружающего мира, считает, что он теперь изолировался в другом измерении и отвечать за свои поступки не придется. Подобный механизм инфантильного страха перед ответственностью вытесняет из сознания любые попытки осмысления и логической, нравственно обоснованной мотивации. Остается лишь прихоть, импульс.

Мы недаром привели мысль игумена Евмения об умении отказывать как проявлении зрелого чувства ответственности, поскольку еще одна значимая черта этих людей - податливость и внушаемость. Тот же автор называет поведение таких людей "греховным неконтролируемым"[233]. Вот характерные самооправдания, приводимые ими: "Я ничего не могу с собой поделать, бес попутал".

"Таким образом, импульс для этих людей не случайное, а регулярное явление... При неуловимой мотивации человек регулярно ощущает свою непричастность к мотивам желания или действия"[234].

Не всегда импульс ведет за собой драматические, яркие проявления. Когда человек, не понимая зачем, тихо подходит к бару, наливает стакан водки, залпом выпивает его и столь же тихо ложится спать - это так же проявление импульсивности на фоне пассивности.

"Захотелось - выпил...". Духовный дефект людей с подобной личностной аномалией довольно глубок. Он выражается, помимо неразвитого чувства ответственности за свои действия, в явной самоуверенности и отсутствии угрызений совести за свои поступки. Хотя встречаются и "мучащиеся", переживающие вину, делают они это своеобразно: оправдывая себя и обвиняя обстоятельства.

Какими же глазами будет смотреть такой человек, придя в Церковь, на свое место в ней, окружающие реалии? Какие опасности подстерегают его? Одна из главных проблем пассивных личностей – их неискренность на исповеди. Они стремятся спрятать себя за стену обстоятельств, представив священнику свои поступки в интерьере тяжелых объективных факторов. Конечно, это бывает с каждым прихожанином, но для описываемого типа людей данная черта является особенно характерной. Процесс очищения ядовитого зелья (греха) от множества оберток, в которые он завернут, бывает болезненным, будто режут по живому. Священнику необходимо терпение и даже долготерпение, иначе его подопечного быстро вынесет волной стихийного импульса за ограду Церкви. Стоя за ней, он будет обвинять пастыря в том, что он слишком молод (или, наоборот, стар и глух), что за требы "дерут" втридорога, что иконы развешены не в том порядке, и вообще его не поняли и ничем не помогли.

Второе, не менее важное обстоятельство, - неумение вести перспективное планирование своей жизни, ставить актуальные духовные цели, со смирением и терпением стремиться к их осуществлению. У этих людей все стихийно, порывисто. Легко заметить, что рассуждения о серьезных предметах у них поверхностны, мимолетны, не затрагивают внутренней сути явления.

Услышав краем уха, что в Староконюшенном районе, в селе Горные Валуйки (за 200 км. от дома), проживает старица, которая якобы умеет предсказывать, наш герой очертя голову кинется к ней, не продумав как следует ни обстоятельств поездки, ни духовной ее цели. Отрывочные мысли, по их собственному признанию, в этот момент таковы: "Возможно, она мне предскажет, как быть с новой работой; или вдруг она мне расскажет что-то важное?" Есть догадки, предположения и нет четкой цели.

Третья опасность для них - начать "игру в послушание". Поменяв внутренний импульс на побуждение извне, столь же удобно уходить от ответственности. Духовная цель послушания (приобретение смирения) остается для них закрытой. Преп. Авва Дорофей проводит следующую аналогию: "Как в запряженной колеснице один конь не может опередить другого, иначе сломается колесница, так и послушанию нужно, чтобы с ним сопряжено было смирение"[235].

Как видим, послушание и смирение неразделимы, на послушание идут со смирением, отсекая свою волю для ее воспитания, а не погубления, для приучения ее к добру, а не для маскировки своего духовного бессилия. Эти люди "буквально сваливают на плечи священника все свои проблемы... Они ждут исповеди, ждут встречи со священником, иногда спрашивают, как бороться с грехами, а на самом деле противостоять греху не хотят[236]. Под послушанием они "подразумевают чувство защищенности, сознание того, что духовник о тебе заботится, предположение, что если ты не помолишься, то духовник это сделает за тебя и т.п... Но стоит духовнику начать указывать на подлинные грехи и недостатки человека, поднимается буря возмущения, обиды, негодования"[237].

Вот типичный пример.

Женщина средних лет с выраженным импульсивным характером долгое время досаждала священнику, требуя дать ей "послушание". Она объясняла свое желание стремлением к духовному росту и тем, что она хочет "отсечь свою волю". Священник некоторое время отговаривал ее, стремясь объяснить ей смысл этого духовного действа, но она упорствовала, поскольку понимала послушание как целенаправленную деятельность по чьей-то указке. А тут как раз, в связи с приближающейся осенью, храму потребовались деньги на ремонт крыши. Нужен был человек, который бы объехал все кредитоспособные предприятия района с просьбой о помощи. Трудности этого дела (дальние дороги, ожидание транспорта, ночевки в стесненных условиях, нерегулярное питание) были очевидны. Но импульс, двигавший этой послушницей, был чрезвычайно силен. Наконец, ее "благословили". После нескольких поездок наступил глубокий кризис. Неудобства путешествий стали для нее главной проблемой, порождая многочисленные жалобы.

"К сожалению, большинство неофитов видят в жизни по благословению возможность ухода от ответственности за свои действия и поступки. Безответственные решения и необдуманные шаги приносятся под благословение духовнику для того, чтобы, недолго думая, всю вину за то, что не получится, свалить на батюшку"[238].

Импульсивная личность в силу своей неспособности к анализу актуальных целей "загорается" в начале любого приглянувшегося дела. Порой, как в данном случае, даже духовнику не удается притушить этот огонь. Завершение дела не включается в перспективный анализ, а тем более не решается проблема духовной составляющей любого начинания.

Святой Антоний Великий настраивал всякого следующего путем спасения на внимательное отношение ко всем своим действиям: "Пусть каждый из вас замечает и записывает свои поступки и душевные движения, как бы с намерением сообщить это друг другу; и будьте уверены, что, стыдясь известности, непременно перестанем грешить и даже содержать в мыслях что-либо худое. Ибо кто, когда грешит, желает чтоб его видели?"[239].

Нежелание того, "чтобы тебя видели", у пассивных личностей перерастает в замаскированность всех поступков от себя самого, с отсутствием всякого духовно-нравственного анализа своего поведения.

Не стоит, однако, думать, что это абсолютно беспомощные люди. Нет, они успешно выполняют краткосрочные задачи, которые относятся к сфере личных интересов, поскольку их поведение в целом эгоцентрично. Если затронуты их интересы, "они совершают социальные манипуляции с большим пониманием"[240].

Используя принятый нами критерий пассивности, можно подвести следующий итог вышеизложенным мыслям. Если истероидный, параноидный, обсессивно-компульсивный и шизоидный типы личности несомненно обладают мощным зарядом активности (впрочем, имеющим неверное направление), то у пассивных типов, таких как импульсивный и слабохарактерный (наряду с депрессивным), это свойство ослаблено. Следовательно, активные типы могут под бдительным оком опытного духовника использовать свои положительные качества, постепенно преображая себя. А вот пассивным личностям хочется, чтобы всю духовную работу проделал за них кто-то другой, а они бы пожинали плоды.

Продолжая исследование на тему пассивных личностей, выведем на сцену новый персонаж. Мы назовем его слабохарактерным. В известных классификациях такого названия нет, но это понятие вполне поддается описанию.

Существует термин, охватывающий всех людей "слабого" типа - дефензивная личность. Это человек неавторитарный, защищающийся, непрактичный, инертный, неуверенный в себе, малодушный. Конечно, под это понятие попадают многие астеники и психастеники, дефензивные шизоиды и даже некоторые эпилептоиды. Слабохарактерных издревле называли меланхоликами. В классической западной литературе по акцентуациям и психопатиям этот тип людей называется неустойчивым[241].

Несмотря на зависимость от внешних обстоятельств, взгляд нашего героя на них совершенно нереален. Многие из этих людей чрезмерно доверчивы, и когда им рассказывают всяческие небылицы и истории с налетом нездорового мистицизма, они принимают их за чистую монету. Более того, их легко убедить, что в подобных историях и сокрыта суть Православия.

"С неповинными неповинен будеши, со строптивым развратишися" - сказано в книге Псалмов (Пс. 17, 26). Это применимо к любому человеку, тем более актуально для слабохарактерного типа, поскольку он сильно зависит от среды, в которой находится. Это не обычное приспособленчество, к которому склонны конформисты. Этим людям и приспосабливаться не нужно, поскольку они, как жидкость, принимают форму любого сосуда. Когда такой человек попадает на приходскую "посиделку", где серьезно обсуждаются вопросы духовной жизни, он активно участвует в разговоре, не на минуту не сомневаясь, в его серьезности и значительности. В тот же вечер он может попасть в компанию далеких от Церкви людей и тут же поддержит их не в меру веселые выходки. Чем больше такой человек общается с серьезными, глубоко верующими людьми, тем больше он меняется в лучшую сторону. Но быстрая перемена взглядов обличает отсутствие волевого стержня, столь необходимого для сопротивления греху. Мнения и события, существующие в данный момент, часто становятся доминирующими и определяют поведение и образ мыслей такого человека. При этом попирается одно из главных правил аскетики: анализ внешнего и внутреннего побуждения, проверка его на соответствие нравственному закону[242].

Как импульсивному человеку (по его же признанию) "невозможно" сопротивляться возникшему внутри желанию, так слабохарактерному "невозможно" устоять перед внешними обстоятельствами.

Помним, как один человек, придя в Церковь, бросил пить, но через некоторое время впал в запой лишь по невозможности отказать своим "друзьям". Они сторожили его несколько дней после работы и таскали по забегаловкам. После он оправдывался: "Я не хотел пить, но меня никто не поддержал в тот момент, а человек слаб, устоять перед искушением трудно, тем более что я отказывать не умею!" Услышав такое объяснение, так и хочется воскликнуть словами персонажа пьесы Е.Шварца: "И что характерно, я не виноват!"[lxxiii]

Святой Антоний Великий по этому поводу пишет: "Несмысленному человеку свойственно за грехи свои винить рождение свое или другое что, когда самопроизвольно употребляет он худое слово или делает недоброе дело"[243].

Среди слабохарактерных особенно много алкоголиков, наркоманов, гомосексуалистов. "Отсутствие внутреннего волевого стержня быстро приводит к социальной деградации. По некоторым данным, личности с чертами неустойчивости составляют до 50 % алкоголиков и до 70 % наркоманов[244].

Таким людям присуще ощущение, что их соблазнили, подтолкнули к чему-либо, а он "не устоял". В этом заметно "искажение нормального чувства намерения и частичная или мимолетная мотивация"[245]. Это уход от ответственности в виде ее "экстернализации"[246]. Но в том-то и дело, что эти люди сами находят внешнее давление, которое будет играть для них определяющую роль и на которое можно при случае все свалить. Следовательно, активный поиск все же им присущ. Они неосознанно ищут такую “экологическую нишу”, где бы сами ни за что не отвечали, но делали то, что хочется.

Критическое отношение ко внешнему давлению у этих людей снижено. И даже человек, сознательно пришедший к Православию, продолжает попадать в различные неприятные ситуации, при этом убеждая себя и окружающих, что причины всех его падения - вовне. Он же - не виноват, так как не устоял, "бес попутал".

Конечно, любой человек, даже опытный подвижник, может уступить в борьбе с грехом. Но "пока человек верит, что его жизненная ситуация, его греховное поведение, его страстные проявления, его безденежье или несчастность порождаются кем-то другим, какой-то внешней силой, или, возможно, неблагоприятным стечением обстоятельств, у него нет оснований стремиться к личностному изменению"[247].

Поскольку этот тип так подвержен влиянию извне, он легко впадает в зависимость от харизматических личностей - лжестарцев и лжепророков. И вообще, нельзя не заметить, что пассивная личность как нельзя меньше соответствует евангельскому идеалу: “Ищите… стучите… просите”… Напряженное делание и трезвение – вот что должно прийти на смену безволию и пассивности.

***

<< | >>
Источник: А.С. Бочаров А.В. Чернышев. Очерки современной церковной психологии. 2003

Еще по теме Я не виноват, или Пассивные личности:

  1. Активность или пассивность?
  2. Первый тип Пассивные, или неактивные, неживые системы
  3. «Кто виноват?»
  4. ВИНОВАТА ЛИ МАШИНА?
  5. Статья 19.18. Представление ложных сведений для получения документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), либо других документов, удостоверяющих личность или гражданство Комментарий к статье 19.18
  6. Кто на линии: личность или душа?
  7. Вечный мотив, или Личности с навязчивостями
  8. Статья 19.17. Незаконное изъятие документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), или принятие документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), в залог Комментарий к статье 19.17
  9. 06 одинаковой невозможности логического доказательства или опровержения бессмертия личности
  10. Рукотворная вечность, или Плюсы и минусы шизоидного стиля личности
  11. Пассивное отношение к болезни.
  12. Пассивное эмоционально-поведенческое реагирование при стрессе
  13. § 3. Преемство в обязательстве на активной и пассивной стороне
  14. 8.2. Агрессивный и пассивный портфели ценных бумаг
  15. 6.1. ПАССИВНЫЕ И АКТИВНЫЕ СИСТЕМЫ МИРА
  16. . ПассиВные ОПерации
  17. Активизация пассивного знания
  18. Зрительный образ в богопознании, будучи единством активности и пассивности, строит Я трансцендентной энергией духа.