<<
>>

B Англии аристократическо-буржуазиый синтез начался гораздо раньше, чем в Германии

, н происходил более органично; соотношение сил между партнерами было более сбалансированным. Как уже отмечалось, большой шаг в превращении консервативной партии в аристократическо-буржуазную сделал P.

Пиль. Он ввел в обиход термин «консервативный», чтобы избавить тори от идентификации исключительно с землевладельцами и объединить всех, кто заиптерёЬ^вап в сохранении существующих порядков. Реализацияэтого плана происходила, однако, в обстановке, не во всем благоприятствовавшей консерваторам. B 1846 г. они пережили раскол. Более двадцати лет после этого им не удавалось, за исключением коротких эпизодов, пробиться к власти. Благоприятная экономическая конъюнктура, казалось, свидетельствовала о правотс либералов, утверждавших, что «невидимая рука» рыночноіТ) механизма, если только не мешать ей, обеспечит оптимальное решение экономических и социальных проблем. B качестве «мастерской мира» благодаря либеральному пршщипу свободной торговли Англия завоевала внешние рынки, а энергичная внешняя политика лидера либералов Пальмерстона способствовала расширению колониальной империи.
Консерваторам, чтобы выйти из политического тупика, не оставалось ничего другого, как обратить против либералов их собственное оружие. И в этой ситуации исключительную гибкость и тактическое мастерство проявил лидер консервативной партии Б. Дизраэли, удостоенный королевой Викторией титула лорда Биконсфилда.

Дизраэли (1804—1881) был аутсайдером среди торий- ской аристократии, задававшей тон в консервативной партии. Он происходил из зажиточной мелкобуржуазной еврейской семьи. Его отец снискал известность в литературных кругах обширной антологией «Литературные курьезы», где занимательные истории и апскдоты о литераторах сопровождались редкими и неназойливыми авторскими комментариями.

C юных лет будущему главе английских консерваторов были присущи большие амбиции, стремление к известности.

Поначалу он добивался ее экстравагантным поведением, внешним обликом и даже манерой одеваться. Едва достигнув двадцати лет, он пустился в рискованные финансовые авантюры, из которых выбрался потрепанным и морально и материально: его на протяжении почти всей жизни будет сопровождать шлейф из неоплаченных долгов. Параллельно он вступил на литературное поприще. Первый же роман Дизраэли («Вивиан Грей») вызвал скандал, так как многие реальные лица узнали себя в его персонажах. B своих произведениях, а Дизраэли был весьма плодовитым автором, оп обращался к острым проблемам политической жизни, герои его были носителями определенных идей, по сути дела, будущий премьер-министр Англии стал одним из зачинателей жанров политического и социального романов (например, «Конингсби», «Сибил»).

После падения Пиля и раскола 1846 г. Дизраэли выдвинулся на роль лидера консерваторов в палате общин, но первую скрипку в партии играл лорд Дерби, отношения с которым у Дизраэли складывались непросто. Однако консерваторы, лишившись после ухода Пиля и его сторонников наиболее искусных политиков, остро нуждались в ораторском искусстве и тактическом мастерстве Дизраэли, хотя полностью примириться с его социальным происхождением они так и не смогли.

Дизраэли отнюдь не относился к разряду политических мыслителен: его политическая философия не отличалась ни глубиной, ни богатством идей. Ему, однако, было легче, чем родовитым аристократам, увидеть важные реалии нового времени, прежде всего возрастание роли масс, особенно рабочего класса. Если Пиль делал упор на союз всех собственников, то Дизраэли, продолжив эту линию, дополнил ее идеей «одной нации», т. e. превращения консервативной партии в «национальную», способную привлечь массовую поддержку из всех классов общества, создать «классовую гармонию». Идея «одной нации» не мешала ему, подобно знатным консерваторам, стоять на аристократических позициях. Ho его трактовка аристократии шире; она напоминает берковскую: землевладельческая и индустриальная аристократия, а также талантливые люди, не относящиеся к разряду собственников.

Свою собственную карьеру он как раз и считал убедительным доказательством того, что иерархическая структура не помеха истинному таланту.

Много берковского в подходе Дизраэли к проблемам традиции и изменений. «В прогрессивной стране,— говорил он в эдинбургской речи 1868 г.,— изменения происходят постоянно; и великий вопрос не в том, сопротивляться ли изменению, которое неизбежно, а в том, будет ли оно осуществляться с должным уважением к нравам, обычаям, законам и традициям народа или же в соответствии с абстрактными принципами, общими доктринами и по произволу» 128. Первый вариант изменений Дизраэли назвал «национальной», а второй — «философской» системой. Естественно, он целиком и полностью высказывался за первую из них. Фактически речь шла о том, чтобы в случае необходимости поступиться формой ради сохранения содержания существующего положения вещей.

Как и Бисмарк, Дизраэли понимал роль прессы, ее возможности для обработки общественного сознания. Учитывая вес парламента в политической жизни Англии, он придавал парламентской деятельности первостепенное значение, искусно пользовался своим ораторским и полемическим даром. Умение подать себя, произвести впечатление было свойственно Дизраэли в гораздо большей степени, нежели логичность, последовательность. C этой точки зрения Дизраэли как нельзя лучше вписывался в контекст британского консерватизма, которому прагматизм, нелюбовь к связным идеологическим построениям были присущи в еще большей мере, чем континентальным консерваторам.

Тем не менее на фоле своих предшественников и преемников неутомимый беллетрист и оратор Дизраэли может показаться чуть ли не идеологом. Всю его деятельность пронизывают две идеи, которые заслуживают внимания еще и потому, что до сих пор они (естественно, с поправкой на другие времена) сохраняются в идейном багаже британских консерваторов. Первая из них— уже упоминавшаяся туманная идея «одной нации». Она была высказана Дизраэли еще в годы ѳго участия в «Молодой Англии» и первоначально несла на себе отпечаток «аристократического социализма», кокетливого заигрывания с рабочими во имя союза аристократии и рабочих против буржуазии.

Ho от этой несбыточной идеи он быстро отказался, и теперь пропаганда идей «одной нации» была направлена на то, чтобы показать буржуазии, что консерваторы лучше могут решать социальные проблемы, чем либералы.

B сущности, консервативный подход к рабочему классу сохранял традиционный патерналистский характер. Именно здесь наиболее явственно ощущалась преемственная связь с идеями «Молодой Англии» и даже с Берком. Государство, по мысли Дизраэли, должно заботиться о народном благосостоянии в духе христианской благотворительности. «Поддержка бедных,— говорил он,— социальная обязанность, обязанность, оправданная высокой государственной политикой и освященная религиозной санкцией... обязанность каждого соответственно его средствам и возможностям» 129. Таким образом, имелась в виду не четкая и обязательная система государственпо- го социального обеспечения, а лишь государственная благотворительность в зависимости от обстоятельств. Бисмарк, стремившийся оторвать рабочих от социал-демократии при помощи социального законодательства, намного опередил и английских консерваторов и английских либералов.

<< | >>
Источник: Галкин A. A., Рахшмир П.Ю.. Консерватизм в прошлом и настоящем. 1987

Еще по теме B Англии аристократическо-буржуазиый синтез начался гораздо раньше, чем в Германии:

  1. Философское осмысление компьютерной революции началось на Западе раньше, чем в России
  2. Фон Штейн и Лассаль: консервативный синтез как упущенный шанс для Германии?
  3. КОЛОНИАЛЬНЫЕ ЗАХВАТЫ АНГЛИИ И ГЕРМАНИИ
  4. СТОЛКНОВЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ АНГЛИИ И ГЕРМАНИИ B БОРЬБЕ ЗА ЮЖНУЮ АФРИКУ
  5. Изменение положения СССР на международной арене. Несмот­ря на то что СССР понес в годы войны очень большие потери, на международную арену он вышел не только не ослабленным, но стал еще более сильным, чем раньше. В 1946-1948 гг.
  6. Идеалистическая истина есть синтез двух других истин, т. е. синтез, созданный нашим разумом” [77, 463].
  7. § 6. Менее, чем в какойлибо другой части бывшей Римской империи, римское право действовало в Германии.
  8. Аристократический или олигархический конституционализм
  9. Аристократическая теория государства и права Ф. Ницше
  10. Феодально-аристократические и буржуазные компоненты
  11. ФОРМИРОВАНИЕ ИНДИЙСКОЙ БУРЖУАЗИИ.
  12. ЭВОЛЮЦИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА В АНГЛИИ И США В XIX в. АКТЫ О НАРОДНОМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВЕ АНГЛИИ 1832, 1867, 1884-1985 гг. ПОПРАВКИ XIV И XV К ФЕДЕРАЛЬНОЙ КОНСТИТУЦИИ США
  13. Для москвичей мир официально начался в 2 часа ночи с 8 на 9 мая 1945 г., когда прозвучал салют из тысячи орудий.