<<
>>

Русская правовая культура и в XVIII в. продолжала сохранять свою самобытность

[217]. По словам Д.А. Хомякова, «к счастью, простой народ спас Россию от заражения чужеродными идеями. Если бы народ оценил Петра и пошел за ним, то России-русской и православной наступил бы давно конец»[218]. В этом смысле особенно примечательным явлением выступают произведения И.Т. Посошкова. Их содержание показывает, что правоведение развивалось в рассматриваемый период главным образом на основе усвоения богатейшего исторического опыта Руси. В трудах отечественных правоведов идеи иностранных философов- «просветителей» еще не имели самостоятельного значения и использовались в качестве аргументов при обосновании собственных выводов.

Хотя деление на века представляет собой нечто условное, однако каждый век носит на себе яркую печать индивидуальности, отличающую его от других. Такую же печать носит и век XIX, который в религиознонравственном отношении резко отличается от предшествовавшего ему века и притом в благоприятном для Права и Православия смысле. Восемнадцатый век в сущности был веком бурного отрицания подлинно правовых начал общественной жизни и своими идеями, выработанными на почве поверхностного «Просвещения», потрясал все основы и духовной, и материальной жизни. Действительность показала, что основы человеческой жизни, укрепленные Традицией, не так легко разрушимы и поэтому неизбежно должна была наступить реакция, которая началась в самом начале XIX века и придала основной тон всей его истории.

В 1832 г. в России было провозглашено официально (сформулировано царем Николаем I при назначении С.С. Уварова министром народного просвещения), что основы русского государственного строя состоят из трех элементов: Православия, Самодержавия и Народности. Эта формула констатировала тот исторический и духовный факт, что русский народ в области веры живет Православием, в области государственной - держится самодержавия, а в области быта крепок своей народностью. Наши предки издревле, идя на войну, сражались за Веру, Царя и Отечество. В понятной форме была выражена некая внутренняя основа, которая всеми чувствовалась, ощущалась и не нуждалась в специальном обосновании.

Непосредственные юридические последствия данной тройственной формулы были таковы. Царь, будучи самодержцем, тем не менее, никогда не вмешивался в дела крестьянской общины, которые регулировались крестьянской Правдой, он воздерживался от вторжения в дела окраинных городов, если только они не приобретали угрожающего характера[219]. Самодержавие в России не имело ничего общего с западноевропейским абсолютизмом, поскольку было ограничено традицией и народным преданием. Царь был связан пределами народного понимания Права и рамками отечественного правосознания, при которых он опасался нарушать традиционный государственный порядок и гневить Бога и народ.

Формулой «Православие-Самодержавие-Народность» была впервые официально выражена так называемая Русская идея как явление русского национального сознания, результат осознания русским обществом своей культурной идентичности и реакция отечественной общественной мысли России на вызовы западноевропейской, индустриально-технологической цивилизации. В этом смысле «Русская идея» олицетворяла собой процесс самосознания русского народа в новых исторических условиях.

Последующая история Права в России свидетельствует о громадной значимости русской национальной идеи; именно ослабление чувства национальной идеи приводило к ниспровержению вековых устоев народной жизни, разрушению российской государственности и отрицанию подлинно правовых начал.

В 1837 г. в отчете о деятельности вверенного ему министерства народного просвещения С.С. Уваров раскрывал сущность «Русской идеи»: «При оживлении всех умственных сил охранять их течение в границах

безопасного благоустройства, внушить юношеству, что на всех степенях общественной жизни умственное совершенствование без совершенствования нравственного - мечта, и мечта пагубная; изгладить противоборство так называемого европейского образования с

потребностями нашими; исцелить новейшее поколение от слепого и необдуманного пристрастия к поверхностному и иноземному,

распространяя в юных умах уважение к отечественному и полное убеждение, что только приноровление общего, всемирного просвещения к нашему народному духу может принести истинные плоды всем и каждому; потом обнять верным взглядом огромное поприще, открытое перед любезным Отечеством, оценить с точностью все противоположные элементы нашего гражданского образования, все исторические данные, которые стекаются в обширный состав Империи, обратить сии развивающиеся элементы и пробужденные силы, по мере возможности, к одному знаменателю; наконец, искать этого знаменателя в тройственном понятии «Православия, Самодержавия и Народности»[220].

Этот идеал восстановил духовную связь России с собственным прошлым, утерянным было в XVIII в., и связал настоящее и будущее России с ее духовно-историческими корнями. К XIX столетию русский народ сумел одолеть все смуты и сохранить идеалы нестяжательства и милосердия, смирения и жертвенности. Вплоть до последней четверти девятнадцатого века западноевропейская теория юриспруденции оставалась в целом чуждой для русского общества. Духовные механизмы самозащиты христианской государственности, включавшие русское правосознание, соборность, православную веру и др., несмотря ни на что обеспечивали регенерацию Святой Руси, сохранение всенародного общенационального единства, мировоззренческой целостности общества и его нравственно-религиозного здоровья.

Наполеоновское нашествие Отцы Русской Церкви трактовали, как наказание Руси Западом за преклонение русской знати перед всем западным, отчего «презрели даже свой родной русский язык. Зачем это приходили к нам французы? Бог послал их истребить то зло, которое мы у них же переняли. Покаялась тогда Россия, и Бог ее помиловал. И если не опомнимся окончательно, может быть, опять пошлет на нас таких же учителей наших, чтобы привели нас в чувство и поставили на путь исправления. Таков закон правды Божией: тем врачевать от греха, чем кто

OOQ

увлекается к нему»

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин, А.А. Васильев. История правовых учений России. 2014

Еще по теме Русская правовая культура и в XVIII в. продолжала сохранять свою самобытность:

  1. 2-й этап – XVIII век. – Компилятивно-подражательный стиль развития русской правовой культуры.
  2. § 49. Русская культура XVI-XVIII ВВ.
  3. Самобытность идеала русского Самодержавия
  4. Комплекс жизненных сил русской правовой культуры составляют следующие явления и процессы:
  5. Славянофилы главными особенностями русской правовой культуры считали:
  6. Самобытность власти н историческая самобытность
  7. Самобытность правовых учений России (вместо заключения)
  8. В мире астрологии и культуры Нью Эйдж, пророки гибели все еще упорно ищут свою клиентуру.
  9. Г осударственно-правовая теория национальной самобытности славянофилов (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. и И.С. Аксаковы, Ю.Ф.
  10. § 4. Правова культура: зв'язок із загальною культурою. Види правової культури
  11. § 2. Попытки кодификации русского права в первой половине XVIII в.
  12. 4.3.5. Развитие культуры в XVII XVIII веках
  13. Лекция 3. Правовая культура: понятие, уровни, формы. Функции правовой культуры
  14. РУССКАЯ КУЛЬТУРА B КОНЦЕ XV — XVI в.
  15. Доминирование нравственности в русской культуре,
  16. § 3. Проблема зла в русской культуре
  17. РУССКАЯ КУЛЬТУРА XIV-XV ВЕКОВ
  18. Основные стили в европейской культуре XVII—XVIII вв.