<<
>>

Самодержец - человек, несущий гнет власти, а потому почитаемый народом как человек нравственного подвига.

8.

9. Иван Сергеевич Аксаков справедливо указывал: «Русский венец или жезл правления не игралище периодических выборов, не предмет добычи для борющихся партий - способом насильственного или искусственного захвата.

При благословенном наследственном образе нашего правления Царь приемлет власть не своим честолюбивым или властолюбивым хотением, а по произволению Божьему, приемлет как бремя, как служение, как подвиг, Богом ему сужденный»[117]. В русском отношении к власти нет патологической тяги, жажды господства над людьми и самообожания. Власть дана не для удовольствия и выгод, а для служения обществу. В противном случае, это не власть, а вырождение, нравственная деградация.

Национальное мироощущение по поводу власти А.С. Хомяковым описывалось так: «Государство, скрепляясь в своем единстве для исполнения потребности разумной и неотвратимой, никогда не теряет из вида своего несовершенства и, сохраняя язык и чувство смирения, не допускает в себя ни гордости, ни самоуспокоения.

Ему неизвестны ни древние триумфы, ни торжества самодовольной силы, ни притязания на святость, как в Святой Римской Империи... В народе пороки, следствие невежества или увлечения страсти, не оправдывали себя пред судом совести или закона божественного призраками самосозданных законов, и никогда личное или общественное самодовольство не наряжало

125

себя в мишурный блеск мнимоправедной гордости»[118].

По сути дела бремя власти, вверенное царю, превращает его жизнь в подвижничество, схожее с русским старчеством, только в области земного порядка. Н.В. Устрялов так охарактеризовал нравственное бремя самодержавного правителя: «И вот царь, живой русский человек, человек из народа, берет на себя народом на него возложенное бремя власти, государствования. Во имя служения Земле он как бы отрекается от себя и посвящает себя тем делам государственным, которым так чужд по

природе всякий русский человек...

На венец царя славянофилы смотрели, как на своего

126

рода мученический венец, жертвенный символ самоотречения» .

А.С. Хомяков в стихах отразил тягость власти венценосного самодержца:

А ты, в смирении глубоком Венца принявший тяготу,

О, охраняй неспящим оком Души бессмертной красоту!

10. Функции царя ограничиваются охраной порядка и мира от внешних угроз и проявления зла людей. Обществу, земле предоставлена свобода духа и быта. Дмитрий Алексеевич Хомяков отношения между государством и обществом раскрыл в следующих рассуждениях: «Древнерусское понятие о земле и государстве было такое живое, что ни народ, ни царь ни минуты не задумывались насчет взаимоотношения этих двух факторов государственного строя. Земля очень хорошо понимала что есть государево дело; и что ей в это дело мешаться не подобает без приглашения; но и Царь очень понимал, что такое великое земское дело, и знал, что цель его великого государева дела состоит в том, чтобы дать Земле жить своею земской жизнью. Древнерусские Самодержцы так и смотрели на вещи: они не боялись в народе властолюбия, а напротив, зная, как народ чуждается власти, и вместе с тем, зная, как необходимо общение умственное с народом для правильного «бега родного корабля», понуждали его к разрешению государственных дел,

127

от которых этот самый народ был наклонен «сверх меры уклоняться» .

11. Самодержавие должно опираться на православные идеалы. Безбожная власть славянофилами отвергалась как власть порочная, дьявольская. Принципы отделения церкви от государства, светского государства, предусмотренные Конституцией России 1993 г. славянофилы бы восприняли бы как ложные, расходящиеся с национальным духом России и ее историей. Власть, не имеющая религиозной основы, мертва и обречена на катастрофу. Такая власть не имеет духовной перспективы, ограничена земными заботами и не устремлена к высоким нравственным задачам общественного развития. И.С. Аксаков писал о православных началах русской власти в [119] [120] речи по случае коронования императора Александра III: «Сегодня, во имя Бога и под страхом Божиим, приял единый человек тягчайшее, хотя и освященное бремя - дар полновластия над братьями-человеками...

О, то был дивный и вещий миг, когда, как бы удрученный такою непомерною тягостью, нововенчанный Царь, могущественнейший из владык мира, облеченный во все знамения земного величия, повергся в прах пред величеством Божиим как бренный, немощной человек, как раб Божий, и, смиряясь пред неисследимым о нем смотрением Господа, коленопреклоненно, во услышание всем, молил Царствующих: да наставит, да управит Его в великом служении сем, да восполнит Его человеческую немощь, да вразумит Его - «что есть угодно пред отчима Твоима и что есть право в заповедях Твоих, Господи! Казалось, будто в сей миг, из самой глуби веков, коих этот древний храм живой свидетель, простерлись над царственной головой незримые благословляющие длани. Когда же вслед за сим, как бы укрепленный силой выше, воздвигся Он во всем сиянии и блеске своего сына, - коленопреклонялись в свой черед все предстоявшие в храме, и устами первосвященника, от имени всего Русского народа, вознесли горячую мольбу к Милосердному Судии царей и поданных - да «не посрамит Господь народного чаяния» и ниспошлет духа правды и истины, дар разума и премудрости Тому, кому народ вверяет свою судьбу и несет дар самоотверженной преданности и послушания. Это было воистину венчание Царя с Землей, обмен их обетов Господу и друг другу, обетов любви и верности. Это светлый праздник взаимных

128

уз!»

В литературе, посвященной политическим идеям славянофилов, высказывается мнение о том, что славянофилы к признакам самодержавия относили «широкие

129

социальные функции государства» . Вряд ли с такой интерпретацией можно согласиться. Прежде всего, славянофилы четко размежевали государево дело по охране мира и поддержанию порядка и свободу духа и быта земли. Во-вторых, славянофилы были против неуместного вмешательства государства в общественную жизнь. Активный защитник самоуправления и свободы общества И.С. Аксаков писал: «Всякая попытка организовать общество политически противоречила бы самому существу общества, убила бы внутреннюю свободу его развития, внесла бы в стихию его духовной деятельности начало внешнего принуждения.

При всем том общество такое имеет значение в организме народа, граждански живущего, что без него бессилен народ и несостоятельно [121] [122]

государство»[123]. Внешнее принуждение, мелочная юридическая регламентация общественных устоев убивает свободу духа и жизни народа, превращает их в механические, бездушные операции. Поэтому государство должно ограничиваться сферой обороны страны, охраны общества от всплесков зла, теми областями, где целесообразно применение принуждения.

Изучение трудов славянофилов и их последователей позволяет назвать ряд достоинств самодержавия как формы правления русского государства. Прежде всего, самодержавие дает народу свободу духовной жизни. Любая другая форма правления требовала бы участия народа в государственной жизни и отвлекала его от христианской веры. Н.В. Устрялов верно подметил: «Ясно, что при таких условиях неограниченная власть может быть облечена только в монархическую форму, ибо всякая другая форма в большей или меньшей степени предполагала бы участие народа в высшем правительственном организме»[124] [125].

Кроме того, сила самодержавия заключается в том, что за судьбы государства перед народом и Богом несет личную нравственную ответственность самодержец. В других формах правления ответственность государства размывается и исчезает. «Самодержавие, - пишет Д.А. Хомяков - конечно, устраняет некоторые дурные стороны представительного правления. Главное его достоинство заключается в личной нравственной ответственности власти. Но ведь нельзя сказать, чтобы представительное правление «принципиально» уничтожало это начало: оно его ослабляет в лице государя и

132

переносит на ответственного министра» . Важно иметь ввиду, что речь идет о нравственной, а не юридической ответственности самодержца. Юридически самодержец не несет ответственности за свои поступки, поскольку его власть неограниченная и верховная. Славянофилы, оставаясь верными себе, говорили о нравственном долге царя, который добровольно связывает монарха узами народного доверия и служения общества. Юридически вызвать любовь к народу невозможно, поэтому следует уповать исключительно на совесть самодержавного правителя.

Другим достоинством самодержавия является стабильность, устойчивость, преемственность власти, переходящей по наследству к детям самодержца. Наследственный характер власти обеспечивает мирный переход престола без политических интриг и борьбы, что характерно для выборов в республиканских

государствах. Вместе с тем, наследник вбирает в себя опыт государственного искусства и

133

к моменту венчания на царство готов к тяготам государствования .

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин, А.А. Васильев. История правовых учений России. 2014

Еще по теме Самодержец - человек, несущий гнет власти, а потому почитаемый народом как человек нравственного подвига.:

  1. 5. Самодержец - человек, несущий гнет власти,
  2. Самодержавная власть ограничивается, обрамляется нравственным долгом царя и доверием народа.
  3. 3.3 Злой нравственный человек
  4. 3. Ценность как способ освоения мира человеком. Духовные ценности и их роль в жизни человека и общества
  5. ♥ Чтобы врач мог качественно оказать медицинскую услугу, необходимо, чтобы у него было достаточно для этого времени. Мне, чтобы выполнить план приема, нужно в месяц принять примерно 520 человек, по 25 человек в день. Это примерно 15 минут на человека. Как можно за это время качественно что-то сделать?
  6. Для христианства и нравственный и безнравственный человек - оба плохи.
  7. Ничтожеством человек становится, когда его вырастят обязательным человеком.
  8. 3. Философский смысл понятия «человек». Многомерность человека и его бытия
  9. 3. Проблема бытия человека. Человек в условиях отчуждения и «пограничных ситуаций».
  10. Общество и человек: человек в системе социальных связей и отношений
  11. 7. Человек под властью кесаря и церкви
  12. 1. Бог любит человека и создал его таким образом, что человек может знать Бога.
  13. Искупление человека от первородного греха и власти дьявола
  14. ПРИЗЫВ К УНИВЕРСАЛЬНОЙ КАЛИБРОВКЕ – ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА С ЧЕЛОВЕКОМ
  15. Модуль 2 ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО Тема 14. Природа человека и смысл его существования
  16. Раздел пятый ЧЕЛОВЕК, ПРАВО, МИРОВОЙ ПРАВОПОРЯДОК Глава 31 ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  17. 20. Государство и личность: сущность взаимоотношений. Права человека и их классификация. Внутригосударственная и международная система защиты прав человека.
  18. Итак, воплощенный человек (как вид и как индивид) наделен способностью материализующего сознания или сознающей материи.