<<
>>

§ 2. Анализ правовых средств, используемых в правовом механизме межбанковских расчетов

Нормы права, содержащиеся в законодательстве, являются основным правовым средством нормативного характера. При этом норма права становится действенной только в совокупности с другими, нацеленными на регулируемые общественные отношения, нормами, что подтверждает ее институциональный характер.

Норма содержит модель должного поведения в предполагаемой ситуации, следовательно, для нее характерна статичность, нахождение в сфере должного, но не сущего. И, наконец, норма имеет информационный характер в общем, глобальном смысле: к примеру, проанализировав нормативные источники, регулирующие отношения, складывающиеся в обществе, можно составить практически полное представление о его политическом и социально-экономическом положении. Кроме того, каждая норма содержит информацию об условиях и порядке ее применения, а также последствиях неприменения или неправильного применения, и, соответственно, правомерном и неправомерном поведении.

Характеризуя нормы права, совокупность которых фиксирует правовые возможности, следует отметить, что они оказываются эффективными лишь при использовании с другими правовыми установлениями: правосубъектностью, правоотношениями, договорами, правовыми стимулами и санкциями, мерами защиты, актами реализации, а также механизмом реализации права, включающего процессуально-процедурные формы и средства

правореализующей и правоприменительной деятельности. Таким образом, на каждой стадии, в каждой подсистеме правового механизма предназначением нормы является, во-первых, определение образца, идеальной модели, на которую нацелен правовой механизм, и, во-вторых, поддержка, организация эффективного применения иных правовых средств.

Чтобы совокупность норм активизировала эффективный правовой механизм, образуя при этом систему, предназначенную для комплексного регулирования конкретных общественных отношений, необходимо правильно их расположить в нормативных правовых актах.

Система актов, содержащих комплекс норм, направленных на регуляцию отношений, с учетом их иерархии, особенностей действия, на наш взгляд, и является основой формирования цели механизма и направлений ее реализации.

Исторически сложившиеся в национальной платежной системе России и взаимодействующие между собой публичная платежная система, организованная Банком России, и частные платежные системы имеют общую базу регулирования. Во-первых, это нормы Конституции Российской Федерации, определяющие принципы банковской деятельности и основы правового статуса Банка России[115].

Значение конституционных основ в расчетных правоотношениях неоспоримо. Во-первых, они «программируют» банковскую деятельность, распространяя на нее правовой режим предпринимательства и устанавливая свободу передвижения капитала и финансовых услуг (ст. 8 Конституции РФ). Во- вторых, конституционные основы устанавливают тот минимум гарантий прав и интересов участников расчетных правоотношений, который не может быть ограничен специальными нормами права. К числу таких прав и свобод нужно отнести право на собственность, право на информацию, право на защиту и т. д. В-третьих, конституционные нормы создают основу для единообразного правового регулирования. Если Конституция РФ определяет общие принципы банковской деятельности, то гражданское и банковское законодательство реализует и конкретизирует конституционные нормы. В Гражданском кодексе РФ содержатся наиболее важные положения гражданского законодательства, имеющие значение для всех общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Правовое регулирование безналичных расчетов осуществляется нормами, прописанными в 45-46 главах. Непосредственно вопросам межбанковских расчетов посвящена ст. 860 ГК РФ, однако в перспективе ожидаются изменения и дополнения[116], что свидетельствует о явной недостаточности нормативного регулирования данных отношений и стремлении законодателя показать их гражданско-правовую природу.

В соответствии с п.

2. ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ, что очень важно для построения правового механизма межбанковских расчетов.

В состав специального банковского законодательства входит система законодательных актов, состоящая из Федерального закона № 86-ФЗ «О Центральном банке (Банке России)»[117] от 10.07.2002 г., Федерального закона № 395 -1 «О банках и банковской деятельности» [118] от 02.12.1990 г., Федерального закона № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»[119] от 25.02.1999 г. и др.

Система специального платежного законодательства в настоящее время находится в стадии формирования. Работа по ее созданию началась с совершенствования правового регулирования платежной системы Банка России[120], и следует отметить, что данная сфера не регулируется специальным законом, и его разработка не запланирована. В настоящий момент основными правовыми средствами организации данной платежной системы являются акты самого Банка России, включая справочники и регламенты, способствующие организации и техническому взаимодействию участников[121]. Это, по нашему мнению, может негативно повлиять на развитие межбанковских расчетных правоотношений. В частности, речь идет об опасности их монополизации в связи с тем, что Банк России заинтересован в увеличении объема межбанковских расчетов через собственную платежную систему, что позволит обеспечить ему широкие возможности управления банковской системой и денежно-кредитной системой в целом. Система расчетов с единым клиентским интерфейсом, включая консолидацию ликвидности для группы участников (создание пулов ликвидности для кредитных организаций, имеющих филиалы), условия и процедуру доступа к платежной системе участников, а также процедуры мониторинга переводов денежных средств и ликвидности клиентов, должна регулироваться специальным законодательством.

Ранее нормативные предписания Банка России были основой[122] организации межбанковских расчетов, а различные виды договоров между субъектами имели «рамочный»[123] [124] характер, но конкретизировали поведение сторон в расчетных правоотношениях. В новых условиях подсистему средств организации межбанковских расчетов составляют «рамочное» Положение

№ 383-П от 19 июня 2012 г. «О правилах осуществления перевода денежных

131

средств» и правила.

Для частных платежных и клиринговых систем давно назрела необходимость создания законодательства, включающего нормы, направленные на регулирование переводов денежных средств, защиту интересов сторон при клиринге и неттинге платежных и расчетных обязательств. В связи с этим в 2011 г. были приняты два основополагающих федеральных закона: «О национальной платежной системе»[125] и «О клиринге и клиринговой деятельности»[126]. Поэтапное, в течение трех лет, введение в действие данных законов предполагает внедрение нового подхода к сфере безналичных расчетов и платежей, а также клиринга.

В целом отметим, что активизация процессов имплементации норм «мягкого права» в национальное законодательство РФ о банках и платежных системах, нормативные правовые акты Банка России и правовые акты, созданные и действующие в кредитных организациях и платежных системах, неизбежна и составляет неотъемлемую часть формирования средств нормативного характера в механизме правового регулирования межбанковских расчетов.

Особое место среди правовых средств занимают правила платежных систем, которые как базовое правовое средство определяют основу организации платежной системы, в т.ч. порядок оказания платежных или клиринговых услуг, взаимодействия субъектов по поводу осуществления перевода денежных средств, использования электронных средств платежа и другие вопросы. Законодатель определил правила как договор, за исключением правил платежной системы Банка России (часть 3 ст. 20 Закона № 161-ФЗ правила платежной системы). Правила разрабатываются оператором платежной системы или клиринговой организацией как договор, к которому присоединяются остальные участники, в зависимости от их предполагаемого статуса в системе, но присоединение (волеизъявление) выражается в подписании одного или нескольких договоров из списка в законе. В параграфе 5 главы 3 настоящей диссертации аргументирована точка зрения о том, что правила платежной системы не являются договором, а имеют признаки средства локального регулирования. Правила частных платежных систем не принимаются посредством заключения договора, включая договоры присоединения. Порядок их лигитимизации носит публичный характер, поскольку их содержание нуждается в одобрении Банком России. В отличие от договора Правила частных платежных систем утверждаются органами управления платежных систем (корпоративная процедура принятия акта). Правила содержат нормы, регулирующие поведение не только участников платежной системы, но и их клиентов, т.е. они адресованы неопределенному кругу лиц, следовательно, имеют локальный характер. Таким образом, Правила частных платежных систем не являются договорами, а представляют собой особый вид правовых средств.

Другим видом средств правового характера являются нормы-принципы, о которых было упомянуто ранее и которые будут рассмотрены в следующей

главе настоящей диссертации. Ранее мы уже отмечали, что правовой механизм

межбанковских расчетов должен строиться в соответствии с целью, которая

формулируется с помощью этих базовых принципов, имеющих общую 134

экономико-правовую природу .

Акты саморегулирования участников платежных систем в настоящее время занимают недостаточное место среди правовых средств в межбанковских расчетах. Кредитные организации как обязательные участники платежных систем (расчетных центров, центральных контрагентов и др.) призваны содействовать их организации, а также являются организаторами расчетов между платежными системами. Следует как положительный момент отметить возможность использовать их материальный, технический и иной потенциал для обеспечения безопасности и надежности платежных и клиринговых систем, в том числе посредством управления системными рисками. Однако кредитные организации сами могут стать «заложниками» действий (бездействия) участников, вызванных недостатками в организации платежной системы.

В результате исследования особенностей юридических фактов на стадии формирования и использования правовых средств нормативного характера С. А. Зинченко предложил такую классификацию юридических фактов, в которой в качестве правомерных действий как юридических фактов присутствуют нормативные юридические факты (акты), включающие законы и подзаконные акты.

Идея ученого не нова и была поддержана в ряде работ других 135

исследователей .

Представляется, что такая концепция нарушает четкость и структурность механизма правового регулирования. Однако следует согласиться, что

134 См.: Сиземова О.Б. О целях и принципах правового регулирования межбанковских

расчетов // Банковское право. 2013. № 2. С. 57-65.

135 Позиция, согласно которой правовая норма может создать права и обязанности для конкретных лиц самостоятельно, без юридических фактов, предложена Голунским С.А. и Строговичем М.С. (Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М.: Юриздат, 1940. С. 279-280).

разделение элементов правового механизма на стадии является условным, но абсолютно необходимо для целей научного анализа.

Как известно, правовые последствия возникают при условии реального наступления обстоятельств, соответствующих «всем тем признакам, которые установлены нормой права применительно к правовой модели обстоятельства»[127] [128]. Вопрос о происхождении и сущности самой нормы, в гипотезе которой должна находиться «правовая модель реального жизненного обстоятельства», в юридической науке остается дискуссионным. Большинство ученых согласны с мнением О. А. Красавчикова, который пишет: «норма права (общее предписание) не может, помимо юридических фактов, ни наделить субъектов правами и обязанностями, ни освободить их от существующей

137

правовой связи» .

Однако должно быть фактическое обстоятельство, приводящее к возникновению необходимости принятия тех или иных норм, результатом действия которых станет «урегулированное» поведение субъектов. В противном случае мы придем к выводу о том, что нормы «приходят с небес», но это не так. Нормы есть результат правотворческой деятельности субъектов, причем деятельности планомерной и циклической, в основе которой находятся те самые фактические обстоятельства. Данная хронология не возникает случайно, стихийно, она подчинена определенным закономерностям, в основе которых лежат цели, в соответствии с которыми строится правовой механизм. В межбанковских расчетах цель, которая формулируется с помощью базовых принципов платежного права, имеющих экономико-правовое значение, оказывает определяющее влияние на формирование норм и на юридические факты, приводящие к определенному реальному правовому результату.

В юридической литературе отмечается различная роль структурных элементов правовой нормы, ее гипотезы, диспозиции, санкции в статике. В частности, С. А. Комаров пишет: «гипотезы, определяющие юридическую квалификацию тех или иных фактов (правовые последствия действий, событий, актов, динамику правоотношений), более всего относятся именно к механизму правового воздействия. Между тем диспозиции и санкции реализуются через правоотношение, то есть через механизм правового регулирования»[129]. При этом правовая модель юридического факта содержится в гипотезе нормы, что позволяет сделать вывод о том, что юридический факт опосредует более широкие и сложные правовые категории, и, следовательно, именно ему принадлежит функциональная роль правового стимула или ограничения не только определенных отношений, но направлений развития права в целом. В межбанковских расчетах процесс перевода денежных средств опосредует множество конкретных обстоятельств, часть из которых не только не препятствует, но и способствует достижению целей правового регулирования. Они могут быть зафиксированы в гипотезе правовой нормы, и тогда их задача - информирование о вариантах поведения, соответствующих целям, о направлениях реализации прав в обобщенном виде, но в большинстве случаев данные обстоятельства юридически безразличны до тех пор, пока их правовая модель не будет конкретизирована в актах «нижестоящего ранга». Обстоятельства, препятствующие достижению цели правового регулирования, наоборот, требуют обязательной фиксации в правовой модели, составляющей гипотезу нормы. При этом диспозиция дает возможность установить такое правило поведения участников, которое скорректирует возможные отклонения от цели, а санкция должна «простимулировать» соответствующее поведение.

Особый интерес представляют юридические факты, формирующие правосубъектность участников межбанковских расчетов. Начнем с особенностей самих межбанковских и безналичных расчетов, составляющих вместе единое комплексное отношение, требующее для своей реализации создания эффективного правового механизма. Традиционно безналичные расчеты понимаются как конечный этап, результат предпринимательской деятельности, направленный на исполнение денежного обязательства за предоставленный товар, услугу, сделанную работу. Формально расчеты за конкретный товар, работу, услугу, совершаемые через банковскую систему, не связаны с основным обязательством, но на практике подразумевается, что покупатель отвечает за надлежащее исполнение денежного обязательства, т.е. за поступление денежных средств на счет продавца. Если деньги продавцом на счет не получены, то он может задержать отгрузку товара, не предоставить услугу, не сделать работу[130]. Таким образом, на покупателя фактически возложены риски неисполнения обязательств всей цепочки кредитных организаций, задействованных в переводе денежных средств, включая и банк, клиентом которого является продавец. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 19.04.1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета»[131] отмечается, что «обязательство банка-плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей суммы на счет банка получателя». Однако целью плательщика является не зачисление средств на корреспондентский счет банка, клиентом которого является получатель средств, а своевременное и в полном объеме получение денежных средств самим получателем. Если цель не достигнута, а в этом есть доля вероятности, то клиенту ничего не остается, как отозвать свое платежное поручение и потребовать восстановить так и не переведенную сумму. Вряд ли есть основания считать, что такой правовой механизм был построен удачно и необходимые средства, получив правовую форму, сведены в стройную систему, если существует высокая вероятность недостижения цели, а все риски за это возложены на лицо, которое не может повлиять на процесс перевода денежных средств.

Сейчас расчетное обязательство между банками и клиентами может возникать раньше и совершенно независимо от основного обязательства. Клиент может не планировать, когда и кому будет осуществлен платеж. Современная тенденция развития расчетных правоотношений такова, что сначала появляется расчетное обязательство путем предварительного предоставления клиентом денежных средств в платежную систему и только потом он выбирает конкретную услугу, работу или товар, которые впоследствии будут оплачены. Более того, планируются изменения действующего законодательства с целью включения норм об обязательности оплаты в безналичном порядке крупных покупок физическими лицами и наличии специального оборудования (эквайринга) для расчетов у продавца[132]. Это окончательно, на наш взгляд, должно снять с покупателя бремя рисков, связанных с поступлением денежных средств на счет продавца, т.к., в частности, продавец сам, получив карту или иное электронное средство платежа от покупателя, связывается с банком по коммуникационным сетям и «снимает» денежные средства в оплату товара[133]. Таким образом, за перевод денежных средств и в целом за безналичный расчет должна отвечать платежная система в лице ее оператора с момента предварительного предоставления клиентом денежных средств или в процессе использования кредитных механизмов взаимодействия (овердрафт, предоставленная для расчетов кредитная карта).

Безналичные денежные средства аккумулируются в платежной системе, в структуре которой обязательно присутствует кредитная организация. Она призвана обеспечивать функционирование системы, т.е. способствовать формированию комплекса интеграционных связей участников (комплекса взаимных прав и обязанностей), устанавливаемых с целью перевода денежных средств. Установленные связи могут быть реализованы только в платежной системе и только с помощью кредитных организаций, образующих единое платежное пространство, в основе которого и находится системное взаимодействие. В связи с этим возникает вопрос: является ли платежная система правовым средством механизма правового регулирования межбанковских расчетов?

Единого подхода к правовой природе платежной системы в доктрине гражданского права пока не сформировалось, но уже высказывается мнение о платежной системе как самостоятельном субъекте права[134] [135], объединяющем на договорных началах своих участников с целью оказания платежных услуг.

Действительно, каждая платежная система должна обладать своим наименованием, включающим словосочетание «платежная система». Предусмотрена регистрационно-заявительная процедура ее создания в порядке, установленном Банком России (правила регистрируются оператором платежной системы в территориальном учреждении Банка России). Правила платежной системы разрабатываются оператором платежной системы самостоятельно (к разработке их условий иные участники отношения не имеют: им остается либо соглашаться с предложенными условиями, либо искать иные платежные системы с более подходящими правилами). Оператор устанавливает порядок взаимоотношений между ее участниками, внутреннюю структурно­функциональную дифференциацию, включая правовое положение каждого 144

участника внутри системы, своим содержанием напоминающие устав .

Однако законодатель не наделил платежную систему важнейшими признаками самостоятельного субъекта права.

Во-первых, правила не устанавливают цель образования и функционирования платежной системы, хотя предполагается ее

самостоятельный предпринимательский характер. Но извлечение прибыли не может быть единственной целью платежной системы в целом. Как правило, потенциальные участники системы, принимающие решение о присоединении к ней, преследуют цель осуществления непрерывных и безопасных переводов денежных средств. Установленные законодателем разнообразные ограничения и дополнительные требования к организации и функционированию платежных систем, с одной стороны, приводят к «удорожанию» стоимости платежных услуг, но с другой стороны, обеспечивают повышение надежности переводов денежных средств через платежную систему.

Во-вторых, платежная система не может от своего имени приобретать права и исполнять обязанности по оказанию платежных услуг. Участники платежной системы вступают в платежные правоотношения самостоятельно в том порядке, который им указан законом и правилами, разработанными оператором платежной системы и утвержденными Банком России. Они участвуют и в иных правоотношениях, не связанных с оказанием платежных услуг. В частности, кредитные организации принимают во вклады денежные средства физических и юридических лиц, размещают привлеченные денежные средства от своего имени и за свой счет, осуществляют иные банковские операции и сделки[136] в соответствии с лицензией. Клиринговые организации могут быть субъектами и клиринговой, и платежной системы одновременно.

Однако в платежную систему субъекты соединены благодаря правилам и персональной совокупности договоров для каждой категории правовых связей.

В-третьих, вопрос ответственности платежной системы - это вопрос ответственности (и одновременно управления рисками) оператора платежной системы. Он обязан разработать организационную модель управления рисками в платежной системе и создать соответствующую систему с учетом требований закона и нормативных актов ЦБ РФ. Интересными в данной связи представляются способы управления рисками, которые можно подразделить на две группы: одни широко используются в банковской и иной практике в качестве обеспечения исполнения обязательств (гарантийный фонд, банковская гарантия, аккредитив), другие заимствованы из практики межбанковских отношений (внутридневный кредит, кредит овернайт и др.).

И наконец, в-четвертых, платежная система не обладает и не может обладать обособленным имуществом в силу невозможности возникновения в ней абсолютных правоотношений[137] [138].

Таким образом, подход к платежной системе как самостоятельному

субъекту права (юридическому лицу) не соответствует действующему

147

законодательству , усложняет механизм правового регулирования, не придавая при этом дополнительных условий повышения надежности и эффективности перевода денежных средств от плательщика к получателю, и, наконец, может создать опасность для дальнейшего нормотворчества и правоприменения.

Несмотря на то, что платежная система не является юридическим лицом, а ее участники сохраняют свою юридическую личность, факт членства в ней обеспечивает новый комплекс прав и обязанностей в правовом статусе. Ряд прав и обязанностей, основанных на членстве в платежной системе, вытекает непосредственно из закона и иных нормативных правовых актов, которые, как известно, состоят из норм права.

Значительную часть юридических фактов в межбанковских расчетах составляют договоры на организацию платежных систем и договоры об оказании платежных услуг и т.п. В Законе о национальной платежной системе перечислены договоры, система которых опосредует организацию и функционирование платежной системы. В частности, договор об использовании электронного средства платежа (п. 2 ст. 9) указывает на обязательность применения средств технического сопровождения переводов денежных средств и на их правовую форму, необходимую для включения в систему правовых средств. Договор об оказании операционных услуг (п. 7 ст. 12) устанавливает права и обязанности участников в процессе перевода денежных средств. Договор об оказании услуг платежного клиринга (п. 1 ст. 17) и договор о взаимодействии платежных систем (п. 37, ст. 15) призваны обеспечивать расчеты между кредитными организациями. И, наконец, заключение договора банковского счета, природа которого наиболее спорна в отечественной доктрине, фактически является звеном, с которого начинают выстраиваться интеграционные связи участников платежной системы. Перечень условий каждого договора в платежной системе в целом определяется названным федеральным законом и принимаемыми в развитие закона нормативными актами Банка России. Но правила и система договоров, которые устанавливают уникальную совокупность прав и обязанностей участников платежной системы, разрабатываются оператором, и, следовательно, правовой статус оператора, отвечающего за организацию и функционирование платежной системы, включая способ реализации непрерывности переводов денежных средств, влияет на правовой статус иных участников, присоединяющихся к системе.

В результате заключения гражданско -правовых договоров между участниками платежной системы возникает сложное многостороннее длящееся обязательственное правоотношение по поводу переводов денежных средств. Это правоотношение фактически и составляет платежную систему[139]: уникальный состав участников, на правосубъектность которых влияет факт участия в данной системе, уникальный объект - переводы денежных средств, уникальная, необходимая для функционирования совокупность прав и обязанностей, реализация которых связывает воедино участников по поводу переводов денежных средств.

В межбанковских расчетах возникает несколько видов правоотношений (обязательственные договорные, корпоративные, надзорные правоотношения - подробно о них будет изложено в главе 5 настоящей диссертации). Наибольший интерес представляют собой сложные длящиеся обязательственные правоотношения, возникающие в ходе осуществления перевода денежных средств.

В правовом механизме межбанковских расчетов обязательственные договорные правоотношения тесно связаны с корпоративными правоотношениями в частных платежных системах. Корпоративные правоотношения в частных платежных системах являются предпосылкой для последующего возникновения обязательственных правоотношений между участниками платежных систем в процессе перевода денежных средств.

На основании изложенного сделаем следующие выводы:

1. Правовое регулирование межбанковских расчетов осуществляется с использованием различных правовых средств, допустимые сочетания которых определяются волей правотворца.

2. Вопреки высказанной в литературе точке зрения полагаем, что платежная система не является юридическим лицом. Ее следует квалифицировать в качестве правового средства целенаправленного регулирования отношений участников платежной системы. Участники платежной системы сохраняют свою юридическую личность, но факт членства в ней обеспечивает новый комплекс прав и обязанностей в правовом статусе.

<< | >>
Источник: Сиземова Ольга Борисовна. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ. 2015

Еще по теме § 2. Анализ правовых средств, используемых в правовом механизме межбанковских расчетов:

  1. § 1. Понятие и классификация правовых средств в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  2. ГЛАВА 2. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ КАК СИСТЕМА ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ
  3. § 3. Соотношение частноправовых и публично-правовых средств в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  4. § 3. Роль юридических фактов в формировании правореализационных средств (правоотношений) в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  5. ГЛАВА 3. СРЕДСТВА НОРМАТИВНОГО ХАРАКТЕРА И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АКТЫ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ
  6. Принципы построения механизма правового регулирования межбанковских расчетов.
  7. § 1. Понятие и виды правоотношений в правовом механизме межбанковских расчетов
  8. § 6. Индивидуальные акты в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  9. Сиземова Ольга Борисовна. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ, 2015
  10. § 5. Правила платежных систем в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  11. § 1. Понятие и виды юридических фактов в правовом механизме межбанковских расчетов
  12. § 4. Договор о корреспондентских отношениях в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  13. § 2. Принципы платежного права в формировании средств правового регулирования межбанковских расчетов
  14. § 4. Банковские обычаи в механизме правового регулирования межбанковских расчетов