<<
>>

3.1. Правовой статус электронного банкинга

Вплоть до недавнего времени электронные средства обращения не имели специального правового регулирования на уровне федерального зако­нодательства. Едва ли не единственной нормой права, осуществляющей за­конодательное регулирование электронных денег, был п.

3 ст. 847 ГК РФ, предусматривающий возможность удостоверения прав распоряжением де­нежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами пла­тежа и другими документами с использованием в них аналогов собственно­ручной подписи, кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что рас­поряжение дано уполномоченным на это лицом[12]. В связи с этим, отношения, возникающие в связи с использованием электронных денег в России, регули­ровались преимущественно в договорном порядке, а также обычаями делово­го оборота.

Правовой вакуум был преодолён принятием закона «О национальной пла­тёжной системе».

На сегодняшний день правовая база, регулирующая данную сферу эко­номических отношений в России представлена следующими нормами:

1) Федеральный закон № 161-ФЗ от 27.06.2011 г. «О национальной пла­тёжной системе», в частности гл. 2, которая посвящена регламентации по­рядка оказания платёжных услуг в безналичной форме и использования элек­тронных средств платежа.

Данный Закон «устанавливает правовые и организационные основы нацио­нальной платежной системы, регулирует порядок оказания платежных услуг, в том числе порядок осуществления перевода денежных средств, использо­вания электронных средств платежа, деятельность субъектов национальной платежной системы, а также определяет перечень требований к организации и функционированию платежных систем, порядок осуществления надзора и мониторинга в национальной платежной системе».17 Кроме того, одновре­менно с настоящим Законом был принят ещё один Закон «О внесении изме­нений в отдельные законодательные акты российской федерации в связи с принятием федерального закона «О национальной платежной системе»», ко­торый включил в себя множество важных изменений в федеральное законо­дательство, в частности вводит целую новую главу «XII.1.

Обеспечение ста­бильности и развитие национальной платежной системы» в Федеральный за­кон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Эти два федеральных закона как правило рассматриваются как комплекс законов о национальной платёжной системе.

2) «Положение об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием» (утв. Банком России 24.12.2004 N 266-П) (ред. от 14.01.2015) (Зарегистрировано в Минюсте России 25.03.2005 N 6431), кото­рое разъясняет основные понятия банковского обслуживания с помощью пластиковых карт. Поскольку этот инструмент имеет повсеместное распро­странение в России, ЦБ считает необходимым уделять ему повышенное вни­мание.

3) «Глоссарий терминов, используемых в платежных и расчетных систе­мах» Базельского комитета по платежным и расчетным системам банка меж­дународных расчетов содержит в частности краткие определения практиче­ски всех терминов, имеющих хождение в сфере дистанционного банковского обслуживания.

Помимо перечисленных правовых норм, Центральный Банк периоди­чески выпускает многочисленные письма и разъяснения, посвящённые тем или иным аспектам правового регулирования электронных платёжных сис­тем и прочих электронных банковских продуктов.

Теперь разберёмся с легальными определениями различных электрон­ных банковских продуктов, данных законодателем и ранее мной не рассмот­ренных. Так, п. 18 ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ (ред. от 05.04.2016) «О национальной платежной системе», «О национальной платёжной системе» даёт определение электронным денежным средствам: «Электронные денежные средства — денежные средства, которые предва­рительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предостав­ленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному ли­цу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денеж­ные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предос­тавившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исклю­чительно с использованием электронных средств платежа».

П. 19 ст. 3 того же Федерального закона: «Электронное средство пла­тежа — средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по пере­воду денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно­коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств». [13] При этом не являются электронными денежными средствами денежные средства, полу­ченные организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фонда­ми и негосударственными пенсионными фондами и осуществляющими учет информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим дея­тельность указанных организаций.

Данные определения преимущественно заимствованы из Директивы № 2009/110/ЕС Европейского парламента за незначительными изменениями (например, отсутствует понятие «денежная стоимость» и указание на то, что она хранится в электронной форме).[14]

Отсюда следует вывод, что электронные денежные средства с точки зрения законодателя — это ещё одна форма безналичных расчётов, отли­чающаяся от продуктов дистанционного управления банковскими счетами, поскольку в норме присутствует оговорка «без открытия банковского счёта». Примеров систем обращения электронных денежных средств довольно мно­го, например, это продукты «Яндекс.Деньги», «WebMoney» и другие. Опера­ции по переводу денежных средств, размещённых на этих электронных «ко­шельках» можно осуществлять как внутри самих систем (Пользователь 1 системы «Яндекс.Деньги» переводит сумму n Пользователю 2), так и с уча­стием сторонних кредитных организаций (Пользователь 1 переводит сумму n на банковский счёт в банке X).

«Электронные деньги» не являются деньгами в смысле, определённом Гражданским Кодексом Российской Федерации, поскольку расчеты с их по­мощью не являются безналичными расчетами, на эти правоотношения зако­нодательство о банковской деятельности в целом и безналичных расчетах в частности не распространяется. Для уяснения сути и наглядной иллюстрации изложенного, в Приложении Д приводится схема устройства денежной сис­темы в целом, а в Приложении Е изображена схема устройства системы элек­тронных денег.

Помимо этого, электронные деньги обладают внутренним противоре­чием: они являются средством платежа и одновременно с этим - обязатель­ством эмитента, которое должно быть исполнено в обычной наличной де­нежной форме.[15] Эта особенность электронных денежных средств порождает ряд проблем, например, огромные сложности с налоговым учётом и налого­обложением в этой сфере вообще, опасения использования электронных пла­тежных систем для отмывания денег, проблема обеспечения эмиссии. К пол­ноценному внедрению электронных денег в деловой оборот пока что не гото­вы ни банки, ни само государство. Банки не спешат развивать проекты, свя­занные с электронными деньгами, потому что:

— необходимо финансировать фундаментальные исследования, которыми не преминут воспользоваться банки-конкуренты;

— как следствие - банки не рискуют действовать в кооперации с другими банками, дабы разделить затраты на инновационные разработки;

— квалифицированных специалистов в собственном штате банков явно недостаточно для эффективного внедрения данных систем;

— банки не готовы полностью полагаться на услуги компаний, дейст-

21 22

вующих по аутсорс-модели.[16] [17]

Что касается государства, то необходимо отметить, что законодатель­ная база для функционирования электронных денег вступила в силу не так давно и толком не применяется. Федеральный закон «О национальной пла­тежной системе» является единственным законодательным актом, прямо ре­гулирующим вопросы использования и перевода электронных денежных средств. Кроме того, «в связи с внедрением электронных денег у Централь­ного Банка Российской Федерации существуют разногласия с центральными банками других стран по следующим вопросам:

— разрешение эмиссии электронных денег и определение круга эмитен­тов;

— организация регулирования и обращения электронных денег;

— решение проблемы возникающих рисков в системах электронных де-

23

нег.»22 [18]

Помимо перечисленного, законодатель выражает беспокойство о неоп­ределённости реального уровня безопасности использования электронных денег, то есть что электронные деньги могут использоваться для мошенниче­ства. Вероятно, законодателю должно быть известно, что ни один финансо­вый инструмент, содержащий в себе человеческий фактор не застрахован от случаев мошенничества.

Все эти примеры свидетельствуют о том, что российский законодатель осуществляет рецепцию европейского законодательства в сфере правовой регламентации электронных банковских услуг, но делает это фрагментиро- ванно, оставляя множество законодательных пробелов и не всегда поспевая за стремительно развивающимся рынком финансовых услуг - достаточно по-

смотреть, сколько и какие определения Директивы нашли закрепление в оте­чественном законодательстве.

<< | >>
Источник: Правовое регулирование банковской системы Российской Федерации. 2016

Еще по теме 3.1. Правовой статус электронного банкинга:

  1. Понятие и специфика электронного банкинга
  2. Понятие электронного банкинга, его экономическая сущность и значение
  3. Перспективы развития электронного банкинга.
  4. Классификация технологий электронного банкинга
  5. Типичные банковские риски, ассоциируемые с применением технологий электронного банкинга
  6. Основные виды, формы и методы реализации электронного банкинга, их происхождение и пути развития до настоящего времени
  7. Теоретическая база исследования электронного банкинга
  8. ВИДЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА. СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ПРАВОВОЙ СТАТУС», «КОНСТИТУЦИОННЫЙ СТАТУС», «ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ»
  9. Сущность электронного банкинга и практика его предоставле­ ния: обзор мирового и российского опыта
  10. ГЛАВА I. ЭЛЕКТРОННОЕ ГОЛОСОВАНИЕ В СИСТЕМЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ В РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ: ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ И КОНСТИТУЦИОННО- ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
  11. § 2. Конституционно-правовая модель электронного голосования в системе электронной демократии
  12. ГЛАВА 2. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО ГОЛОСОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ
  13. ГЛАВА 3. ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЭЛЕКТРОННОГО ГОЛОСОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ДЕМОКРАТИИ
  14. ТЕМА 10. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ОБОРОТА ДОКУМЕНТИРОВАННОЙ ИНФОРМАЦИИ. ЭЛЕКТРОННЫЙ ДОКУМЕНТООБОРОТ. ЭЛЕКТРОННАЯ ЦИФРОВАЯ ПОДПИСЬ
  15. Антонов Ярослав Валерьевич. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015, 2015
  16. Понятие конституционно-правового статуса как юридической категории сопряжено также с понятием конституционного и правового статуса.
  17. Простой электронной подписью является электронная подпись, которая посредством использования кодов, паролей или иных средств подтверждает факт формирования электронной подписи определенным лицом (ст. 5 названного закона).
  18. § 2. гражданСко-Правовой СтатуС объединений гоСударСтвенных юридичеСких лиц в роССийСком Праве 1. Особенности гражданско-правового статуса государства и его юридических лиц
  19. В Рекомендациях Совета Европы выделены подразделы электронной демократии, которые также именуются формами реализации электронной демократии или видами, или проектами электронной демократии