<<
>>

§ 2. Принципы платежного права в формировании средств правового регулирования межбанковских расчетов

Основу правового регулирования межбанковских расчетов должны составлять цели-принципы расчетов, имеющие экономико-правовую природу. К сожалению, эти принципы до сих пор не имеют легального воплощения.

Понятие принципов права необходимо сформулировать с учетом высказанной выше концепции множественности средств правового регулирования, что не в полной мере соответствует сложившемуся ранее понимаю принципов права в теории права и в работах по теории гражданского и международного частного права.

В связи с этим обратимся к работам отечественных юристов, большинство из которых отождествляют общепризнанные принципы международного права с нормами международного права. Данная позиция основана на нормативном правопонимании, в соответствии с которым принципы права «по своей юридической природе и сущности представляют собой нормы права, но лишь с более общим и принципиальным содержанием»[212]. Теория о принципах - нормах права продолжена в отраслевых фундаментальных теоретических исследованиях. В частности, в науке гражданского права сформулировано понятие «нормы-принципы». Нормы принципы - это «специализированные императивные предельно общие нормы, определяющие содержание всех других гражданско-правовых норм и обладающие по отношению к ним высшей юридической силой, имеющие нетипичную структуру и выполняющие специфические функции в гражданско­правовом регулировании»[213]. Гражданско-правовые нормы-принципы направлены на защиту частных прав, среди которых право собственности и право свободы осуществления предпринимательской деятельности являются базовыми для экономического развития.

Как справедливо отметил А. Б. Венгеров, «наличие частных прав делает их носителя активным участником общественной, прежде всего экономической жизни.»[214] [215] Это способствует тому, что гражданско-правовые принципы нельзя назвать статичным образованием исходя из их понимания как правовых норм общего содержания.

В частности, последними изменениями и дополнениями в ГК РФ состав принципов был дополнен новым - принципом добросовестности, правоприменительная практика в отношении которого пока

224

не гармонизирована .

Принципы права используются также в случае применения права по аналогии, что призвано преодолевать пробелы в праве. При сложившейся в советский период концепции восприятия права как совокупности нормативно­правовых актов пробелы в праве означают «брешь в законодательстве»[216] или «пробел в законодательстве в смысле отсутствия конкретной нормы для разрешения определенных случаев, находящихся в сфере воздействия права»[217].

При более широком понимании источников права, включающем не только нормативные правовые акты, но также не закрепленные, но обладающие неоспоримым приоритетом принципы права и соответствующие этим принципам правовые обычаи, само понятие «пробел в праве» отсутствует.

Таким образом, принципы права имеют сложную экономико-правовую природу. Они должны формироваться на наднациональном, надгосударственном уровне. Их включение в состав конкретного национального нормативного правового акта не должно влиять на их природу и значение.

С учетом сформулированной выше концепции множественности средств нормативного регулирования межбанковских расчетов можно указать, что принципы правового регулирования должны определять не только содержание законодательства о межбанковских расчетах, и в целом расчетных отношений внутри страны, но и международных расчетов, а также служить правовым ориентиром для разработки правил и стандартов платежных систем.

Обратимся к международному праву, где «главенствующее системообразующее место принадлежит его основным принципам...»[218] В

науке международного права в последние десятилетия изменяется подход к

понятию и составу его субъектов, которыми в настоящее время признаются не только государства. В качестве таковых могут признаваться и транснациональные коллективные образования, индивиды.

Их правоспособность ограничена, но тенденции развития международных отношений таковы, что объем прав и обязанностей указанных субъектов, а также роль в регулировании данных отношений возрастают[219] [220].

Итак, правовое регулирование международных отношений уже сейчас основывается на общепризнанных принципах. Эти принципы определяются учеными-юристами как ведущие начала, руководящие идеи, исходные

положения, «устоявшиеся основы правосознания и главные направления

229

правовой политики» .

В условиях глобализации и интернационализации правового пространства, имплементации и адаптации международного права в национальных правовых системах развитых и многих развивающихся государств основополагающие принципы постепенно становятся полноценными источниками национального права[221], составляя его фундамент и обеспечивая системность. Обладая качествами неоспоримости, всеобщего одобрения, принципы должны способствовать последовательному развитию, целостности и единству правотворчества в глобальном масштабе, а также обеспечению непротиворечивости и предсказуемости правоприменения.

Принципы могут разрабатываться представителями науки, участниками конкретных отношений, заинтересованными в их урегулировании, международными организациями или наднациональными образованиями, иными субъектами и не иметь первоначального, а иногда и последующего закрепления в нормативных источниках, что определяет их рекомендательный, информативный, необязательный характер, более присущий так называемому «мягкому праву». В частности, в международных торгово-экономических отношениях высокая обоснованность, широкое признание в деловых кругах, иные положительные эффекты, включая укрепление деловой репутации организации, следующей принципам и стандартам деятельности, способствуют тому, что они становятся источниками не менее, а иногда более важными, чем традиционные нормы, обеспеченные санкциями отдельного государства. В условиях быстро меняющейся глобальной экономики, усиления международной интеграции важным достоинством принципов и иных источников экономического «мягкого права» является и то, что они могут быть дополнены, усовершенствованы без серьезных формальных процедур, которые обычно предусмотрены для принятия законов и иных нормативных правовых актов государственными органами власти.

Однако чрезмерное увлечение «мягким правом» может привести к негативным последствиям, подмене понятий, искажению понимания принципов в преследовании отдельными организациями, как правило, транснациональными корпорациями (далее - ТНК) собственных целей и интересов за счет интересов добросовестных контрагентов, являющихся резидентами «принимающей» страны. В западной литературе получила развитие предложенная Ф. Джессопом идея «транснационального права», объединяющего нормы международного публичного права, международного частного права и в случаях, когда данные нормы не могут воздействовать на определенные отношения, возникающие в конкретном государстве, нормы национального права. Ее возникновение связано с попытками обосновать вмешательство одних стран во внутренние дела других, «принимающих» стран, и межгосударственные отношения с помощью транснациональных корпораций как инструмента внешней политики[222].

Взамен этому транснациональные корпорации получали мощную поддержку не только стран базирования, но и международных финансовых организаций (Всемирного банка, МВФ) в части обеспечения защиты осуществления инвестиционной деятельности в «принимающих» развивающихся странах. Однако в последнее время ситуация изменилась. Если в конце 80-х гг. XX века насчитывалось не более 19 тысяч транснациональных корпораций и практически все они «базировались» в развитых странах, то в настоящее время их около 76 тысяч (рост более чем в 4 раза за двадцать пять лет), и происхождение многих из них уже не в странах «золотого миллиарда», а в развивающихся странах. Причем привлекательность налогового режима, предоставляемого оффшорными зонами, делает ТНК недосягаемыми для регулирования и контроля соответствующими органами стан происхождения. Укрупнение институтов, создание ТНК во всех сферах, где это возможно, при отсутствии сформированного глобального рынка приводит не к справедливой конкуренции между ними, а к сотрудничеству, имеющему признаки сговора (раздел сфер реализации продукции по странам и континентам, ценовые сговоры и т.д.). В частности, в финансовой сфере известны многочисленные случаи манипулирования ставкой LIBOR, другие нарушения. Однако нельзя не отметить влияние политической составляющей на развитие ТНК: претерпевание ими обязанностей «санкционеров» в отношении контрагентов из стран-нарушителей в большинстве случаев негативно сказывается на стоимости их бизнеса[223].

В международных расчетных отношениях роль объединяющего усилия по гармонизации и повышению эффективности регулирования должна принадлежать Комитету по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов - одного из старейших международных финансовых институтов, предназначенного для обеспечения благоприятных условий осуществления международных финансовых операций[224]. В 1990 г. группой экспертов Комитета были сформулированы принципы для двухсторонних и многосторонних трансграничных и мультивалютных неттинговых схем и обоснована структура совместного наблюдения центральных банков стран Группы десяти. В 2001 г. базовый документ был дополнен «Ключевыми принципами для системно значимых платежных систем», а позднее с участием Международной организации комиссий по ценным бумагам подготовлены также и «Рекомендации для систем расчетов по ценным бумагам», «Рекомендации для центральных контрагентов». Основными пользователями данных документов, объединенных названием «Стандарты», являются упомянутые нами ранее международные финансовые институты - МВФ и Всемирный банк, которые вместе с иными международными организациями составляют Совет по финансовой стабильности.

После финансового кризиса 2008 г. было принято решение о доработке существующих документов с целью ограничения системного риска, повышения прозрачности и укрепления финансовой стабильности в платежных и расчетных системах. Таким образом, в апреле 2012 г. была завершена работа над новым документом под названием «Принципы для инфраструктур финансового рынка» (далее - «Принципы»). Он включает также и рекомендации о подтверждении сделок, о расчетных циклах, о центральных контрагентах, о кредитовании под залог ценных бумаг, о центральных депозитариях ценных бумаг и о защите ценных бумаг клиентов. В декабре 2012 года к «Принципам» был присоединен специальный раздел «Принципы для инфраструктур финансового рынка: структура раскрытия информации и методология оценки».

«Принципы» стали базовым документом, регламентирующим функционирование многосторонней системы участвующих в ней финансовых организаций (включая оператора), объединенных с целью учета, клиринга или расчетов по платежам, ценным бумагам, производным финансовым инструментам, иным финансовым транзакциям[225]. Их основной целью является стимулирование эффективного управления рисками, возникающими в платежных и расчетных системах, организованных частными финансовыми организациями и центральными банками[226]. Причем риски должны быть идентифицированы по видам, источникам и последствиям передачи через инфраструктуру финансовых рынков, что является сложной, практически трудновыполнимой задачей. Поэтому количество финансовых рынков, на которых национальные регуляторы стимулируют введение централизованного клиринга, возрастает, и российский финансовый рынок не стал исключением. Однако это не означает, что государства через центральные банки должны поддерживать финансовые институты в моменты финансовых кризисов, финансовые институты должны сами учитывать высокую волатильность показателей финансовых рынков и эффективно управлять связанными с этим рисками на основе требований, содержащихся в «Принципах». При этом роль центральных банков заключается в мониторинге и надзоре за качеством управления, но не в замещении рыночных институтов финансовой инфраструктуры институтами, аффилированными государству.

«Принципы» не предписывают использование конкретных средств, инструментов для достижения соответствия требованиям, оставляя инициативу в руках надзорного органа и частных организаций, обеспечивающих инфраструктуру финансовых рынков, но стимулируют к применению их во взаимосвязи, в комплексе и системно, а не произвольно.

Однако «Принципы» не касаются двухсторонних отношений между финансовыми организациями-участниками, организаторами инфраструктур финансового рынка и их клиентами (корреспондентские банковские отношения). Вместе с тем данная сфера отношений наиболее уязвима, и сбои в ней негативно сказываются не только на деятельности самих кредитных организаций, но и конечных потребителей платежных услуг - клиентов[227].

Содержат принципы осуществления безналичных расчетов также и Конвенция ООН о независимых гарантиях и резервных аккредитивах[228], Женевские вексельные и чековые конвенции. Однако Россия участвует только в вексельных конвенциях, да и количество присоединившихся к данным конвенциям стран в целом невелико. Это свидетельствует о наличии лишь информационной функции данных документов, что не позволяет в полной мере отнести их в состав источников международного расчетного права в традиционном понимании, но «мягкого права» - вполне.

Межбанковские отношения возникают в связи с операциями кредитных организаций по поводу расчетов своих клиентов и расчетов между собой[229]. С целью повышения надежности межбанковских трансграничных платежей, минимизации расчетного, кредитного и операционного рисков, вплоть до полного их устранения, значительная их часть осуществляется через международные платежные системы[230].

Специализированная международная система конверсионных валютных операций CLS (Continuous Linked Settlement) Group Holdings AG создана частным финансовым сектором США. Она зарегистрирована в Швейцарии, но регулируется ФРС США как банковская холдинговая группа, поскольку CLS Bank International, ее оператор, зарегистрирован в качестве банковской корпорации по закону Эджа в США[231]. CLS Bank призван управлять мультивалютными переводами денежных средств по принципу «платеж против платежа» по счетам центральных банков и иных базовых кредитных учреждений 17 стран-участниц[232] и присоединившихся стран, открытым в CLS, счетам CLS в центральных банках, счетам членов расчетов в CLS. Финансовая группа интегрирована с международной межбанковской системой передачи информации и совершения платежей SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications), международной платежной системой Visa International, международной платежной системой MasterCard International, Euroclear Bank SA, операционным центром расчетной системы Euroclear System и расчетной системой Clearstream International . Построение CLS и взаимодействие в ней финансовых институтов основано на документе под названием «Ключевые принципы для системно значимых платежных систем Комитета по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов». Данные принципы призваны оказать содействие в «сглаживании» различий правовых систем (национального законодательства), относящихся к правовым семьям континентального и англо-американского права[233]. CLS оценивает соответствие собственных показателей требованиям Ключевых принципов и публично раскрывает данные оценки. В регулировании взаимодействия финансовых институтов в платежной системе CLS применяется система договоров и контрактов, технических инструкций, регламентов, условия которых публичны и позволяют определить объективные критерии участия и распределения рисков между участниками. Необходимо указать также, что функционирование системы основано на законодательстве США: оператор CLS Bank International поднадзорен Совету управляющих ФРС США, а Федеральный резервный банк Нью -Йорка является и регулятором, и непосредственным участником платежной системы. Кроме того, с целью имплементации наилучшей практики корпоративного управления и банковской деятельности CLS-group в случае соответствия ее потребностям учитывает положения Швейцарского кодекса наилучшей практики в области корпоративного управления, Объединенного кодекса корпоративного управления Англии, а также принципы управления, изложенные в Законе США

по борьбе с корпоративным и бухгалтерским мошенничеством[234]. Следует отметить, что CLS-group оказывает влияние на деятельность Комитета по платежным и расчетным системам, иных комитетов Банка Международных расчетов путем оценки проектов документов, содержащих принципы осуществления расчетов (предотвращения расчетных рисков), внесения рекомендаций по целесообразности их принятия, инициации изменений и дополнений с учетом потребностей самой CLS-group.

Если система, созданная CLS-group, предназначена преимущественно для урегулирования мультивалютных операций кредитных организаций и иных финансовых институтов стран-участниц, то непосредственные переводы денежных средств между кредитными организациями осуществляются через платежные системы, не носящие столь масштабного характера, имеющие национальный или наднациональный (региональный) характер, но в рамках расчетов одной валютой. Примером последней служит европейская межбанковская платежная система TARGET II (Trans-European Automated Real­Time Gross Settlement Express Transfer System), предназначенная для расчетов в евро, к которой присоединены в качестве участников действующие в странах еврозоны платежные системы, частные и публичные, созданные центральными банками. Управляет платежной системой и наблюдает за взаимодействием в ней финансовых институтов Европейский центральный банк, основываясь на тех же, упомянутых нами ранее, Основополагающих принципах для системно значимых платежных систем Комитета по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов[235].

В условиях обострения конкуренции и тенденции к укрупнению финансовых институтов их доступ к услугам международных и наднациональных платежных систем становится стратегической задачей. Поэтому стремление к участию в них кредитных организаций не только развитых, но и развивающихся стран обусловлено необходимостью диверсификации их бизнеса и бизнеса клиентов. В частности, Центральный банк Российской Федерации заинтересован в сотрудничестве с CLS-Group, поскольку это дает возможность российским кредитным организациям, осуществляющим транснациональные переводы денежных средств, обеспечить доступ через публичную платежную систему (сервис БЭСП) к платежным сервисам CLS[236]. Однако Банк России в своих нормативных актах, регламентирующих деятельность публичной платежной системы, указал механизмы имплементации Принципов для инфраструктур финансового рынка, но Ключевые принципы для системно значимых платежных систем в качестве правовой базы не упоминаются. Это не в полной мере согласуется с требованиями Стратегии развития национальной платежной системы «содействовать совершенствованию правовой основы НПС с учетом положений национальных, а также международных стандартов, принципов и требований при оказании платежных услуг и услуг платежной инфраструктуры, разработанных ведущими международными организациями»[237], и препятствует гармонизации регулирования взаимодействия платежных систем.

Можно привести и другие примеры правового регулирования межбанковских отношений на основе принципов, выработанных различными международными и иными общественными организациями. К их числу относятся, например, Базельский комитет по банковскому надзору и различные рейтинговые агентства.

С целью сокращения издержек расчетов и получения новых возможностей ведения собственного бизнеса российские кредитные организации стремятся стать прямыми или ассоциированными участниками иностранных частных платежных систем. Однако как прямые корреспондентские отношения, так и корреспондентские отношения в платежных системах основываются на доверительном характере, установление которого возможно только после достаточно длительных межбанковских связей. Для новых участников в отсутствие доверия должны быть установлены критерии, определяющие степень их надежности и наличие потенциальных рисков неисполнения своих обязательств. Следует указать также, что и сами

организаторы платежных систем - банки-корреспонденты не всегда отвечают

критериям надежности и нередко являются причиной системных кризисов

неплатежей. Таким образом, определение степени надежности кредитных организаций как потенциальных и действующих участников межбанковских правоотношений осуществляется в нескольких направлениях. Прежде всего, это качество управления рисками, требования к которому установлены рекомендациями (принципами) Базельского комитета по банковскому надзору (в частности, Базель II и Базель III)[238]. Данные принципы постоянно модернизируются в направлении усиления требований к качеству капитала, корпоративной структуры, транспарентности информации об управлении рисками. Национальные центральные банки должны контролировать процессы, происходящие в кредитных организациях, направленные на приведение в соответствие требованиям Базельского комитета по банковскому надзору, да и сами добросовестные кредитные организации заинтересованы в выполнении требований, поскольку это способствует укреплению их деловой репутации и участию на паритетных условиях в институтах международного рынка капитала.

Вторым взаимосвязанным направлением установления качества контрагента является процесс рейтингования международными и национальными рейтинговыми агентствами. Его результаты выражены в оценочных показателях по соответствующей шкале[239] [240]. В практике оценки международных рейтинговых агентств имеется внушительный арсенал средств оценки, составляющих методологию, нацеленную в конечном итоге на определение потенциальной возможности участия кредитной организации в системе межбанковского кредитования, расчетов и платежей. Рейтингуемые

субъекты стремятся соответствовать критериям показателей инвестиционного

249

класса шкалы рейтинга .

Принципы оценки финансового положения кредитных организаций, выработанные рейтинговыми агентствами, выраженные ими в конкретных актах, приобретают роль средства регулирования межбанковских корреспондентских связей. Руководствуясь оценкой рейтинговых агентств, кредитные организации выбирают себе контрагентов в других странах.

Если кредитные организации не будут учитывать рейтинги своих контрагентов при установлении межбанковских связей при совершении собственных и клиентских межбанковских операций, то они могут утратить стабильность собственных показателей деятельности (ликвидности, достаточности капитала, кредитного рейтинга, рейтинга ликвидности и др.) в связи с возможной неплатежеспособностью или плохой репутацией банков- контрагентов. Это может повлиять на их деловую репутацию и, как следствие, привести к исключению из числа участников международных платежных систем и прекращению прямых корреспондентских отношений с контрагентами.

Таким образом, опыт правового регулирования межбанковских отношений на основе принципов правового регулирования уже имеется. К сожалению, международное банковское сообщество, авторитетные международные и наднациональные организации, международные финансовые институты не разработали международные акты, содержащие принципы организации межбанковских корреспондентских отношений,

функционирования платежных систем, включая справедливость доступа к межбанковским платежным услугам, добросовестность деятельности участников, разумность требований к организации данных отношений, их глобальную эффективность (полезность). Поэтому еще раз отметим, что при отсутствии в составе источников регулирования системы общих и специальных принципов[241] приоритет правил платежно-расчетной системы и договоров (соглашений об установлении корреспондентских отношений), разработанных транснациональными финансовыми корпорациями, будет сохраняться.

Таким образом, под принципами платежного права следует понимать

ведущие начала, руководящие идеи, исходные положения, устоявшиеся основы правосознания и главные направления экономической политики в

области оказания кредитными организациями платежных услуг.

Если кредитные организации оказывают платежные услуги другим кредитным организациям, то можно было бы говорить о принципах межбанковских расчетов либо о принципах межбанковского платежного права. Однако законодатель обязан обеспечить единство правового регулирования процедуры перевода денежных средств, учитывая, что это единый процесс, который может быть разбит на стадии только условно. Поэтому принципы платежного права полностью совпадают с принципами межбанковского платежного права (или межбанковских расчетов).

Учитывая, что в законодательстве отсутствуют принципы платежного права, в настоящей диссертации предложены принципы платежного права: принцип мгновенности доступа к платежной системе; принцип безопасности перевода денежных средств; принцип непрерывности перевода денежных средств; принцип совершения платежей в режиме реального времени; принцип свободы выбора участников платежных систем.

Принцип мгновенности доступа к платежной системе означает, что любой участник платежной системы, прежде всего операторы перевода денежных средств и операторы электронных денежных средств должны иметь возможность передачи данных о платежах через платежную систему в любой момент времени суток.

Принцип безопасности перевода денежных средств означает, что требования к передаче и хранению данных о платежных операциях должны максимально исключать возможность хищения денежных средств, а в случае выявления фактов хищения денежных средств - обеспечивать возможность адекватного поиска правонарушителей.

Принцип непрерывности перевода денежных средств означает, что требования к передаче данных о платежных операциях должны обеспечивать отсутствие сверхнормативных перерывов в процедуре перевода денежных средств, связанных с недостаточностью денежных средств на счетах участников платежных систем либо с техническими сбоями.

Принцип совершения платежей в режиме реального времени означает, что организация процедуры передачи данных в платежных системах должна способствовать достижению одномоментности отправления и получения информации о платежах между банком-отправителем и банком-получателем.

Принцип свободы выбора участников платежных систем означает, что все участники межбанковских расчетов должны иметь возможность вступать в правоотношения по поводу перевода денежных средств добровольно в полном соответствии со ст. 421 ГК РФ. Например, такой принцип был реализован в ст. ст. 9 и 12 Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов (редакция 2007 года, публикация МТП № 600). В российском законодательстве такой принцип, к сожалению, отсутствует.

На основании изложенного представляется обоснованным вывод о том, что принципы платежного права должны быть независимы от национального законодательства. Наоборот, законодательство должно формироваться в соответствии с этими принципами. Поскольку принципы имеют абстрактный, относительно определенный характер, они должны конкретизироваться в нормах права и индивидуализироваться с помощью правил и договоров (индивидуального регулирования)[242], что должно составлять систему средств нормативного характера, входящую в подсистему средств организации межбанковских расчетов в правовом механизме.

Сообразно принципам права необходимо также конструировать правовой механизм.

<< | >>
Источник: Сиземова Ольга Борисовна. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ. 2015

Еще по теме § 2. Принципы платежного права в формировании средств правового регулирования межбанковских расчетов:

  1. § 2. Понятие и принципы построения механизма правового регулирования межбанковских расчетов, его роль в платежном праве
  2. § 3. Роль юридических фактов в формировании правореализационных средств (правоотношений) в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  3. § 1. Концепция платежного права и ее роль в построении механизма правового регулирования межбанковских расчетов
  4. § 5. Правила платежных систем в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  5. Принципы построения механизма правового регулирования межбанковских расчетов.
  6. § 1. Понятие и классификация правовых средств в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  7. § 3. Соотношение частноправовых и публично-правовых средств в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  8. ГЛАВА 2. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ КАК СИСТЕМА ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ
  9. ГЛАВА 3. СРЕДСТВА НОРМАТИВНОГО ХАРАКТЕРА И ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АКТЫ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ
  10. § 4. Применение «мягкого права» как тенденция развития современного механизма правового регулирования межбанковских расчетов
  11. § 1. Общая характеристика средств нормативного и индивидуального регулирования в межбанковских расчетах
  12. § 2. Анализ правовых средств, используемых в правовом механизме межбанковских расчетов
  13. § 6. Индивидуальные акты в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  14. § 4. Банковские обычаи в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  15. Сиземова Ольга Борисовна. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБАНКОВСКИХ РАСЧЕТОВ, 2015
  16. § 4. Договор о корреспондентских отношениях в механизме правового регулирования межбанковских расчетов
  17. § 3 . Структурные особенности российской банковской системы и их влияние на построение механизма правового регулирования межбанковских расчетов