<<
>>

Российский опыт секьюритизации: от ипотечных кредитов к лизинговым активам

Ипотечная секьюритизация, доминировавшая на мировом рынке секьюритизации до кризисного коллапса, не стала исключением в своем эволюционном развитиии на россий­ском рынке. Однако исторически секьюритизация в России началась не с ипотечных креди­тов и других видов активов, в том числе потребительских, автокредитов и задолженности по кредитным картам, о каждом из которых пойдет речь ниже.

6.4.1. Квази- или псевдосекьюритизация

С начала 2000 г. российскими банками был проведен ряд сделок, которые формально секьюритизацией считаться не могут, но по существу имеют с ней много общего. Эти сделки содержали в себе отдельные элементы классической секьюритизации, а потому получили в литературе название квази- или псевдосекьюритизации.

Одним из примеров подобных сделок стал выпуск в октябре 2000 г. банком «Россий­ский Кредит» обеспеченных расписок, зарегистрированных в системе Euroclear, на сумму 357 млн долл. В рамках этой сделки иностранным кредиторам было предложено обменять рублевые и долларовые векселя, полученные по условиям мирового соглашения, на евро­векселя, привязанные к этим ценным бумагам. Держателем «генерирующих» доход активов (векселей банка «Российский Кредит») выступало лондонское подразделение международ­ного банка ING Bank. Оно перечисляло денежные потоки по векселям эмитенту евровексе­лей - офшорной компании SNAP Limited, которая, в свою очередь, осуществляла выплаты держателям векселей - прежним кредиторам «Российского кредита». Данная сделка не была направлена на привлечение финансирования, но позволила «переупаковать» ценные бумаги и существенно повысить их ликвидность.

Другой пример - секьюритизация банковских активов банка «Русский Стандарт», предпринятая в августе 2002 г. путем выпуска облигаций, обеспеченных портфелем из 50 тыс. потребительских кредитов. Эмитентом 3-летних облигаций общей суммой 500 млн руб. выступила независимая компания ООО «Русский Стандарт-Финанс». Структура сделки не обеспечивала четкого отделения активов от инициатора секьюритизации и не защищала владельцев ценных бумаг в случае его банкротства. Таким образом, принципы классической секьюритизации (истинная продажа, защищенность SPV от банкротства, жесткий контроль инвесторов над денежными потоками) не были соблюдены.

Созданное в 1997 г. Агентство по ипотечному жилищному страхованию (АИЖК) по образу американской модели ипотеки, на практике не выполняло функцию государствен­ных американских агентств. Оно фактически выпускало корпоративные бумаги, обеспечен­ные гарантиями Правительства РФ, а не реальными пулами закладных. В апреле 2003 г. АИЖК осуществило первую эмиссию корпоративных облигаций. Бумаги не имели статуса ипотечных ценных бумаг и не подпадали под сферу применения Федерального закона «Об ипотечных ценных бумагах». В российской литературе такие бумаги получили характери­стику «квазиипотечных», а их выпуск - «квазисекьюритизацией».

6.4.2.

<< | >>
Источник: Солдатова А.О.. Факторинг и секьюритизация финансовых активов. 2013

Еще по теме Российский опыт секьюритизации: от ипотечных кредитов к лизинговым активам:

  1. Секьюритизация лизинговых активов
  2. Ипотечная секьюритизация
  3. Ипотечные кредиты
  4. Сквозные ипотечные ценные бумаги. Секьюритизация
  5. Модель вторичного рынка ипотечных кредитов
  6. Жилищные ипотечные кредиты
  7. Секьюритизация факторинговых активов
  8. Требования к ипотечным кредитам
  9. Секьюритизация активов в правилах базеля
  10. Активы, пригодные для секьюритизации