<<
>>

Международно-правовые стандарты компенсации

Основной формулой, применяемой при определении компенсации, которая нашла отражение в многочисленных источниках международного инвестиционного права, является так называемая формула Халла, получившая свое название по имени госсекретаря США Кордела Халла.

Формула Халла устанавливает, что требование «достаточной,

действительной и незамедлительной компенсации» подразумевает немедленную выплату в свободно конвертируемой валюте полной стоимости национализируемой собственности. Формула Халла нашла отражение во многих соглашениях в сфере международного инвестиционного права.

Она закреплена, к примеру, в ДЭХ, в соответствии с которым

экспроприация не допускается за исключением, случаев, когда она

осуществляется «одновременно с выплатой быстрой, достаточной и

эффективной компенсации. Размер такой компенсации соответствует

справедливой рыночной стоимости экспроприированной инвестиции на

момент, непосредственно предшествовавший экспроприации или до того

момента, когда известие о предстоящей экспроприации повлияло на

121

стоимость инвестиции... Такая справедливая рыночная стоимость по просьбе инвестора оценивается в свободно конвертируемой валюте на основе рыночного обменного курса, существующего для этой валюты на дату оценки. Компенсация включает также выплату процентов по коммерческой ставке, устанавливаемой на рыночной основе, с даты экспроприации по дату выплаты» (ст. 13.1).

Аналогичную формулу содержит НАФТА, где она дополнена критериями определения справедливого размера компенсации: «компенсация должна быть эквивалентна справедливой рыночной стоимости экспроприированной инвестиции на момент экспроприации и не должна отражать изменения в стоимости, возникшие из-за того, что об экспроприации стало известно заранее. Критерии оценки должны включать стоимость активов компании, основанную на допущении о непрерывности её деятельности (going concern value), стоимость активов, включая декларированную бухгалтерскую стоимость материальной собственности и другие критерии, необходимые для определения рыночной стоимости.

Компенсация должна быть выплачена без задержки и быть ликвидной». Формуле Халла следует и Ашгабадское соглашение: «Решения о

национализации и реквизиции принимаются в порядке, установленном законодательством государства по месту инвестирования. В таких случаях государством по месту инвестирования выплачивается инвесторам Сторон быстрая, адекватная и эффективная компенсация», и многочисленные ДИС. Например, в типовом российском ДИС установлено, что меры, эквивалентные экспроприации допускаются только в том случае, если они «влекут за собой выплату быстрой, адекватной и эффективной компенсации».

Принцип полной компенсации поддерживается и общими принципами

права, являющимися источником международного права в целом и

международного инвестиционного права, в частности. Как отмечает М.

Сорнараджа, в доктрине международного инвестиционного права для

122

обоснования полной компенсации обычно используются два общих принципа права: недопустимость неосновательного обогащения и теория приобретенных прав[200]. Первая теория подразумевает, что вследствие действий государства по национализации иностранных инвестиций последнее неосновательно обогащается за счет инвестора[201] [202]. В силу этого иск инвестора к принимающему государству может являться разновидностью кондикционного иска, в случае удовлетворения которого государство, экспроприировавшее собственность инвестора, должно возвратить всю стоимость неосновательно полученного имущества. В свою очередь, доктрина приобретенных прав подразумевает, что права, однажды приобретенные в соответствии с тем или иным правопорядком иностранными лицами, не могут быть безосновательно прекращены в силу

204

изменения этого правопорядка .

Среди общих принципов права, лежащих в обосновании требования о выплате инвестору полной компенсации, В.Н. Лисица, в частности, выделяет

следующие: «теория estoppel, в соответствии с которой государство, вынудившее действовать иностранного инвестора в ущерб себе, не может отказаться от покрытия этого ущерба (concept of estoppel); теория нарушенных прав, в соответствии с которой государство не может произвольно действовать в ущерб правам иностранного инвестора (concept of abuse of rights); теория соблюдения взятых на себя обязательств, согласно которой государство должно исполнять взятые на себя обязательства (pacta sunt servanda)»[203].

Тем не менее, как утверждает И.З. Фархутдинов, «исследования последних лет в некоторой степени свидетельствуют об отходе части ученых и практиков от доктрины незамедлительной, достаточной и действительной компенсации. Сказалась, в частности, жесткая критика со стороны развивающихся стран, с которой они выступали на протяжении десятилетий. Как результат - академические группы, например, Американский институт права и другие аналогичные организации, которые безоговорочно поддерживали формулу Халла, начали делать определенные оговорки относительно заказного стандарта компенсации за национализируемую собственность»[204]. С ним соглашаются М. Дольцер[205] и М. Сорнараджа[206], указывая на то, что формула Халла постепенно вытесняется принципом «достаточной» компенсации, установленным, прежде всего, Резолюциями ООН, которые были рассмотрены выше.

Напротив, К. Маклахлан, Л. Шор и М. Вайнигер[207] утверждают, что формула Халла сохраняет свое влияние, поскольку она содержится в основных источниках международного инвестиционного права и применяется арбитражами. С ними соглашается М. Болл, указывающий, что «к сожалению, невозможно утверждать, что существует одно слово или фраза, которые описывали бы стандарты компенсации в соответствии с нормами международного права об экспроприации. Используемые определения многочисленны и разнообразны... Тем не менее, несмотря на разнообразие терминов, я убежден в том, что существует растущий международный консенсус, выраженный в соглашениях, арбитражных решениях, вынесенных в соответствии с этими соглашениями, и обычном международном праве, заключающийся в установлении стандарта “справедливой рыночной цены” или его эквивалентов»[208] [209].

Решения международных арбитражей обычно подтверждают требование международного права о том, что при экспроприации иностранной собственности должна выплачиваться полная компенсация. Продолжаются теоретические и практические дебаты относительно сферы охвата возможных исключений из этого стандарта, однако арбитражная практика показывает, что оправданием для таких изъятий могут послужить только чрезвычайные обстоятельства. С другой стороны, к примеру, в решении по делу Abrahim Rahman Golshani v. Iran арбитраж установил, что «хотя международное право, несомненно, закрепляет обязательство предоставлять компенсацию за изъятую собственность, теория и практика международного права не подтверждают вывод о том, что норматив о незамедлительной, достаточной и действительной компенсации является отражением стандарта международного права». Впрочем, чаще всего трибуналам нет необходимости обращаться к обычному международному праву в вопросе компенсации в случаях экспроприации, поскольку соответствующие нормы, как правило, содержатся в ДИС. Таким образом, ни в доктрине, ни в практике международного инвестиционного права не существует единого стандарта компенсации. Его определение является предметом регулирования международных соглашений, в первую очередь, двусторонних.

2.2.

<< | >>
Источник: Ксенофонтов Константин Евгеньевич. ЭКСПРОПРИАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ ИНОСТРАННОГО ИНВЕСТОРА В МЕЖДУНАРОДНОМ ИНВЕСТИЦИОННОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2014. 2014

Еще по теме Международно-правовые стандарты компенсации:

  1. 4.3. Международные стандарты в области менеджмента качества
  2. Тема. Международные стандарты ИСО серии 9000.
  3. Базельский комитет по банковскому надзору: правовой статус, роль в формировании международных стандартов банковского надзора
  4. 2.1. Методология государственного аудита в соответствии с Международными стандартами
  5. Учет Международных стандартов государственного аудита в практике работы контрольно-счетных органов Российской Федерации определен:
  6. Собственный капитал банка и международные стандарты оценки его достаточности
  7. 8.2. Этапы трансформации бухгалтерской отчетности российских организаций в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности
  8. § 6. справедливая компенсация и «правовая помощь»
  9. § 2. Международное инвестиционное право в системе международно-правового регулирования
  10. Міжнародні і європейські стандарти прав ёюдини та їх впёив на правовий статус особистості і поступальний розвиток права
  11. Правовое регулирование банковских рисков в Российской Федерации в соответствии со стандартами Базельского комитета по банковскому надзору
  12. Определение размера компенсации.