<<
>>

§ 3. Понятие, объект и правовые формы осуществления инвестиционной деятельности

В литературе и законодательстве для обозначения процесса вложения инвестиции, в том числе иностранной, используются разные понятия: «инвестиционная деятельность»; «инвестирование»; «инвестиционный процесс».

С первого взгляда, все они отражают одно явление — деятельность инвестора и тем самым являются синонимичными. С другой стороны, законодатель, возможно, хотел провести различие между ними и потому ввёл их в оборот не случайно.

В юридической науке первые две категории часто рассматриваются как «вложение объектов» или «действия инвестора по вложению объектов» , т.е. как процесс. Это позволяет отграничить их от другой категории — инвестиции. К примеру, В. А. Бублик предлагает следующую дефиницию. Инвестирование — это долгосрочное вложение любых видов имущественных и интеллектуальных ценностей в предпринимательскую деятельность с целью извлечения прибыли либо достижения экономического, либо иного положительного социального эффекта .

Ю. В. Потапова, следуя положениям действующего законодательства (статья 1 Закона о капитальных вложениях и пункт 2 статьи 1 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г.

№ 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР»), в инвестиционную деятельность включает не только вложение инвестиций, но и осуществление практических действий с целью получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта . [283] [284] [285]

На наш взгляд, включать осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта помимо вложения инвестиций, т.е. заключения сделки, в содержание инвестиционной деятельности излишне. Дело в том, что если эти действия имеют какое-то юридическое значение, то их следует признать сделкой вследствие их направленности на достижение определённого правового результата.

Если они не порождают каких-либо юридических последствий, то включать их в правовую дефиницию не представляется целесообразным.

Поэтому понятия «инвестиционная деятельность», «вложение инвестиций» и «инвестирование» с юридической точки зрения должны рассматриваться как синонимы и представлять собой в первую очередь заключение различного рода сделок, порождающих возникновение (при заключении инвестиционного договора), изменение (при изменении инвестиционного договора) и прекращение гражданских правоотношений (при исполнении инвестиционного договора, которое сводится к фактическому вложению инвестиций, а также в других случаях). Поэтому в этой части следует согласиться с формулировкой, закреплённой в статье 2 Инвестиционного кодекса Республики Беларусь. Это действия инвестора по вложению инвестиций в производство продукции (работ, услуг) или их иному использованию для получения прибыли (дохода) и (или) достижения иного значимого результата.

С нашей точки зрения, не имеет практического значения для права и предложенное в юридической литературе деление совершаемых при осуществлении инвестиционной деятельности практических действий на две стадии: а) принятие решения инвестором о вложении свободных средств в качестве инвестиций; б) действия инвестора по реализации инвестиций . В праве необходимо оперировать юридическими категориями. Принятие решения инвестором о вложении средств в объект инвестиционной [286] деятельности ещё не означает заключение сделки, без которой инвестиционное правоотношение не может возникнуть.

Иногда инвестиционную деятельность рассматривают в узком смысле. К примеру, А. А. Чеченов всё разнообразие инвестиционных решений, направленных на расширение и обновление фирмы, сводит к четырём классическим формам: на новое строительство, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение фирмы . Соглашаясь в принципе с приведённой констатацией, нельзя не видеть, что это справедливо лишь в отношении капитального строительства, тогда как инвестиции могут вкладываться и в другие объекты, выступающие в роли оборотных и иных основных средств в экономике.

В отличие от категории «инвестиционная деятельность», понятие «инвестиционный процесс» используется в большей степени в

экономической науке и не закреплено в настоящее время в законодательных актах Российской Федерации. Инвестиционный процесс обычно рассматривается как многосторонняя деятельность участников

воспроизводственного процесса по наращиванию капитала с точки зрения движения физических величин и представляет собой следующую цепочку явлений: а) создание инвестиционных товаров (строительных объектов, машин и оборудования, технологий, патентов и «ноу-хау»); б) процесс освоения новых производственных мощностей (вывод построенных объектов на проектируемый выпуск продукции); в) эксплуатацию объекта в нормальном режиме в целях производства товаров (услуг) . И. Б. Калашников в инвестиционный процесс включает несколько иные этапы: а) привлечение средств и концентрацию инвестиционных ресурсов;

б) преобразование ресурсов в капитальные вложения (затраты);

в) превращение вложенных средств в прирост капитальной стоимости и её [287] [288] трансформацию в прибыль; г) возврат средств инвестору и увеличение собственных средств . В экономической литературе можно встретить и другие классификации[289] [290] [291].

Таким образом, инвестиционный процесс, в отличие от инвестиционной деятельности, экономистами рассматривается очень широко. С позиции гражданского права, все указанные выше действия, имеющие юридическое значение, как правило, представляют собой сделки. Последние относятся к юридическим фактам, являются элементом механизма правового регулирования инвестиционных отношений и имеют гораздо более важное значение, чем этап, на котором они заключаются. Поэтому, с нашей точки зрения, не имеет большого смысла закрепление категории «инвестиционный процесс» в инвестиционном законодательстве.

Другое дело — классификация инвестиций и инвестиционной деятельности по видам сделок, которые и выступают правовой формой осуществления инвестиционной деятельности.

Они могут быть направлены на: а) создание хозяйственных обществ; б) приобретение долей в уставных капиталах хозяйственных обществ; в) приобретение или строительство объектов капитального строительства; г) приобретение или создание машин и оборудования; д) покупку ценных бумаг и т.д. Именно по типу договорных отношений в литературе справедливо предлагается различать инвестиции, в ходе которых заключаются договоры об учреждении, совместной деятельности, купли-продажи, займа, строительного подряда, лизинга,

291

оказания услуг и т.д.

Инвестиционная деятельность предполагает вложение имущества (инвестиций) в другое имущество — объекты инвестиционной деятельности.

Статья 3 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» к ним относит вновь создаваемые и модернизируемые фонды и оборотные средства во всех отраслях и сферах народного хозяйства страны, ценные бумаги, целевые денежные вклады, научно-техническую продукцию и другие объекты собственности, а также имущественные права и права на интеллектуальную собственность.

Аналогичное понимание закреплено и в других актах законодательства. Так, пункт 1 статьи 3 Закона о капитальных вложениях признаёт в качестве объектов капитальных вложений находящиеся в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности различные виды вновь создаваемого и (или) модернизируемого имущества, за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами. Согласно статье 4 Инвестиционного кодекса Республики Беларусь объектами инвестиционной деятельности являются: а) недвижимое имущество, в том числе предприятие как имущественный комплекс; б) ценные бумаги; в) интеллектуальная собственность.

В последнем случае перечень объектов, как видно, является неоправданно ограниченным. Дело в том, что инвестиции могут вкладываться в различные объекты, представляющие собой с экономической точки зрения основные средства (здания, машины, оборудование и т.д.), нематериальные активы (имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и др.), запасы (сырьё, материалы, затраты в незавершённом производстве, готовая продукция и т.д.) и финансовые активы (имущественные права, возникающие в связи с участием в уставных (складочных) капиталах (паевых фондах) коммерческих организаций, а также с внесением банковских вкладов, предоставлением займов и кредитов и т.д.)[292].

Объекты инвестиционной деятельности, на наш взгляд, обладают несколькими характеристиками:

1) являются оборотоспособными, т.е. могут отчуждаться в результате совершения сделок по вложению инвестиций от одного участника инвестиционного правоотношения к другому;

2) допускают возможность своего создания (приобретения) или увеличения (изменения) в результате совершения сделок по вложению инвестиций;

3) способны принести в результате увеличения их стоимости и поступлений денежных средств доход инвестору в будущем. Это касается, в частности, многоквартирных домов, материальных запасов, являющихся «непотреблённым продуктом» , и др. Вместе с тем денежные средства в национальной валюте как таковые последней перечисленной чертой не обладают.

Исходя из объекта инвестиционной деятельности, сами инвестиции зачастую предлагается классифицировать на реальные (материальные и нематериальные) и финансовые[293] [294]. Реальные инвестиции — это, прежде всего, капитальные вложения. В соответствии со статьёй 1 Закона о капитальных вложениях они представляют собой инвестиции в основной капитал (основные средства), в том числе затраты на новое строительство, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин, оборудования, инструмента, инвентаря, проектноизыскательские работы и другие затраты. Подобное определение приводится и в пункте 3 части 10 статьи 4 Федерального закона от 10 января 2006 г. № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». Поскольку в отличие от капиталовложений инвестиции могут вкладываться не только в основные средства, но и иное имущество, представляется разумным рассматривать капиталовложение как разновидность инвестиции. Поэтому мы не поддерживаем мнение тех учёных, которые не проводят различия между этими категориями, считая их идентичными (А. Г. Богатырёв, М. С. Евтеева, Л. Шерстнёва) .

Объект инвестиционной деятельности не всегда является объектом предпринимательской деятельности, систематически приносящим прибыль инвестору.

Рассматриваемый вопрос о характере инвестиционной деятельности имеет важное практическое значение. Дело в том, что если передача имущества носит инвестиционный характер (в частности, вклады в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ, вклады по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности), договору инвестиционного товарищества, паевые взносы в паевые фонды кооперативов), то она не признаётся реализацией товаров, работ или услуг (подпункт 4 пункта 3 статьи 39 НК РФ) и, как следствие, не подлежит налогообложению НДС.

При ответе на поставленный вопрос в науке существуют разные взгляды. Одни учёные полагают, что инвестиции всегда преследуют извлечение прибыли в качестве основной цели (В. А. Бублик, В. В. Гущин, А. А. Горягин, В. Н.Кокин, А. В. Майфат, Ю. Свирин, А. Туре, В. Т. Чан, C. H. Schreuer)[295] [296].

Подобный подход можно найти в положениях ряда международных договоров и нормативных правовых актов Российской Федерации. Так, в соответствии со статьёй 1 Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций в государствах — членах ЕврАзЭС 2008 г. инвестиции вкладываются инвестором в объекты предпринимательской деятельности.

В Рекомендательном законодательном акте «Об общих принципах правового регулирования иностранных инвестиций в государствах — участниках Межпарламентской Ассамблеи», принятом Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ от 18 марта 1994 г., в статье 2 также указано на извлечение прибыли в качестве характеристики иностранной инвестиции: «Иностранными инвестициями являются все виды имущественных ценностей и прав на них, а также прав на интеллектуальную собственность, вкладываемых иностранными инвесторами в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода)».

В статье 2 Закона об иностранных инвестициях предусмотрено, что иностранная инвестиция вкладывается в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации. Вместе с тем указанный закон не распространяется на отношения, связанные с вложением иностранного капитала в некоммерческие организации для достижения определённой общественно полезной цели (пункт 2 статьи 1). Это означает, что могут быть инвестиции не только в предпринимательском секторе.

Статья 1 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. № 1488-1

«Об инвестиционной деятельности в РСФСР» устанавливает, что инвестиции вкладываются в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта. Наличие союза «и» в определении означает, что получение прибыли (дохода) является квалифицирующим признаком при определении инвестиционной деятельности.

Для признания инвестиционной деятельности в качестве предпринимательской необходимо наличие признаков, предусмотренных в абзаце третьем пункта 1 статьи 2 ГК РФ: самостоятельность, рисковый характер, направленность на систематическое получение прибыли и государственная регистрация лица. Из-за отсутствия последних двух характеристик вряд ли можно считать разовое приобретение акций или иностранной валюты гражданином, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, предпринимательской деятельностью, в то время как это не может поставить под сомнение инвестиционный характер подобного действия[297].

Полагаем, что главной характеристикой объекта инвестиционной деятельности выступает его способность приносить доход инвестору в будущем в результате получения причитающихся денежных сумм или последующей перепродажи. В этом и заключается экономическая сущность капитала. А будет ли извлечена прибыль от будущей реализации такого имущества или нет, зависит от самого инвестора. Если да, то налицо признаки предпринимательской деятельности. Но инвестор может и вовсе не продавать данное имущество, а распорядиться им иным образом, преследуя другие цели.

Понятно, что между способностью объекта инвестиционной деятельность изменять, или точнее, прибавлять, свою стоимость в условиях рыночной экономики, а значит и приносить доход в будущем, и целью инвестирования есть корреляция, но изначально именно первая названная характеристика является наиболее важной, поскольку является объективно присущей капиталу, а из неё уже вытекает возможная цель инвестиционной деятельности — извлечение прибыли или достижение иного полезного эффекта.

Поэтому мы поддерживаем мнение учёных, которые полагают, что инвестиционная деятельность направлена не только на получение прибыли (которая извлекается предпринимателями на регулярной основе, не совпадает с категорией «доход» и представляет собой согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) доход, уменьшенный на величину произведённых расходов ), но и на достижение иного полезного эффекта (И.В. Ершова; С.С. Жилинский, С.П. Мороз, Г.Д. Отнюкова, П.В. Сокол)[298] [299].

К примеру, государство, выступая в роли инвестора, вкладывает бюджетные средства в строительство жилых домов социального использования, жилые помещения в которых предоставляются гражданам по договорам социального найма. Или граждане осуществляют вложение собственных денежных средств по договорам участия в долевом строительстве. В подобных случаях инвесторы не извлекают прибыль, но действуют в иных, общественных или личных, целях.

Действующий Закон о капитальных вложениях в статье 1 исходит из подобного понимания и рассматривает инвестиционную деятельность как вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Разные цели — получение прибыли (дохода) и достижение социального эффекта — в качестве характеристик инвестиции предусмотрены также в статье 3 Соглашения государств-участников СНГ о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24 декабря 1993 г. В последнем случае между словами «получения прибыли (дохода)» и «достижения социального эффекта» стоит запятая. Это можно трактовать по-разному: каждый из этих двух признаков должен присутствовать одновременно или достаточно одного из них.

На важность получения не только прибыли, но и положительного социального эффекта от инвестиционной деятельности при квалификации сделки по передаче имущества в качестве инвестиции указал Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в одном из своих дел[300]. Комбинат передал ЗАО «Ставропольский бройлер» всё своё недвижимое имущество в счёт покупки его акций. Учредителем и единственным акционером ЗАО «Ставропольский бройлер» являлось ОАО «Федеральная контрактная корпорация «Росхлебопродукт», генеральным директором которой был Д. Л. Ушаков. Затем в очень короткие сроки акции были проданы ЗАО «Агропромышленный комплекс “Агрос”». При этом после передачи имущества ЗАО «Ставропольский бройлер» у комбината не осталось основных средств, и комбинат практически не осуществлял деятельность, предусмотренную уставом. Денежные средства, вырученные от продажи акций, в конечном счёте, были возвращены учредителю ЗАО «Ставропольский бройлер» через векселя ОАО «Русптицепродукт», которым Д. Л. Ушаков владел через свою компанию — ОАО «Федеральная контрактная корпорация «Росхлебопродукт». Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа заключил, что налогоплательщиком не были представлены доказательства того, что сделка по передаче имущества ЗАО «Ставропольский бройлер» совершена с целью получения прибыли от инвестиционной деятельности, как не были представлены и доказательства достижения при этом положительного социального эффекта. В итоге сделка по передаче имущества была признана фактически направленной на отчуждение (реализацию) имущества и включение его в состав ЗАО «Ставропольский бройлер». Как следствие, она подлежит налогообложению НДС.

Таким образом, определения инвестиции, содержащиеся в Законе об иностранных инвестициях и Законе РСФСР от 26 июня 1991 г. № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», подлежат приведению в соответствие с дефиницией, закреплённой в Законе о капитальных вложениях. При этом, с нашей точки зрения, не имеет существенного значения, в какой объект (предпринимательской или иной деятельности) вкладываются денежные средства и иное имущество.

Некоторые учёные задают справедливый вопрос, является ли инвестицией увеличение уставного капитала или приобретение долей на вторичном рынке, если они фактически не приводят к притоку капитала в организацию (А. В. Асосков, А. Кучер, Г. И. Иванов, М. Никитин, Н. Ю. Яськова и др.) .К примеру, Г. И. Иванов пишет, что нельзя рассматривать в качестве инвестиции любое вложение средств, поскольку оно может и не приводить к росту капитала и получению прибыли (например, приобретение населением предметов длительного

пользования) . А. В. Асосков заключает, что не является инвестицией приобретение имущества, если оно не направлено на увеличение запасов

303

капитала .

На наш взгляд, указанные обстоятельства не могут поставить под сомнение отнесение к объектам инвестиционной деятельности ранее [301] [302] [303] созданных основных средств производства. Дело в том, с позиции микроэкономики, т.е. самого инвестора, его деятельность является инвестиционной. Он приобретает на вторичном рынке уже созданные основные средства производства у третьих лиц, вкладывая своё имущество — инвестиции — в приобретение этих объектов. И это всегда находит отражение на счетах бухгалтерского баланса инвестора в группах статей «Долгосрочные финансовые вложения», «Основные средства» и др. Хотя с точки зрения макроэкономики, приобретение таких основных средств производства инвестором в действительности не приводит к созданию в экономике новых машин, оборудования, инструмента и т.д.

Ход нашего рассуждения позволяет отметить важную особенность, которую необходимо использовать государству при установлении дополнительных гарантий и мер государственной поддержки инвестиционной деятельности. Она заключается в том, что льготы и иные стимулы нужно предоставлять, как уже нами отмечалось ранее, не по национальному признаку, а лишь тем российским и иностранным инвесторам, которые способствуют фактическому увеличению основных средств в стране, т.е. осуществляют капиталовложения, с учётом приоритетов, определяемых принимающим государством.

Таким образом, мы приходим к выводу о наличии следующих юридических признаков (критериев), позволяющих отграничить отношения по вложению инвестиций от других гражданско-правовых отношений:

1) наличие инвестиции — объекта гражданских прав (вещей, иного имущества, в том числе имущественных прав), не изъятого из гражданского оборота, принадлежащего инвестору и подлежащего вложению в объект инвестиционной деятельности;

2) наличие объекта инвестиционной деятельности — объекта вложения (имущества, за исключением денежных средств в национальной валюте), который может принести доход инвестору в будущем;

3) наличие сделки по вложению инвестиции в объект инвестиционной деятельности.

Так, лицо осуществляет инвестиционную деятельность, когда оно создаёт хозяйственное общество, приобретает акции либо финансирует строительство объекта недвижимости, выступая его заказчиком. Во-первых, в наших примерах присутствует объект гражданских прав, не изъятый из гражданского оборота, принадлежащий инвестору и подлежащий вложению в объект инвестиционной деятельности — денежные средства инвестора (если договоры предусматривают оплату товаров, работ и услуг денежными средствами). Во-вторых, данные инвестиции вкладываются в соответствующий объект инвестиционной деятельности, относящийся к имуществу: имущество хозяйственного общества и объект капитального строительства. В-третьих, инвестор совершает необходимые для этого сделки: в первом случае — об учреждении хозяйственного общества; во втором случае — договор купли-продажи; в третьем — договор строительного подряда.

Отсутствие какого-либо из рассмотренных признаков будет означать, что та или иная деятельность не может рассматриваться как инвестиционная. К примеру, договор дарения предусматривает объект гражданских прав (вещь либо имущественное право), который передаётся (подлежит передаче) одаряемому. Но это имущество не вкладывается в другой объект, который мог бы принести доход дарителю в будущем. Вследствие отсутствия объекта инвестиционной деятельности договор дарения не имеет инвестиционного характера.

<< | >>
Источник: Лисица Валерий Николаевич. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ, ОСЛОЖНЁННЫХ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ. Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание учёной степени доктора юридических наук. 2013. 2013

Еще по теме § 3. Понятие, объект и правовые формы осуществления инвестиционной деятельности:

  1. § 3. Понятие и правовые формы осуществления инвестиционной деятельности
  2. Глава 3. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  3. Понятие и виды иностранных инвестиций. Инвестиционная деятельность, ее значение для Российской Федерации и формы осуществления
  4. Понятие и виды иностранных инвестиций. Инвестиционная деятельность, ее значение для Российской Федерации и формы осуществления
  5. § 3. Правовые средства обеспечения стабильности условий осуществления инвестиционной деятельности
  6. Статья 8.42. Нарушение специального режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на прибрежной защитной полосе водного объекта, водоохранной зоны водного объекта либо режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения Комментарий к статье 8.42
  7. § 2. Принцип свободы осуществления инвестиционной деятельности
  8. § 2. Объект инвестиционной деятельности
  9. Система юридических гарантий, обеспечивающих осуществление инвестиционной деятельности
  10. § 4. Принцип стабильности условий осуществления инвестиционной деятельности
  11. Договоры, которые заключаются инвесторами для осуществления инвестиционной деятельности
  12. § 6. Принцип допуска иностранных лиц к осуществлению инвестиционной деятельности
  13. Глава 5. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ