<<
>>

Соотношение международного и национального законодательства в установлении правового режима иностранных инвестиций

Вопрос соотношения международного и национального законодательства в регулировании инвестиционной деятельности с участием иностранных инвесторов представляет собой один из сложных дискуссионных вопросов в юридической доктрине.

Причем правильнее в данном случае говорить о взаимодействии международного права и международного частного права, поскольку на национальном уровне такие отношения находятся именно в плоскости международного частного права.

В этой связи следует отметить, что в доктрине есть точки зрения на предмет понимания международного частного права.

Представители первой позиции рассматривают международное частное право как совокупность коллизионных норм, включаемых в состав гражданского права, т.е. является внутринациональным правом180. Такой подход характерен для школы цивилистов. В соответствии с таким подходом международное частное право должно определять применимое к каждым конкретным отношениям, осложненным иностранным элементом, права того государства, нормы которого должны применяться к таким правоотношениям, а также те международные договоры, которые призваны регулировать частноправовые отношения и действовать для национальных субъектов права опосредованно, т.е. посредством генеральной рецепции или специальной рецепции.

Представители второго подхода (международной школы) считают, что в международное частное право включаются только международные нормы,

180 См., например: Международное частное право: учебник: в 2 т. / А.И. Абдуллин, Н.М. Артемьева, Д.В. Афанасьев и др.; под ред. С.Н. Лебедева, Е.В. Кабатовой. М.: Статут, 2011. Т. 1: Общая часть; Проблемы развития частного права: Сборник статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / С.С. Алексеев, А.В. Асосков, В.Ю. Бузанов и др.; отв. ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М.: Статут, 2011 и т.д.

среди которых центральное место занимают международные договоры. Как вывод, представители подобной точки зрения рассматривают международное частное право в системе международного права181. На наш взгляд, такой подход не лишен недостатков. Стоит лишь отметить, что субъектами международного права выступают, в первую очередь, государства и межправительственные организации, а субъектами международного частного права являются субъекты национальных систем, к числу таких субъектов относятся, в первую очередь, граждане и юридические лица. Кроме того, необходимо обратить внимание и на различный предмет правового регулирования, что также, считаем, не позволяет отнести международное частное право к международному праву.

На предмет соотношения международного права и национального права в юридической литературе также нет единого мнения. В целом можно говорить о двух подходах.

В соответствии с первым подходом, получившим в доктрине название дуалистического подхода, международное право и внутринациональное право являются двумя параллельными самостоятельными правовыми системами. В данном случае считаем целесообразным привести точку зрения итальянского профессора Д. Анцилотти, который допускает лишь нормообразование государств посредством заключаемых между ними соглашений, при этом он отрицает какую бы то ни было надгосударственную власть.

В противном случае, по его утверждению, международное право

будет полностью заменено национальным правом другой страны182.

Вторая концепция состоит в том, что одна из рассматриваемых правовых систем имеет приоритет над другой. Так, например, в целях противостояния данных систем в советский период национальное право преобладало над правом международным. Международное право не

181 См., например: Блищенко И.П. «Международное и внутригосударственное право». М.: Юридическая литература. 1960.

182 Анцилотти Д. Курс международного права. М., 1961. Т. 1: Введение - общая теория. С. 7 - 9.

рассматривалось в качестве основы внутригосударственного права, оно регулировало только международные отношения. Такая позиция прямо была выражена как в ст. 29 Конституции СССР от 7 октября 1977 года, так и в ст. 28 Конституции РСФСР от 12 апреля 1978 года.

В соответствии с названными нормами отношения СССР с другими странами должны строиться на основе десяти международных принципах, которые были провозглашены в Заключительном акте Совещания в Хельсинки в 1975 году. В дальнейшем с 1989 по 1992 годы в Конституцию РСФСР были внесены дополнения, суть которых уже заключалась в закреплении приоритета общепризнанных норм и правил международного права, относящихся к сфере прав человека, над национальным законодательством183.

Таким образом, только с конца 1980 – годов нормы международного

права стали все более отчетливо «вливаться» в национальное право, все в большей степени связывая нашу страну международными обязательствами.

В принятой 12 декабря 1993 года Конституции РФ (в ее Преамбуле) указано на осознание народом РФ себя частью мирового сообщества, уважение к общепризнанным принципам равноправия и самоопределения народов и т.д. При этом Конституция РФ прямо определила включение в правовую систему РФ общепризнанных принципов, норм международного права и международных договоров.

В развитие данного декларативного правила, как отмечается в юридической литературе, принимаются и действуют три категории видов законодательства РФ относительно статуса источников международного права в составе правовой системы РФ184.

183 Оксамытный В.В., Рахманина Т.Н. Комментарий к ст. 15 Конституции РФ 1993 г. В кн.: Комментарий к Конституции / Отв. ред. Л.А. Окуньков. М.: БЕК, 1996. С. 62.

184 Овсепян Ж.И. Статус общепризнанных принципов и норм международного права в конституционно-правовой системе России // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 7. С. 15 - 26.

Во-первых, к такому законодательству относятся Законы РФ, инкорпорирующие источники международного права в российскую систему права. В числе таких документов следует назвать, в первую очередь, Федеральный закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»185, Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»186 и т.д.

Во-вторых, к подобным законодательным актам необходимо отнести виды законодательства РФ о статусе источников международного права в составе правовой системы РФ. К числу таких актов можно отнести Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»187, ГПК РФ, АПК РФ и ряд иных актов. Кроме того, к данной категории, как утверждает Ж.И. Овсепян, необходимо отнести Постановления Конституционного Суда РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ, а также Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ188. Однако с таким утверждением сложно согласиться по той причине, что акты судебных органов нельзя рассматривать как источник законодательства. Судебные органы не обладают законодательной инициативой, это правоприменительные органы.

В-третьих, к одной из категорий законодательства РФ в доктрине относят законы РФ, в которые включаются преобразованные в однородные внутригосударственные учреждения международные принципы и институты. В качестве примера в литературе называется Федеральный закон от

185 Федеральный закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 17.07.1995, № 29, ст. 2757.

186 Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // Собрание законодательства РФ, 06.04.1998, № 14, ст. 1514.

187 Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 06.01.1997, № 1, ст. 1.

188 Овсепян Ж.И. Статус общепризнанных принципов и норм международного права в конституционно-правовой системе России // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 7. С. 15 - 26.

30.04.2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»189. Данный акт содержит санкцию в рамках ответственности РФ в форме компенсации средств из бюджета РФ за нарушение права на судопроизводства или исполнение судебного акта. Очевидно, что в данном случае в отечественную законодательную систему был введен аналог за ненадлежащую защиту прав и свобод граждан со стороны государства, который применяется Европейским судом по правам человека, предусмотренный Европейской конвенцией по защите прав человека и основных свобод от 1950 года190.

Таким образом, признавая параллельное развитие двух правовых

систем, в юридической литературе ученые отмечают их взаимное влияние, что неизбежно ведет к развитию коллизионных правил, с помощью которых становится возможным разрешать возникающие между государствами споры и преодолевать возникающие разногласия в рамках международных структур. Как отмечает в этой связи Ю.А. Тихомиров, все большее принятие подобных правил становится основой для формирования коллизионного права191.

Вместе с тем в современных условиях глобализации возникла еще одна

точка зрения, суть которой заключается в постепенном отрицании концепции объективных границ международного права. В современных условиях создается новое право, которое имеет прямое действие на национальном

189 Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Собрание законодательства РФ, 03.05.2010, № 18, ст. 2144.

190 Овсепян Ж.И. Статус общепризнанных принципов и норм международного права в конституционно-правовой системе России // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 7. С. 15 - 26.

191 Тихомиров Ю.А. Коллизионное право. М., 2000.

уровне и порождает права и обязанности не только для государств, но и для их граждан и юридических лиц, т.е. для субъектов частного права192.

Мы считаем, что преждевременно умалять роль норм международного права и, по сути, говорить о стирании границ между международным правом и национальным правом. На национальном уровне международное право воспринимается как особая система, при этом нормы международного права сохраняют свой правовой статус без каких-либо изменений. Более того, именно на основе норм международного права создаются нормы национального права.

Особого внимания заслуживает проведенное Ю.А. Тихомировым исследование способов влияния международного права на национальное право, при этом автор выделяет следующие каналы соответствующего влияния. В частности, по мнению ученого, государства в добровольном порядке принимают на себя международные обязательства, а в ряде случаев даже передают часть собственных суверенных прав, в результате чего возникает новая правовая взаимозависимость государств, в процессе осуществления которой страны приобретают новые коллективные возможности.

Кроме того, указывается на бесспорное влияние идей и принципов, а также структур международного права на внутригосударственные процессы, в частности, на формирование национального законодательства. Более того, как показывает практика, все чаще сотрудничество государств на наднациональном уровне осуществляется посредством образования межгосударственных объединений, что является более высокой степенью интеграции. Ю.А. Тихомиров выделяет также иные каналы влияния норм международного права на национальное право193.

192 См.: Марочкин С.Ю. Соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации // Российский журнал международного права. 1997. № 2.

193 Подробнее см.: Тихомиров Ю.А. Глобализация: взаимовлияние внутреннего и международного права // Журнал российского права. 2002. № 11.

Вместе с тем, в доктрине наряду с интернационализацией национального права отмечается и иная тенденция, когда по мере оказания все большего влияния на национальное право со стороны международного права происходит различное толкование норм последнего194. В этой связи следует привести утверждение профессора университета в Торонто К. Кнопа, который указывает на различия в толковании международного права, находящие выражение во внутригосударственном праве195.

Считаем, что различия в толковании норм международного права является закономерным последствием влияния международного права на нормотворчество отдельных стран. На наш взгляд, основная задача государств заключается в недопустимости коллизионного толкования норм международного права при имплементации их в национальное законодательство, иначе это может привести к конфликтным ситуациям, разрешение которых потребует от сторон дополнительных инструментов их разрешения.

<< | >>
Источник: Семочкина Марина Алексеевна. ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТОРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва – 2014. 2014

Еще по теме Соотношение международного и национального законодательства в установлении правового режима иностранных инвестиций:

  1. Соотношение международного и национального законодательства в установлении правового режима иностранных инвестиций
  2. Глава 3. Опыт зарубежных стран в установлении правового режима иностранных инвестиций. Защита прав иностранных инвесторов
  3. Глава 3. Опыт зарубежных стран в установлении правового режима иностранных инвестиций. Защита прав иностранных инвесторов
  4. СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И РОССИЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  5. Глава 2. Особенности правового режима иностранных инвестиций
  6. Глава 2. Особенности правового режима иностранных инвестиций
  7. Глава 1. Теоретико-правовые аспекты правового режима иностранных инвестиций в Российской Федерации
  8. Глава 1. Теоретико-правовые аспекты правового режима иностранных инвестиций в Российской Федерации
  9. Глава 6.4. Иностранные инвестиции. Режим функционирования иностранного капитала
  10. § 7. Принцип предоставления иностранным инвесторам национального режима или режима наибольшего благоприятствования
  11. Глава III. Международно-правовые механизмы рассмотрения споров об экспроприации иностранных инвестиций
  12. Законодательство об иностранных инвестициях.
  13. Иностранные инвестиции в законодательстве зарубежных стран
  14. Иностранные инвестиции в законодательстве зарубежных стран