<<
>>

Когда вклад акционера состоит из личных услуг и предоставление их становится невозможным, пусть даже и без его вины, эта невозможность лишает его свойства акционера.

Когда вещь была передана акционером обществу в пользование, то при частичной ее гибели или порче риск также лежит на акционере. Следующий ему дивиденд должен уменьшиться соответственно уменьшению ценности вещи, на основании новой ее переоценки.45

При этом следует отметить, что, признавая отношения между акционером и обществом вещными, П.

Писемский далее непоследовательно анализирует их по модели обязательственных отношений, возникающих из договора.

«Отношение между акционерной компанией и акционером есть отношение двустороннее; поэтому к нему применимы все правила о двусторонних договорах. В двусторонних договорах каждый контрагент вправе отказать другому в исполнении своих обязанностей, если последний не исполнил со своей стороны своих собственных обязанностей Неисполнение договора мыслимо как со стороны акционеров, так и со стороны компании. Поэтому компания вправе отказать акционеру, не исполняющему своих обязанностей, в осуществлении прав, принадлежащих ему по уставу, как то: в праве на дивиденд, в праве участия в общем собрании. Наоборот, акционер вправе отказать в уплате взноса, если компания нарушает договор. В частности, компания считается не исполнившей своих обязанностей, если не исполняет предприятия, или исполняет его только отчасти, или не приводит его исполнение к назначенному сроку, или отказывает акционеру в выдаче дивиденда, или в допущении в общее собрание, или изменяет те положения устава, в виду коих он дал свое согласие. - Но нельзя считать неисполнением со стороны компании, что предприятие не приносит ожидаемых выгод».46

И.Т. Тарасов также считал, что права акционера по своей природе являются вещными, и поэтому «акционер обязан отвечать своей долей за компанию» и «акционер имеет право на получение обратно своей доли капитала согласно закону и уставу».47

Однако с представленной точкой зрения нельзя согласиться. Непосредственная связь с имуществом, внесенным в качестве взноса в уставный капитал, акционером утрачивается. Как закреплено в действующем законодательстве, при прекращении деятельности акционерного общества лицо получает не свой первоначальный взнос, а часть имущества, пропорционально размеру его участия в формировании уставного капитала. В разъяснении, данном высшими судебными инстанциями, указано, что условия устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из состава хозяйственного общества, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда такая возможность предусмотрена законом.48

Следует также отметить, что законодательством не предусмотрено такого основания для прекращения прав акционера в отношении общества как гибель имущества, внесенного акционером в качестве вклада в уставный капитал. В случае гибели вещи связь акционера с обществом не прекращается.

Некоторые ученые считают, что между акционером и обществом складываются отношения, обязательственные по своей природе.

Так, О. Ломидзе считает, что доля участника (акция) выражает обязательственное право, которое участник имеет в отношении общества.49 Точки зрения об обязательственной природе прав акционеров придерживается и В.В.

Долинская.50

П.Н. Гуссаковский полагал, что обязательственные отношения связывают не только отдельного акционера и акционерное общество, но и акционеров между собой. Содержание последнего правоотношения сводится к следующему: акционеры согласились между собой предоставить определенные суммы для устройства и эксплуатации предприятия и не отступать при эксплуатации акционерного предприятия от тех постановлений закона и устава, которыми регулируется деятельность общества. Исходя из этого, автор утверждает, что во всех случаях принятия незаконного решения общим собранием акционеров, причинившим вред другим членам данной корпорации, на голосовавших за принятие такого решения акционеров может быть возложена обязанность возместить вред. При этом не имеет значения, знал ли заранее акционер о возможности причинения вреда, действовал ли он по неосторожности или умышленно.51

Некоторые ученые высказывают взгляды о смешанном характере правоотношений, складывающихся между акционерами и обществами и, как представляется, занимают наиболее обоснованную позицию.

Следует согласиться с В.П. Мозолиным, который указывает, что «характеристика прав акционеров по отношению к обществу как обязательственных не является точной. Данное положение находится в противоречии с понятием обязательства (ст. 307 ГК), в котором стороны выступают в качестве независимых друг от друга участников правоотношений. Внутренние отношения между акционерами с одной стороны и обществом с другой стороны, неразрывной частью которых являются и отношения, связанные с имуществом последнего, строятся по совершенно иной модели. Это - отношения участия (членства) в делах данного общества, в том числе и в решении вопросов по управлению и распоряжению его имуществом. Соответственно, данные отношения касательно прав и обязанностей акционеров регулируются нормами акционерного права. Акционеры общества находятся на положении его хозяев, а не посторонних лиц. Обязательственные отношения между акционерами и обществом могут возникать лишь по требованиям об уплате объявленных дивидендов, получении имущества в случае ликвидации общества и другим общегражданским требованиям..., то есть тогда, когда акционеры изменяют свой правовой статус, переходя на положение обычных внешних кредиторов или должников по отношению к обществу».52

По мнению М.М. Агаркова, «отношения между акционерами и акционерным обществом не могут быть отнесены к чисто обязательственным правоотношениям. Акционеру принадлежат прежде всего корпоративные права .».53

Е.А. Суханов также отмечает корпоративный, а не обязательственный характер отдельных прав участников. «Благодаря корпоративным правам участники корпорации (хозяйственного товарищества, общества, кооператива и так далее) могут участвовать в различных формах в управлении корпорацией и ее имуществом. Реализуя свои корпоративные права, участники корпорации влияют на формирование воли данного корпоративного образования, являющегося самостоятельным субъектом гражданского права - юридическим лицом. Такая ситуация нетипична для гражданско-правового регулирования, так как по общему правилу в гражданском обороте субъекты самостоятельны и независимы друг от друга и поэтому не могут непосредственно участвовать в формировании воли контрагента».54

Т.В. Кашанина считает, что отношения, складывающиеся в акционерном обществе, носят смешанный характер. Так, «у акционера есть корпоративное право - участвовать в управлении акционерным обществом. Он обладает также обязательственными правами: правом требовать выплаты объявленных дивидендов; правом на причитающуюся долю имущества, оставшуюся после ликвидации акционерного общества».55 Такой же позиции об обязательственной природе права на часть доходов (дивиденд) и права на ликвидационную квоту придерживается и М.С. Кораблева.56

А.И. Каминка высказал мнение, что права акционеров «представляют своеобразные особенности сравнительно с структурой индивидуальных обязательственных прав, они носят специфическую корпоративную окраску, сущность которой заключается в элементе господства компании, как таковой, над отдельными ее участниками».57

Д.В. Ломакин полагает, что субъектный состав акционерного правоотношения не строится по модели обязательственного. Правовая связь возникает здесь между множеством участников. Производные от акционерного правоотношения обязательственного характера, строящиеся по схеме должник - кредитор и возникающие при выплате конкретной денежной суммы в виде дивидендов и при получении ликвидационной квоты, также имеет место в акционерном обществе. Они характеризуются простым субъектным составом. В качестве должника здесь выступает акционерное общество, а кредиторами являются акционеры.58

Указанный автор выделяет два вида одноименных прав: право на дивиденд и ликвидационную квоту как элементы содержания акционерного правоотношения и право на дивиденд и ликвидационную квоту как элементы содержания обязательственного правоотношения, возникающего между акционером и обществом. В последнем случае для появления названных прав наряду с фактами, устанавливающими членство, нужны дополнительные юридические факты, например, решение общего собрания о ликвидации общества.59 При этом Д.В. Ломакин определяет акционерное правоотношение как юридическую связь, возникающую в момент государственной регистрации акционерного общества на основе норм права и свободного соглашения между участниками имущественного отношения, каковыми выступают само общество, акционеры, третьи лица, не являющиеся акционерами, и выражающуюся в наличии у акционеров субъективных прав, синтезированных в едином праве членства, а также в наличии у акционерного общества и третьих лиц юридических обязанностей по отношению к акционерам, корреспондирующих этому праву.60 Представляется, что с такой трактовкой акционерного отношения согласиться невозможно. Во-первых, хотя бы потому, что акционеры не только имеют права по отношению к третьим лицам и акционерному обществу, но и несут перед ними обязанности. Во-вторых, некоторые отношения между обществом и акционерами, складывающиеся по поводу осуществления акционерами своих прав, строятся по модели обязательственных (например, отношения в связи с реализацией права акционера на получение информации из реестра акционеров).

По мнению Н.И. Мирошниковой, отношения, возникающие между корпорацией и ее участниками, имеют корпоративную природу и не укладываются в рамки обязательственных правоотношений. Автор делает вывод, что «если отношения члена (участника) корпорации не являются обязательственно-правовыми, то с неизбежностью следует вывод о том, что это внутрикорпоративные отношения. В пользу корпоративной природы рассматриваемых отношений говорят и следующие аргументы. Связь участника с корпоративным объединением возникает или в момент ее образования, или способами, указанными в законодательстве, когда корпорация существует как юридическое лицо. Внутри корпорации складываются отношения разноотраслевые. Например, по поводу участия в управлении, ознакомления с документацией, по поводу финансов и другие. Это не исключает того, что в результате таких отношений могут возникнуть обязательственно-правовые связи, но они возникают уже в силу других юридических фактов. Если таких юридических фактов нет, то отношения между участником и корпоративным объединением не выходят за рамки корпоративноправовой связи Обратившись к закону «Об акционерных обществах», мы найдем в нем противоречия, которые существуют только потому, что отношения акционера и акционерного общества пытаются втиснуть в одну из моделей - обязательственно-правовую, что ведет к искажению природы акций, а также не отражает истинного характера корпоративных отношений».61

О.М. Роднова также выделяет особую группу корпоративных прав, которые не относятся ни к вещным, ни к обязательственным. При этом, по ее мнению, корпоративному праву присущи характерные только для него следующие признаки.

Первый из них - господство воли акционерного общества при установлении содержания субъективного акционерного права. Такой вывод автор делает на том основании, что большинство корпоративных прав возникает из решений общего собрания акционеров, где действует не принцип единогласия, а принцип большинства. Акционеры, оставшиеся в меньшинстве, обязаны подчиниться воле большинства.

Второй признак, отличающий корпоративное право от обязательственного, обусловлен тем, что акционер - это участник общества, часть целого, поэтому объем и содержание прав, принадлежащих акционеру, зависит не только от воли большинства, но и от результатов деятельности, судьбы предприятия, которая, по мнению автора, имеет столь определяющее значение, что, предопределяет содержание корпоративных прав.

Кроме того, неотъемлемой составной частью правового статуса акционера является право участия его в управлении делами акционерного общества, из чего и вытекает третий признак, который отличает участника общества от его кредитора, корпоративное право от обязательственного. Такая ситуация, как уже указывалось, нетипична для гражданско-правового регулирования.

Таким образом, эти характерные особенности прав, возникающих на основании членства акционера в обществе и дополнительных юридических фактов, позволяют, по мнению автора, говорить о существовании самостоятельной группы субъективных прав - корпоративных.62

В.А. Белов и Е.В. Пестерева указывают, что «права, возникающие из факта участия лица в формировании имущества хозяйственного общества, в литературе принято именовать правами участия (в делах и капиталах), или корпоративными правами. Права участия в делах и капиталах акционерного общества нередко называют также акционерными правами».63

П.В. Степанов определяет корпоративные отношения как внутренние отношения (отношения внутри организации), которые связаны с реализацией и защитой прав участника организации, или, другими словами, корпоративных прав. При этом автор ведет речь о таких правах, которые предоставляются субъекту как участнику организации. Такими правами, по его мнению, являются право на участие в управлении, право на получение информации о деятельности организации, право на получение части имущества при ликвидации организации, право на получение части прибыли от деятельности организации, право на пользование услугами организации, включая право на обращение к организации для защиты своих субъективных прав. Содержанием корпоративных отношений выступают не только корпоративные права, но и корпоративные обязанности. На члене организации лежит обязанность по оплате своего членства, обязанность по неразглашению конфиденциальной информации о деятельности организации. Следовательно, корпоративные отношения - это только такие внутренние отношения, которые связаны с реализацией и защитой внутриорганизационными способами и средствами корпоративных прав и с исполнением корпоративных обязанностей. При этом П.В. Степанов совершенно верно полагает, что корпоративные отношения как отношения внутренние представляют собой отношения с участием членов корпоративной организации, то есть в нашем случае, акционеров.64

И, наконец, указанный автор формулирует следующее определение корпоративных отношений: это возникающие между корпоративной организацией, ее членами и третьими лицами (управляющими) организационные отношения имущественного характера, связанные с реализацией корпоративных прав и их защитой внутриорганизационными способами и средствами, а также с исполнением корпоративных обязанностей.65

Поскольку, как уже было показано, П.В. Степанов относит к корпоративным правам все основные права акционера - право на дивиденд, ликвидационную квоту и участие в общем собрании, то фактически он относит к корпоративным все отношения, возникающие между акционерами и обществами. Нельзя согласиться с такой точкой зрения, поскольку отношения, возникающие по поводу получения дивиденда и ликвидационной квоты при наличии определенных юридических фактов, являются обязательствами (в большинстве случаев денежными).

Помимо этого, П.В. Степанов указывает в своем определении, что корпоративные отношения - это такие, которые связаны с защитой корпоративных прав внутриорганизационными способами и средствами. «Вне организации такого рода отношения не перестают быть отношениями по защите прав членов, как, например, отношения, связанные с обращением в юрисдикционные органы для защиты своих прав. Но такие отношения уже нельзя рассматривать как корпоративные, поскольку для защиты права используются уже другие, не корпоративные способы и средства».66

Нельзя согласиться и с этим положением, поскольку правоохранительные отношения, возникающие при обращении в юрисдикционные органы за защитой права, не перестают от этого быть отношениями между акционерами и обществом с присущей им спецификой. Представляется, что сам по себе критерий, положенный в основу выделения корпоративных отношений - «внутри общества» не является определяющим. Внутри общества и в связи с реализацией прав, понимаемых автором как корпоративные, могут складываться и обязательственные отношения. Однако сам автор их разграничивает, указывая, что корпоративные отношения строятся не по схеме «должник-кредитор», а по схеме «участник-организация».67

Думается, что отграничение обязательственных и корпоративных отношений между акционерными обществами и акционерами нужно проводить именно по сфере складывающихся отношений. Корпоративные отношения связаны с управлением акционерным обществом. Само по себе понятие управления уже неприменимо к складывающимся между акционерами и обществами обязательственными отношениями. Ведь обязательство в его гражданско-правовом смысле построено именно на равенстве его сторон, в то время как равенство сторон корпоративных отношений изначально исключено.

Именно присутствие управленческого элемента, нетипичное для обязательственных гражданско-правовых отношений, в некоторой степени приближает их к предмету административного права. Однако все же в него указанные отношения входить не могут.

Как отмечают ученые - представители науки административного права, в частности, Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявский - административно-правовые отношения напрямую связаны с практической реализацией задач, функций и полномочий исполнительной власти. Отсюда их публичный характер, выраженный в них государственный интерес.68

Д.М. Овсянко считает, что «административное право - одна из самостоятельных отраслей права, представляющая собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере исполнительной власти (государственного управления)».69

Л.Л. Попов прямо указывает, что не все общественные отношения, по своей природе являющиеся управленческими, могут быть отнесены к предмету административного права. В частности, это отношения, возникающие в связи с функционированием негосударственных формирований (общественных объединений, коммерческих структур и тому подобное). Так, назначение внутрипрофсоюзных, внутрипартийных и подобных им управленческих отношений состоит не в выражении интересов государства, а в обеспечении необходимой самоорганизации (организации собственных дел).70

Д.Н. Бахрах полагает, что предметом административного права являются «властеотношения, которые возникают в процессе формирования и функционирования государственной администрации (за исключением тех, которые регулируются нормами иных отраслей права), а также отношения, возникающие при применении любыми уполномоченными правом субъектами мер административно-правового принуждения, иных мер административного воздействия, рассмотрении во внесудебном порядке жалоб граждан».71

Как представляется, корпоративные отношения имеют сходство с отдельными видами хозяйственных обязательств. Трехчленная классификация хозяйственных обязательств была дана в работе И.А. Танчук, В.П. Ефимочкина, Т.Е. Абовой «Хозяйственные обязательства» в 1970 г.

Авторы подразделили хозяйственные обязательства на три следующие группы:

- обязательства товарно-денежного характера или обязательства между предприятиями;

- внутрихозяйственные обязательства;

- хозяйственно-управленческие обязательства.

При этом, однако, авторы оговаривали, что отношения, регулирующие организационно-плановую деятельность, законодатель регламентирует как обязательства, поскольку признает это целесообразным. В подобных случаях происходит не расширение сферы действия норм гражданского законодательства, а использование формы, сложившейся в области гражданского права и получившей относительную самостоятельность как особой правовой категории.72

Далее изучение хозяйственных обязательств было продолжено В.С. Мартемьяновым, дополнившим предложенную ранее трехчленную классификацию, которая стала выглядеть следующим образом:

- оперативно-хозяйственные обязательства;

- внутрихозяйственные обязательства;

- хозяйственно-управленческие обязательства;

- территориально-хозяйственные обязательства.73

Отношения, складывающиеся в процессе воспроизводства в рамках отдельного предприятия между его внутренними подразделениями, подвергаются регулирующему воздействию правовых норм и принимают форму внутрихозяйственных правоотношений. Субъектами внутрихозяйственных отношений выступают предприятие в целом и его структурные звенья, организующие и ведущие хозяйственную деятельность. Возникающие между ними отношения можно подразделить на две группы:

а) отношения, складывающиеся по вертикали в процессе руководства хозяйственной деятельностью между соподчиненными субъектами либо по горизонтали между несоподчиненными субъектами, например, двумя органами хозяйственного руководства;

б) отношения, складывающиеся по горизонтали между внутренними подразделениями предприятия в процессе осуществления хозяйственной деятельности.

В вертикальных обязательствах предприятий и их подразделений характерно определение для подразделения показателей, которых оно должно достичь, а для другой стороны - определение необходимых для достижения показателей материально-финансовых предоставлений, обеспечение условий для производства, порядка взаимодействия с другими участниками производственного процесса.

Для горизонтальных обязательств (группа б) взаимодействующих подразделений, связанных двухадресным плановым актом или договором или одновременно тем и другим, характерным является для одной стороны обязанность передачи продукции, выполнения работ, оказания услуг в пользу другой стороны, а для другой - обеспечение условий для их

выполнения.

Источниками правового регулирования обязательственного внутрихозяйственного взаимодействия являются локальные нормативные акты предприятий.

По своей конструкции корпоративные отношения между обществом и акционерами весьма схожи с вертикальными внутрихозяйственными отношениями по руководству хозяйственной деятельностью. Корпоративные отношения также имеют среди источников правового регулирования локальные нормативные акты, и среди них, прежде всего, конечно, устав. Возникают корпоративные отношения также между соподчиненными субъектами - между акционерами, образующими в своей совокупности общее собрание (высший орган управления обществом), и самим обществом. Фактически же корпоративные отношения могут возникать по воле отдельных контролирующих общество акционеров. Это происходит в том случае, когда некоторые акционеры вынуждены подчиняться решению общего собрания и воля владеющих контрольным пакетом акций акционеров оказывается решающей при принятии решения.

Если следовать логике, избранной перечисленными авторами концепции хозяйственных обязательств, то можно использовать сложившуюся в гражданском праве форму обязательства и для обозначения корпоративных отношений. Однако это не будет классическое гражданско-правовое обязательство в том смысле, который вкладывает в него ст. 307 ГК РФ. При рассмотрении корпоративных отношений, складывающихся между акционерным обществом и акционерами по поводу участия последних в управлении обществом, действительно видно, что они, также как и обязательства, представляют собой относительную правовую связь между указанными лицами. При этом обнаруживается, что акционер, имея права в отношении общества и являясь его кредитором по обязательству, (а акционерное общество соответственно, должником), может потребовать если не восстановления его конкретного нарушенного права, то, по крайней мере, признания решения общего собрания недействительным.

От обязательства в смысле статьи 307 ГК РФ корпоративное отношение коренным образом отличает именно та сфера, в которой оно складывается - сфера управления. Управление само по себе предполагает наличие двух подсистем - управляющей и управляемой - то есть субъекта и объекта управления. Поэтому, как уже указывалось, субъекты корпоративных отношений изначально не могут находиться в равном положении, которое свойственно гражданско-правовым обязательствам.

Как отмечает Е.А. Суханов, в противоположность этому «в обязательственном праве с наибольшей силой проявляется специфика гражданско-правового регулирования. Здесь наиболее наглядно проявляется юридическое равенство сторон-товаровладельцев, самостоятельно определяющих характер и содержание своих взаимосвязей».74

<< | >>
Источник: Елена Борисовна Сердюк. Акционерные общества и акционеры: корпоративные и обязательственные правоотношения. Учебное пособие.. 2005

Еще по теме Когда вклад акционера состоит из личных услуг и предоставление их становится невозможным, пусть даже и без его вины, эта невозможность лишает его свойства акционера.:

  1. Право на внесение в реестр акционеров весьма важно для приобретения лицом статуса акционера.
  2. Одновременно с нарушением нормативных актов обжалуемым акционером решением должны нарушаться его права и законные интересы.
  3. Общее собрание акционеров - орган акционерного общества, через деятельность которого непосредственно реализуется право акционеров на управление.
  4. Распределение имущества акционерного общества происходит также при его ликвидации посредством реализации права акционеров на ликвидационную квоту.
  5. Наука обосновала невозможность существования чистого про­странства без материи
  6. Вопрос 59. Каков порядок предоставления информации акционерам?
  7. Что касается права акционера на участие в общем собрании, то здесь необходимо отметить, что оно теснейшим образом связано с правом акционера на информацию.
  8. B «Философии духа» Гегель пишет о том, что революция невозможна без смены, реформы религии
  9. Корпоративную природу, как было показано, имеют также отношения по предоставлению акционерам информации о деятельности общества.
  10. § 2. Правоотношения, связанные с формированием имущества акционерного общества и его распределением между акционерами в процессе деятельности и при ликвидации общества
  11. § 113. Невозможность исполнения