<<
>>

Экстремистская деятельность: к вопросу оценки ее риска

Существование, воспроизводство и деятельность групп антисоциаль- ной – экстремистской (террористической) – направленности тесно связаны с организационными процессами ее внутригрупповой дина- мики: подбор и вербовка новичков, проверка их «профпригодности» и благонадежности, социализация, тренинг и внутригрупповая мобиль- ность. Специфические изменения в указанных процессах могут слу- жить индикаторами подготовки конкретной антисоциальной группы к активному применению насилия и в перспективе – к экстремистской (террористической) деятельности.

К сожалению, методики оценки ри- ска экстремистской (террористической) деятельности (далее – РЭТД) группы1 в отечественной науке практически отсутствуют, при том, что отдельные аспекты данной проблемы периодически освещаются в за- рубежной научной литературе2. В предлагаемых тезисах дается описа- ние одной из современных методик оценки РЭТД, которая может быть адаптирована к отечественным условиям3.

Поскольку в любом деле «все решают кадры», подбор и вербовка будущих экстремистов (террористов) есть процесс непрерывный и повсеместный: радикально настроенные антисоциальные группы должны постоянно отбирать соответствующих кандидатов и раз- рабатывать обоснованные критерии их приемлемости для «дела» и

«профпригодности».

В достаточно больших группах (организациях) эти функции выполняют специализированные структуры, «работники» которых

1 Здесь и далее в соответствии со ст. 35 Уголовного кодекса Российской Федерации под группой нами понимается организованная преступная группа, преступное со- общество (организация).

2 См.: Terrorism N.Y. etc. 1983. Vol. 6. N 6 P. 423–454; 1987. Vol. 10. N 1. P. 23–36;

N 3. P. 145–163; Studies in Conflict & Terrorism. Washington (D.C.). 1998. Vol. 21. N 2. P. 149–169.

3 Разработана аналитиками Rand Corporation: Post J.M. et al. The radical group in context // Studies in Conflict & Terrorism Washington (D.C.). 2002. Vol. 25. N 2 P. 73–126.

делятся на «полевых» и «кабинетных». «Полевые» (агенты-вербовщи- ки) заняты приисканием новых членов группы (организации) и про- ведением с ними установочных, а затем и вербовочных бесед. «Каби- нетные» работают в тесном контакте с подразделением «собственной безопасности», они проводят проверки кандидата, в том числе в его ближайшем окружении (по месту жительства, учебы, работы, служ- бы), организуют различные оперативные эксперименты с тем, чтобы прояснить значимые характеризующие данные кандидата, а также выявить признаки возможной подставы правоохранительных органов (спецслужб). В небольших, менее структурированных группах данные функции не так жестко разграничены, их комплексно осуществляет один из ближайших помощников лидера группы.

Эти процессы, указывающие на своеобразие подбора и вербовки новобранцев, проверки их благонадежности отражаются в специфи- ческих индикаторах РЭТД. Группы могут подбирать кандидатов из социальных ниш, традиционно тяготеющих к насилию, из числа лиц, считающих себя обиженными властью (иноэтническим большин- ством) или преследуемых, ограниченных в гражданских (социальных) правах, безработных или маргиналов, а также обладающих специаль- ной подготовкой (бывшие военнослужащие / сотрудники правоохра- нительных органов).

Подбор более молодых кандидатов (16–25 лет) также является фак- тором риска, т.к. социальная ответственность этой возрастной когорты недостаточна для того, чтобы удерживать ее в рамках правопослушно- го поведения. Изменение в тактике вербовочной работы конкретной группы может также свидетельствовать о возрастании риска насилия: более интенсивная и избирательная вербовочная стратегия предпо- лагает изменение (корректировку) группой своей кадровой тактики с тем, чтобы приобрести новые или дополнительные возможности осуществления экстремистской (террористической) деятельности.

Таким образом, группа старается подбирать новобранцев среди лиц, в той или иной степени уже ограниченных в гражданских / со- циальных правах, преследуемых властными структурами или иноэт- ническим / инорелигиозным большинством, маргинализированных, а также склонных к противоправному насильственному поведению. В этой связи выделяются следующие индикаторы РЭТД:

– явное уменьшение возраста вербуемых лиц;

– вербовка лиц с криминальным прошлым, а также маргиналов;

– вербовка лиц, склонных к насильственному индивидуальному и коллективному поведению (участие в массовых беспорядках и т.п.);

– вербовка лиц с опытом участия в боевых действиях или в вое- низированных организациях (группах), а также имеющих военную подготовку или умеющих обращаться с оружием;

– вербовка лиц со специальным образованием в актуальных для группы областях (информатика, химия, биология) или со специальны- ми навыками (минно-взрывное дело, самолетовождение).

После определения круга кандидатов группа должна выбрать среди них наиболее желательных для себя и отсеять нежелательных («чужаков»). Как в любой профессиональной группе, критерии провер- ки и отбора новичков детерминируются ее потребностями в их особых идеологических, психологических и профессиональных типажах, что косвенно может свидетельствовать об экстремистской направленно- сти конкретной группы. Группы подобной направленности стараются подходить к проверке благонадежности и отбору кандидатов в свои ряды тщательно и скрупулезно. При этом наряду с идеологической благонадежностью обязательно оцениваются психологические каче- ства новичков – выявляются и отсеиваются лица с астеничной психи- ческой конституцией и с отдельными видами акцентуаций1: они могут не справиться с постоянным стрессом, вызванным психотравмирую- щим образом жизни возможного боевика или подпольщика. По мере того, как экстремистская группа все более склоняется к террористи- ческой деятельности, меняются (в сторону ужесточения) критерии проверки и отбора ее новых членов, с тем чтобы максимально усилить оперативные, военно-технические и боевые возможности группы, укрепить ее безопасность.

На данной стадии в своей вербовочной работе группа старается ис- пользовать весьма специфические критерии отбора своих будущих чле- нов, включая их специальную подготовку, соответствующий опыт и на- выки (в первую очередь оперативные и военно-технические). При этом выделяются индикаторы РЭТД, связанные с «отсевом» кандидатов:

– заподозренных в любом сотрудничестве с органами власти, а также с любыми (формальными и неформальными) структурами, ко- торые группа считает своими оппонентами и тем более – врагами;

1 Например, психастеники, а также личности, акцентуированные по возбудимому, дистимичному и тревожному типам (по К. Леонгарду).

– из числа астеничных, эмоционально неустойчивых личностей;

– проявивших недостаточно лояльности к чему-нибудь (идеи, де- ятельность и т.п.), имеющему сходство с данной группой;

– явно ущербных в установлении социальных связей.

После того, как кандидат будет принят в группу, он в обязательном порядке подвергается интенсивной групповой социализации. Как пра- вило, она включает в себя «погружение» в групповую субкультуру, зна- комство с азами идеологии (если, конечно, последняя вообще имеет место в конкретной группе), с ее ценностями и нормами, с практикой (деятельностью) группы, а также с процедурой принятия решений. Данный процесс предполагает подчинение неофита авторитету (ре- альному или виртуальному), его абсолютную лояльность группе и ее лидеру, а также формирование потребности в жертвенности – все это при жестко-показательном подавлении внутригрупповых разногласий может привести к эскалации насилия «вовне» и к экстремистским (террористическим) проявлениям.

Самый распространенный и весьма эффективный способ груп- повой социализации – принуждение новичка совершить достаточно тяжкое преступление с тем, чтобы снизить, свести на нет возможность его отказа от членства в группе1. В религиозных группах тоталитарной направленности (сектах) от вновь приобщенных обычно требуется отчуждение (не только фактическое, но и юридическое) всей их соб- ственности в пользу группы. Факт совершения серьезного преступле- ния частично или полностью может выполнять функции инициации (посвящения) неофита в полноправные члены группы и несет важное воспитательное значение. В некоторых группах инициация практи- куется как отдельное мероприятие и имеет вид достаточно сложного обрядового ритуала2.

Значительное место в процессе социализации занимает процедура коррекции первоначального отношения неофита к тем социальным агентам, которые представляют наибольшую опасность для данной группы. С одной стороны, постоянно и последовательно осуществляется демонизация внешнего противника, который при этом наделяется

1 Хотя в ряде стран существует институт правомерной провокации, данная про- цедура дополнительно выполняет проверочную функцию (защита от агентурного проникновения со стороны правоохранительных структур).

2 Клятва новичка «на крови», вручение ему «боевого» оружия и т.п.

фантастически негативными возможностями и силами; с другой сто- роны, тот же противник одновременно подвергается дегуманизации, описывается как носитель человечески ничтожных (вернее, нечело- веческих) качеств, что и делает его унижение, уничтожение не только возможным, но и нравственно оправданным, необходимым, обяза- тельным1.

Таким образом, выделяются следующие индикаторы РЭТД, свя- занные с механизмом групповой социализации:

– беспрекословное подчинение авторитету и абсолютная лояль- ность лидеру группы;

– демонстрация новичку сплоченности, «монолитности» группы и жесткое подавление внутригрупповых разногласий;

– поддержание культа «героев и мучеников» группы;

– ориентация новичка на максимальную самоотдачу и формиро- вание у него потребности в жертвенности ради «общего дела»;

– требование совершения тяжких преступлений или отчуждения личной собственности в пользу группы;

– демонизация и дегуманизация внешних противников группы.

Большое внимание уделяется формированию идеологической и особенно морально-психологической устойчивости членов экс- тремистской (террористической) группы: рядовые экстремисты (террористы) должны быть готовыми к тому, что противоборство с могущественным противником будет длительным и напряженным, потребует мобилизации всех их сил и, возможно, самой жизни. Даже те группы, которым удается привлечь в свои ряды бывших военнослужащих, все же вынуждены дополнительно готовиться к экстремистской (террористической) деятельности с учетом ее специфики: группа, склоняющаяся к экстремистским (террористи- ческим) действиям, неизбежно должна изменить методику подго- товки своих членов.

1 Непосредственный противник (правоохранительные органы, спецслужбы) – все- могущ и неисчислим, казуистически изощрен и бесчеловечно коварен, технически оснащен и финансово неисчерпаем, профессионально вышколен, беспринципен и беспощаден, но вместе с тем отдельно взятые его представители – корыстные и безыдейные, несамостоятельные и немощные вне бюрократической системы, изнеженные и слабодушные, морально ущербные, разобщенные и склонные к го- мосексуализму существа. Противник – скопище одиноких голиафов на глиняных ногах, каждый из которых может быть поражен простым камнем, пущенным из примитивной пращи вдохновенной Давидовой рукою.

При этом выделяются следующие индикаторы РЭТД, связанные с внутригрупповым профессиональным тренингом:

– члены группы замечаются в установленных военизированных лагерях (в т.ч. подготовки незаконных вооруженных формирований, террористов, боевиков, повстанцев и т.п.), они интенсивно посещают соответствующие сайты сети Internet;

– члены группы профессионально тренируются в развитии сугубо оперативных навыков (конспиративная связь, обнаружение наружно- го наблюдения и оперативно-технического проникновения, основы агентурной работы);

– члены группы профессионально тренируются в развитии сугубо боевых и военно-технических навыков (владение отечественным и импортным оружием, боевой техникой, спецсредствами, взрывчаты- ми веществами и взрывными устройствами);

– члены группы профессионально тренируются в развитии ис- ключительно редких профессиональных навыков (например, самоле- товождение, дозиметрия или токсикология);

– группа интенсивно занимается общеуголовной деятельностью корыстно-насильственной направленности (угоны автомашин, раз- бойные нападения, похищения людей); это не только пополняет ее «бюджет», но и развивает, тренирует у членов группы навыки, сходные с теми, которые требуются для будущих террористических акций.

Группа должна адекватно оценивать своих адептов в кадровом плане, для чего устанавливать критерии их эффективности, продви- гать «вверх» удачливых членов и «вниз» (вплоть до изгнания из группы или физического уничтожения) – неудачников. Изменения в крите- риях внутригрупповой мобильности, касающиеся лиц, продемонстри- ровавших явную склонность к насилию и жесткой конфронтации, являются признаками группы, склоняющейся к экстремистской (тер- рористической) деятельности.

Наблюдаются следующие индикаторы РЭТД, связанные с внутри- групповой мобильностью:

– группа определяет свой успех исключительно в рамках удачного эпизода общего противоборства в интересах группы;

– в качестве ключевого критерия внутригрупповой вертикальной мобильности рассматривается реальная способность любого члена группы выступать субъектом насилия;

– на возможности для внутригрупповой мобильности любого чле- на группы сильное влияние оказывают его склонности к радикализму и экстремизму, особенно в идеологической сфере;

– группа придает особое значение оперативным навыкам или опыту своих адептов, по сравнению с другими их характеристиками, притом что лояльность лидеру / группе считается важней, чем обла- дание любыми, даже самыми важными из таких профессиональных навыков.

Представляется, что вышеописанный подход к оценке РЭТД антисоциальной группы, будучи подробно и систематически дета- лизирован, вполне может быть использован для соответствующего анализа процессов, происходящих в области борьбы правоохранитель- ных органов Российской Федерации (ФСБ, МВД) с экстремизмом и терроризмом.

А.Г. Караяни

<< | >>
Источник: В.В. Рубцов, С.Б. Малых. Психология экстремальных ситуаций. 2008

Еще по теме Экстремистская деятельность: к вопросу оценки ее риска:

  1. Способы оценки процентного риска
  2. Оценка риска
  3. 46. Процедуры оценки проектного риска
  4. Финансирование экстремистской деятельности (ст. 2823 УК РФ)
  5. Необъективность при оценке риска
  6. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ)
  7. Рассматриваемый алгоритм направлен на оценку риска соискателя кредита с учетом его возможных рисков
  8. Оценка тяжести состояния (риска неблагоприятного исхода)
  9. ПРОИЗВОДСТВО ПО ЗАЯВЛЕНИЮ О ПРИЗНАНИИ ОРГАНИЗАЦИИ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩЕЙ ЭКСТРЕМИЗМ ИЛИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НАТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН И (ИЛИ) ДРУГОГО ГОСУДАРСТВА, ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ИЛИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ, В ТОМ ЧИСЛЕ ОБУСТАНОВЛЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ ЕЮ СВОЕГО НАИМЕНОВАНИЯ, А ТАКЖЕ ОПРИЗНАНИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ, ВВОЗИМЫХ, ИЗДАВАЕМЫХ, ИЗГОТАВЛИВАЕМЫХ И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЯЕМЫХ НА ТЕРРИТОРИИРЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН, ЭКСТРЕМИСТСКИМИ ИЛИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ
  10. Понятие правового риска в банковской деятельности
  11. е) Анализ информации как фактора, формирующего оценку «риска» производственной среды, напряженность трудового процесса, и влияющего на здоровье
  12. Организация деятельности экстремистской организации (ст. 2822 УК РФ)