<<
>>

“Личность” в аналитической психологии К.-Г. Юнга

Концепция аналитической психологии, предложенная К.-Г. Юнгом, является одной из наиболее сложных и неоднозначно понимаемых. Это обусловлено тем, что она является глубоко личностной, т.к.

многие ее положения напрямую отражают духовную эволюцию автора и являются попыткой ответа на его экзистенциальные противоречия. Поэтому концепция личности в теории К.-Г. Юнга также выглядит подчас противоречивой и неоднозначной. Для того чтобы ее понять, имеет смысл обратиться к некоторым биографическим моментам самого создателя аналитической психологии.

Юнг был сыном пастора евангелистской реформаторской церкви. В детстве он часто чувствовал себя одиноким и непонятым, ему сложно было установить близкие отношения с окружающими. В автобиографии К.-Г. Юнг описал детские и юношеские переживания, связанные с поиском Бога, которые закончились разочарованием в Церкви, разрывом с отцом и кризисом веры. Вот как он сам писал об этом: “В этой религии я больше не находил Бога. Я знал, что больше никогда не смогу принимать участие в этой церемонии.

Церковь − это такое место, куда я больше не пойду. Там все мертво, там нет жизни. Меня охватила жалость к отцу. Я осознал весь трагизм его профессии и жизни. Он боролся со смертью, существования которой не мог признать. Между ним и мной открылась пропасть, она была безгранична, и я не видел возможности когда-либо преодолеть ее”[98].

Каким же образом стал заполнять образовавшийся духовный вакуум К.-Г. Юнг? Единственной опорой для него стала его собственная личность, которая, в свою очередь, находится в плену у “демона”[99], как говорил Юнг. “ …Всякий человек, если он человек творческий, не принадлежит себе. Он не свободен. Он пленник, влекомый демоном”. Кто же в понимании К.-Г. Юнга “демон”? Как это ни парадоксально звучит, “демон” в позиции исследователя есть Бог, который призывает к свободе, к самореализации, к самости.

Как подчеркивает В.М. Розин[100], К.-Г. Юнг приписал Богу то, что ему самому было нужно. Возможно, именно этот момент наложил отпечаток на всю аналитическую теорию Юнга.

Ведущую роль в создании аналитической психологии сыграли собственные фантазии К.-Г. Юнга, которые он понимал как внешнюю силу, завладевшую им помимо его воли и желания (автор описывал частые “встречи” с духом Филемоном, являвшемся в образе старика с крыльями птицы и рогами быка, который наставлял, давал ответы на противоречивые вопросы). К.-Г. Юнг так писал об этом: “Мною овладевал некий дух, который говорил за меня”[101]. Однако исследователь и сам запускал процесс возникновения фантазий (свободных ассоциаций) с помощью игр, рисования, занятий йогой, медитаций. Возникающие в результате этого образы являлись для него богатым материалом, позволившим вплотную приблизиться к содержимому своего бессознательного, которого он страшился и которое его влекло. К.-Г. Юнг писал: “Перед фантазиями, охватившими меня, столь волновавшими и, можно сказать, управлявшими мною, я чувствовал не только непреодолимое отвращение, но и неизъяснимый ужас. Я боялся потерять контроль над собой, я боялся сделаться добычей бессознательного…И все же я рискнул − и позволил этим образам завладеть мною”[102]. Впоследствии именно глубины, бездны собственного бессознательного послужили Юнгу основой для построения аналитической теории. Многие ее положения явились отражением проблем, которые мучили ее автора.

На каком же онтологическом основании выстраивалась концепция личности К.-Г. Юнга? Ведущую роль в его теории личности также, как у З. Фрейда, играло бессознательное. Однако К.-Г. Юнг, в отличие от основателя психоанализа, считал бессознательное творческим, разумным принципом, связывающим личность со всем человечеством, с природой и космосом. Переосмыслив значение термина “либидо”, К.-Г. Юнг обозначил им психическую энергию вообще (а не только сексуальную).

“Эго” с точки зрения автора, является центром сферы сознания и включает в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым человек чувствует свою целостность, постоянство. К.-Г. Юнг пришел к выводу, что бессознательное и сознание есть как бы две стороны единой целостной личности, и они не борются, а взаимодействуют друг с другом. Сознание и бессознательное современного человека оторвались друг от друга у в процессе цивилизации, но в древних мифологиях и религиях они гармонично сочетались (примером тому служат китайские символы “инь”и “ян”). Таким образом, личность в аналитической психологии есть гармоничная целостность, которая достигается посредством баланса сознательных и бессознательных сил.

Центральное понятие у К.-Г. Юнга – это “коллективное бессознательное”, которое состоит из совокупности архетипов. Архетипы, по определению Юнга, – это психические первообразы, скрытые в глубине фундамента сознательной души, ее корни, опущенные в мир в целом. Именно архетипы формируют онтологическую заданность всей личности. Архетипы первичны. По мнению автора, они передаются по наследству вместе со структурой мозга, и в то же время они являются ее психическим аспектом. Их нельзя увидеть, нельзя выследить ни в бессознательном, ни в сознательном состоянии, но они присутствуют и определяют все сознание, воздействуя на него в виде символов – в сновидениях, в психических расстройствах, в научном и художественном творчестве и т.д. Количество архетипов в коллективном бессознательном может быть неограниченным. Однако особое внимание в теоретической системе Юнга уделяется “персоне”, “аниме” и “анимусу”, “тени” и “самости”.

Персона обозначает множество ролей, которые проигрывает человек в соответствии с социальными требованиями. В понимании К.-Г. Юнга, персона служит цели производить впечатление на других или утаивать от окружающих свою истинную сущность. В противоположность той роли, которую выполняет в нашем приспособлении к окружающему миру персона, архетип тень представляет собой подавленную и вытесненную темную, животную сторону личности.

Тень содержит социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Но у тени, с точки зрения К.-Г. Юнга, имеются и положительные свойства. Она источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Функция Эго состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону нашей натуры до такой степени, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью. Для достижения гармонии личности К.-Г. Юнг советовал своим пациентам “подружиться с тенью”, “отобрать у нее силу”, другими словами – войти в союз с собственной бездной.

В архетипах анимы и анимуса нашло свое выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анима представляет собой внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как анимус – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательную мужскую сторону. Самость (“бог в человеке”) – наиболее важный архетип в теории К.-Г. Юнга. Он представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы, все противоположности (прежде всего, добро и зло). Итогом такого нравственного смешения в концепции личности Юнга стало формирование позиции “нравственного релятивизма”– признания того, что добро и зло – это две стороны одной медали. Говоря иначе, автор аналитической теории открыто провозгласил как относительность добра, так и относительность зла. Понятно, что безоценочное принятие подобного постулата способно привести к серьезным последствиям для духовно неподготовленного человека.

К.-Г. Юнг отводил большую роль духовности в личности. Однако сама духовность понималась им неоднозначно, в большей степени, как смесь алхимии, мифологии, язычества, которые он серьезно изучал. Духовность, по мнению Юнга, не должна содержать в себе нравственного компонента, она нейтральна и безотносительна. Таким образом, признавая роль духовности в жизни человека, автор аналитической теории отвергал ее главный источник – возможность полной и содержательной жизни в Церкви.

Сам К.-Г. Юнг в письмах к З. Фрейду выражал пожелание трансформировать психоанализ в своего рода религиозное движение, которое могло бы освободить европейскую культуру от христианства, а человеческое сознание “поднять” на более высокий уровень древнегерманского язычества. В целом, как справедливо отмечает В. Абраменкова, “глубинная психология Юнга… обернулась для человека утратой Неба, духовной вертикали с вектором, направленным вверх; глубинная психология с вектором вовнутрь, в конечном счете привела К. Юнга к открытой проповеди зла: “мы чуть ли не с облегчением вздыхаем, обнаружив зло на дне своей души”…Отрицая пансексуализм и бездуховность Фрейда (весьма справедливо и обоснованно), Юнг предлагает вместо них – демоническую духовность спиритизма, астрологии, теософии, парапсихологии, алхимии”[103].

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000

Еще по теме “Личность” в аналитической психологии К.-Г. Юнга:

  1. “Личность” в аналитической психологии К.-Г. Юнга
  2. “Личность” в аналитической психологии К.-Г. Юнга
  3. 14.3.1 Аналитическая теория личности К. Юнга
  4. Личностный рост в аналитическом направлении психологии
  5. Личностный рост в аналитическом направлении психологии
  6. Личностный рост в аналитическом направлении психологии
  7. “Личность” в отечественной психологии
  8. “Личность” в отечественной психологии
  9. “Личность” в отечественной психологии
  10. “Личность” в дореволюционной психологии
  11. “Личность” в дореволюционной психологии
  12. “Личность” в дореволюционной психологии
  13. “Личность” в советской и постсоветской психологии
  14. “Личность” в советской и постсоветской психологии