<<
>>

Контакт глаз

В обыденном сознании контакт глаз вместе с пространственно-временными характеристиками общения представлен в качестве экспрессивной невербальной интеракции. Вместе с изменением угла ориентации, расположения партнеров в пространстве обще­ния изменяется направление взгляда вплоть до полного исчезно­вения контакта глаз, если люди стоят рядом или спиной к друг другу.

Эти естественные «проксемические препятствия» контакта глаз представляют интерес для исследователей тогда, когда они применяются преднамеренно, .с целью демонстрации отношения, создания затруднений в общении (повернулся спиной; сел за спи­ной собеседников, за пределами круга общения и т.д.).

Обычно под контактом глаз понимается обмен взглядами, вре­мя фиксации взгляда на партнере и направление взгляда. На то, как будет развиваться контакт глаз, влияет огромное количество факторов (степень знакомства партнеров, их пол, возраст, лич­ностные особенности, система отношений между ними). Контакт глаз — это наиболее тонкий показатель отношений и взаимоотно­шений, складывающихся между людьми.

Как известно, обмен взглядами указывает на то, что партнеры включены в систему социального взаимодействия, а прерывания таких интеракций говорит о том, что происходит «выталкивание» из ситуации взаимодействия, вытеснение окружающих людей из личного пространства, следовательно, наблюдается изменение отношений. Поэтому в качестве критериев анализа контакта глаз в диаде, группе рассматриваются: временные параметры смотрения друг' на друга (частота, длительность контакта), пространствен­ные характеристики взгляда (направления движения глаз: смот­реть в глаза, смотреть в сторону, смотреть вверх—вниз, вправо —

влево), степень интенсивности контакта глаз (пристальный взгляд, бросить взгляд, скользнуть взглядом). Более всего изучен контакт глаз в связи с различными видами бесед.

В ряде работ установле­но, что говорящий смотрит на слушающего в конце каждой реп­лики и в опорных пунктах сообщения, а слушающий — на гово­рящего, осуществляя таким образом информационный поиск или сообщая собеседнику о том, что он готов слушать. Исчезновение контакта глаз или, наоборот, его возобновление в те моменты, когда собеседники должны смотреть друг на друга, толкуется как стремление скрывать или выставлять свое «Я». Установление и поддержание позитивных взаимоотношений, стабильного уровня психологической близости осуществляются с помощью быстрых, коротких, повторяющихся взглядов. Считается, что исчезновение или возобновление контакта глаз происходит тогда, когда чело­век пытается получить дополнительную информацию, высказы­вает важные для него мысли. В таком случае говорящий смотрит на слушающего. Стремление избежать взгляда партнера — один из признаков затрудненного общения, так же как и пристальный нединамичный взгляд.

Способы обмена взглядом в момент беседы, организация визу­ального контакта в каждом отдельном случае, время и частота фиксации взгляда на партнере широко используются при иссле­довании так называемой атмосферы интимности, доверия—недо­верия в межличностном общении, в психотерапевтическом ин­тервью.

Направление взгляда в общении зависит от содержания обще­ния, индивидуальных различий, характера взаимоотношений и предшествовавшего их развития. А. А. Леонтьев обращает внима­ние на значимость для понимания отношений между партнерами не столько самих по себе параметров контакта глаз, сколько их изменения в определенные моменты общения: менее важно, час­то ли смотрит собеседник в глаза другому, чем то, что он пере­стает это делать или, наоборот, начинает. Если отношения разви­ваются нормально, то люди смотрят друг на друга от 30 до 60 % времени их общения. При этом, если отношения развиваются в позитивную сторону, то люди смотрят друг на друга дольше и чаще тогда, когда слушают партнера, а не тогда, когда говорят. Если же отношения приобретают характер агрессивных, то часто­та, интенсивность взглядов резко увеличиваются, нарушается фор­мула контакта глаз в момент говорения и слушания.

П. Ноллер [260] подсчитала процент «смотрения» супругов друг на друга в ситуациях демонстрации с помощью речи позитивных, негативных, нейтральных отношений, а также учла, кто из них является коммуникатором, а кто реципиентом (говорит—слуша­ет). В результате проведенного анализа ею установлено, что в

стабильных парах супруги смотрят друг на друга значительно реже во время негативных высказываний, чем в нестабильных парах. Супруги из нестабильных пар смотрят продолжительнее и чаще независимо от того, слушают они или говорят, особенно в ситу­ации негативных высказываний. С точки зрения П. Ноллер, уве­личение контакта глаз во время негативных высказываний сле­дует рассматривать как показатель стремления к доминированию, эскалации агрессии, управлению ситуацией. Она считает, что для враждебно настроенных людей нужно больше визуальной ин­формации друг о друге, поэтому они смотрят чаще, дольше и пристальней.

В ряде других работ получены данные, которые дополняют и уточняют выводы П. Нолер, а порой и противоречат им. Напри­мер, было установлено, что антипатия людей друг к другу сопро­вождается наименьшим контактом глаз (а у П. Нолер отмечается увеличение контакта глаз), среднюю позицию по частоте и ин­тенсивности контакта глаз занимают отношения умеренной и силь­ной симпатии, а для нейтральных отношений характерен наи­больший контакт глаз.

Противоречия в оценках параметров контакта глаз в соответ­ствии с отношениями между людьми могут быть сняты, если учи­тывается степень знакомства людей и история их взаимоотноше­ний. Также известно, что незнакомые люди смотрят друг на друга значительно чаще, чем друзья.

Контакт глаз нарастает и с увеличением дистанции между об­щающимися. Исследования, выполненные в этом направлении, показали, что на взаимосвязь временных параметров контакта глаз и дистанции общения влияют пол и возраст партнеров. У мужчин контакт глаз увеличивается в соответствии с увеличением дистан­ции, а у женщин данная взаимосвязь носит непрямолинейный характер: самый интенсивный контакт глаз наблюдается, если партнеры находятся на расстоянии 1,5 м, средний — 60 см, наи­меньший — 3 м.

Ряд авторов считают, что большое расстояние между партнерами блокирует необходимый для женщин уровень влияния и поэтому они просто уходят от взаимодействия.

В целом во многих работах, посвященных исследованию кон­такта глаз, подчеркивается, что частое, интенсивное смотрение партнеров друг на друга является показателем «ненормальных» отношений, как позитивных (любовь, симпатия), так и негатив­ных (ненависть, неприязнь). Но все-таки преобладает точка зре­ния, что необходимо сопрягать частоту, интенсивность смотре­ния на другого с тем, какова роль участника общения, что он делает — говорит (коммуникатор) или слушает (реципиент).

По данным А. Мехрабьяна [256], длительность взгляда, часто­та смотрения также свидетельствуют о статусном неравноправии

партнеров. Если один из партнеров имеет более высокий статус, то партнер с более низким статусом смотрит дольше и чаще. Если взгляды участников интеракции обращены к какому-то одному человеку, то это говорит о его явной лидерской позиции в данной группе. Учитывая эти данные, предлагается ряд рекомендаций, связанных с организацией зрительного контакта и, следователь­но, с выражением отношений. Во-первых, эти рекомендации ка­саются длительности контакта глаз: как говорящий, так и слуша­ющий должны смотреть в глаза друг другу не более 10 с, исполь­зуя такую длительность контакта глаз перед началом разговора или после того, как произнесены первые фразы. Во-вторых, эти советы имеют отношение к динамике времени контакта глаз: вре­мя от времени партнерам необходимо стремиться к тому, чтобы их глаза встретились. Но длительность такого контакта должна быть меньше, чем в моменты, когда каждый из партнеров смотрит от­дельно. В-третьих, имеющиеся рекомендации охватывают те си­туации общения, в которых передается субъективно значимая информация: не рекомендуется смотреть в глаза человеку, когда он излагает неприятные, но эмоционально значимые для него факты. В таком случае отказ от прямого визуального контакта воспринимается как выражение понимания эмоционального со­стояния собеседника.

В целом рекомендации сводятся к распре­делению контакта глаз между периодами говорения и слушания партнера.

Динамика направленности взглядов во время беседы указывает также на степень интеллектуального напряжения и значимость для собеседника услышанного вопроса.

О роли различных видов отношений, представленных в осо­бенностях визуального контакта, в формировании стратегии вза­имодействия с окружающими людьми, пишет Э. Мор [258]. Выс­тупая в роли психотерапевта, она обратила внимание на то, что глаза другого выражают отношение к нам: любовь или ненависть; восхищение или презрение; интерес или его отсутствие. Зная об этом, 3. Фрейд, например, и вслед за ним многие продолжатели его подхода в психотерапии предпочитали обходиться в своих бе­седах с клиентами без контакта глаз, чтобы минимизировать его влияние на пациента. Они считали себя также более свободными (были самими собой), когда пациенты не могли смотреть на них. Поворотным пунктом в клинической практике, по мнению Э. Мор, стало определение тех клиентов, для которых обходиться без контакта лицом к лицу короткое или длительное время было чрезвычайно трудно. 3. Фрейд считал, что стремление к продол­жительному зрительному контакту является проявлением либи-дозной потребности. Известно, что психотические пациенты так­же стремятся поддерживать с терапевтом зрительный контакт,

функция которого заключается в сохранении чувства связи с внеш­ним интерперсональным миром. Э. Мор, в свою очередь, полага­ет, что зрительный контакт необходим пациентам, нуждающим­ся в терапевтической помощи, для того чтобы поддержать их соб­ственную представленность себе. Она описывает ряд случаев, в частности упоминает о том, что у нее была пациентка, которая страдала приступами депрессии. С самых первых этапов общения с ней психотерапевт обратила внимание на то, что пациентка про­являет повышенную чувствительность к выражению лица. Для нее контакт глаз служил средством формирования внутренней пре­зентации «себя и другого».

Неоднократно пациентка заявляла, что она испытывает чувство страха, начинает паниковать, если не видит психотерапевта. В основе этих переживаний лежит потеря подтверждения ее существования со стороны психотерапевта. Ча­сто такие чувства пациентка испытывала в конце сеанса, что слу­жило причиной для возникновения более глубоких и деструктив­ных переживаний. Ей казалось, что части ее тела были разъедине­ны, что она находится в положении уничтожаемого человека. Па­циентка нуждалась в зрительном контакте, в общении лицом к лицу. Благодаря ему она была представлена самой себе. Но особен­ности этой пациентки не позволяли ей смотреть прямо в глаза, поэтому ее пристальный взгляд был направлен на различные ча­сти лица психотерапевта. Она смотрела и в то же время как бы не контактировала визуально с партнером. Когда же она начала кон­тактировать, ее взгляд был долгим и очень интенсивным.

Э. Мор считает, что такие противоречивые тенденции визу­ального контакта клиентки обусловлены ее опытом зрительного взаимодействия с матерью. Клиентка помнила глаза матери как «мертвые глаза, невидящие ее», поэтому ей казалось, что для ма­тери она не существует. Данный вывод совпадает с точкой зрения многих исследователей, занимающихся изучением роли зритель­ного контакта в детско-родительских отношениях и пытающихся раскрыть феномен материнско-детской привязанности или ее от­сутствия. Как известно, в течение первых месяцев жизни мать и ребенок проводят много времени, зрительно контактируя друг с другом. Ребенок начинает сосредоточиваться на материнском взгляде в 5 —7 недель и активно требует зрительного контакта, если мать не смотрит на него. Ребенок может смотреть на свою мать так долго, как долго она будет смотреть на него. Что видит ребенок, когда он смотрит на лицо матери, в ее глаза? Ребенок видит самого себя, что делает мать реальной для него. Э. Мор подчеркивает, что, если лицо матери, отражая ее собственные чувства, становится жестким, возможно формирование патоло­гических отношений между ней и ребенком. При нормальном развитии контакта глаз не только создается позитивный образ

матери, но и отношение к ней становится автономным. Другими словами, если ребенок злится на мать, его позитивные чувства к ней смешиваются с негативными,, но ее образ остается постоян­но любимым.

Эти фундаментальные функции контакта глаз, общения ли­цом к лицу на первых этапах развития человека, его взаимоотно­шений с близкими людьми играют большую роль в выстраива­нии отношений с другими партнерами по общению. Э. Мор при­водит высказывание пациентки, которая после двух месяцев об­щения с психотерапевтом заявила, что взгляд психотерапевта был как «выговаривающий, отчужденный, неприкасаемый взгляд ее матери», которая отворачивала свою голову от дочери так, что та не могла видеть ее глаз. В такие моменты у нее возникало ощущение отвержения, непредставленности самой себе, непод-твержденности. В целом, как замечает Э. Мор, ее пациенты вели себя как «барометры», были «локаторами» выразительного пове­дения, могли понять очень многое, рассматривая лица и глаза партнеров.

Таким образом, особенности развития контакта глаз в детско-материнских отношениях, дефицит частоты и позитивных модаль­ностей становятся источником различных переживаний, могут формировать агрессивную направленность общения, приводить к феномену «отчуждения от индивидуальности». Если взгляд матери постоянно выражает злость и агрессию, это может препятствовать нормальному развитию визуальных контактов ребенка с другими людьми. Многие психотерапевты и ведущие тренинговых групп сталкиваются с тем, что их участники не могут смотреть в глаза друг другу, избегают контакта глаз. Одна из причин заключается в том, что человек боится, что другой «прочитает» в его глазах ис­тинные намерения, возможно, агрессивные, поэтому он запре­щает себе смотреть в глаза другому.

Независимо от того, в чем проявляется дефицит определенных зрительных контактов в детско-родительских отношениях, сня­тие их влияния возможно только посредством специальной не­вербальной интеракции, общения лицом к лицу. Эти невербаль­ные интеракции не только будут давать информацию практикую­щему психологу по поводу переживаний клиента, но и способ­ствовать осмыслению обоими участниками общения своей пред­ставленности как другому, так и себе, т. е. удовлетворению потребности в подтверждении, а значит, в любви, принятии, ин­тересе, уважении и т. д.

Завершая раздел о контакте глаз и его роли в презентации от­ношений и формировании определенных взаимоотношений, сле­дует отметить, что у многих народов мира существуют так назы­ваемые культурные запреты на контакт глаз, на пристальное и

5—288

129

долгое смотрение, на «злые глаза» и т.д. Запрет или разрешение на контакт глаз является своеобразным механизмом регуляции со­циальных отношений между людьми.

Для отдельных народов динамика взгляда, контакт глаз явля­ется показателем принадлежности к культуре. Например, Кимур Седзабуро в эссе «Люди зрения» и «Люди голоса» по этому поводу пишет, что для японцев глаза служат своеобразным дополнитель­ным органом речи. Умение вести диалог на языке взглядов — это культурно-специфический признак жителей Страны Восходяще­го солнца. Японцы как «люди зрения» понимают силу такого кон­такта и проявляют особую деликатность, не всегда понятную ев­ропейцам, например, закрывают глаза в общественном транспорте. Можно усомниться в том, насколько хорошо владеет каждый япо­нец языком взглядов, но безусловно, что развитие этого элемента невербальной интеракции зависит от того, какая роль ему отво­дится в культуре. Мы, русские, тоже чутко реагируем на взгляд партнера. Это нашло отражение в многочисленных пословицах и поговорках («Соврет — глазом не моргнет»), в навыке общения (смотреть партнеру в глаза), в повышенной чувствительности к взгляду партнера в критических ситуациях (искать правду в гла­зах).

Современные этнографы говорят, что все культуры можно раз­делить на две части в зависимости от направленности взгляда: у одних при разговоре взгляд направлен в глаза собеседника, у дру­гих — в сторону, так как считается невежливым смотреть прямо в глаза. Б. X. Бгажнаков отмечает, что «направленный прямо в глаза взгляд русских воспринимается многими восточными народами как невежливость, дерзость, взгляд этих народов в сторону вос­принимается русскими как стеснительность или нежелание быть искренними» [28, с. 145]. У народов Северного Кавказа в связи с обычаем избегания накладываются ограничения на контакт глаз, особенно для женщин и мужчин, младших по возрасту. Но как следует из тех же этнографических источников, табу на зритель­ный контакт определенного типа распространяется на ряд ситуа­ций общения, главным образом на конвенциальное, профессио­нальное, деловое. Отступление от норм зрительного контактиро­вания в этих видах общения приводит к трениям и сбоям, к воз­никновению затрудненного общения.

Кроме норм зрительного контакта, определенных культурны­ми и этническими традициями, существуют «неписаные» законы визуального общения. Они распространяются на сферы интимно­го, доверительного, личностного общения. В том случае, когда эти законы нарушаются, появляются эффекты затрудненного об­щения: сбои в коммуникации, снижение или повышение сензи-тивности к состояниям другого человека, непонимание, ощуще­

ние одиночества, отчужденности, отношение недоверия, непри­нятия и т. д.

Итак, психологическая суть контакта глаз как важного элемен­та невербальной интеракции может изменяться под влиянием многих переменных, но незыблемым остается то, что контакт глаз указывает на виды определенных отношений:

1. «Дистанция», позитивный полюс — «включенность» (отно­шения привязанности, заинтересованности, принятия). Ему со­ответствует частый, интенсивный визуальный контакт, подчиня­ющийся правилам в соответствии с ролью коммуникатора и ре­ципиента. Негативный полюс — «выключенность» (отстраненные, автономные, отчужденные отношения). Ему соответствует нечас­тый, неинтенсивный или полностью отсутствующий контакт глаз.

2. «Позиция», один полюс которой состоит из отношений «конт­роля» (доминирование, власть, подавление). Этим отношениям соответствуют такие параметры, как интенсивность и продолжи­тельность смотрения на партнера, особенно в момент активного коммуницирования или в тот момент, когда собеседник излагает негативные, но эмоционально значимые для него факты. «Пози­ция» представлена также полюсом «подчинение». Для отношений, образующих данный полюс, характерен «свернутый» контакт глаз, частое и быстрое поглядывание на партнера, а также достаточно настойчивый поиск взгляда партнера (заглядывание в глаза при нежелании другого фиксировать визуальный контакт).

3. «Валентность». На ее позитивном полюсе находятся отно­шения «эмоциональной близости» (доброжелательность, симпа­тия, дружба, расположение), а на негативном — отношения «эмо­циональной холодности» (враждебность, негативизм, подозри­тельность, неприязнь). Отношения группы «валентность» пере­даются посредством интенсивности, частоты, длительности кон­такта глаз, но главным образом об этих отношениях свидетель­ствуют модальность взгляда и его психофизиологические харак­теристики. Враждебность передается не только через присталь­ный взгляд, но и посредством таких его показателей, как холод­ность, жесткость и т.д., а дружелюбие выражается с помощью теплых, ласковых глаз.

<< | >>
Источник: Лабунская В. А.. Психология затрудненного общения: Теория. Методы. Диагностика. Коррекция.2001. 2001

Еще по теме Контакт глаз:

  1. Контакт глаз
  2. Всевидящий глаз Ра
  3. «ИСКРЫ ИЗ ГЛАЗ» ПРИ УДАРЕ*
  4. ВОЗМОЖНО ЛИ ЗРЕНИЕ БЕЗ ГЛАЗ?
  5. Обучение видению без глаз
  6. Контакты с друзьями
  7. АНИМА-КОНТАКТ*
  8. Контакты заключенных-иностранцев
  9. Контакты с семьей и друзьями
  10. § 5. Встановлення психологічного контакту
  11. Контакты с общественными властями и организациями
  12. Визуальный контакт
  13. Контакты с религиозными представителями
  14. ПРИМЕРЫ АНИМА-КОНТАКТОВ
  15. 13.4. Приемы установления контакта
  16. ПЭЙН — контакт пензенского уфолога
  17. ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КОНТАКТ С ПРЕДМЕТАМИ (Рис. 32, 33)
  18. Тема 3. САМЫЙ БЫСТРЫЙ ДЕЛОВОЙ КОНТАКТ
  19. Глава 12. Установление следователем психологического контакта с участником следственных действий