<<
>>

6.1. Диагностика острых и посттравматических стрессовых нарушений

Посттравматические стрессовые расстройства у людей после совершения профессиональной деятельности в экстремальных условиях в долевом соотношении уступают место позитивным психическим изменениям.

Значительные позитивные психичес­кие изменения (более чем у 60%) сотрудников органов внут­ренних дел, выявленные эмпирическим путем в постэкстремаль­ный период в личностной, социально-психологической и про­фессиональной сферах, носят устойчивый динамический харак­тер |5].

Посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) сотруд­ников могут возникать в результате непрофессиональной аппер­цепции и повышенной восприимчивости к психотравмирующему событию. При этом возникают такие характерные симптомы, как навязчивые воспоминания, избежание (отчуждение), гиперакти­вация, психосоматические расстройства.

Руководители всех уровней, работающие в экстремальных ус­ловиях или руководящие функциональными группами экстремаль­ного профиля, должны быть не только психологически грамот­ными; им необходимо уметь визуально определять наличие пси­хических нарушений в поведении подчиненных.

В критериальный перечень посттравматическо­го стрессового расстройства входят составляющие.

Критерий А. Наличие стрессора (когда человек подвергся воз­действию дистресса).

В этом случае человек пережил или столкнулся с событием, связанным со смертью или угрозой смерти, с серьезным увечьем или угрозой физической целостности себя или окружающих лю­дей. При этом его реакция включала сильный страх, чувство бес­помощности или ужаса. У детей может наблюдаться дезорганиза­ция или ажитированное поведение.

Внезапные события, которые происходят в течение непродол­жительного времени (от нескольких минут до нескольких часов), принято относить к кратковременным событиям первого типа (по­жар, несчастный случай).

Травмирующее событие второго типа предполагает повторяю­щееся неоднократное стрессовое воздействие (войны, токсичные выбросы, крупные аварии и т.д.).

Критерий В. Критерий навязчивых воспоминаний (фантазии, ночные кошмары, психопатические переживания). Они проявля­ются как:

- навязчивые переживания (образы, мысли, впечатления, по­вторяющаяся игра в травматическое событие у детей);

- повторяющиеся сновидения о произошедших событиях (у детей — сновидения неопределенного типа);

- оживление опыта, иллюзии, галлюцинации, видения, отыг­рывание ситуации у детей (индивид действует или чувствует себя так, будто травматическое событие повторяется вновь);

- интенсивный психологический дистресс под воздействием внутренних или внешних ключевых стимулов, символизирующих или напоминающих элемент травматического события;

- физиологическое реагирование на воздействие внутренних или внешних ключевых стимулов, символизирующих или напо­минающих какой-либо аспект травматического события.

Критерий С. Критерий избежания, отчуждения. Выражается в основном в характеристиках:

- усилия, направленные на избежание мыслей, чувств или раз­говоров, связанные с травмой;

- избежание занятий, мест, людей, которые пробуждают вос­поминания, связанные с травмой;

- неспособность вспомнить какой-либо важный аспект травма­тического события;

- значительное снижении интереса к значимым видам деятель­ности или степени участия в них;

- чувство отстраненности или отчужденности от других, суже­ние аффективной сферы (неспособность испытывать позитивные чувства и переживания, например творчество, любовь);

- восприятии ограниченных перспектив будущего (делать ка­рьеру, создавать семью, иметь детей).

Критерий D. Критерий гиперактивации. Выражается, по край­ней мере, в одной из характеристик:

- бессоннице (подчиненный трудно засыпает и просыпается);

- раздражительности, вспышках гнева;

- трудности концентрации;

- сверхбдительности (высматривает в обычных условиях пре­пятствия, завалы, мины, растяжки и т.д.);

- преувеличенной реакции испуга.

Критерий Е. Критерий продолжительности симптомов В, С, D, превышают по DSM-3 — шесть месяцев или по DSM-4 — один месяц.

Критерии F. Критерий значительности (объект испытывает зна­чительный дистресс). Он проявляется как:

- острое расстройство при длительности симптомов меньше трех месяцев;

- хроническое расстройство при длительности симптомов три и более месяцев;

- расстройство с отсроченным началом; оно начинается через шесть месяцев после воздействия стрессора.

Реакции на травматический опыт делятся на 3 категории:

- эмоционатьные реакции (шок, нервозность, беспокойство, враждебность, агрессия или депрессия);

- когнитивные реакции (смушение, самопорицание, навязчи­вые мысли, потеря контроля, страх новой травмы);

- психофизиологические реакции (нарушение сна, ночные кошмары, отдаїение от близких, алкоголизм, наркомания).

Аналогичные симптомы наблюдались у солдат в Афганистане и Чечне (афганский и чеченский синдромы), у которых были вы­явлены несколько причин утраты восприятия опасности.

Новобранцы не воспринимали опасности из-за отсутствия оп­тимальной актуализации мотивации самосохранения. Бывалые солдаты также не чувствовали опасности, но уже из-за полного притупления этой мотивации (привыкание). Мотивация самосо­хранения у них трансформировалась под влиянием воздействия защитной тенденции отклонения от реальности.

Наиболее характерными признаками психологической травмы, травматического невроза, а также посттравматического стрессо­вого расстройства являются два типа психических тенденций, ко­торые можно обозначить как вторжение и избежание (т.е. фикса­ция на травме и выстраивание психологической защиты от болез­ненных воспоминаний с помощью переключения внимания).

Дезинтеграция опыта у человека, подверженного посттравма­тическому стрессовому расстройству или «уцелевшего» в боевых действиях, выражается в двух формах:

- фрагментация жизни — утрата целостности опыта и связи событий;

- фрагментация личности — личность распадается на фрагменты.

Наиболее типичными признаками посттравматического стрес­сового расстройства являются: кошмарные сновидения, аффек­тивные реакции, импульсивное поведение, психическое оцепе­нение, отчуждение, чувство вины, утрата смысла, травматофо-бии — боязнь повторения травмы.

Однако нельзя рассматривать психологию «уцелевшего» в от­рыве от личностных особенностей, уровня профессиональной экстремально-психологической подготовленности и тем более под­водить каждого подвергнутого стрессу под формализованный сим­птоматический перечень. Восприимчивость, мотивация, смысло-образование могут значительно варьироваться.

Необходимым условием посттравматического стрессового рас­стройства является пережитое травматическое событие, которое сопровождалось интенсивными эмоциями страха, ужасом или ощущением беспомощности сотрудника перед лицом экстремаль­ных обстоятельств, что, собственно, и составляет основной эти­мологический фактор посттравматического стрессового расстрой­ства.

Если специалист получил травматический стресс, он транс­формирует все психологические структуры и процессы личности, вплоть до глубинных образований самого «Я» человека и его вер­шинных смысловых содержаний. Смысловой опыт, приобретен­ный, но должным образом не интерпретированный, не преобра­зованный в личностный смысл, не вошедший в систему личност-но значимых психологических ценностей в экстремальной ситуа­ции, может стать обузой в обычных условиях, т.е. может произой­ти эффект смыслового отчуждения, когда личность будет подвер­жена всесторонней трансформации в условиях экстремального трансординарного существования.

Основное условие посттравматического стрессового расстрой­ства — утрата смысла (утрату смысла, вместе с тем, нужно пони­мать как формирование бессмысленности, после чего неизбежно должен проходить процесс формирования антисмыслов, чтобы не разрушилась мотивационная структура личности). Одна из раз­новидностей стресса возникает в связи с травматизацией (ране­ниями, контузиями, травмами).

В этом случае специалисту прихо­дится кардинально переоценивать систему личностно значимых психологических ценностей.

Общим обязательным критерием посттравматического стрес­сового расстройства, при диагностике постстрессовых нарушений, является факт болезненного переживания специалистом события, выходящего за пределы обычного человеческого опыта, способ­ного травмировать психику не подготовленного к экстремальным условиям человека.

Схематическую взаимосвязь различных по времени возникно­вения, продолжительности и глубине стадий формирования пост­травматического стрессового расстройства можно обозначить как:

- травматический стресс (во время критического инцидента и сразу после него в течение 2 суток);

- острое стрессовое расстройство (в течение 1 месяца после критического инцидента, чаще проявляется от 2 до 4 недель);

- посттравматическое стрессовое расстройство личности (спу­стя более 1 месяца после критического инцидента);

- посттравматическое расстройство личности (может наблю­даться в течение последующей жизни).

Для диагностики посттравматического стрессового расстрой­ства используют многофакторный тест MMPI, опросник тревоги (Ч.Спилбергера —Ханина), шкалу депрессии (Бека), список 90 симптомов СКЛ-90 (Л.Дерогатиса), общие опросники здоровья DHQ, САН и др.

В настоящее время ряд зарубежных авторов предлагают допол­нить диагностику постстрессовых нарушений еще одной катего­рией — посттравматическими личностными расстройствами (ПЛР), что представляется достаточно логичным шагом, учиты­вая, что присутствие хронических симптомов посттравматическо­го стрессового расстройства часто отмечается на протяжении всей последующей жизни человека, пережившего массированную пси­хотравму.

Наиболее часто встречающимися при посттравматических стрес­совых расстройствах следует считать симптомы переживания травмы. К ним относят повторяющиеся воспоминания о событии, снови­дения, содержащие событие и внезапное действие или чувствова­ние себя так, будто травмирующее событие повторяется вновь.

Симптомы переживания травмы могут рассматриваться в каче­стве стержня, основы структуры постстрессового состояния.

Повторяющиеся воспоминания варьируются по степени вы­раженности от кратковременных, несколько отличающихся по яркости и аффектной насыщенности от обычных воспоминаний, до ярких сценоподобных эйдетических воспоминаний и галлю­цинаций. По степени произвольности они могут быть произволь­ными, непроизвольными и навязчивыми. Воспоминания могут быть непрерывными или приступообразными, повторяясь не­сколько раз в месяц или чаще. Как правило, они аффективно заряжены и сопровождаются чувством вины, обиды, состояния­ми тревоги, гнева, страха. Возможна и позитивная окрашенность травмирующих воспоминаний, особенно в компании с сослу­живцами, где такие воспоминания сопровождаются чувством общности пережитого.

При значительной степени выраженности воспоминания мо­гут быть декомпенсирующими, существенно затруднять адапта­цию, менять реакции на окружающее. Они часто усиливаются под влиянием ключевых стимулов, напоминающих о событии (звуки, запахи, разговор, книга, фильм, годовщина события), могут про­воцироваться другими психотравмирующими событиями, а также имеют собственную цикличность.

Сновидения, содержащие событие или его элементы, также достаточно распространены. Кроме сновидений, непосредствен­но представляющих событие во всех его деталях, часто встречают­ся сновидения угрожающего характера, похожие по содержанию на него или имеющие эмоциональное сходство, например ситуа­ция угрозы, преследования и просто кошмары.

Наряду с симптомами повторяющихся переживаний травмы признаками посттравматического стрессового расстройства явля­ются состояния, связанные с изменением реакции на окружаю­щее и включающие в себя: повышенную тревожность, усиленные реакции на раздражители (громкие звуки, нахождение посторон­них за спиной, конфликтные ситуации), раздражительность, взрывчатость.

В нашей стране теоретическая разработка проблемы диагно­стики и профилактики посттравматического стрессового расстрой­ства находится на начальном этапе [1; 10; 18; 19]. Поэтому у пси­хологов недостаточно надежных методических средств психологи­ческой диагностики посттравматического стрессового расстрой­ства. Имеющиеся методики не прямо ориентированы на его выяв­ление. Кроме того, СМИЛ (стандартизированный многофактор­ный метод исследования психологических качеств личности) слиш­ком громоздка для работы в экстремальных условиях.

Поэтому представляет интерес краткая шкала тревоги, деп­рессии и ПТСР (посттравматических стрессовых расстройств) — В. В.Харта (1996), предназначенная для первичного скрининга пе­речисленных симптомов улиц, переживших психические травмы любого вида, а также оригинальный опросник травматического стресса (ОТС), разработанный И.О.Котеневым [9; 11].

Краткая шкала тревоги, депрессии и ПТСР у И.О. Котенева состоит из 10 пунктов и предполагает ответы «да» или «нет».

Обработка — простой подсчет количества утвердительных от­ветов: чем больше ответов «да», тем более выражены у него нега­тивные психические последствия травматизации, такие как тре­вога и депрессия, наиболее специфичные проявления ПТСР.

Данный опрос целесообразен для скрининговых обследований большого количества людей в полевых экстремальных условиях. Пороговым значением для определения наличия нарушений пси­хического состояния являются более 4 положительных ответов.

В частности этот опросник использовался при обследовании сотрудников РОВД г. Буденовска через 10 месяцев после нападе­ния чеченских террористов.

Опросник травматического стресса состоит из ПО пунктов-ут­верждений. Испытуемый должен с помощью 5-балльной шкалы (Лайкерта; ответы варьируются от «абсолютно верно» до «абсо­лютно не верно») дать свою оценку каждому утверждению.

Ключевыми для определения выраженности постстрессовых состояний являются 56 пунктов; 15 входят в дополнительную шкалу депрессии, 9 пунктов составляют 3 оценочные шкалы лжи, аггра­вации и диссимуляции, позволяющие контролировать степень ис­кренности испытуемых.

Суммированием подсчитываются значения контрольных и ос­новных субшкал посттравматического расстройства и острого стрес­сового расстройства.

Основные шкалы.

ПТСР: А (события травмы), В (повторное переживание трав­мы — вторжение), С (симптомы избегания), D (гиперактивация), F (дистресс и дезадаптация).

ОСР: а (события травмы), b (диссоциативные симптомы), с (повторное переживание травмы — вторжение), d (симптомы из­бегания), е (гиперактивация), / (дистресс и дезадаптация).

ПТСР = A + B+C+D+F; ОСР =a + b+c + d+e+f.

Затем путем суммирования подсчитываются значения конт­рольных и основных субшкал ПТСР и ОСР.

Итоговые показатели ПТСР и ОСР получаются в результате суммирования значений основных субшкал.

Полученные сырые значения переносятся на таблицу для пе­ревода в баллы.

Если значения по шкалам ниже 50 баллов, то сиптоматика от­сутствует, от 50 до 60 баллов симптомы выражены незначитель­но, от 65 до 70 баллов — частичная выраженность, если выше 70 баллов — выражены клинические расстройства. Если выше 80 бал­лов — клиническая картина ярко выражена.

В качестве дополнительных тестов могут использоваться цвето­вой тест (Люшера), карта состояний (САН), тест определения личностной и реактивной тревожности (Спилбергера —Ханина).

<< | >>
Источник: Смирнов В.Н.. Психология управления персоналом в экстремальных условиях. 2007

Еще по теме 6.1. Диагностика острых и посттравматических стрессовых нарушений:

  1. Развитие посттравматических стрессовых нарушений
  2. Преодоление посттравматических стрессовых нарушении. Буклет.
  3. 5. Общая характеристика синдрома посттравматических стрессовых нарушений (PTSD-синдром)
  4. 1.5 Посттравматическое стрессовое расстройство
  5. Исследования в области посттравматического стрессового расстройства
  6. Теоретические модели, объясняющие этиологию и патогенез посттравматического стрессового расстройства
  7. 2.2. Типы травматических ситуаций и посттравматических стрессовых реакций
  8. 1.2. Понятия «травма», «травматический стресс», «посттравматическое стрессовое расстройство»
  9. 3.2. Специфика протекания посттравматических стрессовых расстройств у детей
  10. 5.3.2.Критерии диагностики социально-стрессового расстройств
  11. ГЛАВА 1. СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «СТРЕСС», «ТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС», «ПОСТТРАВМАТИЧЕСКОЕ СТРЕССОВОЕ РАССТРОЙСТВО»
  12. 1. Стресс, травматический стресс, посттравматическое стрессовое расстройство: соотношение понятий
  13. 2. Изменение текущего состояния спасателя при ведении работ в условиях риска, опасности для жизни, длительных и интенсивныхфизических нагрузок, острых эмоциональных воздействий:
  14. 5.3. Социально-стрессовые расстройства
  15. Стрессовые сценарии
  16. 2.2.3. Стрессовая активизация при кризисе третьего ранга
  17. Стрессовые реакции и иммунная функция
  18. О некоторых стрессовых эмоциональных состояниях
  19. 2.2. Психолого-антропологические исследования особенностей стрессовых реакций
  20. ПУТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ СТРЕССОВОГО СОСТОЯНИЯ