<<
>>

МЕТОД РЕШЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Как укрепить волю, повысить уверенность в себе, раз i навсегда избавиться от раздражительности и плохого настроения? Ка: научить­ся мобилизовать внутренние резервы своего организма, чтэбы спра­виться с трудной ситуацией? Как научиться снимать псиюлогичес-кое (и физическое) напряжение, чтобы расслабиться и отдохнуть от груза житейских проблем? Как улучшить отношения с ок|ужающи-ми, забывая о прошлых обидах и конфликтах, научиться hi реагиро­вать на конфликтную ситуацию? Да и возможно ли это восбще?

Все сложное часто оказывается неожиданно простым.

Источник большинства психологических (и многих сошальных) проблем сокрыт в противоречии биологической и социальной эво­люции человека, а именно в несоответствии механизмов эмоциональ­ного реагирования, заложенных в организме природой, и офаза жиз­ни современного человека, накладывающего многочисленные запре­ты («табу», по выражению 3. Фрейда) на его поведение \ способы отреагирования эмоций. Для того чтобы снять это противоечие, не­обходимо с помощью современных психотехнологий на корггкое вре­мя как бы вернуться на ступеньку назад по эволюционной лестнице.

Естественно, не во внешнем, реальном мире (иначе поведение чело­века уподобилось бы первобытному дикарю), а во внутреннем, вир­туальном. А так как известный закон биологии гласит, что ждивиду-альное развитие повторяет в свернутом, сжатом виде развитие эво­люционное, то все, что надо сделать, чтобы совершить скаюк в свое эволюционное прошлое с помощью воображаемой «машиш време­ни», - это вернуться в свое собственное реальное прошлое,в ранний период своей личной истории (период новорожденности и мце более раннего развития). При этом «вернуться» к столь раннем; времени вовсе не означает в буквальном смысле вспомнить и прожкгь заново некоторые моменты этого периода своей биографии.
(Это гоже воз­можно, но только в определенных состояниях, которые ноеят назва­ние возрастной регрессии и достигаются с помощью глубокого гип-

10

ноза или техник так называемой трансперсональной психотерапии.) Для нас же более важным является на время восстановить физиоло­гическое состояние нервной системы, в некоторых основных чертах повторяющее состояние нервной системы ребенка. Это также возра­стная регрессия, но только физиологическая. Вызвать такое состоя­ние гораздо проще и по силам практически каждому. Причем даже кратковременное пребывание в этом незабываемом состоянии ока­зывает целительное действие на душевные раны и снимаете плеч груз стрессов, психологических проблем, волнений и невзгод.

Таким образом, универсальный рецепт решения психологических проблем существует и выглядит на первый взгляд достаточно просто — это осуществляемый по собственному желанию кратковременный (минуты, иногда часы) «возврат в детство». Проблема же состоит в том, что преодолеть внутренний психологический и физиологичес­кий временной барьер невозможно без определенных умений, игра­ющих роль своеобразной «машины времени». Важно подчеркнуть, что как при освоении этих умений, так и при их практическом примене­нии должна соблюдаться определенная последовательность, включа­ющая:

1) мышечное расслабление (и связанное с ним контролируемое, рит­мически организованное дыхание, согласованное с собственны­ми биоритмами организма);

2) остановку вербальных, словесно-оформленных процессов мыш­ления (внутренней речи, мысленного диалога) и переключение внимания на внутренние ощущения или невербальные образы;

3) пребывание в особом, измененном состоянии сознания и его це­ленаправленное использование (устранение негативных эмоций и их последствий — психосоматических расстройств, избавление от травматичных воспоминаний, а также принятие решений с опорой на подсознание, интуицию).

Прохождение этих этапов можно ускорить с помощью современ­ных технических средств.

В этом вкратце и заключается суть предлагаемого вам рецепта решения проблем.

Все, что вы найдете далее в этой книге, представ­ляет собой подробные разъяснения того, как этим рецептом восполь­зоваться, или пояснения, почему он действительно работает.

Направленность данного изложения сугубо практическая: это не сборник полезных советов, а руководство к действию. В огромном море современной литературы, посвященной проблемам стресса и

11

психотерапии, нет недостатка в книгах теоретико-познавательного характера, приводящих множество мудрых рекомендаций (В. Сатир, Т. Харрис, Э.М. Рутман и другие, упомянутые в нашем библиографи­ческом указателе). Задача же нашего повествования иная - не «учить жить», а помочь практически. Поэтому при чтении книги желатель­но попробовать на практике проделать те доступные упражнения, которые описаны ниже. Многие из них используются в хорошо изве­стных технологиях (аутотренинг, ребефинг, вайвейшн, различные формы медитации и др.). Собранные вместе, они составляют простои и доступный метод психологической самопомощи и самосовершенство­вания — РЕТРИ (расшифровку этого названия вы найдете в конце книги, ознакомившись предварительно с основами метода). Крите­рием их отбора служила проверенная автором на практике простота обучения и применения для людей различных возрастных групп, с разным образовательным уровнем.

Еще одно отличие нашего повествования — подробное физиоло­гическое обоснование описываемых психических процессов и приво­димых психологических упражнений. Нередко новоявленные гуру на­шего времени, снабжающие читателя массой рецептов моментального просветления + исполнения любых желаний и ничтоже сумняшеся рассуждающие о таких основах мироздания, которые не подлежат экс­периментальной проверке, - «эгрегорах», «карме» и прочем, в стрем­лении к духовному и возвышенному забывают о простых и приземлен­ных вещах. Практика же показывает, что духовный поиск бесплоден в отрыве от материальной почвы. Напротив, настоящий духовный по­иск должен строиться на прочной материальной основе. Именно в ка­честве такой основы в нашем изложении и рассматривается материаль­ная основа психики — иными словами, анатомия и физиология нервной системы.

Это положение исключительно важно в свете бурного про­гресса психо- и нейрофизиологии и углубления наших знаний о том, как устроен и работает мозг человека. Настанет время - оно уже не за горами, — когда практическая психология и психотерапия смогут пе­рейти от уже известного нейролингвистического программирования к программированию нейрофизиологическому. На уровне же саморегуляции, «самопрограммирования» это доступно каждому уже сейчас — дело лишь в практике, в повседневных и целенаправленных упражнениях.

И если читатель намерен в дальнейшем применить на практике знания, почерпнутые из этой книги, то автор хотел бы предостеречь его от поверхностного отношения к выполнению описанных упраж­нений. При чтении подобного рода литературы зачастую возникает иллюзия усвоения, т. к. все вроде бы просто и понятно, «я всегда это

12

знал», но, увы, искомый результат ускользает из рук. Главное здесь состоит не столько в отвлеченном теоретизировании, сколько в его сочетании с практическими навыками, неустанной их тренировке и самонаблюдении. Для того чтобы знание стало в полном смысле лич­ностным — как неотъемлемая часть собственного «Я», как привыч­ный и прилаженный инструмент для работы, — оно должно опирать­ся на личную практику.

Этот принцип хорошо известен и проверен многовековой традицией во­сточных психодуховных техник (Д.Т. Судзуки): вначале — непосредствен­ный опыт, а затем его рациональное объяснение. В то же время и объяс­нение испытываемых в процессе занятий феноменов играет немаловаж­ную роль в достижении нужного эффекта, что также подтверждено ве­ковой практикой. Необходимо именно гармоничное сочетание опыта, получаемого путем упражнений, и понимания происходящих во время прдобной практики изменений, достигаемого при изучении теории. Об этом писал средневековый суфийский философ Бахауддин Накшбанди (цит. по Идрису Шаху, 1994): «Не полагайтесь на свое собственное мне­ние, когда думаете, что вам требуются книги и не нужны упражнения. Меньше полагайтесь на свое убеждение, когда думаете, что нуждаетесь в упражнениях, а не в книгах».

Говоря языком физиологии, необходимо перейти от описательного — декларативного знания к знанию проце­дурному, применяемому на практике. При этом в практических заняти­ях исключительно важны направленность внимания, осознанность или, пользуясь выражением М. Фельденкрайза (в переводе психотерапевта М. Папуша), «понимание при делании», помогающие постоянно отыс­кивать новые нюансы, новые ощущения при выполнении упражнений, соответственно, помогающие обрести умение применить их в любой жизненной ситуации. Ведь каждый раз практические упражнения вы­полняются в несколько иной обстановке, да и сам практический навык представляет собой не просто стереотипное повторение одной и той же последовательности действий, а умение каждый раз решать поставлен­ную задачу заново, приспосабливаясь к исходному функциональному состоянию организма и переменчивым условиям окружающей среды («повторение без повторения» по Н.А. Бернштейну, 1990).

Для того чтобы занятия саморегуляцией были эффективными, необходимо еще одно условие — человек должен принять на себя от­ветственность за собственное состояние, физическое и душевное. Ответственность за то, чтобы не приписывать сугубо внешним об­стоятельствам вину за свое плохое настроение, перепады душевного состояния или вызванное стрессом неважное самочувствие. Ответ­ственность за то, чтобы самому управлять физиологическими функ­циями собственного организма, связанными с эмоциями.

13

краткий перечень психологических проблем:

показания к применению метода

Что же мы подразумеваем под психологическими проблемами в нашем практически-ориентированном изложении? В первую очередь это проблемы внутреннего порядка, связанные с особенностями лич­ности человека. Быть может, вы раньше не задумывались о том, что во многих случаях мы добровольно вешаем себе на шею тяжелый ка­мень и самостоятельно связываем себя по рукам и ногам (даже соби­раясь на пляж), сами собираем трудности, хлопоты и неприятности на свою голову. И большинство наших проблем созревают внутри нас, в тайниках мозга, в глубинах души; все же остальное, внешнее явля­ется только поводом для того, чтобы скрытые до сего времени про­блемы наглядно проявились.

Появление проблемы (точнее, ее «всплывание», или внешняя манифестация) может быть вызвано вне­шними обстоятельствами, конкретной жизненной ситуацией, но ее корни уходят вглубь индивидуальной психологии. Ее центр тяжести лежит в подсознании человека, в области детских воспоминаний, прошлых обид и негативного опыта, а также ограничивающих сте­реотипов мышления и поведения, которые человек усваивал в дет­стве путем подражания и послушания (простой пример: вредные при­вычки взрослых в глазах ребенка становятся атрибутами «взрослос­ти», самостоятельности). Перечислим хотя бы некоторые из подоб­ных проблем:

• Неуверенность в себе, в своих силах (сомнения, негативные ожи­дания, внутренние противоречия). Это, пожалуй, основной ог­раничивающий фактор, мешающий человеку и начать по-насто­ящему значительное дело, сделать первый шаг, и довести свои начинания до победного финала. Наличие внутренних противо­речий, зачастую разрастающихся до настоящего внутреннего кон­фликта, как мы увидим в дальнейшем, связано с существовани-

14

ем противостоящих друг другу автономных частей личности. И если одна из них выступает как «рабочая лошадь», впряженная в ярмо повседневности, тянущая на себе весь ворох забот и суеты, спотыкаясь от усталости, но двигаясь вперед за миражом успеха, вот уже вроде бы замаячившим за ближайшим поворотом, то дру­гая активно ей противодействует, не брезгуя никакими средства­ми, от саботажа до диверсии, направленных... на собственный организм.

Неумение «подать» себя в общении, «закомплексованность» (это понятие скорее обиходное, в его основе, как правило, лежит не­довольство собой, образом своего «Я», недостаточное самоува­жение). Как утверждают приверженцы направления духовного совершенствования «нью эйдж», одна из основных проблем че­ловека в современном обществе — недостаток... любви к самому себе.

Излишняя эмоциональность, приводящая к бурным вспышкам эмоций, порой с драматическими последствиями. Зачастую это связано просто с неумением контролировать эмоции, отсутствием необходимых навыков, которым можно научиться. Повторяющиеся травматичные воспоминания о пережитых стрессах, отравляющие жизнь и нарушающие самочувствие, — посттравматические стрессовые расстройства. Постоянная или свободно плавающая тревожность, порой при­ступообразно усиливающаяся — панические атаки. Навязчивые страхи, самым распространенным из которых является страх смерти (на самом деле он представляет собой подавленные вос­поминания о травме рождения). Иные навязчивые мысли, дей­ствия, невозможность «держать себя в руках». Беспричинное, немотивированное снижение работоспособнос­ти, сопровождающееся снижением общего тонуса (астенические состояния и синдром хронической усталости). «Психологическая часть» многих проблем со здоровьем, обус­ловленных стрессом (психосоматических заболеваний).

Важно отметить, что для решения проблемы роста психосоматических заболеваний, наблюдающегося в последнее десятилетие, необходим си­стемный подход к проблеме здоровья. Напомним, что здоровье, по оп­ределению Всемирной организации здравоохранения — не что иное, как состояние полного физического, психического и социального благопо­лучия. К этому необходимо добавить еще и высший уровень — благопо­лучие духовное. Так выстраивается «пирамида здоровья», соответству­ющая пирамиде человеческих потребностей (по А. Маслоу) — от низ-

15

ших к высшим. Поэтому обеспечение полноценного здоровья должно в обязательном порядке учитывать и его психолого-духовные аспекты. В этой связи немаловажно отметить, что, по мнению авторитетных спе­циалистов в области холистической медицины (Л. Дуль), современная медицина вступила в период глубоких перемен, она быстро усваивает концепции из смежных областей. И, пожалуй, главным направлением ее развития является именно продвижение к «медицине духа и тела», или психологической медицине (Коллиндж У., 1997).

Стойко пониженное настроение, потеря интереса к жизни, ины­ми словами — депрессия (частой причиной которой служит на­зревающий конфликт между сознанием и подсознанием). Как мы убедимся в дальнейшем, зачастую это всего лишь негативные мысли, которые можно отбросить, как и все остальные, мешаю­щие самореализации человека.

Здесь уместно сделать некоторое отступление, посвященное проблеме депрессии, важность которой в нашем обществе до сих пор недооцени­вается. К сведению читателя, интересующегося медицинскими аспек­тами этой проблемы: депрессия — весьма распространенное расстрой­ство, лишь ненамного уступающее по частоте таким известным в наро­де проблемам, как перхоть и кариес. Этой иронией автор лишь хотел подчеркнуть, что в депрессии нет ничего постыдного, и человек, стра­дающий ею, не должен стесняться сказать о своих переживаниях врачу. Говоря же серьезно, нужно обратить внимание читателя, что люди, ко­торые страдают депрессией, в подавляющем большинстве являются па­циентами не психиатра, а обычного участкового терапевта. В западной медицине описывается современная «эпидемия» депрессивных рас­стройств. При этом депрессия выступает как обыкновенная форма ре­акции человека на жизненные обстоятельства и способ их осмысления (Тополянский В.Д., Струковская М.В., 1986). Правда, подход к диагно­стике депрессии по международной классификации (МКБ-10) доволь­но жесткий: если у человека в течение двух недель постоянно снижено настроение — пора к врачу. Наши же люди, которых жизнь откровенно не балует, настолько терпеливы, что предпочитают собственную деп­рессию не замечать. По выражению С.Н. Осколковой (1995), в этом от­ношении для них характерно «смирение-привыкание». Поэтому будьте бдительны: если у ваших близких в течение длительного времени (не­скольких недель) отмечается стойко пониженное настроение, подав­ленность и «тяжесть на душе», нарушения сна и ухудшение самочув­ствия в утренние часы, обязательно проконсультируйтесь с врачом. Все перечисленное выше представляет собой один взгляд на психоло­гические проблемы, их медико-психологическую трактовку. Здесь пси­хологической проблемой выступает срыв психологической адаптации, на­рушение процесса непрерывного приспособления психики человека к

16

требованиям окружающей физической и социальной среды, обеспечи­вающего возможность его нормального физиологического, психологи­ческого и социального функционирования. И здесь как нельзя более не­обходимо и уместно применение психологических технологий (в русле пси­хотерапии либо психологической саморегуляции), позволяющих подобное положение исправить.

Другой взгляд на психологические проблемы предлагают экзистенци­альная психология и психотерапия, с точки зрения которых все про­блемы человека сводятся к четырем основным: страх смерти, бег­ство от свободы (от ответственности и необходимости делать выбор), одиночество и отсутствие смысла жизни. При этом, как подчеркива­ет И. Ялом (1999), «тревога смерти значительно повышается неудачей жизни». Таким образом она превращается в глубинный источник мно­жества психологических проблем, на первый взгляд, казалось бы, не имеющих прямой связи с ней. Попытка защититься от страха смерти приводит к формированию стратегий его отрицания — убеждению в соб­ственной исключительности и бессмертии либо поиску защитника/спа­сителя. Бегство от свободы лежит в основе инфантильного ухода от от­ветственности, перекладывания ее на других, неумения сделать выбор (принять решение) и тем самым избегания чувства вины за собствен­ные ошибки. С этим же связаны вытеснение человеком своих желаний и, соответственно, подавление эмоций. При этом страх смерти являет­ся основной, фундаментальной проблемой человеческого бытия, из которой вытекают все остальные.

С точки же зрения трансперсональной психологии (холотропной пара­дигмы, развиваемой С. Грофом) в основе страха смерти лежит бессоз­нательное желание человека избежать неопределенности, связанной с вытесняемыми воспоминаниями о собственном рождении («травма рождения» по О. Ранку). Отсюда и описанные ранее поиск человеком «бессмертия» как беспроблемного существования, нежелание расти и стареть как стремление вернуться к внутриутробному состоянию (1 пе­ринатальная матрица) или поиск «спасителя» как «высшего» существа, берущего на себя заботу о беспомощном новорожденном ребенке (IV перинатальная матрица).

Другая область применения психотехнологий связана с психоло­го-социальной трактовкой психологических проблем, на стыке про­блем внутреннего порядка и проблем внешних — жизненных обстоя­тельств, конфликтов... Влияет ли наше внутреннее благополучие на разрешение внешних проблемных ситуаций? Может ли психология здесь чем-либо помочь? Конечно, психология не может подсказать универсальные решения на все случаи жизни. Да это и не входит в ее задачи. Зато психология может обучить человека навыкам саморегу­ляции, то есть помочь мобилизовать внутренние ресурсы, дремлющие

2 — 1609

17

потенциальные возможности, интуицию (внутреннюю мудрость), а заодно и наладить отношения с окружающими, достигнув собствен­ного внутреннего равновесия и спокойствия. И если обычно внут­ренние противоречия, создающие искусственные барьеры и ограни­чения, ослепляющие человека, обезоруживающие его, заставляют человека принимать неверные решения, совершать необдуманные поступки, вносящие в его жизнь сложности, которых иначе можно было бы избежать, то разрешение психологических противоречий, дающее спокойную уверенность, внутреннюю решимость и целеуст­ремленность, помогает избавиться от этих досадных осложнений. Достижение спокойствия и уверенности в себе, их демонстрация (если она естественная, а не притворная) также помогает повысить влия­ние на окружающих. Разумеется, видя перед собой человека, уверен­ного в своей силе, контролирующего свои эмоции, его партнер по об­щению воздерживается от агрессии, да и чаще идет на уступки. Кро­ме того, как считают практичные американские психологи, чем мень­ше человек подвержен стрессу, тем более ясно его сознание. А это -основа и для здоровья, и для успешной деятельности (Ротх Р., 1994).

Профилактика стресса и освоение практических навыков психо­логической саморегуляции приносят большую помощь и при реше­нии проблем профессионально-личностных отношений. Иными сло­вами, везде, где возникает источник стресса или длительной психо­логической напряженности: как в отношениях между сотрудниками и клиентами, так и среди сотрудников (западные психологи называ­ют проблемы взаимоотношений человека с коллективом термином «моббинг»), а также в отношениях начальник — подчиненный («бос-синг»). Владение приемами саморегуляции необходимо человеку и для формирования и укрепления навыков лидерства.

Еще один аспект обсуждаемой проблемы связан с личностно-со-циальным развитием. Типичная ситуация: у человека все вроде бы в порядке, в жизни ему спокойно и комфортно, но вот незадача — при попытке выйти за пределы привычных обжитых рамок, добиться боль­шего, чтобы перейти на качественно иной уровень достижений, что-то как будто мешает, сводя на нет все усилия и подрывая уверенность в успехе. То обстоятельства никак не складываются нужным образом, то внезапные болезни расстраивают планы в самый неподходящий момент. На самом же деле в основе неуспеха лежит внутренняя него­товность к переменам.

Показано, что любые изменения жизни, включая позитивные, требуют пси­хологических жертв и повышают риск расстройства здоровья (Холмс Т.Х.,

18

Рейх Р.; цит. по А. Тоффлеру, 1997). Поэтому планирование и осуществ­ление реальных жизненных изменений требуют соответственного внут­реннего настроя, психологической готовности.

Наконец, для любого человека, даже не имеющего на сегодняш­ний день актуальных психологических проблем, безусловно важна профилактика их возникновения в будущем, связанная с личност­ным ростом, достижению которого также способствуют навыки пси­хологической саморегуляции.

Краткий перечень составляющих личностного роста (по И. Ялому, 1999; с дополнениями) охватывает: 1) изменение жизненных приоритетов, по­вышение значимости главных жизненных целей и снижение актуаль­ности мелких рутинных, житейски-бытовых проблем; 2) достижение чувства освобожденное™, способность производить осознанный выбор, не делая то, что не хочется делать (и наоборот); 3) обостренное пережи­вание жизни в настоящем вместо откладывания ее на потом; 4) пере­живание единства с природой; 5) более глубокий контакт с близкими людьми; 6) улучшение способности общения, снижение межличност­ной напряженности и страха одиночества; 7) выработка осознанного отношения к риску, переход к жизненному сценарию «удачника» (по В.В. Макарову, 2000); более ясное осознание своих жизненных целей и более полное использование собственных потенциальных (подсозна­тельных) ресурсов.

Все описанное выше — область приложения классической науч­ной психологии. По мнению же психологов, работа которых протека­ет в русле духовно-эзотерической традиции, любая жизненная пробле­ма, любая неуспешность человека в жизни является, по сути, пробле­мой психологической. С этой точки зрения каждый человек - кузнец собственного несчастья, которое он создает собственными руками из-за незнания или непонимания духовных принципов и психологичес­ких законов, главным образом своего места в жизни («изначального намерения» по Дж. Редфилду), своих отношений с окружающими и обязанностей по отношению к ним. Его положение напоминает не­удачливого студента, которому вновь и вновь приходится пересда­вать «заваленный» экзамен, пока он не дотянет до спасительной тро­ечки. Так же и человека, несущего в себе нерешенную судьбоносную («кармическую») проблему, судьба вынуждает вновь и вновь прохо­дить одинаковые испытания, бежать по замкнутому кругу, в котором он оказывается, до тех пор, пока не сделает для себя надлежащие вы­воды. Когда же меняется сам человек, когда проблема его разрешает-

19

ся изнутри, на психологическом уровне, тогда она находит и внеш­нее разрешение в окружающей его жизни.

Почему же проблема внешняя, жизненная тянет за собой пробле­му внутреннюю, психологическую? Как возникает замкнутый круг психологической проблемы, которая не разрешается, несмотря на все усилия? Психологическая проблема напоминает ловушку, которую разум устраивает сам себе: один шажок... одна мысль... одно воспо­минание... еще одно... Хлоп! И дверца захлопнулась. А иногда она затягивает как трясина, в которой «если коготок завяз, то и всей птич­ке пропасть». И чем больше жертва барахтается, тем глубже погружа­ется в бездонную трясину. Применительно к реальной жизни и ре­альному человеку это означает, что в поисках выхода из житейской ситуации человек «зацикливается» на проблеме, думает только о ней, снова и снова «прокручивая» одну и ту же цепочку мыслей, как гово­рят американцы, «застревает» на проблеме... А это значит, что на са­мом деле используется один и тот же участок мозга. Естественно, что при этом возможности собственного мозга используются далеко не полностью. И если проблема реальная, жизненная действительно се­рьезна и создается иллюзия безвыходности, то организм реагирует сообразно этой пессимистической картине не только на уровне пси­хологии, но и на уровне физиологии. И растет стресс, и развивается по своим законам, вступая в «пограничную» третью и болезненную четвертую стадию (см. далее о стрессе). И вот уже человек не видит возможности выбраться из всего этого, испытывая астенические от­рицательные эмоции, разочаровываясь в собственных силах. И за­тем наступает состояние пассивности, когда человек перестает пред­принимать практические, конструктивные действия, уходя из мира реальности в искусственный мир призрачных иллюзий. И тогда че­ловек в своих мыслях от конкретно-практического вопроса «Что де­лать?» переходит к абстрактному «Кто виноват?». И в этих, на мой взгляд, полностью бесперспективных, поисках виновников скорее мнимых, чем действительных, человек может занимать, по мнению психолога Э. Берна (в интерпретации Т. Харриса), одну из двух про­тивоположных позиций: позицию обвинения окружающих («Они не благополучны») или позицию самообвинения («Я не благополучен»).

Позиция «Они не благополучны»

Если человек стремится сваливать все на других, обвинять всех, кроме себя самого (экстрапунитивная реакция), то получает от этого облегчение, но, увы, ненадолго. Если проблема не нашла своего раз-

20

решения в реальной жизни, если не выдернуто ее ядовитое жало, если вновь и вновь человек возвращается к негативным мыслям и сопут­ствующим им эмоциям, его чувство обиды или разочарования, нена­висти или унижения растет, перерастая конкретных обидчиков, уве­личиваясь порой до обобщений, вплоть до глобальных масштабов (вспомним извечное «ВСЕ мужчины подлецы...» или более современ­ное — «ВСЕ коммерсанты жулики и спекулянты... ВСЕ эти фирмы ихние - мыльные пузыри, кругом сплошные пирамиды, надуватель­ство...»). Кстати, многие политические лозунги и опираются на вос­приятие таких невротизированных, отчаявшихся людей. Говоря сло­вами Гегеля, человек, вместо того чтобы мыслить конкретно, начи­нает мыслить абстрактно. Он переносит свою обиду, разочарование, несбывшиеся надежды на окружающих, на семью; переносит свои претензии, ожидания в отношениях с одним человеком на другого, совершенно к тому непричастного. Это явление переноса было откры­то еще Фрейдом и, хотя обычно без помощи терапевта-аналитика не осознается, играет огромную роль в жизни каждого из нас, в наших отношениях с близкими, в выборе спутников жизни... и создает нам кучу проблем. Осознав это, человек может освободиться из плена негативных чувств, отказавшись и от ненависти, и от обиды, и от бес­плодных ожиданий, и от необоснованных притязаний.

Уместно заметить, что обида, ненависть, жажда мести и тому по­добные чувства, обычно сопровождающие человека всю жизнь, -никудышные помощники и плохие советчики. Даже в боевых искус­ствах, чтобы одержать победу, рекомендуется относиться к против­нику хладнокровно. Ненависть, как и обида, непродуктивна. В Биб­лии сказано: «Возлюби врага как ближнего своего». На наш взгляд, это рациональная, сугубо практическая рекомендация, вытекающая из соображений экономии своей душевной энергии и рациональной организации физиологических процессов собственной нервной сис­темы. Латинская поговорка «Ты сердишься — значит, ты не прав» име­ет глубокую физиологическую основу и актуальное повседневное зна­чение. Человек должен ясно осознавать, что таить злобу, накапливать невысказанные обиды просто вредно для его же собственного здоровья. Вредно, ибо это означает создание и поддержание в мозге на подсоз­нательном уровне образа обидчика (изменника, предателя, недобро­желателя и проч.).

Психологические механизмы этого явления мы рассмотрим позже, при обсуждении закономерностей работы подсознания. Пока же только под­черкнем, что подобный негативный образ может длительное время, бук-

21

вально годами сохраняться не только на психологическом, но и на фи­зиологическом уровне, представляя собой устойчивое объединение, «ан­самбль» нервных клеток («нейронная модель» образа). Раз возникнув, подобный комплекс может начать жить собственной жизнью, не под­чиняясь контролю сознания, конкурируя за ресурсы с другими нейрон­ными ансамблями (феномен доминанты) и внося разлад в собственное же душевное равновесие его носителя. Единственный выход для мозга — изолировать этот паразитический, негативный образ, окружить его за­щитным барьером («психологическая защита»). А на это расходуются мозговые ресурсы, которые отнимаются у других, полезных и жизнен­но важных процессов (в медицине это называется «синдром обкрады­вания»).

Позиция «Я не благополучен»

Если же человек приходит к выводу: «Виноват я сам» (интрапу-нитивная реакция), то это самообвинение, начавшись с конкретной ситуации, распространяется на другие события, которые весьма ус­лужливо подсовывает память, и негативные мысли по ассоциации нанизываются одна на другую. Приведем условный, но достаточно близкий к реальной жизни пример подобной цепочки ассоциаций: «Опять я погорел по собственной глупости ... вот и в прошлый раз было так же... опять не повезло... впрочем, мне никогда особо-то и не везло... мне всегда не везет... всю жизнь так... говорил мне отец (мать, друг, жена, учитель в школе, сержант в армии, начальник, кореш-со­бутыльник и проч. - выбирайте сами), что я неудачник... Я НЕУДАЧ­НИК...» Далее следует эмоциональная реакция, сопровождающаяся агрессией против себя либо против окружающих, в явной или скры­той форме. Возможны разнообразные вариации: «Я несчастный че­ловек, меня девушки не любят» (помните трагикомическую фигуру Паниковского в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова? Не так уж ред­ко современные молодые мужчины страдают подобным «комплексом Паниковского», стараясь всеми доступными способами доказать себе обратное — свою мужскую состоятельность). Или комплекс самооб­винения женщины, у которой не складывается семья: «Я беспросвет­но одинока... я никому не нужна, на меня не обращают внимания... они все просто сбегают от меня, ни один долго не задерживается... они чувствуют во мне что-то такое... как будто на мне какое-то про­клятие...» Или комплекс самообвинения женщины, узнавшей об из­мене мужа, но обвиняющей себя в том, что «...я его не удержала... Я ему совсем не нужна... Даже не общаемся... Приходит домой, мол­чит... Это из-за меня он так... Я хочу ему как-то помочь, но ничего не

22

получается... Я боюсь, что он заберет у меня и детей, они ближе к отцу...»

Естественно, подобное самообвинение не проходит даром. И вот уже появляются негативные эмоции — то орудие пыток, с помощью которого в данном случае человек сам себя мучает и истязает. И вот человек, вместо того чтобы вернуться к реальной жизни, активными действиями решать свои проблемы, автоматически становится на пораженческую позицию, настраивает себя на худшее, пассивно ждет плачевного исхода, окончательного провала, фатальной неудачи.

Так как же справиться с этой напастью, может ли человек сделать это самостоятельно?

В конечном счете обе вышеописанные позиции «Я не благополучен» и «Они не благополучны» представляют собой проявление недостаточ­ной личностной зрелости, инфантильности. По мнению Д. Осгуда (1992), подобная жизненная позиция основана на идеализации действи­тельности, приводящей в итоге к крушению нереалистичных надежд. А следствие этого — либо пассивная капитуляция перед действительнос­тью («Я не благополучен»), либо агрессия, деструктивное наивно-бун­тарское неповиновение ей с перекладыванием ответственности на ок­ружающих («Они не благополучны»).

Когда мы говорим, что эти незрелые личностные установки связаны с нереалистичным восприятием действительности, то имеем в виду, что человек реагирует на окружающую ситуацию, исходя не из настоящего, а из прошлого (Макаров В.В., 2000), руководствуясь механически усво­енными стереотипами, копирующими поведение других людей. Как пра­вило, это фрагменты чужого опыта, «непереваренные», некритически усвоенные человеком в детстве (родительское программирование), не переосмысленные самостоятельно в период взросления. Связанные с ними нерациональные, не поддающиеся логической коррекции убеж­дения представляют собой источник конфликта между сознанием че­ловека и его подсознательными установками. (На этом внутреннем кон­фликте мы подробно остановимся в дальнейшем.) Они лежат в основе неадаптивного поведения и представляют собой негативно-поражен­ческие неосознаваемые жизненные планы — «сценарии» и психологи­ческие «игры», в которых мнимый выигрыш (удовлетворение инфан­тильных потребностей) достигается ценой неоправданных жертв и не­соизмеримых потерь — как материальных, так и психологических, и духовных.

Противоположностью этому служит зрелая — активная или продуктив­ная жизненная позиция, к которой человек приходит в результате ос­мысления своего отношения к жизни, сознательной «работы над со­бой». Она основана на оптимистичном, убежденно-реалистичном подходе к действительности. Отсюда и осознавание ее возможных огра-

23

ничений, а наряду с этим — своих собственных недостатков. Здесь нет места односторонним оценкам «не благополучен», напоминающим при­говор, который не подлежит отмене. Еще одна основа активной пози­ции — чувство персональной ответственности. Реалистичный взгляд на мир признает наличие в нем проявлений несовершенства и нерешен­ных проблем, которые являются не чем иным, как материалом для ра­боты по их исправлению. Тем самым данная позиция включает в себя основополагающую готовность человека к практическим действиям по преодолению внешних, жизненных барьеров и коррекции своих внут­ренних проблем. Это проявляется, по Д. Осгуду, в формулировке конк­ретных, практически достижимых жизненных целей и активной дея­тельности по их достижению.

<< | >>
Источник: М. Е. Сандомирский. ЗАЩИТА ОТ СТРЕССА. 2001

Еще по теме МЕТОД РЕШЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ:

  1. Влияние теоретических аспектов конституционного принципа презумпции невиновности на решение проблем в сфере обеспечения национальной безопасности и решение проблем обеспечения и защиты прав и свобод человека Конституционным судом Российской Федерации (В. М. Абдрашитов)
  2. ДЕТСТВО... КАК ИСТОЧНИК ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ
  3. Установление психологического контакта и методы психологического воздействия при допросе
  4. Выявление психологических проблем либо факторов риска их возникновения
  5. Технологическое решение некоторых глобальных проблем
  6. 6.4.4 Решение проблем реструктуризации и санирования
  7. 3.2. Решение основных проблем в различных экономических системах
  8. § 68. Разоружение — ключ к решению глобальных проблем
  9. 25.2. Тенденции формирования рыночных механизмов в решении экологических проблем
  10. 3. ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕГО КИТАЯ В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ ЧЕЛОВЕКА
  11. Функционирование экспертной системы связано с решением трех основных проблем:
  12. 4.1 Возникновение христианства и его влияние на разработку психологических проблем
  13. Концептуальное решение проблем Востока в современном отечественном востоковедении
  14. Тема 3. ФУНКЦИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА С ДРУГИМИ ГОСУДАРСТВАМИ В РЕШЕНИИ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ
  15. Недостатки секьюритизации, взгляды на проблему и методы оценки
  16. В настоящее время обладание информацией позволяет контролировать решение любых проблем мирового сообщества
  17. Оптимизация трудовых отношений и решение проблем, связанных с занятостью населения в реальном секторе экономики
  18. 2.1 Основные подходы к проблеме психологической помощи в преодолении негативных последствий психотравмирующего стресса. Характеристика методов психологической помощи