<<
>>

Методологические проблемы в литературе по стрессу

В следующих разделах обсуждается ряд ключевых методологических проблем, которые пользуются особым вниманием в литературе.

Можем ли мы полагаться на данные самоотчетов?

Изложенное выше свидетельствует, что подавляющее большин­ство исследований стресса зависят от средств измерения, использу­ющих самоотчеты.

Иногда удается получить объективные оценки последствий, такие как физиологические показатели или физичес­кие болезни, но если в фокусе проблемы находятся незначительные физические симптомы или психологический дистресс, тогда самоот­чету практически нет альтернативы. Все виды стрессоров (произдственные стрессоры, неприятности и жизненные события) так­же, как правило, измеряют, используя самоотчеты. Тем самым во многих исследованиях и стрессоры, и напряжения, и промежуточ­ные переменные измеряют лишь с помощью самоотчета в ходе про­стого поперечно-срезового опроса. Очевидно, что все это приводит к большой зависимости результатов от точности и надежности подоб­ных отчетов, которую ряд авторов подвергают сомнению.
Насколь­ко точны люди, сообщая о своем восприятии стрессоров и напряже­ний? Лазарус и Фолкмэн (Lazarus & Folkman, 1984), к примеру, по­лагают, что оценка стресса может и не быть осознаваемой. Однако опросники для самоотчетов, с дальнейшим анализом оценок, пола­гаются исключительно на сознательные отчеты, что должно тем са­мым снижать их валидность.

В некоторых областях исследований стресса возможно получение оценочных данных из различных источников, с тем чтобы валидизи-ровать измерительные средства на основе самоотчетов, например при оценке производственных стрессоров. Одно из нескольких, посвящен­ных решению этой задачи, исследований проведено Спектором и Йек-сом (Spector & Тех, 1991). Авторы обнаружили только ограниченные взаимосвязи между оценками, даваемыми индивидуумами характе­ристикам своей работы, и оценками, полученными при анализе рабо­ты, проводившемся независимыми экспертами.

Однако эксперты так­же могут проявить тенденциозность (Frese & Zapf, 1988). Следова-.- тельно, не всегда ясно, какой вариант оценки более точен. Тем не менее, заключения, которые мы выводим из исследования того, как люди воспринимают свои производственные стрессоры, как правило, опи­раются на допущение, что эти восприятия соответствуют некой объек­тивной реальности. Если же они являются отражением идиосинкра­зии индивидуумов — либо в том, как последние интерпретируют пун­кты опросника, либо в том, как они на них реагируют — тогда мы сталкиваемся с проблемой. Она может быть следствием индивиду­альных различий (см. главу 6) или плохого составления опросника. Некоторые исследователи используют наблюдателей для анали­за последствий-напряжений (к примеру настроения), получая оце­ночные данные от супругов, друзей или коллег. Например, Стоун и Нил (Stone & Neale, 1984) получали самоотчеты о ежедневных собы­тиях и настроении (негативном и позитивном) от 50 женатых муж­чин за период продолжительностью до 21 дня. Кроме того, ежеднев­ные оценки настроения мужей давали их жены. В целом мнения су­пругов совпадали, но были отмечены и некоторые различия. Связи между негативными событиями и негативным настроением, имевши­ми место в один и тот же день, были выявлены только в самоотчетах мужей, тогда как их женам удавалось зафиксировать аффективны^ реакции своих супругов на эти события лишь на следующий день. Интересно, что жены достаточно часто оценивали своих мужей как находящихся в менее позитивном настроении, чем то, которое фикси­ровали у себя мужья. Однако, по-видимому, нет веских причин пред­полагать, что сообщение наблюдателя о чьем-либо настроении являет­ся более надежным, чем оценка самого человека. Поэтому такие оценки должны, скорее всего, использоваться в качестве дополнения, а не за­менять самоогчеты.

Проблема искажений результатов при использовании общего метода. Проблема различия-сходства результатов вследствие исполь­зования общего метода при изучении различных реалий является осо­бенно актуальной для исследований стресса, использующих самоот­четы.

Эта проблема возникает, если и стрессоры (такие как повсе­дневные неприятности), и напряжения (такие как тревога) измеряют, используя один и тот же метод (например, опросник для самоотчета). В этих случаях связи между стрессорами и напряжениями могут быть следствием метода, а не фактических конструктов, которые представ­ляют интерес.

Одна из причин, почему это может иметь место, состоит в тенден­циозности реакции, т. е. в склонности индивидуумов постоянно реа­гировать на пункты опросника в позитивной или негативной манере. Спектор (Spector, 1987) попытался изучить значимость этой пробле­мы, проведя обзор исследований, которые использовали самоотчет­ные показатели переживаний (например удовлетворенность рабо­той) и восприятий рабочей среды. Он проверил тенденцию, состоя­щую в том, что различные характеристики, измеряемые одним и тем же методом, коррелируют между собой сильнее, чем различные ха­рактеристики, измеряемые разными методами. Он обнаружил, что по результатам исследований, которые использовали хорошо валидизи-рованные шкалы с надежными психометрическими свойствами, на­шлось совсем немного доказательств существования проблемы «об­щего метода». Однако он указывает, что достоверность связей, полу­ченных при использовании общего метода, может представлять более серьезную проблему применительно к отдельным пунктам или в слу­чае неудачно разработанных шкал. Выводы Спектора раскритикова­ли на методологи-ческих основаниях; и повторная работа с теми же данными, с применением подтверждающего факторного анализа, дей-

ствительно обнаружила свидетельства в пользу обусловленных об­щим методом искажений (Williams, Cote & Buckley, 1989). Данный вопрос, подобно многим другим в этой области, остается в литературе неразрешенным. Однако Йекс и Беер Qex & Beehr, 1991), делая обзор фактического материала, приходят к выводу, что хотя «искажения, обусловлен-ные методом, вполне могут быть проблемой в некоторых случаях, очевидно, что они не настолько распространены, чтобы ис­пользовать их как предлог для отбрасывания всех корреляций между измерениями на основе самоотчетов» (с.

352).

Другая причина проблем с искажениями, обусловленными общим методом, заключается в том, что для измерения и стрессоров, и на­пряжений используются концептуально схожие пункты. Эта про­блема уже затрагивалась во врезке 2.1. Как мы видели ранее в этой главе, критические замечания, что стрессоры и напряжения концеп­туально смешиваются, высказывались прежде всего в адрес Лаза-руса и его транзакционального подхода к измерениям стрессоров (Dohrenwend et al., 1984; Dohrenwend & Shrout, 1985). Взгляд Лаза-руса на стресс вращается вокруг идеи оценки. Это ведет к измерени­ям стресса, например, в терминах шкалы неприятностей, обсуждав­шейся выше (Lazarus et al., 1985), когда людей просят оценить то, в какой степени им досаждают определенные события. Подобные пунк­ты могут иногда очень напоминать вопросы, содержащиеся в само­отчетных шкалах тревоги, используемых для измерения послед­ствий-напряжений, что ведет к неоправданно высоким корреляциям между стрессорами и напряжениями. Эта проблема также возникает в других областях исследования стресса; к примеру, производствен­ные стрессоры могут измеряться способами, которые включают в себя оценки. Проблема подытожена в часто цитируемом высказывании Касла, который заявляет, что подобные теоретические формулиров­ки попадают в...

...собственную методологическую ловушку, которая дела­ет тривиальными значительную часть исследований про­изводственного и ролевого стресса: измерения незави­симой переменной (к примеру: ролевой неопределенно­сти, ролевого конфликта, перегрузки и т. д.) и измерения «зависимой» переменной (рабочего напряжения, дистрес­са и неудовлетворенности) иногда настолько близки опе­рационально, что, по-видимому, являются всего лишь двумя измерениями какого-то одного понятия (Kasl, 1978, с. 13).

Следовательно, существует немалый разрыв между взглядами та­ких исследователей стресса, как Лазарус, считающих, что идея стрес­са лишена смысла без включения оценки, и убеждениями тех, кто, по*-добно Каслу и Доренвенду, полагают, что самоотчеты о стрессорах должны быть как можно более объективными, чтобы избежать про­блемы, которая была названа «ловушкой тривиальности» (Frese & Zapf, 1988).

Фрезе и Цапф поддерживают последнюю точку зрения и считают, что если показатели объективны, это означает, что «когни­тивные и эмоциональные процессы конкретного индивидуума не вли­яют на сообщения о социальных и физических фактах». Они полага­ют, что любой вид отчета посредством субъективного опросника мож­но поместить в континуум, простирающийся от самых низких до самых высоких показателей, с точки зрения «зависимости отчета от когни­тивных и эмоциональных процессов». Следовательно, по их поняти­ям, некоторые характеристики на основе самоотчетов могут содер­жать объективные показатели стрессоров. Однако, хотя некоторые переменные, такие как рабочая нагрузка, можно легко измерить отно­сительно объективным способом с помощью самоотчетов, такие ха­рактеристики, как ролевой конфликт, вероятно, будут всегда сильно зависеть от индивидуального восприятия и когнитивных процессов.

Эти два фундаментально различных подхода к измерениям стрес­соров продолжают сосуществовать в литературе, и то, есть ли перевес преимуществ над недостатками, зависит главным образом от целей исследования.

Направленность причинности. Другая проблема, связанная с по-перечно-срезовыми исследованиями, состоит в том, что невозможно определить направленность причинности. Тем самым, хотя и может показаться логичным допущение, что именно восприятие стрессоров привело к напряжению, обратный вариант также может иметь место, например переживание депрессии могло негативно отразиться на восприятиях и припоминании стрессоров. Теперь уже известно, что индивидуумы чаще восстанавливают в памяти эпизоды, которые эмо­ционально соответствуют их текущему настроению (см., например, Bower, 1981). Так, Бауэр установил, что индивидуумы, у которых в эксперименте искусственно вызывали депрессивное настроение, при­поминали более негативные личные события, чем те, кто находился в хорошем настроении. Стимуляция хорошего настроен ия приводит к обратному эффекту. Этим можно объяснить роульпп, полученный Фиртом-Козенсом и Харди (Firth-Cozens & Hardy, 1!И)2) после пси­хотерапии клиенты демонстрировали более по in i iiiiiiuc восприятия некоторых характеристик работы, особенно восприятия степени кон­троля над работой и использования навыков, хотя характер работы оставался тем же.

Доказано, что в лабораторном исследовании также очень легко манипулировать тем, как люди воспринимают характеристики своей работы. Адлер, Сков и Салвемини (Adler, Skov & Salvemini, 1985) про­вели исследование, в котором участникам случайным образом гово­рили, что они имеют либо относительно высокие, либо относительно низкие показатели удовлетворенности работой. Те, кому говорили, что у них высокие показатели, затем оценивали особенности задания и условий среды более позитивно. Это не означает, что характеристи­ки задания не вызывают неудовлетворенности или дистресса; имеет­ся в виду лишь то, что направленность причинности может и не быть односторонней.

В силу трудности преодоления вышеназванных проблем Уэст с коллегами (West et al, 1992) заявляет, что:

...поперечно-срезовые опросы, которые основаны на одиночных выборках и в которых все переменные выво­дятся из самоотчетов, как правило, выявляют интерес­ные паттерны статистических связей между переменны­ми, но пока способствуют пониманию поведения в очень ограниченной степени (с. 1).

Некоторые академические журналы (например, The Journal of Oc­cupational and Organizational Psychology) теперь нередко отказыва­ются рассматривать поперечно-срезовые исследования на предмет возможной публикации.

Какие интервалы времени важны?

В экспериментальных исследованиях мы обычно пытаемся обна­ружить эффекты стресса, которые проявляются почти незамедлитель­но. Однако в большинстве неэкспериментальных исследований уче­ные изучают более долговременные последствия. В этом случае пред­метом особого рассмотрения редко является ожидаемый временной интервал между воздействием стрессора и появлением последствия-напряжения (такого как коронарная болезнь сердца). Когда иссле­дователи следят за людьми на протяжении определенного времени, промежутки времени между измерениями могут определяться на осно­вании здравого смысла или исходя из организационных или адми­нистративных причин. Так, исследования, изучающие повседневные стрессоры, могут рассматривать стрессовые последствия, которые от­личаются кратковременностью или проявляются в течение несколь­ких дней (например исследования простуды), тогда как в случае хро-' нических стрессоров или важных жизненных событий последствия могут изучаться на протяжении месяцев или лет. Фрезе и Цапф (Frese & Zapf, 1988) привлекают внимание к тому факту, что слабая связь между стрессорами и напряжениями может быть обусловлена оши-j бочным выбором временного интервала. Однако важна не толькс продолжительность анализируемого временного периода, но также характер связей во времени. Фрезе и Цапф описывают пять типое возможной временной связи между стрессорами и напряжением.

1. Модель реакции на стресс — когда стрессор повышает напряжение по мере увеличения времени воздействия. Если стрессор удален] напряжение уменьшается.

2. Модель аккумуляции — когда напряжение является результа­том аккумуляции и не исчезает, если стрессоры удалены.

3. Модель динамической аккумуляции — когда напряжение повы­шается даже после удаления стрессоров, возможно, из-за пониженно­го сопротивления/

4. Модель адаптации — когда сначала отмечается повышение на­пряжения, но через некоторое время человек адаптируется, и напря­жение уменьшается, несмотря на то, что стрессор по-прежнему при­сутствует.

5. Модель «эффект спящего» — когда дисфункция может появ­ляться спустя продолжительное время после воздействия стрессора, так что напряжение может давать о себе знать, когда стрессор более не присутствует (например посттравматический стресс).

Цапф, Дорманн и Фрезе (Zapf, Dormann & Frese, 1996) указыва­ют, что в настоящее время большинство исследований стресса не при­нимают во внимание эти возможные вариации, рассматривая обычно только линейные связи, и поэтому часто недооценивают истинную силу связей.

Является ли публикуемая литература образцом исследовательской предвзятости?

Еще один искажающий элемент может проникнуть в научную ли­тературу в результате процессов обзора и отбора, который имеет ме­сто до публикации статей. Это является проблемой не только в иссле­дованиях стресса, но и в любых других. Типичный процесс сводится к тому, что обзор статей проводят 2 или 3 эксперта по данному вопросу, обычно ученые, публикующиеся в той же области, что и автор статьи.

Этот процесс называют обзором равных. Рецензенты дают редакто­ру рекомендации в отношении того, следует ли статью принять или отвергнуть, либо она должна быть исправлена и представлена вновь. Хотя, теоретически, этот процесс должен быть справедливым и бес­пристрастным, его критикуют по ряду причин. Например, рецензен­тов обвиняют в нежелании рекомендовать к публикации результаты, не достигающие уровня значимости (Kupfersmid, 1988), и повторения предшествующих исследований (Neuliep & Crandall, 1993b). Борн-штейн (Bornstein, 1991) анализирует факты по ряду исследований и заключает, что имеются веские доказательства предубежденности против опубликования результатов, не достигших уровня значимос­ти. Очевидно, что это может иметь большое значение для прогресса науки. Проверка статистической значимости показывает: всегда су­ществует возможность, что значимые результаты обусловлены слу­чайностью. Возможно, что какое-то одно исследование, основанное на данных, которые получены во многом благодаря случаю, будет опубликовано, подкрепляя тем самым неправильную гипотезу. И го­раздо менее вероятно, что будут когда-либо опубликованы исследова­ния, проверявшие ту же гипотезу и принесшие незначимые (но пра­вильные) результаты. Мало ясности в отношении того, менее ли ве­роятна публикация повторений предшествующих исследований (Neuliep & Crandall, 1993b).

Заключение

Эта глава коротко познакомила вас с вопросами теории и измерений, а также с методологическими подходами, которые необходимы для критической оценки литературы по стрессу. Она высветила сложнос­ти в определении понятий и измерении стрессоров, напряжений и промежуточных переменных. Теория и измерения идут рука об руку, и очевидно, что отсутствие хороших теоретических основ, которые бы направляли исследования в этой области, затрудняет обобщение ре­зультатов и препятствует будущим исследованиям. Тем не менее, вы­делено несколько доминирующих теоретических и методологических подходов. Последующие главы опираются на эти подходы, например, при рассмотрении связей между стрессорами и здоровьем.

<< | >>
Источник: Брайт Д., Джонс Ф.. Стресс. Теории, исследования, мифы.. 2003

Еще по теме Методологические проблемы в литературе по стрессу:

  1. 1.1. Проблема стресса в биологии и медицине 1.1.1. Классическая концепция стресса
  2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ ТЕХНИКИ
  3. 3. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
  4. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНОЛОГИИ
  5. В а р у л П.А.. Методологические проблемы исследования гражданско- правовой ответственности.,1986. -, 1986
  6. § 3. Методологические проблемы исследования эффективности гражданско-правовой ответственности
  7. 2. Методологические проблемы истории политических и правовых учений
  8. § 3. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.
  9. § 2. Методологические проблемы истории политических и правовых учений
  10. ПОНЯТИЙНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИКО-ПРАВОВОГО АНАЛИЗА ИНСТИТУТА БРАКА
  11. ГЛАВА I ОБЩИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  12. ГЛАВА П СПЕЦИФИЧЕСКИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННЭСТИ
  13. Глава 2. методолоГические и теоретические асПекты Проблемы Профессиональной самореализации личности
  14. ВВЕДЕНИЕ .............................................................................. 5 ГЛАВА I. ОБЩИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕ­ДОВАНИЯ ГРАВДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТ­ВЕННОСТИ 9 § X. Понятие и содержание методологии науки гравданского права.................................................................... 9 § 2. Понятие и структура социальной ответ­ственности как общие методологические основания исследования гражданско-пра­вовой ответственности 16 § 3. Понятие и структура правовой ответс
  15. §1. Понятие и природа стресса. Проблема стрессоустойчивости в психологии.
  16. Психология труда и проблема стресса.
  17. Профессиональный стресс: теоретические подходы к проблеме
  18. 12. ПРОБЛЕМА СТРЕССА В УСЛОВИЯХ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  19. 1 Проблема психотравмирующего стресса и его последствий в психологии