Проверка эффективности методики

Пока мы разбирались с тем, что такое рациональная ре­акция психики на экстремальную ситуацию и как изба­виться от нерациональной реакции, все было понятно. Когда речь шла о поиске технологии для достижения этой цели, тоже было понятно, что и как делать.

Теперь встал вопрос о том, получили мы то, что нужно, или нет. Необходи­мо было найти какую-то процедуру, позволяющую прове­рить эффективность технологии. В бытовом плане вопрос об экстремальных ситуациях больше не вставал. Ребята показали способность эффективно решать большинство проблем, доставлявших раньше много неприятностей. Мож­но было отметить, что вокруг них как бы снижается конфликтность. Однако это не снимало сомнений в том, сра­ботает ли эта методика в настоящей экстремальной си­туации.

Мы довольно часто обсуждали вопрос о том, как прове­рить человека на устойчивость в экстремальных условиях. Те способы, которые обычно применяются, нас не совсем устраивали. Ведь и во время обкатки танками, и при пре­одолении штурмовой полосы, и даже во время очень жест­ких поединков у человека в глубине души может оставаться ощущение условности ситуации. Не стоит подозревать нас в кровожадности. Просто интересно было найти способ про­верки результатов нашей работы. Раньше уже говорилось, что необходима адекватная обратная связь. Ведь можно, си­дя в теплом уголке, убеждать себя в безграничности своих возможностей, а на практике получить нечто совершенно противоположное. А кроме всего прочего, было действитель­но очень интересно решить эту задачу.

Я беседовал на эту тему с различными людьми. Очень интересную идею предложил Л. А. Китаев-Смык. Он зани­мался изучением влияния невесомости на психику человека. По его утверждениям, для любого человека парашютный прыжок является, безусловно, экстремальной ситуацией. В доказательство этого он приводил очень интересные эпи­зоды, связанные с действиями во время парашютного прыж­ка. Оказалось, что даже спортсмены-парашютисты высокого уровня испытывают довольно сильные психические на­грузки. Как-то раз специалиста по парашютной акробатике попросили во время выполнения упражнения сопровождать свои действия речевым комментарием, который записывался на диктофон. Хотя спортсмен делал все правильно, в рече­вых комментариях все было перепутано. Другой спортсмен, выполняя те же действия, непроизвольно перешел на род­ной язык. А ведь это были специалисты, счет прыжков для которых шел не на десятки, а на сотни. При дальнейших экспериментах испытуемые освоили необходимые действия.

Все это очень заинтересовало меня, тем более что один из наших ребят страстно хотел прыгать с парашютом и зани­мался в аэроклубе. Я поделился с ним полученной информа­цией. Парень очень заинтересовался этой идеей. Реализовать ее было нетрудно. Пришлось, конечно, проконсультировать­ся со специалистами, заменить микрофоны ларингофонами, провести массу подготовительных мероприятий.

Задание было очень простым. В момент начала прыжка нужно было сказать вслух фразу на иностранном языке до того, как раскроется парашют. Еще один из членов пара­шютной секции, который не занимался у нас, должен был сделать то же самое. Задание не представлялось трудным, а мы специально не заостряли на этом внимания. Для подго­товки было проведено несколько репетиций, на которых все выходило хорошо.

Результат получился очень интересным. Наш парень все-таки сумел выполнить упражнение, правда, на записи речь была сбивчивой, тембр голоса повышен, а сам голос был какой-то сдавленный. По его словам, в момент прыжка у него появилась иллюзия наблюдения за собой со стороны. Фраза как бы сама прошла через него. У его при­ятеля вместо заданной фразы во время прыжка получилась фраза на родном языке с ненормативной лексикой. По его словам, он помнил, что должен что-то сказать, но забыл, что именно. Воспоминания о прыжке были довольно сма­занными. Изменения в голосе были похожи на изменения в первом случае.

Конечно, я понимаю недостаточность подобного экспе­римента для того, чтобы действительно признать данную систему эффективной. Но все-таки это был какой-никакой, а результат. Мы уже отмечали, что существует много спосо­бов тренировки устойчивости человека в различных случаях. Однако в данном вопросе дело обстоит таким образом, что стрессоустойчивость вырабатывается в ситуативных тре­нировках, которые, конечно, необходимы, но это не совсем психологическая подготовка. В своей работе мы пошли по иному пути. Сначала было4 обучение адекватной реакции психики на экстремальную ситуацию, создавалось достаточно универсальное состояние успешной работы, а потом начина­лась ситуационная тренировка с использованием этого со­стояния психики.

В очень многих наставлениях отмечается, что в экстре­мальных ситуациях возникает страх. Одни наставления рекомендуют преодолевать его, другие, наоборот, этого не советуют, третьи предлагают вырабатывать смелость, но дальше ситуативных тренировок они не идут. Нет слов, правильно построенная система упражнений дает очень хороший результат в тренируемом виде деятельности. После этого может получиться адекватная психологическая ре­акция. Но может и не получиться. Однако, если человек в ходе тренировок преодолевает страх, загоняя его внутрь, остается вероятность того, что когда-нибудь он вырвется на­ружу. С другой стороны, если не подавлять страх, то он может в какой-то момент полностью захватить власть над человеком. Что же делать? Попробуйте сформулировать, чего вы боялись. Бывает иногда иррациональный страх, когда человек не может понять, чего он боится. Страх может воз­никать в условиях неопределенности. Чаще всего он связан с переживанием будущего результата. Когда позволяли условия, испытывая страх, я не упускал случая поэкс­периментировать. Однажды мне пришлось ночевать в лесу. Я, конечно, и раньше ходил в походы с ночевками, в том числе и в многосуточные, но тогда вокруг были друзья, а сейчас я был один. Ночь была не очень темная, но идти было трудновато. Пришлось устраиваться на ночлег. При движении иногда появлялось ощущение тревоги, но оно бы­стро проходило, а вот когда я решил заснуть, возникло очень сильное чувство незащищенности. Мне никак не удавалось от него избавиться. Я пробовал переключать внимание. Помогало, но ненадолго. Стоило начать засыпать, как это ощущение вновь прогоняло сон. Именно тогда я глубоко почувствовал формулу: «Я не свой, я божий». Когда мне удалось проникнуться этой формулой, я уснул.

Понимание сути происходящего позволяет сознательно на­ходить различные способы достижения результата.

Однажды я помогал своему товарищу крыть крышу и вдруг, глядя вниз вдоль стены, испытал сильное чувство страха высоты. Я начал переключать внимание, стараясь полностью сосредоточиться на той работе, которую выпол­нял. Страх отступил, но стоило отвлечься, как он возникал вновь. Я упражнялся так около часа. Постепенно острота переживаний стала уменьшаться. Через час я уже мог спо­койно смотреть вниз, не испытывая неприятных эмоций.

Прорабатывая состояние успешной работы, я стал замечать, что при неприятных переживаниях оно начинало возникать самопроизвольно, как защитная реакция психики.

Это позволяло спокойно разрешать очень многие ситуации. Я обнаружил, что подобное происходит и с моими друзья­ми. Конфликт, который раньше, скорее всего, закончился бы дракой, разрешался, если не мирно, то, во всяком случае, спокойно, причем без ущерба для самооценки обеих сторон. Справедливости ради нужно отметить, что ребята вполне могли постоять за себя. Возможно, их оппоненты почувст­вовали это.

Сейчас появилось очень странное отношение к силе. По­нятие «сила» у очень многих людей стало ассоциироваться с насилием. Это привело к отрицанию силы вообще. Ложно понятый принцип недеяния превратился в непротивление. А ведь непротивление злу — это, по крайней мере, пособ­ничество ему. Не обязательно применять силу, когда можно решить вопрос мирно, но очень важно ее иметь. Это по­зволило моим друзьям мирно разрешить довольно сложную ситуацию. Подумайте, кому выгодно отрицание силы и не­противление? Прежде всего, насильникам. Есть люди, тайно желающие, чтобы только у них было оружие, а у других его не было. Идея о том, что другой человек имеет право отстаивать свои права и свою жизнь и применять оружие против вооруженного насильника, не вызывает у них под­держки. Точно так же боятся умных людей. Обратите вни­мание: в очень многих детских сериалах гениальный ученый очень часто бывает злодеем (вспомните приключения Чипа и Дейла, черепашек-ниндзя и т. д.).

Это связано с нарушением естественного развития психи­ки и искажением картины мира. Негибкая, неадекватная картина мира не дает человеку реализовать себя. Обвинить в своих неудачах себя — значит деформировать свое «Я». Возникает неосознанное желание подогнать мир под свою картину мира, навязать миру закон своего «Я».

На самом деле истинная сила возникает только тогда, ко­гда человек развивается, а для этого он не должен закрывать глаза на свои недостатки. Успешное развитие возможно только в соответствии с законами природы и требует прило­жить усилия. Но если все происходит правильно, человек чувствует радость от затраченных сил. Если в результате вашей работы возникает тревога, а радости нет и в помине, подумайте, а не навязываете ли вы миру и собственной пси­хике закон своего «Я», который может быть не совсем адек­ватен. Что делать в этом случае? Искать!

Одним из путей такого поиска является повышение уров­ня отражения. Психика в условиях естественного развития часто сама знает, что для этого нужно, но чтобы понять это, необходимо к ней прислушаться. Мы говорили, что эмо­ции — это компас, который ориентирует человека в мире его потребностей. Прислушайтесь к себе. Постарайтесь вспомнить, когда у вас было ощущение светлой радости. Что этому сопутствовало? Стоит поискать вокруг этого ощуще­ния. Это серьезная интересная работа, требующая усилий. Нам часто навязывают мнение, что для того, чтобы добиться результата, достаточно принять таблетку: сразу похудеете, выздоровеете, обретете вкус к жизни. Таким образом пропа­гандируется достижение результата без усилий. Стоит поду­мать: а такой результат вам нужен?

Поверьте, когда происходит что-то чрезвычайное, таблет­кой не спасешься, а вот привычка к усилиям, стремление понять ситуацию, умение заставить психику работать без сбоев могут действительно помочь.

<< | >>
Источник: Антипов В.В.. Психологическая адаптация к экстремальным си­туациям. 2002

Еще по теме Проверка эффективности методики:

  1. Тема 3. Методика определения показателей эффективности инвестиций
  2. Статья 14. Проверка эффективности инвестиционных проектов, финансируемых полностью или частично за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов, и достоверности их сметной
  3. §2. Структура методики розслідування злочинів. Загальні положення і наукові основи методики
  4. 1. Понятие и содержание криминалистической методики. Современные представления о структуре частной методики расследования
  5. Криміналістична методика Загальні положення криміналістичної методики
  6. Производственные фонды и пути рационального их использования. Эффективность производства. Экономическая и социальная эффективность
  7. 2.7 Эффективность производства и ее показатели. Факторы повышения эффективности производства. Общественное разделение труда и его формы.
  8. РАЗДЕЛ IV. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ Глава 25. Общие положения криминалистической методики расследования преступлений
  9. МЕТОДИКА РОЗСЛІДУВАННЯ ОКРЕМИХ ВИДІВ ЗЛОЧИНІВ Загальні положення методики розслідування злочинів
  10. 3.2. Сроки проведения выездной налоговой проверки
  11. Служебная проверка
  12. Этапы аудиторской проверки