<<
>>

§ 109. Зачет (compensatio)

336. Сущность зачета. Если кредитор имеет требование к должнику, а должник имеет в свою очередь встречное требование к кредитору то при из­вестных условиях требования в той сумме, в которой они взаимно покрыва­ются, считаются погашенными и взысканию подлежит только тот остаток на который одно требование превышает другое. Такой способ погашения обяза­тельства называется зачетом (compensatio), буквально - уравновешивание, выравнивание. Для этого требуется наличие встречных требований: invicem creditor idemque debitor est - кредитор является в то же время должником (D.

12. 6. 30 ).

337. Связь зачета с процессом. Зачет появляется лишь на развитой стадии права, и он тесно переплетается с вопросами процесса, так что в Институци­ях Гая и Юстиниана о зачете говорится в связи с процессом, а не в разделе о прекращении обязательств.

В легисакционном процессе (п. 52) ответчик не мог ссылаться на свое встречное право, он мог только признать или отвергнуть требование истца.

Id postulo: aies an neges - истец спрашивает: признаешь или отрицаешь (Гаи. 4. 17 и вновь найденный отрывок). При действии формулярного про­цесса старое правило гласило: при наличии взаимных требований, когда один требует меньшую сумму, а другой большую, дело подлежит разбору у одного судьи (D. 2.1. 11.1), но о том, что допускается зачет этих взаимных требова­нии (mutuae actiones), говорилось только в отдельных случаях, о которых речь ниже.

338. Первоначальная недопустимость зачета. Иногда же специально ука­зывалось на недопустимость зачета. Сенека (De beneficiis, 6. 5. 6) приводит красочный случай: «Формула не сливается воедино, если тот, кто депониро­вал у меня деньги, затем обокрадет меня; я к нему предъявлю иск о краже, а он ко мне о депозите; одно положение с другим не смешивается, каждое идет своей дорогой: депозит имеет свой собственный иск точно так же, как кража свой», — lex legi non miscetur, utraque sua via it: depositum habet actionem propriam tarn mehercule, quam furtum.

339. Зачет в операциях банкиров. Общие правила о зачете начинают скла­дываться приблизительно со II века н. э. и прежде всего применительно к операциям банкиров (argentarii). В эпоху принципата, с ростом торговых опе­раций и необходимостью их финансирования, банкиры приобретают сущест­венную функцию в народном хозяйстве Рима.

Ideo argentarios edere rationes cogit, quia officium eorum atque ministerium publicam habet causam et haec principalis eorum opera est, ut actus sui rationes diligenter conficiant — претор обязывает банкиров представить торговые запи­си, потому что их функция и промысел имеют публичный характер и главная их забота состоит в том, чтобы тщательно вести записи своих операций (D. 2. 13. 10. 1. Gaius). Женщинам не разрешается быть банкирами (D. 2. 13. 12). Большой размах торговых операций постепенно отодвигает тот старинный порядок, при котором каждый домовладыка ограничивался ведением codex accepti et expensi — приходно-расходной книги. Дело становится на коммер­ческую ногу, и «бухгалтерская» запись сосредоточивается в руках професси-онала-аргентария. Когда в результате операций с клиентом банкир предъяв­ляет иск, он обязан в интенции указать сальдо, т. е. остаток между операциями по кредиту и дебету. Пример, приведенный у Гая (4. 64): банки­ру следует с Тиция 20 тысяч сестерций, банкир должен Тицию 10 тысяч; ин­тенция формулы должна гласить: «Si paret Titium sibi X milia dare oportere amplius quam ipse Titio debet» — «если окажется, что Тиций должен банкиру на 10 тысяч больше, чем сам банкир должен Тицию».

Таким образом, argentarius cogitur cum compensatione agere - банкир обязан иск предъявить по за­чете. Если банкир этого не сделает, то ему будет в иске отказано ввиду пре­вышения исковых требований, plus petitio.

340. Зачет при несостоятельности. Второй случай применения зачета имел место в отношении кредитора несостоятельного должника, который в то же время является дебитором несостоятельного. Представителем имущества несо­стоятельного должника являлось лицо, купившее все имущество несостоятель­ного — bonorum emptor; предъявляя требование к дебитору несостоятельного должника, он должен agere cum deductione — взыскивать с вычетом.

Результат был таков, что кредитор несостоятельного, состоящий в то же время его дебитором, представлял к зачету свое требование полностью, в то время как другие дебиторы конкурсной массы получали удовлетворение лишь пропорционально размеру своих требований. По объяснению Гая, вы­чет, дедукция, отличался от компенсации, зачета, в собственном смысле, тем, что при компенсации зачету подлежали только однородные требования, та­кие, как vinum cum vino, triticum cum tritico, pecunia cum pecunia — требова­ния по вину с требованием по вину, пшеница с пшеницей, деньги с деньга­ми; при дедукции же зачитывались и разнородные претензии; например, прямое требование bonorum emptor'a касалось денег, а встречное касалось ви­на или зерна; судья в кондемнации (присуждении) производит денежную оценку товарных требований и за вычетом этой оценки из прямого денежно­го иска присуждает остаток. В отличие от банковской компенсации покупа­тель всего имущества несостоятельного должника не обязан был произвести вычет в интенции, а потому ему не угрожали последствия превышения иска.

С другой стороны, зачету подлежат только требования, которым срок на­ступил, а вычету подлежат и такие суммы конкурсной массы по дебету и кре­диту, которым срок еще не наступил (Гай. 4. 65-68).

341. Зачет взаимных требований, основанных на «доброй совести». Нако­нец, третья группа дел, при которых, в отступление от общего правила, допу­скался зачет, это взаимные требования доброй совести, вытекающие из одно­го и того же основания, иначе говоря, взаимно связанные требования. Присуждению подлежит причитающееся истцу с учетом того, что, в свою очередь, по тому же основанию причитается с него — habita ratione eius, quod invicem actorem ex eadem causa praestare oporteret (Гай. 4. 61).

В исках, вытекающих из сделок доброй совести, в интенции (проситель­ном пункте) не указывалась точная оценка и формулировалось: Quid ob earn rem dare facere oportet ex fide bona — что причитается по этому делу по доб­рой совести (Гай. 4.47). Поэтому не было опасности проиграть дело вследст­вие plus petitio, т.е. из-за предъявления иска без вычета встречного долга.

342. Реформа зачета во II в. н. э. Таким образом, зачет был известен в рас­четах банкиров, в требованиях к имуществу несостоятельного и по вытекаю­щим из одного и того же основания взаимным требованиям категории bonae fidei iudicia. Так обстояло дело до второй половины II в. нашей эры, когда бы­ла произведена реформа, содержание которой известно лишь отрывочно по Институциям Юстиниана (I. 4. 6. 30), а именно: In strictis iudiciis ex rescripto divi Marci opposita doli mali exceptione compensatio inducebatur — в исках стро­гого права рескриптом императора Марка был введен зачет путем заявления возражения о недобросовестности.

Поскольку исками строгого права являются в основном иски, вытекаю­щие из односторонних обязательств, требования в этих исках имеются толь­ко на одной стороне, потому встречные требования в этих делах вытекали не ex eadem causa — из того же основания, a ex dispari causa, ex diverse contractu — из другого основания, из другого договора (Сентенции Павла.

2. 5. 3). Это шаг вперед в развитии зачета, но все же остается правило, что зачитыва­ются только требования paris speciei — одинакового вида, а именно: деньги с деньгами, зерно с зерном. Если же встречные требования были разного вида, то сторонам оставалось разбираться, хотя бы у того же судьи, но в отдельных взаимных производствах — mutuae petitiones. При этом по указу 224 г. (С. 4. 31. 6) основной истец не мог добиваться исполнения решения, прежде чем состоится решение во встречному иску — non prius exsolvi quam petitione mutuae responsum fuerit. Это очень близко подходит к зачету, как сложивше­муся институту.

343. Ipso hire compensari. Последний шаг в этом направлении сделан при Юстиниане. Его указ (531 г.) расширил применение зачета, так что зачетом иски уменьшаются в силу самого права — nostra constitutio...compensationes latius introduxit, ut actiones ipso iure minuant (1.4. 6. 30). Что означают в данном случае слова «ipso iure», этот вопрос является предметом исследований на протяжении многих лет.

До начала XIX в. господствовало понимание выражения ipso iure compensari в смысле зачета двух встречных требований, происходящего автоматиче­ски, в момент, когда по обоим наступил срок. Однако такое толкование про­тиворечит источникам.

Так, например, если вышедший из-под опеки предъявляет иск к опекуну, вытекающий из ведения дел опеки, а опекун имеет встречное требование о возмещении понесенных по опеке расходов, то опекуну предоставляется по своему усмотрению либо требовать зачета, либо предъявить самостоятельный иск о расходах — erit arbitrii eius, utrum compensare an petere velit sumptus (D. 27. 4. 1.4). Если бы зачет происходил автоматически, то отдельный иск о расходах был бы недопустим.

В настоящее время выражение ipso iure применительно к зачету уже не толкуют, как автоматический зачет. Большинство авторов понимают ipso iure compensari в том смысле, что судья по своей обязанности — ex officio — про­изводит зачет, независимо от того, облек ли ответчик свое возражение в фор­му exceptio doli. В подтверждение этого толкования можно привести следую­щее место, которое, насколько известно, в литературе не использовалось для решения разбираемого вопроса. По вопросу о возмещении расходов, произ­веденных на виндицируемую наследником вещь, Павел проводит различие: добросовестному владельцу эти расходы возвращаются, недобросовестный же должен пенять на себя, если он произвел затраты на заведомо чужую вещь (D. 5. 3. 38). Далее, в стиле, характерном для компиляторов, добавляется: sed benignius est in huius quoque persona haberi rationem impensarum... et id ipsum ofHcio iudicis continebitur, nam nec exceptio doli desideratur — но благосклон­нее и в отношении этого лица учесть расходы, и это делается по обязанности судьи, причем exceptio doli не требуется.

Аналогично обстоит дело с правом мужа, от которого требуется возврат приданого на представление к зачету произведенных им необходимых расхо­дов. В классическую эпоху действовало правило: necessariae impensae ipso iure dotem minuunt — понесенные мужем необходимые издержки уменьшают ipso iure подлежащее возврату приданое (D. 23.3. 5. 2). Если муж выплатил обрат­но все приданое, не представив к зачету понесенные издержки (поп habita ratione impensarum), то может ли он предъявить отдельный иск о возврате то­го, что обычно представляется к зачету (D. 25.1.5.2)? Некоторые юристы да­вали отрицательный ответ, но Марцелл допускал такой иск, и тут же, в сти­ле, характерном для византийской эпохи, добавляется: propter aequitatem — ради справедливости; следует примкнуть к мнению Марцелла, а именно, ес­ли в процессе не произведен зачет того, что ipso iure уменьшает иск, то мож­но свое право осуществить в отдельном процессе. Стало быть, ipso iure compensari не означало автоматического погашения встречных претензий.

344. Условия применения зачета. Каковы же условия применения зачета при Юстиниане?

(1) Оба требования должны быть встречные, т.е. кредитор по основному требованию является должником по встречному — creditorem eundemque debitorem (D. 16. 2. 2).

(2) Требования должны быть ликвидные, — новое условие, введенное при Юстиниане; требование ликвидно, когда оно не запутано сложными деталями, но судье может быть легко представлен результат — causa liquida non multis ambagibus innodata, sed possit iudici facilem exitum sui praestare (C. 4. 31.14. 1).

(3) Требования не должны быть парализованы в силу правопоражающего возражения (перемпторная эксцепция) — quaecumque per exceptionem peremi possunt, in compensationem veniunt (D.16. 2.14). Допускаются к зачету и нату­ральные обязательства — etiam quod natura debetur, in compensationem venit (D. 16 2. 6). Вопрос о пределах допустимости представления к зачету требо­вания, по которому истекла давность, в источниках не ставится.

(4) Далее, к зачету допускаются только такие требования, по которым срок уже наступил — quod in diem debetur, non compensabitur, antequam dies veniat (D.16. 2. 7).

(5) Наконец, встречные требования должны быть однородны. Поэтому на­иболее подходящи для зачета денежные обязательства.

Зачет не допускался против требования о возврате предмета поклажи; в этом сказалась забота о собственнике — поклажедателе. Равным образом не могли ссылаться на зачет лица, к которым предъявлено требование, касаю­щееся незаконно захваченных предметов — possessoinem alienam perperam occupantibus compensatio non datur (C. 4. 31. 14. 2).

<< | >>
Источник: Перетерский И.О. Новицкий И.Б. РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО. 2000

Еще по теме § 109. Зачет (compensatio):

  1. § 109. Зачет (compensatio)
  2. Прекращение обязательства зачетом
  3. Статья 88.1. Порядок зачета встречных однородных требований
  4. Директива 2004/109/ЄС
  5. Вопросы к зачету и экзамену.
  6. Вопросы к зачету
  7. ВОПРОСЫ К ЗАЧЁТУ
  8. ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ (зачету)
  9. 109. Причины правонарушений
  10. Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)
  11. Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)