>>

1. Историческое значение римского права.

Настоящий учебник посвящен римскому частному праву периода его наибольшего развития (начиная с I в. н.э.). Среди отраслей римского права на первом месте стоит, как с точки зре­ния разработанности, так и с точки зрения своего значения для Рима и для последующих веков, именно частное право.

Римское частное право оказало могущественное влияние на все дальнейшее развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности. Оно представляет собой одно из важнейших исторических явлений права. В силу исторических судеб римского права, сделавших его одним из факторов раз­вития гражданского права, римское право должно быть знакомо каждому об­разованному юристу.

2. Понятие частного права. Мы говорим о римском частном праве, и по­тому необходимо выяснить, что понималось в Риме под частным правом.

В Риме еще в древние времена различались две отрасли права — публич­ное и частное право, ius publicum и ius privatum. Тит Ливий (I в. н.э.), очевид­но, пользуясь уже сложившейся терминологией, говорит, что законы XII таб­лиц являются источником всего публичного и частного права.

Классическое разграничение публичного и частного права, перешедшее в века, дает Ульпиан:

Publicum ius est quod ad statum rei romanae spectat, privatum quod ad singulorum utilitatem (D. 1.1.1.2.). - Публичное право есть то, кото­рое относится к положению римского государства; частное — которое [относится] к пользе отдельных лиц.

С точки зрения этого определения, кладущего в основу деления содержа­ние нормы, т. е. различие в охраняемых правом интересах, под публичным правом следует понимать те нормы, которые непосредственно охраняют ин­тересы государства и определяют правовое положение государства и его ор­ганов (термин ius наряду со своим основным значением «право», «правомо­чие» и другими значениями, часто употребляется в смысле «нормы права»). Сюда относятся: строй государственных органов, компетенция учреждений и должностных лиц, акты, выражающие властвование государства (наказание преступников, взимание налогов и т. п.). Ульпиан (в цитированном фраг­менте) указывает, что в состав публичного права входят «святыни, жрецы, магистраты» (in sacris, in sacerdotibus, in magistratibus consistit). Но этот пе­речень не является исчерпывающим. В ряде случаев «публичное право» по­нималось римскими юристами и в смысле вообще норм, имеющих безус­ловно обязательную силу и не могущих быть измененными путем соглашений частных лиц. Частное же право - это нормы права, защищаю­щие интересы отдельного лица в его взаимоотношениях с другими людьми. В область частного права входят семейные отношения, собственность, на­следование, обязательства и т. п.

Частное право противополагается публичному праву и является облас­тью, непосредственное вмешательство в которую регулирующей деятельно­сти государства является ограниченным. Оно предоставляет известный про­стор автономии отдельных лиц, т. е. глав семейств, товаропроизводителей, выступающих на рынке, и подобных им частных собственников, представи­телей класса рабовладельцев: человек волен защищать или не защищать свою собственность, волен предъявить иск или не предъявлять иска; содер­жание договора определяется соглашением сторон, - и договор защищает­ся органами государства лишь в случае предъявления иска лицом, потерпев­шим от неисполнения договора.

Еще законам XII таблиц приписывается выражение: cum nexum faciet mancipiumque uti lingua nuncupassit ita ius esto — когда лицо совершает договор займа или приобретает собственность, то его словесные распоряжения да будут правом. Но эта частная автономия имеет свои пределы, определяемые публичным правом. Нормы публичного права должны быть соблюдаемы при всех условиях и не могут быть измене­ны отдельными лицами. Применительно к соглашениям об этом говорит Папиниан: Ius publicum privatorum pactis mutari non potest - публичное пра­во не может быть изменено соглашениями частных лиц (D. 2.14. 38). Вооб­ще характер норм публичного права имели нормы, защищавшие интересы класса рабовладельцев в целом.

В настоящее время термин «частное право» сохранился в ряде буржуаз­ных государств, в особенности там, где имеется различение гражданского и торгового права. В этих государствах (например, Франция, Германия) част­ное право включает в себя главным образом: а) гражданское право, б) тор­говое право.

В область гражданского права входят нормы, регулирующие имущест­венные правоотношения автономных субъектов оборота, не являющиеся торговыми, а также семейные правоотношения и некоторые личные права (подробности в курсе иностранного гражданского права), а в область торго­вого права - нормы, регулирующие специальные взаимоотношения купцов и торговые сделки. В государствах, где нет особого торгового права, говорят обычно просто о гражданском праве.

Во избежание недоразумений отметим, что Рим не знал термина «граж­данское право» в указанном выше значении. Римский термин ius civile имел ряд значений. В особенности он означал: а) древнее право римских граждан (цивильное право), и в этом смысле «цивильное право» противополагалось преторскому праву; б) всю совокупность юридических норм, действующих в данном государстве (civitas) и выраженных в законах этого государства; в этом смысле ius civile противополагалось ius gentium и ius naturale.

Рим был государством рабовладельческим. Классу рабовладельцев проти­востоял класс рабов. Раб был вещью, находившейся в собственности госпо­дина, и никаких прав не имел. Права предоставлялись лишь свободным людям, и одной из основных задач римского частного права являлось закрепление за рабовладельцами неограниченной возможности эксплуатировать рабов. Ко­ренное противоположение свободных и рабов, бесправие рабов являлось важнейшим принципом римского частного права, проходящим через всю его историю.

Но не все и свободные люди являлись, в особенности в древнейший пери­од Рима субъектами частного права. Первоначально полноправными людь­ми признавались лишь римские граждане. Все, не входившие в римскую об­щину, рассматривались в принципе как бесправные. Они считались «врагами» (hostes), которые не пользовались никакой защитой, которые мог­ли быть уничтожены или обращены в рабство. Такое положение характерно для замкнутого хозяйства древней общины. Лишь развитие производства и обмена, расширение торговли с соседними государствами влекло за собой, и притом весьма постепенно, расширение круга лиц, являвшихся субъектами частного права в римском государстве.

Этот процесс шел двумя путями. С одной стороны, по мере роста террито­рии римской державы и завоевания соседних государств, происходило включе­ние в римское государство ряда чужеземных общин; тем самым непрерывно увеличивалось количество римских граждан. К началу н.э. римская империя включала в свой состав самые разнообразные муниципии, колонии, общины, провинции. Римское гражданство потеряло свои прежние, узко национальные, черты. С другой стороны, развитие торговли с другими народами вызвало не­обходимость признания и за купцами других стран основных частных прав, которые необходимы для торговогооборота: права собственности, права всту­пать в договоры и требовать исполнения договора путем судебного иска и т. п. Это предоставление прав чужакам достигалось главным образом не путем рас­пространения на неримлян норм, исконно регламентировавших частные пра­ва римских граждан, но путем выработки претором для взаимоотношений римлян и неримлян (перегринов) и неримлян между собой, особой системы частного права — «права народов» (ius gentium).

Ius gentium являлось неоднородным по своему составу: оно включало в се­бя как нормы, взятые из исконного римского права, так и нормы, заимство­ванные из права других народов (в частности — из греческого права) и дока­завшие свою жизненность, свою пригодность для регулирования оборота. Можно сказать, что ius gentium вмещало в себя все значительное, что выра­ботал античный мир в области правовых институтов, связанных с торговлей. Так создавался дуализм исконного римского права (цивильного права) и пра­ва народов, кончившийся победой ius gentium над исконным национальным римским правом (это произошло в первые века н.э. — подробности см. п. 12). Создание ius gentium, приспособленного для взаимоотношений купцов раз­личных стран, явилось одним из обстоятельств, содействовавших рецепции римского права (п. 6) и обеспечило римскому частному праву его место в ис­тории.

Изложенные обстоятельства привели к выработке юридического принци­па, лежавшего в основе всего римского частного права и являвшегося в свое время огромным шагом вперед: появилось (хотя и с рядом ограничений) на­чало формального равенства в области частного права всех свободных лиц.

3. Основные черты римского частного права. На всем протяжении исто­рии общества мы не встречаем другой системы частного права, достигшей та­кой детализации и столь высокого уровня юридической формы и юридичес­кой техники, как римское частное право. Следует в особенности отметить два правовых института, которые вызвали в Риме подробную регламентацию, имевшую особое значение для хозяйственного оборота Рима, для закрепле­ния и усиления эксплуатации рабов и малоимущих свободных, производив­шейся верхушкой рабовладельческого общества.

Во-первых, институт неограниченной индивидуальной частной собственнос­ти, выросший из необходимости установить, в возможно широком объеме, права рабовладельцев на землю, обеспечить полную свободу эксплуатации рабов, и предоставить купцам действительную возможность распоряжаться товарами.

Во-вторых, институт договора. Торговый оборот, достигший своего наи­высшего в Риме развития в первые века н.э., и вообще ведение богачами крупного хозяйства вызвали необходимость подробной разработки разнооб­разных типов договорных отношений и детальнейшей формулировки прав и обязанностей контрагентов на основе твердости договора и безжалостного отношения к должнику , не выполнившему договора.

Римское частное право является предельным выражением индивидуализма и наибольшей свободы правового самоопределения имущих слоев свободно­го населения. К началу н.э. уже давно исчезли пережитки первобытно-об­щинного строя, проявления семейной общности имущества. В центре част­ного права стоит единоличный субъект собственности, самостоятельно выступающий в обороте и единолично несущий ответственность за свои дей­ствия. Индивидуализм в римском частном праве — это индивидуализм домо­хозяина, рабовладельца, ведущего хозяйство и сталкивающегося на рынке с другими такими же хозяевами.

Последовательное проведение этих начал, имеющих огромную ценность для господствующего класса общества, основанного на эксплуатации, сочета­лось в Риме с находящейся на весьма высоком уровне формой выражения юридических норм.

Точность формулировок, ясность построения и аргументации и глубокая жизненность, конкретность и практичность права и вместе с тем полное со­ответствие всех юридических выводов интересам господствующего класса — все это является отличительными признаками частного римского права. Не­даром многие римские юридические выражения и формулы перешли в века.

Достоинства формулировок римского частного права не могут быть, ко­нечно, объясняемы какой-либо особой гениальностью римских юристов,* но обусловливаются более глубокими причинами.

*Мы не отрицаем, конечно, что видные римские юристы, насколько мы их знаем, были очень образованными людьми, превосходно знали труды своих предшественников и сложившуюся практику применения законов и эдиктов, великолепно сознавали потребности жизни, умели находить формулировки, в полной мере отвечающие интересам господствующего класса, и были первоклассными стилистами. Они вообще являлись очень культурными, по тогдашним понятиям, людьми.

Римское частное право, с точки зрения способа фиксирования и выраже­ния юридических норм, в корне отличается от современных систем частного (гражданского) права большинства государств. В этих государствах (кроме англо-американских стран) частноправовые нормы получают, главным об­разом, форму закона и записываются в кодексах или в отдельных законах, т.е. представляют собой систему абстрактных, расположенных в строгом порядке подчиненных и соподчиненных общих положений. Наоборот, источники римского частного права представляют собой, главным образом, совокуп­ность решений конкретных казусов, и в этом большое внешнее сходство рим­ского частного права с англо-американским «общим правом» (common law). Если римский юрист и высказывает общее положение, то он делает это на ос­нове рассмотрения конкретного случая. Конечно, римские юристы оставили нам и сборники общих правил (всякого рода институции, правила, дигесты), но эти сборники являются лишь дальнейшей обработкой и обобщением вы­водов конкретных судебных дел.

Римское частное право развивалось на почве осуществления судебной за­щиты права. Претор (и иные магистраты) определяли, в порядке осуществле­ния своей высшей административной власти, какие притязания получают за­щиту со стороны государства, в каких случаях дается иск, не справляясь с тем, имеется ли норма закона или обычая, обосновывающая данное притяза­ние. «Actionem dabo» («я дам иск») — вот основной метод формулировки пре­тором частно-правовых норм. Но преторский эдикт дает лишь краткие и об­щие указания; эти указания требуют конкретной разработки — при каких именно условиях дается иск и какие случаи под данный иск не подходят, ка­кие обстоятельства обессиливают предъявленный иск, что именно можно требовать и чего требовать нельзя и т. п. И вместе с тем нужна была постоян­ная разработка вопроса о том, какие отдельные правила эдикта прежнего претора уже устарели или являются нецелесообразными и какие новые пра­вила нужно внести в эдикт, издаваемый вновь избранным претором. Для ана­лиза этих вопросов требовалась огромная работа, и эта работа была выполне­на римскими юристами, которые на протяжении столетий являлись и советниками претора и руководителями сторон в процессе. Римского юриста интересовало данное конкретное дело, но на основании анализа множества конкретных дел выявлялись принципы права.

Non ex regula ius sumatur sed ex iure quod est regula fiat. (D. 50.17.1. Павел). - Не на основании [общего] правила должно устанавливаться конкретное правомочие, но на основании конкретных пра­вомочий создается [общее] правило.

Если и в современном государстве правомочие лица, выводимое из общей нормы, непосредственно связано (по общему правилу) с возможностью су­дебной защиты этого правомочия, то в Риме эта связь представляется особо резко выраженной и идущей, если можно так выразиться, в обратном поряд­ке: не от правомочия к иску, а от иска к правомочию. Если позиция совре­менного права может быть выражена формулой «я имею иск, так как имею право», то для Рима (в особенности в области прав на вещи и обязательств) характерна иная формула: «я имею право, так как мне предоставлен иск». И римское частное право, с точки зрения его внешности, может быть охаракте­ризовано, как система исков (см. п. 54).

Римские юристы являлись необходимыми и желанными помощниками претора. Они обеспечивали безупречность формулировки решения, проду­манность его по существу, соответствие его интересам господствующего класса. Отсюда — их авторитет, оставляющий далеко за собой авторитет част­ных юристов в других странах.

Два основных — и противоположных - принципа пронизывают про­цесс разработки римского права претором и юристами.

(1) Консерватизм. Претор и юристы относились с подчеркнутым уважени­ем к постановлениям закона, правилам эдикта, мнениям старых авторитет­ных юристов. Римский юрист любит показать, что его вывод, даже по второ­степенному вопросу, соответствует взглядам его предшественников. Это уважение к старому праву, иногда переходящее в какое-то благоговение, яв­ляется не случайным: оно имеет целью подчеркнуть незыблемость права, не­изменность существующего социального строя, недопустимость каких-либо новшеств, могущих оказаться вредными для верхушки класса рабовладель­цев. Римский юрист нередко предпочитал прибегнуть к натяжкам при толко­вании сложившейся нормы, лишь бы не отбрасывать прежнего, не выявлять изменчивости права.

(2) Прогрессивность. Но если развивающиеся производственные отноше­ния не вмещались, ни при каком толковании, в прежние нормы, если совре­менные интересы господствующего класса не защищались древними прави­лами, если обнаруживался пробел в праве, то юрист не боялся сформулировать новое начало. Но не путем отмены старого закона или обы­чая: на такую отмену римские магистраты и юристы не были управомочены, и такая ломка могла бы вселить вредное для господствующего класса мнение об изменчивости права. Римский юрист предпринимал обходное движение. Наряду со старым правом и без отмены последнего вырабатывались новые нормы путем вносимых претором дополнений прежнего эдикта или путем формулировки юристами новых взглядов. И жизнь начинала течь по новому руслу, хотя старое русло не засыпалось — оно просто высыхало. Так, наряду с цивильной собственностью была создана так называемая бонитарная, или преторская, собственность (не носившая названия собственности, но давав­шая управомоченному лицу все права собственника) (п. 193), наряду с цивильным наследственным правом была создана преторская система наследо­вания (опять-таки даже не носившая названия наследования, п. 236) и т.п.

Этот труд постепенных и осторожных пристроек к старому зданию при­водил к тому, что римское право непрерывно развивалось. Оно непрерывно освобождалось от всего устаревшего, не выдержавшего проверки жизни и ни на минуту не окостеневало, но в каждый данный момент соответствовало по­требностям современной жизни. Как полипы создают коралловые острова, так и римские юристы путем бесконечных наслоений создавали перешедшее в века здание римского частного права.

Труд римских юристов — это многовековой и лишь в незначительной сте­пени дошедший до нас* труд, приведший в первые века н. э. к детальной раз­работке всех юридических вопросов, связанных с относительно сложной хо­зяйственной жизнью того времени. Римские юристы придали римскому частному праву тот вид, который обеспечил римскому праву его место в ис­тории. Недаром еще в древности говорили, что юристы «создали» римское право.

*Следует иметь в виду, что наш основной источник сведений о сочинениях юристов — Дигесты Юстиниана — представляет собой лишь небольшие отрывки из сочинений лишь очень небольшого числа юристов. Многих, даже очень видных юристов, мы знаем лишь по упоминаниям их имени позднейшими юристами и по отдельным цитатам из их сочинений. Несомненно, что о большинстве юристов мы просто ничего на знаем и никогда не узнаем. Ясно, что дошедшие до нас источники римского частного права являются лишь очень небольшой частью действительно существовавших источников.

И, когда, начиная в особенности с конца III в. н. э., ослабла, а затем ис­чезла прежняя творческая работа юристов-практиков и преобладающее зна­чение получила законодательная деятельность императоров, то римское ча­стное право уже начало застывать. Эти факты отражали закат политического могущества римской державы и деградацию хозяйственной жизни.

| >>
Источник: Перетерский И.О. Новицкий И.Б. РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО. 2000

Еще по теме 1. Историческое значение римского права.:

  1. 1. Историческое значение римского права.
  2. Глава 1 ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА § 4. Исторические системы римского частного права
  3. Историческое восприятие римского права
  4. (I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  5. I.3. Основные этапы исторического развития римского права
  6. § 2. Роль римского права в истории права эксплуататорских государств. Значение этого предмета для советского юриста
  7. § 4. Исторические системы римского частного права
  8. 3. Историческое значение буржуазного права
  9. § 2. Исторические этапы развития римского наследственного права
  10. Лекция N 1 Первый час: значение римского права для советского юриста
  11. I СИСТЕМА, ИСТОЧНИКИ, ИСТОРИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА
  12. Глава 1. ЗНАЧЕНИЕ И ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ПРАВА.
  13. 1. Значение римского права состоит в его влиянии на развитие юридической науки и практики.
  14. 3. Развитие римского права по его разделам восходит к характерному для римской юриспруденции институционному порядку изучения права.
  15. Историческое значение чартизма.