<<
>>

Атлантическое море и Атлантида...

Оттого ли оно «Атлантическое», что на нем находилась Атлантида, или же, наоборот, потому «Атлантида», что она лежала на Атлантическом море?

В настоящее время широко распространено мнение, что океан получил свое название от горного хребта Атлас в северо‑западной Африке.

Горы в свою очередь были названы так в честь титана Атласа, который, как следует из греческих мифов, именно в этом месте поддерживал на своих плечах небесный свод.

Впервые «Атлантическое море» как название моря, находящегося за Столпами Геракла, мы встречаем у Геродота, До этого его называли просто «Внешнее море» или «Океан». Этот факт имеет большое значение для анализа произведения Платона.

Во времена. Солона люди представляли себе Землю в виде круглой лепешки, несколько выпуклой посередине, и именно на выпуклости якобы была расположена Греция. На юге находилась «Ливия», на востоке — Египет, Финикия и Малая Азия; северный конец — это окрестности Черного моря и Карпаты; западную границу тогдашнего мира замыкали горы Атласа и Столпы, созданные Гераклом.

Весь этот мир был окружен водами океана, который иногда считали также большой рекой. Создателем этого «мира» был величайший поэт древности, автор «Илиады» Гомер.

«Мир» Геродота (около 484—425 гг. до н. э.) уже более просторен. Ничего удивительного — со времени Солона прошло сто пятьдесят лет. Правда, все еще считалось, что Земля — это перевернутая вверх дном миска, окруженная водой, в середине которой находится Греция. Однако на краях геродотовского мира мы уже видим на востоке, кроме «Азии», Индию, на юге — Эфиопию, а на севере — скованную льдами страну скифов. Только западная граница — Столпы Геракла — оставалась на месте. Однако Геродот знает, что можно плыть вокруг Ливии (Африки) от Столпов Геракла до Красно‑то моря: он уже слышал об экспедиции финикийцев во времена фараона Нехо.

И только ученик Платона Аристотель (384—322 гг. до н. э.), живший ста годами позже Геродота, основываясь на тех же доводах, которые приводят и нынешние авторы школьных пособий, установил, что Земля имеет форму шара. Платон, конечно, знал, что Земля имеет шарообразную форму, о чем он говорит в диалоге словами Тимэя.

Таким образом, возникает серьезное сомнение, действительно ли Солон в своем рассказе употребил термин «Атлантическое море». И этим ли именно названием пользовались египетские жрецы во время его пребывания в Саисе? Из последнего диалога мы узнаем, что имена атлантов, о которых говорят египетские жрецы, Солон «перевел» на греческий язык, т. е. в египетской версии они звучали иначе.

Второе серьезное сомнение связано с местонахождением Атлантиды. Предположим, что Солон употребил термин «Атлантическое море». Имел ли он в виду весь океан, называющийся сегодня Атлантическим, или же только часть его вблизи Атласских гор в Северной Африке? Некоторые атлантологи под Атлантидой подразумевают районы на африканском континенте, Пиренейском полуострове или же на одном из существующих ныне островов.

Такие или подобные соображения возникают по мере чтения Платона и приводят порою к фантастическим выводам. Находились люди, которые «обнаружили» Атлантиду буквально на всех известных в настоящее время континентах, не исключая Арктики и Антарктики. Это не соответствует рассказу Платона. Явное упоминание о «прочих островах», о «противолежащем материке, которым ограничивался тот истинный понт» (см. места, выделенные в тексте), свидетельствует со всей очевидностью, что речь идет об острове на океане. Когда мы читаем этот отрывок, перед нашими глазами отчетливо встает берег Америки, не известный еще во времена Солона, Платона, Аристотеля и более поздних географов на протяжении почти двух тысяч лет[4].

Оставим пока все наши сомнения нерешенными — мы вернемся к ним после рассмотрения других материалов — и продолжим чтение Платона.

«Прежде всего вспомним, — так начинает свой рассказ Критий во втором диалоге Платона, — что прошло около девяти тысяч лет с того времени, как происходила, говорят, война между всеми жителями по ту и по эту сторону Геракловых Столпов».

Существовали в то время две державы — Греция и Атлантида. Другие народы подчинялись одной из них — «над одной стороной начальствовал этот город и вел, говорят, всю ту войну, а над другой — цари острова Атлантиды. Остров Атлантиды, говорили мы, когда‑то был больше Ливии и Азии, а теперь осел от землетрясений и оставил по себе непроходимый ил, препятствующий пловцам проникать отсюда во внешнее море, так что идти далее они не могут».

При разделе мира между богами Греция, как мы уже знаем, пришлась на долю Афины; Посейдон избрал себе Атлантиду. Боги «получили в удел, что им нравилось, и водворились в странах, водворившись же, питали нас, свое стяжание и заботу, как пастыри — свои стада...»

Люди забыли, какой строй был в этих государствах в те древние времена. Новые поколения знали только понаслышке имена властелинов этих земель и их деяния, но даже и об этом они имели лишь смутные представления, ибо заняты были прежде всего борьбой за хлеб насущный, а «дух повествования и исследования древностей вошел в города вместе с досугом...»

Далее следует подробное описание занятий афинских граждан, их земель, а для большей достоверности рассказа Солон приводит геологическую историю полуострова.

«Поэтому при множестве больших наводнений, имевших место на протяжении девяти тысяч лет — ибо столько прошло лет с того времени до настоящего, — земля за это время и при таких условиях, стекая с высот, не делала (здесь), как в других местах, значительных наносов, но, смываемая со всех сторон, исчезала в глубине. И вот теперешнее, по сравнению с тогдашним, как это бывает на малых островах, представляет собой как будто только остов большого тела, потому что с землею все, что было в ней тучного и мягкого, сплыло и осталось одно тощее тело. А тогда, еще не поврежденная, имела она на месте нынешних холмов высокие горы, в так называемых теперь Феллейских долинах, обладала долинами, полными земляного тука, и на горах содержала много лесов, которых явные следы видны еще и ныне.

Из гор есть теперь такие, что доставляют пищу одним пчелам; но еще не так давно целы были кровли (построенные) из деревьев, которые, как прекрасный строевой материал, вырубались там для величайших зданий. Много было и иных прекрасных и высоких дерев, скоту же страна доставляла богатейший корм. Притом в то время она орошалась ежегодно небесными дождями, не теряя их, как теперь, когда дождевая вода сплывает с голой земли в море; нет, получая ее много и вбирая в себя, почва страны задерживала ее между глинистыми заслонами и затем, спуская поглощенную воду с высот в пустые низины, рождала везде обильные водные потоки в виде ручьев и рек, от которых и ныне еще, у мест больших когда‑то потоков, остаются священные знаки, свидетельствующие, что мы говорим теперь об этой стране правду».

Так выглядели полуостров Пелопоннес и Афины, прежде чем «одна чрезмерно дождливая ночь, растворив кругом почву, совершенно обнажила его от земли, причем одновременно произошло землетрясение и в первый раз случилось третье пред Девкалионовым бедствием страшное разлитие воды. В прежнем же своем объеме, в иное время, он простирался от Эридана и Илисса и захватывая Пникс, имел напротив Пникса границей Ликабетт, весь был одет землей, за исключением немногих мест, имел ровную поверхность. Внешние его части, под самыми скатами, населены были ремесленниками и теми из земледельцев, поля которых находились поблизости, в верхних же, около храма Афины и Гефеста, расположилось совершенно отдельно воинское сословие, окружив все, будто двор одного дома, одной оградой».

В этой стране жили люди, прославленные «красотой тела и различными доблестями» и в Европе и в Азии. Состав ее армии «как мужчин, так и женщин, могущий и теперь и на будущее время вести войну, оставался по числу всегда одинаков, т. е. содержал по крайней мере до двадцати тысяч». Чтобы выступить против афинян, атланты должны были собрать все свои силы.

Критий предваряет свой рассказ об Атлантиде кратким замечанием: «Не удивляйтесь, если часто будете слышать у варварских мужей греческие имена.

Причину этого вы узнаете. В намерении воспользоваться этим сказанием для своего стихотворения Солон разыскивал значение имен и нашел, что те первые египтяне записали их в переводе на свой язык; поэтому и сам он, схватывая значение каждого имени, записывал его в переводе на наш язык. Эти‑то записи были у моего деда, да есть у меня и доныне, и я перечитывал их еще в детстве. Так, если услышите имена такие же, как и у нас, не удивляйтесь — причину этого вы знаете».

Когда «Посейдон получил в удел остров Атлантиду», он «поселил там своих потомков, рожденных от смертной жены, на такого рода местности. С моря, по направлению к середине, лежала по всему острову равнина, говорят, прекраснейшая из всех равнин и достаточно плодородная. При равнине же, опять‑таки по направлению к середине острова, на расстоянии стадий пятидесяти, была гора, небольшая в окружности. На той горе жил один из людей, родившийся там с самого начала из земли, по имени Эвенор, вместе с женой своей Левкиппою; у них была единственная дочь Клито. Когда девушка достигла уже поры замужества, мать и отец ее умерли».

Эвенор и Левкиппа, подобно Адаму и Еве, были людьми смертными. Эвенор означает «смелый», а Левкиппа — буквально «белая лошадь» (Посейдон в древнейшее время почитался в виде коня). Почувствовав страсть к Клито, Посейдон «сочетался с нею и крепким ограждением осек кругом холм, на котором она жила, построив одно за другим большие и меньшие кольца поочередно из морских вод и из земли, а именно два из земли и три из воды, на равном повсюду расстоянии один от другого, словно выкроил их из середины острова, так что холм тот сделался недоступен для людей; ведь судов и плавания тогда еще не было».

План столицы Атлантиды по описанию Платона. Берега острова между второй и третьей внутренними гаванями обведены каменными стенами с башнями. Ипподром имел в ширину 1 стадий. В порту под стенами набережной находились крытые доки.

Столица Посейдонии изображена на прилагаемом рисунке, который составлен точно по описанию. На нем видна система кольцеобразных каналов, окружающих центральную часть, в которой на холме расположен королевский дворец. Вода из холодных и горячих источников подавалась для орошения садов и отопления помещений. Посейдон «пищу всякого рода произрастил в достаточном количестве из земли. Детей мужского пола родил и воспитал он пять пар — близнецов — и разделил весь остров Атлантиду на десять частей». Первому сыну из старшей пары он отдал поселение матери вместе с окрестностями, сделав его царем, а остальные дети стали архонтами. Первого сына Посейдон назвал Атласом, от его имени и было образовано название страны и моря: «...Старшему и царю дал то, от которого и весь остров, и море, именуемое Атлантическим, получили свое название, — ибо имя первого воцарившегося тогда сына было Атлас». Близнецу, родившемуся за ним, который получил в удел окраины острова от Столпов Геракла до «Гадирской области», было дано эллинское имя Эвмел — владелец овец, а туземное его имя — Гадир — перешло на название страны. Имена следующих пар близнецов Амфир и Эвемон, Мнисей и Автохтон, Эласипп и Мистор, Азаис и Диапреп.

Наследники Атласа продолжали отстраивать столицу. Систему каналов, которая первоначально была чем‑то вроде рва вокруг дворца Посейдона и Клито, они соединили с морем и построили портовые сооружения, которые теперь стали необходимы, поскольку «многое... благодаря широкому господству прибывало к ним извне», — так Платон определяет связи атлантов с покоренными странами. Быть может, именно эти сделки и явились причиной войны между Атлантидой и эллинами.

На самом острове тоже было немало сокровищ. Прежде всего руды металлов. Кроме золота, цену которому хорошо знали, здесь добывали также породу, «которая теперь известна только по имени, но тогда была больше, чем именем, — породу... извлекавшуюся из земли во многих местах острова и, после золота, имевшую наибольшую ценность у людей того времени» — мифический орихалк.

Для всех животных, населявших землю, озера и болота, там хватало корма, даже для «по природе величайшего и самого прожорливого животного» — «многочисленной породы слонов».

«Далее, и плод мягкий, и плод сухой, который служит для нас продовольствием, и все те, что мы употребляем для приправы и часть которых называем вообще овощами, и тот древесный плод, что дает и питье, и пищу, и мазь, и тот с трудом сохраняемый плод садовых деревья ев, что явился на свет ради развлечения и удовольствия, и те облегчающие от пресыщения, любезные утомленному плоды, что мы подаем после стола, и все это остров, пока был под солнцем, приносил в виде произведений удивительно прекрасных и в бесчисленном множестве».

В середине острова, во дворе царского дворца, находился храм Посейдона и Клито, главный храм и место ежегодных жертвоприношений. Этот храм был отделан изнутри и снаружи золотом, орихалком, слоновой костью и полон всяческих богатств. Около храма стояли золотые статуи жен и потомков первых десяти царей, которых на протяжении столетий набралось бесчисленное множество.

Весь храм снаружи был покрыт серебром и золотом. Внутри его возвышалась статуя Посейдона, о которой Платон пишет, что «внешность же его представляла что‑то варварское». «Воздвигли также внутри золотых кумиров — бога, что, стоя в колеснице, правил шестью крылатыми конями, а сам, по громадности размеров, касался теменем потолка, и вокруг него плывущих на дельфинах сто нереид...»

Питьевая вода и вода из горячих ключей подавались через водопровод. Водохранилища были окружены строениями и деревьями. Излишки воды отводились в каналы, окружавшие центр острова. По берегам каналов стояли прекрасные здания из белого, красного и черного камня. Не были забыты и водоемы для купания: «Одни были под открытым небом, другие — крытые, для теплых на зимнее время ванн, особые — царские и особые — для частных людей, отдельные же для женщин и отдельные для лошадей и прочих рабочих животных, причем дали каждому соответствующее устройство».

Было там также много «садов и гимназий и для мужчин, и особо для лошадей».

Климат на острове был теплый, горы защищали его с севера от холодных ветров. Урожай собирали два раза в год. Весь остров подобно столице был покрыт системой каналов, которые не только снабжали его водой, но и служили прекрасными путями сообщения.

В портах было множество народа. «Арсеналы наполнены были триремами и все снабжены вдосталь нужным для трирем снаряжением... Но перешедшему за гавани, а их было три, встречалась еще стена, которая, начинаясь от моря, шла кругом везде на расстоянии пятидесяти стадий[5] от большого кольца и гавани и замыкала свой круг при устье канала, лежавшем у моря. Все это пространство было густо застроено множеством домов, а водный проход и большая из гаваней кишели судами и прибывающим отовсюду купечеством, которое в своей массе день и ночь оглашало местность криком, стуком и смешанным шумом».

Войско атлантов состояло из сухопутных и морских сил. Огромная армия располагала 10 тыс. парных упряжек и 60 тыс. более легких колесниц. Вооружение состояло из луков, пращей, а также копий. В состав морских сил входили 1200 кораблей с 240 тыс. матросов. Вся армия состояла из девяти корпусов, что соответствовало девяти царствам, подчиненным главному правителю.

Долго пришлось бы говорить и о государственном устройстве. Мы ограничимся лишь упоминанием о том, что атланты всегда соблюдали законы, введенные Посейдоном. Они были начертаны на орихалковом столбе и хранились в храме Посейдона, чтобы каждый мог их прочесть. Возле храма происходили суды и обсуждались общие дела. Прежде чем творить суд, на алтарь приносили жертву и торжественно клялись, что будут судить «по начертанным на столпе законам». И лишь после трапезы и возлияний, когда жертвенный огонь начинал угасать, приступали к обсуждению или суду. На рассвете приговоры заносили на золотую доску, которую также в качестве жертвы оставляли в храме.

Закон запрещал царям поднимать оружие друг против друга и обязывал их оказывать взаимную помощь, если бы кто‑либо «задумал истребить царский род», «...сообща, подобно предкам, принимали они решения относительно войны и других предприятий, предоставляя высшее руководство роду Атласа. И царь не властен был приговорить к смерти никого из родственников, если более половины царей, из числа десяти, не будут на этот счет одного мнения.

...В продолжение многих поколений, пока природы божьей было в них (людях тех мест) еще достаточно, они оставались покорны законам и относились дружелюбно к родственному божеству. Ибо они держались образа мыслей истинного и действительно высокого, выказывая смирение и благоразумие в отношении к обычным случайностям жизни, как и в отношениях друг к другу. Оттого, взирая на все, кроме добродетели, с пренебрежением, они мало дорожили тем, что имели, массу золота и иных стяжаний выносили равнодушно, как бремя, а не падали наземь в опьянении роскоши, теряя от богатства власть над самими собою; нет, трезвым умом они ясно постигали, что все это вырастает из общего дружелюбия и добродетели, а если посвящать богатству много забот и придавать большую цену, рушится и само оно, да гибнет вместе с ним и то. Благодаря такому взгляду и сохранявшийся в них божественной природе у них преуспевало все, на что мы раньше подробно указывали. Но когда доля божества от частых и обильных смешений со смертною природой в них наконец истощилась, нрав же человеческий одержал верх, тогда, не будучи уже в силах выносить настоящее свое счастье, они развратились, и тому, кто в состоянии это различать, казались людьми порочными, потому что из благ наиболее драгоценных губили именно самые прекрасные; на взгляд же тех, кто не умеет распознавать условия истинно блаженной жизни, они в это‑то преимущественно время и были вполне безупречны и счастливы, когда были преисполнены неправого духа корысти и силы.

Бог же богов Зевс, царствующий согласно законам как существо, способное это различать, принял на вид, что племя честное впало в жалкое положение и, решившись наказать его, чтобы оно, образумившись, стало скромнее, собрал всех богов в самую почетную их обитель, которая приходится в средине всего мира и открывает вид на все, что получило жребий рождения, собравши же их, сказал...»

На этом обрывается диалог Платона «Критий». Таким образом, неизвестно, что сказал Зевс на собрании богов и каким был дальнейший ход событий. Мы можем только предполагать, что на этом собрании было решено погубить Атлантиду, следствием чего явилась самая ужасная катастрофа за все время существования человечества на Земле.

Не знаем мы и того, закончил ли этот свой труд Платон. Одни утверждают, что, наверное, он устал от этой работы, что якобы чувствуется в стиле последних фраз. Правда, трудно представить себе, чтобы автор прекратил работу в середине начатой фразы. Другие придерживаются мнения, что Платон закончил свой труд, но уничтожил его, поняв, что у легенды слишком шаткое основание. Однако почему же в таком случае отсутствует только окончание? Предположение, что Платон не успел закончить «Крития», так как писал его в последний период своей жизни, тоже несостоятельно. Ведь «Критий» не был последней его работой — предсмертным трудом считают «Законы». Есть лица, которые утверждают, что Платон не только закончил «Крития», но написал еще и следующий диалог под названием «Гермократ», посвященный третьему из учеников Сократа, присутствовавших на докладах Тимэя и Крития. Вероятнее всего, окончание было утеряно, как и многие произведения древнегреческих авторов, о которых мы знаем лишь понаслышке или по цитатам в других трудах. Оставив пока этот вопрос открытым, так же как и оценку достоверности рассказа Платона (мы еще вернемся к нему), сделаем, как и после первого диалога, некоторые пояснения.

«Местонахождение» Атлантиды во втором диалоге описано более подробно, чем в «Тимэе». По‑видимому, не вызывает никаких сомнений, что Платон имеет в виду Атлантический океан. Толкование самого названия формально совпадает с общепринятым объяснением, что оно происходит от Атласа. Но не от гор Атласа и не от греческого титана Атласа, сына Япета и Климены, брата Прометея. В данном случае Атлас — это сын Посейдона и прекрасной дочери «туземца» Клито.

В «Критии» Платон еще раз повторяет, что океан в настоящее время недоступен для судов в результате катастрофы, постигшей остров, от которого остался лишь, «непроходимый ил, препятствующий пловцам проникать отсюда во внешнее море...» Не подлежит сомнению, что здесь говорится о море по ту сторону Столпов Геракла. Однако именно этот отрывок вызывает много споров и для некоторых комментаторов является серьезным аргументом в пользу того, что весь рассказ Платона следует считать сказкой. Ибо в этой части океана нет никакого мелководья. Правда, в древние времена утверждали, что Атлантический океан непригоден для мореплавания из‑за ила, который якобы мешает судам. Такого рода утверждения повторялись даже в более поздние времена, однако известно, что они распространялись преднамеренно и совсем не в связи с Атлантидой. Ими пользовались финикийские мореходы, чтобы отбить у конкурентов охоту совершать плавания в открытом море вдали от суши по ту сторону Столпов Геракла. Ведь именно там пролегал путь на Британские острова за оловом, к западным берегам Африки, а быть может, и к островам, которые были известны только самим финикийским мореходам.

Кроме того, отсутствие мелководий в настоящее время еще не свидетельствует о том, что они не могли существовать 2500 лет назад, во времена Солона. Так считает советский атлантолог Н. Ф. Жиров. И в исторические времена на Атлантическом океане случались землетрясения (например, в 1755 г.). В результате каждого из них могло произойти дальнейшее оседание морского дна, а мелководья могли исчезнуть бесследно. Ведь даже и сейчас время от времени отмечаются изменения структуры дна Атлантического океана.

Например, в 1957 г. вблизи острова Файал на Азорском архипелаге из океана появилась вершина вулкана. Несколько недель спустя островок имел уже площадь 6 км квад. , а вулкан, который все еще извергал пепел, достиг высоты 200 м . Просуществовав всего лишь 30 дней, остров исчез в морской пучине.

Платон определяет размеры острова Атлантида, сравнивая его с Ливией и Малой Азией. Население его, согласно рассказу, составляло, видимо, несколько миллионов человек. Климат был похож скорее на климат Канарских, а не Азорских островов: атланты собирали два урожая в год — один после сезона дождей, а второй после искусственного орошения.

<< | >>
Источник: Людвик Зайдлер. Атлантида. 2004

Еще по теме Атлантическое море и Атлантида...:

  1. Атлантический океан
  2. АТЛАНТИЧЕСКАЯ CTEHA
  3. Людвик Зайдлер. Атлантида, 2004
  4. Атлантида повсюду
  5. Необходимость Атлантиды
  6. Другие Атлантиды
  7. 2. Поверженные титаны Египетская Атлантида
  8. МОРЕ РОССА
  9. Атлантида по Донелли.
  10. Море внутри
  11. Рассмотрим гибель Атлантиды с точки зрения сейсмологии.