<<
>>

Египетские пирамиды

издавна вызывали интерес своими колоссальными размерами и загадочным предназначением. Неужели только для погребения фараонов создавались фантастических размеров строения, требовавшие огромных затрат труда и средств?

Впервые научный мир серьезно заинтересовался египетскими пирамидами во времена Наполеона, который вместе с многотысячной армией привез в Египет большую группу ученых.

Уже тогда, в начале прошлого столетия, появилось несколько теорий, касающихся назначения пирамид, а особенно связи их размеров с астрономией.

Хотя многие выдающиеся современные исследователи, начиная от Людвига Борхардта («Gegen die Zahlen‑mystik an der Grossen Pyramide bei Gizeh» — «Против цифровой мистики вокруг Большой пирамиды в Гизе», 1922), считают, что любые попытки найти какой‑либо скрытый смысл в размерах пирамид бессмысленны, сопоставление этих цифр столь интересно, что мы не можем не привести его здесь.

В 1837 г. английский исследователь полковник Говард Вайз произвел тщательные измерения великой пирамиды Хеопса.

В частности, он определил угол между каждой из боковых граней и плоскостью основания. Угол этот, согласно измерениям Вайза, составляет 51°51’. Никому бы и в голову не пришло подвергать сомнению результаты измерения, да и вообще задумываться об этом, если бы не тот факт, что точно под таким же углом возведены боковые грани еще нескольких пирамид, в том числе одной из самых древних — гробницы фараона Снофру, основателя четвертой династии египетских монархов. Следует отметить, что правители из этой династии построили самые большие пирамиды, а величайшую из них воздвиг сын Снофру — Хеопс. Наследники их строили своя гробницы уже экономней и, что самое главное, значительно хуже. Некоторые из них были сооружены столь неряшливо, что от них осталась лишь груда развалин, в которой даже трудно разглядеть первоначальные царственные формы.
До нашего времени сохранилось около восьмидесяти пирамид. Они восхищают современных архитекторов и туристов, хотя им далеко до прежнего великолепия. В частности, они лишились внешней облицовки, которая пошла на строительство мусульманских мечетей и жилых домов.

Пирамида Хеопса за те «сорок веков», о которых говорил Наполеон Бонапарт накануне битвы с войсками мамелюков в Египте, потеряла к тому же свою вершину, что затрудняет точное определение ее высоты. Вероятно, она составляла 146—148 м, на этом сходится большинство исследователей. К счастью, на угловых карнизах подножия пирамиды сохранилась еще облицовка, которая была засыпана песком, нанесенным ветрами из недалекой пустыни, эта облицовка помогает восстановить давнюю форму пирамиды.

Измерения Вайза были повторены много раз. В 1848 г. это сделал Чарлз Пьяцци Смит, «королевский астроном» Шотландии, в 1883 г. — один из виднейших египтологов Уильям Петри, который посвятил изучению Египта 46 лет жизни. Пирамиды изучали выдающиеся астрономы Джон Гершель, Оппольцер, Баушингер и Ньюкомб, математик Шарль Лагранж и многочисленные египтологи. Результаты измерений этих исследователей не всегда в достаточной мере совпадали. Пьяцци Смит жалуется, что королевский саркофаг в Большой пирамиде измеряли двадцать пять геометров, но ни один из результатов измерений не совпадает с остальными двадцатью четырьмя!

Однако в отношении угла наклона боковых плоскостей к горизонтальной расхождения в результатах измерений не превышают минуты. Одни устанавливают 51°51’, другие — 51°52’. Сам Пьяцци Смит получил при измерении 51°51’3”. В своем труде, опубликованном в 1880 г. под названием «Our inheritance in the Great Pyramid» («Наше наследство в Большой пирамиде»), Пьяцци Смит принял во многих случаях средние величины, а для упоминавшегося угла — величину 51°51’14”. Тогда длина периметра пирамиды у ее основания, деленная на ее удвоенную высоту, составила 3,14159, то есть число π, βϋπΰζΰώωεε ξςνξψενθε δλθνϋ ξκπσζνξρςθ κ εε δθΰμεςπσ.

Ξςκπϋςθε χθρλΰ π β πΰημεπΰυ οθπΰμθδϋ Υεξορΰ οπξθηβελξ ρενρΰφθώ. ΰκθε βελθκθε μΰςεμΰςθκθ δπεβνει Γπεφθθ, κΰκ ΐπυθμεδ, ηνΰλθ ύςξ χθρλξ λθψό οπθαλθηθςελόνξ, νΰρςξωσώ εγξ βελθχθνσ ρ ςξχνξρςόώ δξ ςπθδφΰςθ οςθ ηνΰκξβ οξρλε νσλ πΰρρχθςΰλ ςξλόκξ β κξνφε XVI β. μΰςεμΰςθκ Λσδξλότ βΰν Φειλεν (β χερςό εγξ χθρλξ θ αϋλξ νΰηβΰνξ Λσδξλότξβϋμ).

Χθρλξ π β οθπΰμθδε ξηνΰχΰες, χςξ ερλθ νΰχεπςθςό ξκπσζνξρςό ρ πΰδθσρξμ, πΰβνϋμ βϋρξςε οθπΰμθδϋ, ςξ δλθνΰ εε ασδες πΰβνΰ οεπθμεςπσ κβΰδπΰςνξγξ ξρνξβΰνθ οθπΰμθδϋ.

ΰκΰ ξκπσζνξρςό αϋλΰ αϋ νε μΰλενόκξι: πΰδθσρ εε ρξρςΰβθλ αϋ (οξ Οόφφθ Ρμθςσ) 147,8 μ, ΰ δλθνΰ ρςξπξνϋ οθπΰμθδϋ — 232,16 μ.

Ηνΰ ρςπΰρςό εγθοςν κ μΰςεμΰςθκε, ΰ ξρξαεννξ κ γεξμεςπθθ, μϋ βεπθμ, χςξ β πΰηπΰαξςκε ςευνθχερκξι δξκσμενςΰφθθ οθπΰμθδ οπθνθμΰλθ σχΰρςθε βϋδΰώωθερ μΰςεμΰςθκθ. Ξ ςξμ, χςξ οπξαλεμξι χθρλΰ  ξνθ δειρςβθςελόνξ ηΰνθμΰλθρό, μϋ ηνΰεμ υξς αϋ θη ςΰκ νΰηϋβΰεμξγξ «οΰοθπσρΰ Πθνδΰ», υπΰνωεγξρ β νΰρςξωεε βπεμ β Απθςΰνρκξμ μσηεε θ νΰιδεννξγξ ΐ.

X. Πθνδξμ β 1858 f.

Θη ύςξγξ οΰοθπσρΰ μϋ σηνΰεμ ςΰκζε, χςξ βϋρξςΰ οθπΰμθδϋ νΰηϋβΰλΰρό β Εγθοςε pr‑m‑ws , θη χεγξ, οξ μνενθώ νεκξςξπϋυ θρρλεδξβΰςελει, γπεκθ ρξηδΰλθ νΰηβΰνθε «οθπΰμθδΰ». Δπσγθε θρρλεδξβΰςελθ σςβεπζδΰώς, χςξ γπεκθ ηΰδξλγξ δξ οξρεωενθ Εγθοςΰ οεκλθ ασλκθ οθπΰμθδΰλόνξι τξπμϋ, κξςξπϋε ξνθ νΰηϋβΰλθ «οθπΰμθδνξι». ΐ κξγδΰ β VII β. δξ ν. ύ. ξνθ βοεπβϋε σβθδελθ γθγΰνςρκθε εγθοεςρκθε ρςπξενθ, ςξ νΰηβΰλθ θυ ςΰκ ζε, κΰκ θ ρβξθ λώαθμϋε ασλκθ.

Ρχθςΰώς, χςξ ρΰμθ εγθοςνε νΰηϋβΰλθ ρβξθ ρςπξενθ mr , ξδνΰκξ δξ ρθυ οξπ νε σρςΰνξβλενξ ςξχνξε ηνΰχενθε ύςξγξ ρλξβΰ. Θνξγδΰ εγξ οεπεβξδς κΰκ «νεχςξ βϋρξκξε». Υΰλδεθ κξαϋ νΰηϋβΰλθ οθπΰμθδϋ urim‑mid‑din , χςξ ξηνΰχΰες «ρβες θ μεπΰ». έςξ σκΰηϋβΰλξ αϋ νΰ ηνΰνθε μεπ θ βερξβ. Οξ μνενθώ τπΰνφσηΰ Δώτύ, εγθοεςρκξε ρλξβξ piramit ξηνΰχΰες «δερςΰ χΰρςό» θλθ «δερςκθ χθρελ»; νΰ ύςξμ ξρνξβΰνθθ ξν σςβεπζδΰες, χςξ β ρβξθυ ρςπξενθυ εγθοςνε σβεκξβεχθλθ πΰηλθχνϋε πΰημεπϋ β μΰρψςΰαε, σμενόψεννξμ β δερςκθ πΰη...

Β κΰχερςβε δξκΰηΰςελόρςβΰ οπθβξδθςρ ςξ, χςξ βϋρξςΰ οθπΰμθδϋ Υεξορΰ πξβνξ β 1 000 000 000 πΰη μενόψε πΰρρςξνθ ξς Ηεμλθ δξ Ρξλνφΰ.

Ξοπεδελενθε πΰρρςξνθ ξς Ηεμλθ δξ Ρξλνφΰ ξςνξρθςρ κ οπξαλεμΰμ, κξςξπϋμθ ΰρςπξνξμϋ ηΰνθμΰλθρό ρ δπεβνειψθυ βπεμεν. Χεπεη 2000 λες οξρλε οξρςπξικθ οθπΰμθδϋ Υεξορΰ γπεχερκθε ΰρςπξνξμϋ ρχθςΰλθ ύςξ πΰρρςξνθε β δερςό (Γθοοΰπυ) θλθ δβΰδφΰςό πΰη μενόψε δειρςβθςελόνξγξ. Βελθχθνσ, σκΰηΰννσώ Οςξλεμεεμ (ξκξλξ 8 μλν. κμ), οπθνλ ςΰκζε Κξοεπνθκ οπθ ρξηδΰνθθ ρβξει γελθξφενςπθχερκξι ρθρςεμϋ. Λθψό ΰρςπξνξμΰμ XIX θ XX ββ. σδΰλξρό ξοπεδελθςό, χςξ πΰρρςξνθε ξς Ηεμλθ δξ Ρξλνφΰ ρξρςΰβλες β ρπεδνεμ ξκξλξ 149,5 μλν. κμ.

ΰκθμ ξαπΰηξμ, βϋρξςΰ οθπΰμθδϋ, ερλθ οπθνςό πεησλόςΰς θημεπενθ Οόφφθ Ρμθςΰ — 147,8 μ, οπεδρςΰβλες ρξαξι σμενόψεννξε β μθλλθΰπδ πΰη ρπεδνεε πΰρρςξνθε ξς Ηεμλθ δξ Ρξλνφΰ ρ ςξχνξρςόώ δξ 1%, χςξ νεθημεπθμξ οπεβϋψΰες οξ ςξχνξρςθ νε ςξλόκξ πΰρχεςϋ Γθοοΰπυΰ θ Οςξλεμε, νξ θ Κξοεπνθκΰ, θ δπσγθυ ΰρςπξνξμξβ βολξςό δξ XIX β.!

Νε μενεε «ςΰθνρςβεννϋμ» βλεςρ θ «ρβςξι λξκξςό», νΰηϋβΰεμϋι ςΰκζε «οθπΰμθδνϋμ λξκςεμ» θλθ «οθπΰμθδνϋμ μεςπξμ». έςξ εδθνθφΰ δλθνϋ, οπθμενβψΰρ οπθ ρςπξθςελόρςβε οθπΰμθδϋ. Δλθνΰ εγξ ρξρςΰβλες 635,66 μμ.

Ερλθ σχερςό, χςξ πΰδθσρ ηεμνξγξ ψΰπΰ ξς φενςπΰ δξ οξλώρΰ ρξρςΰβλες 6357 κμ, ςξ μϋ ηΰμεςθμ, χςξ «οθπΰμθδνϋι λξκξςό» — ύςξ ξδνΰ δερςθμθλλθξννΰ χΰρςό ηεμνξγξ πΰδθσρΰ. Νξ θ ύςξ εωε νε βρε. Πεησλόςΰςϋ θημεπενθι πΰδθσρΰ Ηεμλθ, βϋοξλνεννϋυ β XIX θ XX ββ., νερκξλόκξ πΰηλθχΰώςρ σ πΰηνϋυ ΰβςξπξβ, κΰκ ύςξ βθδνξ θη ρλεδσώωεγξ ρξοξρςΰβλενθ:

οξ Αερρελώ (1841 γ.) — 6356,08 κμ

οξ Κλΰπκσ (1880 γ.) — 6356,52 κμ

οξ Γελόμεπσ (1907 γ.) — 6356,82 κμ

οξ Γειτξπδσ (1909 γ.) — 6356,91 κμ

οξ Κπΰρρξβρκξμσ (1946 γ.) — 6356,86 κμ

Ρπεδν βελθχθνΰ ύςθυ θημεπενθι ρξρςΰβλες 6356,64 κμ, θη χεγξ βϋςεκΰες, χςξ βελθχθνΰ «οθπΰμθδνξγξ λξκς» — 635,66 μμ — οπεδρςΰβλες ρξαξι ξδνσ δερςθμθλλθξννσώ πΰδθσρΰ ρ ςξχνξρςόώ δξ οξρλεδνεγξ ηνΰκΰ οξρλε ηΰοςξι!

Κςξ ηνΰες (ςΰκσώ νΰδεζδσ οξ κπΰινει μεπε βϋπΰζΰες τπΰνφσηρκθι «μθρςθκ φθτπ» ρβωεννθκ Μξπξ), νε ξκΰζεςρ λθ, χςξ βρε οπξβεδεννϋε δξ ρθυ οξπ θημεπενθ πΰδθσρΰ Ηεμλθ αϋλθ ξψθαξχνϋ θ χςξ εγθοςνε ηνΰλθ ύςσ βελθχθνσ λσχψε νΰρ...

Βξ βρκξμ ρλσχΰε, ύςξ, νερξμνεννξ, ξςνξρθςρ κ νΰψει ξρνξβνξι εδθνθφε δλθνϋ — μεςπσ. Β κξνφε XVIII β. ρξηδΰςελθ μεςπθχερκξι ρθρςεμϋ ηΰδΰλθρό φελόώ σρςΰνξβθςό ύςσ βελθχθνσ κΰκ ξδνσ ρξπξκΰμθλλθξννσώ οεπθμεςπΰ Ηεμλθ οξ μεπθδθΰνσ, οπξυξδωεμσ χεπεη Οΰπθζ. Β πεησλόςΰςε δλθςελόνϋυ θημεπενθι αϋλ ρξηδΰν «οπξςξςθο μεςπΰ», κξςξπϋι δξ ρθυ οξπ νΰυξδθςρ β υπΰνθλθωε Μεζδσνΰπξδνξγξ αώπξ μεπ θ βερξβ β Ρεβπε, οξδ Οΰπθζεμ. Ξδνΰκξ αξλεε οξηδνθε θημεπενθ Ηεμλθ οξκΰηΰλθ, χςξ «ΰπυθβνϋι μεςπ» νΰ 0,19 μμ κξπξχε «νΰρςξωεγξ», βεπνεε ςεξπεςθχερκξγξ. Αξλεε ςξγξ, σχενϋε οπθψλθ κ βϋβξδσ, χςξ ξνθ εωε δξλγξε βπεμ νε β ρξρςξνθθ ασδσς ςΰκ ςξχνξ θημεπθςό Ηεμλώ, χςξαϋ σρςΰνξβθςό «μεςπ» ρ δξρςΰςξχνξι ςξχνξρςόώ, θ ξςκΰηΰλθρό (1889 γ.) ξς οξοϋςκθ ξοπεδελενθ εδθνθφϋ δλθνϋ νΰ ξρνξβΰνθθ γεξδεηθχερκθυ θημεπενθι, οπθνβ β κΰχερςβε ύςΰλξνΰ δλθνσ «οπξςξςθοΰ». ΰκθμ ξαπΰηξμ, θ β νΰσκε, θ β αϋςσ μϋ οξλόησεμρ «λξζνϋμ» μεςπξμ, β ςξ βπεμ κΰκ εγθοςνε β χεςβεπςξμ ςϋρχελεςθθ δξ νΰψει ύπϋ θμελθ ύςΰλξν, ρξβοΰδΰώωθι ρ «οπθπξδνϋμ» ύςΰλξνξμ δξ ξδνξι ρξςξι μθλλθμεςπΰ.

Εγθοςνε μξγλθ αϋ γξπδθςόρ ρβξθμ ύςΰλξνξμ δλθνϋ. Ξδνΰκξ γξπδςρ ςΰκζε θ ΰνγλθχΰνε, οπθχεμ νε ςξλόκξ οξςξμσ, χςξ ύςξ θυ ρξξςεχερςβεννθκθ Βΰιη θ Οόφφθ Ρμθς σχΰρςβξβΰλθ β ξςκπϋςθθ. Σ νθυ ερςό δλ ύςξγξ αξλεε ρεπόεηνΰ οπθχθνΰ. Ξνθ σρςΰνξβθλθ, χςξ «οθπΰμθδνϋι λξκξςό» δελθςρ νΰ 25 «οθπΰμθδνϋυ» δώιμξβ, ΰ κΰζδϋι θη νθυ βρεγξ νΰ ξδνσ ςϋρχνσώ αξλόψε ΰνγλθιρκξγξ δώιμΰ. Οόφφθ Ρμθς σςβεπζδΰες, χςξ ΰνγλθιρκΰ ρθρςεμΰ μεπ αϋλΰ ρξηδΰνΰ β δπεβνειψθε βπεμενΰ, χςξ ξνΰ «λσχψε βρευ νΰ ρβεςε», θ πεψθςελόνξ βϋρςσοΰες οπξςθβ ββεδενθ β ΐνγλθθ μεςπθχερκξι ρθρςεμϋ.

Νΰβξδθς νΰ πΰημϋψλενθ εωε ξδνξ «μθρςθχερκξε» χθρλξ. Δλθνΰ ρςξπξνϋ οθπΰμθδϋ Υεξορΰ σ εε ξρνξβΰνθ 4232,16 μ) β «οθπΰμθδνϋυ λξκςυ» ρξρςΰβλες 365,23. Ρςξλόκξ ζε δνει β ΰρςπξνξμθχερκξμ γξδσ. Ρξαρςβεννξ, γξδ ρξρςξθς θη 365,242 δνει (ς. ε. 365 δνει θ νεμνξγξ μενόψε χεςβεπςθ ρσςξκ), νξ ύςξ νεαξλόψξε πΰηλθχθε μεζδσ οπξδξλζθςελόνξρςόώ γξδΰ, ξοπεδελεννξι ρξβπεμεννϋμθ ΰρςπξνξμΰμθ θ σβεκξβεχεννξι β οθπΰμθδε Υεξορΰ, μξζνξ οπξρςθςό, ξςνερ εγξ νΰ ρχες νε ρξβρεμ ςξχνξγξ θημεπενθ οθπΰμθδϋ. Χςξαϋ λσχψε οπεδρςΰβθςό ρεαε ύςσ πΰηνθφσ, ηΰμεςθμ, χςξ δξρςΰςξχνξ ςξλόκξ οπθνςό δλθνσ ρςξπξνϋ οθπΰμθδϋ νΰ 6 μμ αξλόψε, χςξαϋ οξλσχθςό «ηΰκξλδξβΰννξε» β νει χθρλξ δνει β γξδσ ρ ρξβπεμεννξι ςξχνξρςόώ.

Ξδνΰκξ θ νΰ ύςξμ νε κξνχΰεςρ ρβωεννϋι ςΰνεφ χθρελ. Οθπΰμθδΰ Υεξορΰ σδθβθςελόνξ ςξχνξ ξπθενςθπξβΰνΰ οξ ξςνξψενθώ κ ρςξπξνΰμ ρβεςΰ. Ρςξπξνΰ οθπΰμθδϋ, β κξςξπξι νΰυξδθςρ βυξδ, ξαπΰωενΰ νΰ ρεβεπ ρ ςξχνξρςόώ δξ 4’. Это значит, что при стороне длиной почти в 0,25 км ошибка составит всего 25 см! Это не случайно. С такой же точностью ориентированы по меридиану пирамиды Снофру, Хефрена, Менкаура и др.

Расположение пирамид Хеопса и Хефрена.

Расположенная ближе всего к пирамиде Хеопса пирамида Хефрена установлена таким образом, что диагонали их квадратных оснований лежат точно на одной прямой.

В пирамиде Хеопса коридор, ведущий от скрытого входа в северной стене в глубь пирамиды, наклонен к горизонтальной плоскости под углом 26°18’. Это число тоже имеет свое значение.

Большая пирамида установлена в месте, географическая широта которого составляет 29°59’ (Пьяцци Смит приводит 29°58’51”). Всего на одну минуту «ошиблись» строители, желая установить ее точно на параллели 30°. Коридор был бы направлен точно на северный полюс неба, если бы угол его наклона составлял 29°59’. Поскольку принят наклон 26°18’, коридор направлен на точку, лежащую на 3°41’ ниже полюса. Неужели создатели пирамиды не придавали этому углу никакого значения? А может быть, почти на 4° они ошиблись при строительстве? Ничего подобного! — утверждает Пьяцци Смит.

В наше время небесный полюс обозначает самая яркая звезда в созвездии Малой Медведицы, называемая Полярной. Правда, она не находится в точке полюса, а в течение суток описывает возле нее круг на расстоянии почти одного градуса. Вследствие прецессии расстояние от Полярной звезды до полюса систематически изменяется; ближе всего к полюсу, на расстоянии полуградуса, она будет около 2100 г. А во время строительства пирамиды Хеопса она была так далеко от полюса, что вообще даже не могла считаться «полярной». В те времена роль «полярной» звезды выполняла одна из звезд созвездия Дракона, называемая Альфой Дракона. Сейчас она удалена от полюса почти на 25°, а во время строительства пирамиды в 2592 г. до н. э. находилась от него как раз на расстоянии 3°41’. Глядя на небо через коридор со дна пирамиды, можно было как будто в бинокль увидеть тогдашнюю «полярную» звезду Альфу Дракона в момент ее нижней кульминации, т. е. один раз в сутки, когда в своем суточном движении она пересекала меридиан на 3°41’ ниже полюса.

Разрез пирамиды Хеопса

Но тогда ли именно была построена пирамида Хеопса? Расчеты ученых настолько противоречат друг другу, что разница в результатах измерений пирамиды кажется совершенно несущественной по сравнению с ними. Согласно Шампольону, Лёсюеру и Мариэтту, египтологам начала прошлого столетия, пирамида была создана около 5000 г. до н. э.; Лепсиус и Бунзен принимают 3100 г. до н. э.; Раулинсон — около 2450 г. до н. э., а некоторые исследователи еще больше «уменьшают» возраст пирамиды, предлагая отнести ее создание к 2150 г. до н. э.

Согласно новейшим попыткам уточнить хронологию Египта (например, приведенным К. Керамом в книге «Боги, гробницы, ученые»), в качестве наиболее вероятной даты создания пирамиды Хеопса следовало бы принять 2600 г. до н. э. с возможным отклонением на 100 лет в ту или другую сторону. Для определения этой даты потребовалось 150 лет труда самых выдающихся египтологов и археологов. Не проще ли было бы поверить тому, что сообщает сама пирамида? Ей все же лучше знать, когда она была построена!

Можно было бы еще многое рассказать о «тайнах», которые раскрывают измерения пирамид. Так, например, масса королевского саркофага в миллион миллиардов (10 в 15 степени) раз меньше массы нашей Земли. Некоторые энтузиасты зашли так далеко, что нашли в коридорах пирамиды увековеченные «таинственным образом» различные даты давних событий (от Адама и Евы) и даже событий, которые только еще должны произойти. Но читатели, по‑видимому, простят автора за то, что он не будет заниматься этим вопросом, причем по двум причинам: во‑первых, такого рода исследования он оставляет псевдоученым и пророкам, а во‑вторых, «фантасты» и «мистики» не открыли записанной там даты гибели Атлантиды. Тех же, кто непременно хочет узнать наше ближайшее будущее, мы отсылаем к труду Барбарена под названием «Тайна Великой пирамиды, или конец адамова мира» («Le secret de la Grande Pyramide ou la fin du Monde Adamique», Париж, 1947).

При сравнении египетских пирамид видно, что их создатели заботились о том, чтобы отношение длины основания к высоте выражалось возможно более простой дробью, например 3 : 4 и т. п. Однако если допустить, а это трудно отрицать, что в пирамидах «записаны» астрономические данные, то как ответить на вопрос; откуда египтяне черпали свои знания? Ведь известно, что они пользовались несложными инструментами, и к тому же не оставили потомству никаких космогонических теорий и расчетов, которые бы служили доказательством того, что они знали размеры Земли и Вселенной. Египтяне оставили лишь календарь и остатки солнечных и водяных часов. Но именно в этом они оказались выдающимися мастерами. Их календарь послужил образцом для нашего; кстати, календарь, введенный Юлием Цезарем, был разработан александрийским астрономом Созигеном и основан на идее, заимствованной у Птолемея III, царствовавшего в Египте в III в. до н. э. Египетский счет часов применялся в Европе вплоть до середины XIV в.

Распространялись неясные легенды о возникновении египетского календаря и установлении 360‑дневного, а затем 365‑дневного года. О них пойдет речь в следующей части этой книги.

Возникновение счисления времени приписывалось богам, особенно Тоту, который, по‑видимому, имел обширные знания в области астрономии и математики, так как ему египтяне обязаны изобретением деления дня и ночи на часы.

Нам кажется, что египетские жрецы‑астрономы, хотя и знали «рецепты» исчисления количества дней в году и часов дня и ночи, все же не были их создателями. Об этом говорит тот факт, что на протяжении четырех тысячелетий они нисколько не изменили счисления времени, хотя применявшийся календарь доставлял им немало затруднений.

Календарный год насчитывал у них ровно 365 дней. Какие это влечет неудобства, будет видно в гл. 2 ч. III. А сейчас лишь заметим, что в связи с этим необходимо было постоянно изменять даты праздников (например, связанных с ежегодным разливом Нила), а также увязывать сроки начала сева и сбора урожая с явлениями природы, поскольку не включенная в календарный год четверть суток приводила к тому, что в течение 1460 лет день календарного Нового года проходил через все времена года.

Эти «рецепты» по не выясненным до сих пор причинам были неприкосновенными. Каждый вступающий на трон монарх должен был даже приносить торжественную присягу, что он не будет предпринимать никаких попыток реформы календаря, «установленного Тотом».

То же происходило и с исчислением часов. Египтяне делили отдельно день и отдельно ночь на двадцать равных частей, называемых унут. Границами дня и ночи были моменты восхода и захода Солнца. Известно, однако, что летом день длиннее, чем ночь, а зимой — короче. Поэтому и дневные часы должны были отличаться от ночных. Летом дневные унут были длиннее, чем ночные, зимой, наоборот, длиннее были ночные унут. Эта система применялась в Египте с незапамятных времен. Часы, действующие по этому принципу, имели очень сложную шкалу, соответствующую временам года.

Кроме солнечных часов, которыми, в частности, служили знаменитые обелиски, египтяне пользовались водяными часами, называемыми клепсидрами. Изобретателем их тоже считали Тота.

Интересно, однако, что конструкция всех египетских часов — как водяных, так и солнечных — основывалась на одном и том же принципе, применимом только для 15° географической широты. В Египте, расположенном между 25° и 30° северной географической широты, неверный принцип деления шкалы приводил к ошибкам в показаниях часов, достигавшим целого часа. Трудно понять, как могли это допустить египетские астрономы, которые сумели так точно расположить пирамиды по отношению к странам света и определить продолжительность астрономического года!

Этот вопрос несколько прояснится, если мы обратим внимание на то, что принятый в египетском счислении времени «рецепт» соответствует географической широте местности, находящейся на расстоянии около 1000 км к югу от границ Египта, т. е. на широте Островов Зеленого Мыса, Малых Антильских островов и полуострова Юкатан в Центральной Америке, населенного племенами майя.

Следует добавить, что майя также пользовались «неравными часами», у них день и ночь тоже были разделены на части, хотя и несколько иначе, чем у египтян: день состоял из 13 час, а ночь — из 9. Так же как и в Египте, летние дневные часы были длиннее зимних. Кроме египтян и майя, повсюду[2] время исчислялось «равными» часами, как в «вавилонской» системе.

Поразительно также сходство календаря египтян и майя. И здесь и там год насчитывал вначале 360 дней. Позднее была проведена реформа и установлен 365‑дневный год путем добавления в конце года пяти «високосных» дней. В Египте их считали «роковыми» днями. Были установлены специальные покаянные молитвы, чтобы охранить людей от злого воздействия этих дней. Это были «ничьи» дни, не относящиеся ни к последнему месяцу месори, ни к первому из двенадцати месяцев — тот. У майя точно так же пять високосных дней; эти «шма кaба кин» — «дни без названия» следовали за последним из 18 месяцев, не входя в его состав, и также считались роковыми. Календарь майя просуществовал без изменений в течение нескольких столетий (о некоторых изменениях в нем речь пойдет в одной из следующих глав).

От астрономических приборов майя не осталось даже следа, если не считать нескольких рисунков, на которых можно лишь различить «астронома», созерцающего звездное небо невооруженным глазом, и какой‑то инструмент, напоминающий, скорее всего, рогатку. Если бы не великолепный календарь, никто бы и не подумал, что майя когда‑либо занимались астрономией.

Создается впечатление, что майя, так же как и египтяне, обладали лишь прекрасными «рецептами». Не сохранилось также никакого следа от часов майя, а то, что мы знаем об их счислении времени, основывается лишь на испанских записях.

И все же они должны были заниматься астрономией. Одна из трех сохранившихся рукописей майя, так называемый «Кодекс Дрезденсис» (хранящийся в музее в Дрездене), содержит много астрономических данных. Это свидетельствует о том, что майя знали о движении Луны и планет, в частности Венеры, и приписывали им особое значение. Рукопись содержит также даты затмений Луны и Солнца.

Имеет ли это какую‑либо связь с Атлантидой? Разумеется, да. Все указывает на то, что ни египтяне, ни майя в исторические времена не обладали достаточными знаниями в области астрономии, чтобы самостоятельно создать исчисление времени, не говоря уже об установлении действительного расстояния от Земли до Солнца.. Они имели только «рецепты», переданные им различными «богами», вероятно колонистами из Атлантиды. Эти колонисты, по‑видимому, также не были астрономами, подобно тому, как тысячи лет спустя европейские колонисты ввели в завоеванных странах Григорианский календарь, не понимая его основ. Кстати, и сегодня еще многие из нас не отдают себе отчета в том, что «наш» Григорианский календарь — это только результат небольшого усовершенствования египетского календаря 6‑тысячелетней давности, а происходит он, если приведенная здесь теория правильна, из Атлантиды.

1. Современные данные по этому вопросу см. в книге Ж.‑Ф. Лауэра «Загадки египетских пирамид» (изд. «Наука», 1966). — Прим. ред.

2. Еще одно исключение представляет японское счисление времени.

<< | >>
Источник: Людвик Зайдлер. Атлантида. 2004

Еще по теме Египетские пирамиды:

  1. великие пирамиды
  2. • Инновации. Строительство. Пирамиды
  3. Египетское общество
  4. О пользе пирамид
  5. Три пирамиды Гизы
  6. Загадка Великой пирамиды
  7. Пирамида двойственности
  8. Пирамиды власти
  9. Великий Сфинкс и пирамида фараона Хефрена в Гизе [Середина IIIтысячелетия до н. э. ]
  10. Чем же закончились Войны Пирамид?
  11. Греко-египетское право.
  12. Время пирамид