<<
>>

Многообразие стилей прозы 20-х гг.

B самом начале 20-х годов в «большой» литературе появляется группа талантливых прозаиков и драматургов — И. Бабель, M. Булгаков, А. Веселый, M. Зощенко, Вс. Иванов, Б. Лавренев, Л.

Леонов, А. Малышкин, H. Никитин, Б. Пильняк, А. Фадеев, К. Федин, Д. Фурманов, M. Шолохов, И. Эренбург. Возвращаются к активному творчеству старые мастера — А. Белый, В. Вересаев, А. Грин, M. Пришвин, А. Серафимович, С. Сергеев- Ценский, А. Толстой, К. Тренев и др. Ha произведениях прозы этих лет лежит тот же отпечаток революционного романтизма, отвлеченности, что и поэме В. Маяковского «150 000 000».

А. Малышкин («Падение Даира», 1921 r.), А. Веселый («Реки огненные», 1923 г.) создают эмоциональные картины, где на первом плане почти обезличенная масса. Идеи мировой революции, обретая художественное воплощение, проникают во все поры произведения. Увлеченные изображением массы, захваченной вихрем революции, писатели на первых порах преклоняются перед стихийностью великого социального сдвига (Вс. Иванов в «Партизанах», 1921 г.) или, подобно А.

Блоку, видят в революции победу «скифского» и бунтарского мужицкого начала (Б. Пильняк в романе «Голый год», 1921 r.). Только позднее появляются произведения, в которых показаны революционное преображение массы, ведомой вожаком («Железный поток» А. Серафимовича, 1924 r.), сознательная пролетарская дисциплина, формирующая героев гражданской войны («Чапаев» Д. Фурманова, 1923 r.), и психологически углубленные образы людей из народа.

Отличительной чертой творчества А. Неверова было стремление понять глубинные сдвиги в характерах, склонностях, самой природе людей, менявшихся и перерождавшихся у него на глазах. Главная тема его произведений — это сохранение и рост лучших качеств человеческой души в жестоких испытаниях разрухи, голода, войны. Его повесть «Ташкент — город хлебный» (1923 г.) проникнута гуманизмом, который не звучит простым сочувствием или бессильными жалобами на жестокость времени, но активно растет, изменяется, приспосабливается к новым условиям и непреднамеренно, как бы сам собой, снова рождается в каждом эпизоде.

Значительным литературным центром, объединившим талантливых советских писателей (безотносительно к их групповой принадлежности), был созданный в 1921 г. по инициативе В. И. Ленина литературно-художественный и общественно-политический журнал «Красная новь» под редакцией критика А. Воронского. B журнале широко печатались произведения M. Горького, Д. Фурманова, а также других крупных писателей и литературной молодежи.

Видную роль в литературной жизни 20-х гг. играла группа молодых писателей «Серапионовы братья» (название взято у немецкого писателя Э. T. А. Гофмана), в которую входили Л. Лунц, К. Федин, Вс. Иванов, M. Зощенко, H. Никитин, В. Каверин, H. Тихонов, M. Слонимский и др. Теоретик ее Л. Лунц в своих выступлениях

выдвигал принцип аполитичности искусства. Однако художественное творчество «Серапионовых братьев» свидетельствовало об их активном, утверждающем отношении к революции. Живое, трагически-жизненное содержание раскрывается в «Партизанских повестях» Вс. Иванова, где гибнут целые села, поднявшиеся на Колчака, где движутся железные чудовища и навстречу им масса крестьянской конницы («на пятнадцать верст лошадиный храп»), а кровь течет так щедро, как течет вода, как «текут ночи», «текут избы». C былинной силой и символической обобщенностью передает Вс. Иванов партизанскую стихию, мощь крестьянского войска.

Застойный быт российской провинции, фантасмагорический мир чудаков и скудоумных обывателей изображают первые рассказы К. Федина, выдержанные в манере сказа, в резком пересечении трагического и смешного (сборник «Пустырь», 1923 r.; «Наровчатскаяхроника», 1925 r.). Усложненностью синтаксиса, стиля, построения отмечен первый роман К. Федина «Города и годы» (1924 r.), в котором дана широкая панорама революции и полярно противопоставлены безвольный, мятущийся интеллигент Андрей Старцев и коммунист Курт Ван. Формальные компоненты романа (причудливая композиция, хронологические сдвиги, многоплановость, перебивка спокойного течения событий сатирическими антивоенными или патетикоромантическими отступлениями, сочетание динамичной интриги с психологическим проникновением в характер героев) подчинены по замыслу автора передаче вихревого полета революции, уничтожающей все преграды на своем пути.

Проблема искусства и революции стоит в центре второго романа К. Федина — «Братья» (1928 r.), также отличающегося формальными поисками.

B юмористических новеллах M. Зощенко в литературу вторгается пестрый и ломаный язык городского мещанства. Обратившись к психологии обывателя, писатель постепенно распространяет ее и на собственные лирические отступления, предисловия, автобиографические заметки, рассуждения о литературе. Bce это придает творчеству Зощенко цельность, позволяет под видом беззаботной юмористики, анекдотцев, копания в «мелкостях» призывать к бережному и любовному отношению к «маленькому» человеку, обнаруживать подчас подлинную трагедийность в изображении как будто бы мелкой, будничной и шутейной судьбы.

Как крупный мастер выступил уже в своих ранних произведениях Л. Леонов («Бурыга», «Петушихинский пролом», «Тутамур», 1922 r.; перваячастьромана «Барсуки», 1925 r.). Начав с описания густой, неподвижной крестьянской жизни и городского «зарядья», он затем от словесной вязи, ярко-лубочного и условного изображения «мужика» переходит в «Барсуках» к реалистической трактовке жгучих проблем революции. Теме «лишних людей» в революции посвящен его роман «Вор» (1927 r.). Глубокий психологический анализ образа Митьки Вешкина, воспринявшего Октябрь как национальную общеклассовую революцию, не нашедшего своего места в жизни и наконец опустившегося в «блатное» царство, сопровождается изображением в мрачных красках всякого рода забитости и отверженности, вопиющей нищеты, житейских уродств. Вскоре этот «всечеловеческий» гуманизм сменяется у Леонова безоговорочным принятием советской действительности. B романе «Соть» (1930 r.), открывающем новый этап в творчестве писателя, Леонов обращается к воспеванию суровой героики борьбы «чернорабочих» первой пятилетки против защитников вековой «тишины».

Советская литература 20-х гг. развивалась в непрестанных исканиях и экспериментах, в противоборстве реалистических и модернистских тенденций. Уклон в сторону модернизма сказался в творчестве И.

Бабеля, изобразившего в сборнике новелл «Конармия» (1924 г.) эпизоды из похода Первой Конной против белополяков, а в «Одесских рассказах» — пестрое «королевство» налетчиков. Романтик, правдоискатель и гуманист Бабель обнаруживает положительные черты в корявой фигуре конармейца Афоньки Биды и даже у «короля» Бени Крика. B его героях привлекает их цельность, естественность. Отклонения от «магистральной линии» развития советской литературы наблюдались и в творчестве M. Булгакова.

По пути быстрого сближения с советской действительностью, принятия ее идеалов развивалось творчество А. Толстого, создавшего цикл произведений, посвященных разоблачению эмиграции: «Ибикус или похождения Невзорова», «Черное золото», «Рукопись, найденная под кроватью» и др. Разрабатывая жанр советского детектива («Приключения на волжском пароходе»), соединенного с фантастикой («Гиперболоид инженера Гарина»), он резкими штрихами намечает характеры, использует стремительную, напряженную интригу, мелодраматические эффекты. Элементы пессимизма, стихийно-романтическое восприятие революции сказались в повестях «Голубые города» (1925 г.) и «Гадюка» (1927 r.). Расцвет творчества А. Толстого связан с его более поздними произведениями — историческим романом «Петр I» (первая книга написана в 1929 г.) и трилогией «Хождение по мукам» (в 1919 г. вышла ее первая часть — «Сестры»).

K концу 20-х гг. значительных успехов добиваются мастера советского исторического романа: Ю. Тынянов («Кюхля», 1925 г. и «Смерть Вазир-Мухтара», 1927 r.),

О. Форш («Одеты камнем», 1925 r.), А. Чапыгин («Разин Степан», 1927 r.). Особняком стоит написанный с большим блеском исторический роман А. Белого «Москва» (1925 г.) о жизни московской интеллигенции кон- t} ца XDi —началаХХв.,созданныйвтрадицияхсимво-

< лической прозы.

+" Среди различных стилей советской литературы 20-х гг.

выделяется творчество романтика-фантаста А. Грина. B ^ повести «Алые паруса» (1921 r.), романе «Бегущая по волнам» (1926 г.) и в многочисленных рассказахА.

Грин, единственный в своем роде писатель, поэтически преображает действительность, разгадывает «кружева тайн в

* образе повседневности ».

* Постепенно на смену темам о гражданской войне при-

\ ходят сюжеты труда в городе и деревне. Пионерами ин-

tf дустриальной темы выступают Ф. Гладков (роман «Це

мент», 1925 г.) и H. Ляшко (повесть «Доменная печь», 1926 r.). Процессы, происходящие в новой деревне, отображают вслед за книгами А. Неверова «Виринея» Л. Сей- фуллиной (1924 r.), первый том «Брусков» Ф. Панфе- ‘ рова (1928 r.), «Лапти» П. Замойского (1929 r.).

Одно из произведений этого времени — «Зависть» Ю. Олеши (1927 г.) ставит проблему гармоничного человека, противопоставляя «спецу» и «индустриалу» Бабичеву, строящему гигантский сосисочный комбинат, безвольного мечтателя Николая Кавалерова, одаренного способностью художественно воспринимать мир, но бессильного что-либо в нем переделать.

1 Советская литература 20-х гг. чутко отражала проти

воречия современности. Новый быт вызвал поначалу у ряда писателей недоверие в связи с временным оживле- “ нием буржуазных элементов города и деревни («Отступ

ник» В. Лидина, «Трансвааль» К. Федина). Другие писа-

тели, внимательные к проблемам морали, в заостренной полемической форме выступали против крайностей, несерьезного подхода части молодежи к любви и семье. Повесть Л. Гумилевского «Собачий переулок» (1927 r.), С. Ma- лашкина «Луна с правой стороны» (1927 r.), рассказ П. Романова «Без черемухи» породили острые дискуссии в комсомольских ячейках, в печати.

B конце 20-х гг. для ведущих советских прозаиков стал характерен переход от «внешней» изобразительности к подробному психологическому анализу, к развитию тех традиций классики, которые до сей поры были на втором плане.

Событием в советской литературе явился романА. Фадеева «Разгром» (отдельное издание в 1927 r.). Как и многие другие ранее написанные произведения советских писателей, этот роман был посвящен гражданской войне. Однако подход к теме у Фадеева был иной.

Тема романа наиболее глубоко выражена в образе партизана Mo- розки, бывшего шахтера. B этом рядовом человеке, который на первый взгляд может показаться несложным, Фадеев открывает необычайную напряженность внутренней жизни. Писатель обращается к углубленному психологическому анализу, используя не только толстовский метод анализа человеческого характера, но иногда и толстовское построение фразы. B «Разгроме» проявился отличающий Фадеева интерес к нравственным проблемам и нравственному облику человека; роман молодого писателя противостоял схематически-рационалистическо- му изображению человека, революционного руководителя в особенности, которое было довольно широко распространено в литературе тех лет.

B 30-е гг. у Фадеева возникает замысел другого романа — «Последний из Удэге», над которым он не прекращает работать вплоть до конца жизни, считая этот роман своим главным творческим делом. «Последний из Удэге» должен был стать широким историко-философским синтезом. Излагая события гражданской войны на Дальнем Востоке, Фадеев намеревался на примере племени удэге дать картину развития человечества от первобытного коммунизма до будущего коммунистического общества. Роман остался незаконченным; были написаны первые две части, в которых общий замысел воплотился не полностью.

Начиная со второй половины 20-х гг. прочное место в тематике советской драматургии занимает современность. Знаменательным событием было появление пьесы В. Билль-Белоцерковского «Шторм» (1925 r.), в которой автор стремился показать пути формирования характера нового человека в революции.

Значительный вклад в драматургию 20-х гг. внесло творчество К. Тренева, писавшего и народные трагедии («Пугачевщина»), и сатирические комедии («Жена»), и героико-революционные драмы («Любовь Яровая», 1926 r.). B образах Любови Яровой, Кошкина, Шванди с яркостью переданы утверждение революции и героизм нового человека, рожденного в бурях гражданской войны. Картины революции, изображение ее активных участников, выходцев из народа, и размежевание старой интеллигенции показаны в пьесе Б. А. Лавренева «Разлом» (1927 r.).

«Любовь Яровая» К. Тренева, «Бронепоезд 14-69» Вс. Иванова, «Дни Турбиных» M. Булгакова, «Разлом» Б. Лавренева имели этапное значение в истории советской драматургии. B нее широко вторгается передаваемая различными стилевыми средствами проблематика борьбы за социализм. Ty же борьбу, но ведущуюся в мирных условиях, отражают «сатирическая мелодрама» Б. Ромашова «Конец Криворыльска» (1926 r.), остро публицистическая пьеса В. Киршона «Рельсы гудят» (1928 r.), пьеса А. Файко «Человек с портфелем» (1928 r.), переделанная из романа «Зависть» Ю. Олеши, лирическая драма А. Афиногенова «Чудак» (1929 r.), драма «Заговор чувств» (1929 г.) и т. д. M. Булгаков, почти целиком переключившись на драматургию, в форме острой сатиры нападает на быт нэпманов и разложившихся «ответработников» («Зойкинаквартира»), высмеивает прямолинейный, «ведомственный» подход к искусству («Багровый остров»), ставит на историческом материале разных эпох проблему о положении художника в обществе («Кабала святош», «Последние дни»).

Особое значение для развития советского театра имела в это время драматургия Маяковского, смелая, новаторская, построенная на свободном использовании самых разных художественных средств — от реалистических зарисовок быта до фантастических символов и монтажа. B таких произведениях, как «Мистерия-буфф»,

«Баня», «Клоп», Маяковский выступал одновременно как сатирик, лирик и политический пропагандист. Здесь действуют рядом отсталые представители мещанства, бюрократы (Присыпкин), люди коммунистического завтра («фосфорическая женщина») и повсюду слышится голос самого автора. Драматургические опыты Маяковского, близкие по своему новаторскому строю драмам Бертольда Брехта, оказали влияние на последующее развитие в европейском театре особой многоплановой «драмы XX века».

<< | >>
Источник: A. H. Бадак, И. E. Войнич, H. M. Волчек. Всемирная история: Канун Второй мировой войны. 2002.. 2002

Еще по теме Многообразие стилей прозы 20-х гг.:

  1. 8. Интеграция стилей жизни
  2. Принцип единства и многообразия
  3. § 2 . Единство и многообразие культуры, закономерности её развития
  4. § 6. Общность и многообразие сознания
  5. Единство и многообразие членов Тела Христова
  6. § 4. Многообразие государственных форм. Основные формы государства
  7. 2. Многообразие определений понятия государства
  8. 6.1 Многообразие определений понятия «государство»
  9. 2.3. От монополизма к многообразию форм собственности
  10. 7.3.2. Многообразие и единство теорий процента
  11. Объективная диалектика исторического процесса, его единства и многообразия
  12. § 1. Причины многообразия теорий происхождения государства
  13. 11. МНОГООБРАЗИЕ АНТИСОЦИАЛЬНОСТИ И СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ АГРЕССИВНОСТИ
  14. 3. Многообразие отношений собственности и рыночная экономика
  15. Единство и многообразие определений государства в политикоправовой мысли
  16. Долгие годы американский консерватизм уступал европейскому по глубине и многообразию традиций.
  17. 3. Взаимодействие государства и рынка. Сущность смешанной экономики. Многообразие форм собственности и хозяйствования
  18. Философский плюрализм, многообразие философских учений и направлений
  19. § 2. Политическое и идеологическое многообразие, многопартийность — конституционные принципы функционирования политической системы
  20. Вопрос № 1. Понятие формы государства, ее элементы. Факторы, определяющие многообразие форм государства